Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья




НазваниеИздательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья
страница1/16
Дата публикации01.03.2013
Размер2.73 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16












АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

А. И. НЕУСЫХИН



РОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ФЕОДАЛИЗМА

Избранные труды

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Германия в период раннего

средневековья

(до ее выделения из империи Каролингов)

1. ДРЕВНИЕ ГЕРМАНЦЫ

Этим именем в науке принято обозначать совокупность мелких племен,, обитавших на рубеже нашей эры между Рейном и Вислой с одной сто­роны и между Дунаем и побережьем Немецкого (Северного) и Балтий­ского морей — с другой, причем восточная часть этой территории (об­ласть между Одером и Вислой) была заселена уже в те отдаленные времена и некоторыми негерманскими (иллирийскими, финскими и сла­вянскими) племенами. Об уровне общественного строя германских племен этой эпохи и об основных событиях их истории мы узнаем из произ­ведений античных писателей, из археологических раскопок н из данных сравнительного языковедения (т. е. науки, занимающейся сравнительным. изучением различных языков, их происхождения н особенностей пх строе­ния). Из античных писателей больше всего сведений о древних герман­цах дают нам Юлий Цезарь и Корнелий Тацит. Очень существенные сообщения о древних германцах содержатся также в трудах Плиния Старшего, Страбопа, Плутарха, Аппиана, Диона Кассия, Веллея Патер-кула и др. Для IV века особенно важны известия Аммиана Марцеллина.

Названные писатели изображают древних германцев в весьма прозаи­ческих тонах — как племена, у которых только начинается процесс со­циального расслоения и оформляется политическая власть вождей и королей.

Родовой быт у них уже начинает разлагаться, но общинная собст­венность на землю еще господствует и частная собственность не зароди­лась. Древние германцы, правда, уже земледельцы, но их земледелие еще очень примитивно и обработка земли происходит по системе пере­лога, требующей очень неэкономного расходования больших площадей для прокормления сравнительно немногочисленного населения. Наряду с зем­леделием очень большую роль в их жизни все еще играет скотоводство: у них — огромные стада скота, и Тацит прямо называет скот «их един­ственным и любимейшим богатством» (т. е. главным видом их движи­мого имущества). Хотя они уже возделывают многие хлебные злаки (рожь, овес, ячмень, кое-где, может быть, некоторые сорта пшеницы),

218

тем не менее в их пище большую роль играют молочные продукты и мясо домашних и диких животных; древние германцы много времени уделяют охоте.

Хотя племя и состоит из родовых объединений, которые во времена Цезаря еще являются субъектами владения землей, но из этих родовых групп уже выделяются домовые общины, т. е. так называемые «боль­шие семьи», состоящие из представителей трех-четырех поколений и со­ставляющие отдельные домохозяйства. Такая «большая семья», или «до­мовая община», во времена Тацита (т. е. к концу I в. н. э.), по-види­мому, уже является основной ячейкой хозяйствования и основной группой родственников, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство.

Это не мешает тому, что верховную собственность на территорию села по-прежнему имеет община, выросшая из былых, более крупных родовых объединений, старейшины которых еще во времена Цезаря от­водили отдельным группам сородичей, живущих совместно, те или иные участки земли под обработку. Таким образом, к концу I в. н. э. родовая община, являющаяся у древних германцев верховной собственницей за­нятой ею территории, распадается на ряд более мелких подразделе­ний — «домовых общин», представляющих собою несколько соседствую­щих друг с другом домохозяйств. А это в свою очередь приводит к тому, что постепенно родственные связи между жителями села слабеют, хотя и не рвутся вовсе, и вместо них все более начинают выступать на пер­вый план связи, основанные на соседстве. Другими словами, родовая община начинает перерождаться в соседскую, но это перерождение про­должается очень долго и заканчивается лишь через несколько столетий.

Параллельно возникает и социальное неравенство: основную массу племени составляют так называемые «свободные», т. е. равноправные соплеменники — члены поземельной общины, собственным трудом возде­лывающие землю, но в то же время являющиеся и вооруженными вои­нами; однако над ними уже во времена Тацита начинает возвышаться знать, которая составляется, с одной стороны, из родовых старейшин, а с другой — из вождей военных дружин. Таким образом, древнегерманская знать складывается из двух слоев — из представителей старой ро­довой знати и из вновь нарождающейся верхушки племени, которая приобретает в нем вес в результате захвата дружинниками и их вож­дями во время военных походов большего количества скота, рабов и иной движимости и приобретения ими лучших и более обширных земельных участков.

Наряду с прежними родовыми старейшинами в древнегерманском пле­мени все большую роль начинают играть вожди дружин. Между дружинниками и их вождем устанавливаются особенно близкие — личные и ма­териальные отношения. Вот как изображает эти отношения Тацит: «Если дело дошло до схватки, постыдно вождю уступать кому-либо в доблести, постыдно дружине не уподобляться доблестью своему вождю. А выйти живым из боя, в котором пал вождь,— бесчестье и позор на всю жизнь» '.

1 ^ Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии (далее— Та-цит. Германия), 14-В кн.: Корнелий Тацит. Сочинения в двух томах, т. I. Л., 1970.

219

Но дело не только в личной связи между вождями и дружинниками, Тацит прямо говорит, что «большую дружину нельзя содержать иначе, как путем войны и насилия», и резко подчеркивает связь между дру­жинниками и их вождем: «От щедрости своего вождя они требуют боево­го коня, того же жаждущего крови и победоносного копья; что же ка­сается пропитания и хоть простого, но обильного угощения на пирах, то они у них вместо жалованья» 2. Большая дружина придает особый вес и авторитет ее вождю. «Чья дружина выделяется численностью и доб­лестью,— говорит Тацит,— тому это приносит известность, и он прославляется не только у себя в племени, но и у соседних народов»3. Сле­довательно, древнегерманская дружина представляла собою своеобразную примитивную организацию по совместному захвату награбленной на вой­не (т. е. во время военных набегов) добычи. Тацит так прямо и гово­рит, что «дружина обеспечивает свое пропитание и снаряжение войной и грабежом» 4.

А так как в дружину могли вступать не только знатные, но п рядовые свободные члены племени, то становится очевидным, что в со­ставе дружины в ходе военных набегов и захватов имущества у сосед­них племен любой свободный германец мог разбогатеть и стать знат­ным. Значит, дружинный быт вызывал возникновение новой знати, но она еще не превращалась в класс, ибо переходы от простой свободы к знат­ности были текучими, а кроме того, знатный, как и простой свобод­ный, был и воином, и земледельцем, только первый был богаче второго: у него могло накопиться больше скота, рабов, даже земель. Но и ря­довой свободный германец частично прибегал к эксплуатации труда ра­бов, так что разница между знатным и рядовым свободным в этом отно­шении была лишь количественной.

Древнегерманская знать отличается от рядовой свободной массы пле­мени не тем, что знать обладает землей, рабами и скотин, а масса простых свободных лишена этого, а лишь тем, что знать обладает всеми этими условиями производства в большей мере, чем рядовая масса. Нельзя также считать, что классовое расслоение в древнегерманском обществе проходило по линии: «рабы — свободные». Во-первых, рабов у древних германцев было очень мало, и не они, а рядовые свободные члены племе­ни составляли основную массу непосредственных производителей мате­риальных благ. Во-вторых, самый характер древнегерманского рабства противоречит такому предположению. У древних германцев были рабы двух родов: домашние, дворовые рабы, которые вырастали и воспиты­вались вместе с хозяевами, и рабы, посаженные на землю. Первые от­личались от свободных личным бесправием: они не имели права носить оружие и участвовать в народном собрании; они были, видимо потомками несвободных слуг, появившихся внутри рода еще во времена полного господства родового быта; вторые имели свои земельные участ­ки, и господин довольствовался тем, что взимал с них оброк хлебом,

2Тацит. Германия, 14.

3Там же, 13.

4 Там же, 14.

220

скотом и одеждой 5. Никакой барщины древнегерманские рабы не несли;
это видно хотя бы из того факта, что тяжелая работа не возлагалась,
на раба даже в виде наказания6. Следовательно, эксплуатация рабов
у древних германцев была очень слаба, i что естественно при низком,
уровне сельского хозяйства и примитивности всего общественного строя
германских племен той эпохи. .Социальное неравенство у древних гер­
манцев лишь зарождается, и именно поэтому классы у них еще не сло-
жились; но возникновение этого неравенства уже указывает на начало
перехода древнегерманских племен от бесклассового общества к классово
му. Этот переходный характер древнегерманского общественного уклада
отразился и в политическом строе германского племени.

Оно управлялось, с одной стороны, органами, сложившимися еще во времена полного господства родового быта, а с другой стороны — орга­нами, возникшими под влиянием роста социального расслоения. К пер­вым относится народное собрание, состоявшее из всех вооруженных сво­бодных членов племени. Но уже при Таците возникают и органы вто­рого порядка: заседаниям народного собрания в его время предшествуют совещания представителей знати — старой родовой и новой, вновь скла­дывающейся, т. е. родовых старейшин, вождей и наиболее знатных и влиятельных лиц в племени. Эти совещания вырабатывали определенные предложения, выносившиеся потом на народное собрание, которое могло-принять их или отвергнуть 7. Кроме того, народное собрание занималось-лишь самыми важными делами, второстепенные же разбирались тоже на совещаниях знати. Хотя народное собрание и решало такие существен­ные вопросы, как объявление войны и заключение мира, хотя оно яв­лялось высшим судилищем и вообще центральным органом жизни пле­мени, тем не менее и в нем задавали тон представители знати: именно-они (а также короли, вожди, старейшины) выступали с речами и пред­ложениями; из их же среды избирало народное собрание должностных лиц, творящих суд по округам и селам.

Словом, знать не только ограничивала компетенцию народного собра­ния, т. е. суживала круг дел, подлежавших его ведению, но и вмеши­валась в самый ход их обсуждения. Пожалуй, в еще большей степени ограничивала роль народного собрания усиливавшаяся политическая власть-военного вождя или короля. Вожди отдельных дружин нередко становились военными вождями целых племен, а некоторые из них превраща­лись в королей. Такие вожди и короли все еще выходили обычно из рядов старой родовой знати, но зачастую их выдвигало на первый план не только знатное происхождение, но и их положение предводителей, дружин, которое давало иной раз возможность более молодому и менее влиятельному члену какого-нибудь знатного рода накопить богатства и приобрести политический авторитет в племени. Правда, авторитет был непрочен, а власть короля, выраставшая из власти военного вождя,— крайне неустойчива, что выражалось уже в самом избирательном ее ха-

5Там же, 25.

6Там же.

7Там же, 11.

221

рактере и в том, что военных вождей и королей постоянно свергали. Но все же ее возникновение создавало предпосылки для дальнейшего углубления социального неравенства и тем самым ускоряло движение древнегерманского племени от бесклассового общества к классовому. Од­нако до последнего было еще далеко — в I в. н. э. древние германцы лока еще представляли собою ряд разрозненных племен.

Однако именно в это время начинается сплочение в крупные военные союзы ряда племен во главе с сильными вождями или королями.

Племенного единства среди германцев эти военные союзы еще не со­здавали и не могли создать по многим причинам: во-первых, в такие союзы объединялось лишь несколько отдельных племен; во-вторых, эти союзы постоянно враждовали друг с другом; наконец, они довольно лег­ко распадались — так же быстро, как и возникали.

С момента появления германцев на арене истории до конца I в. н. э. мы знаем несколько таких военных союзов (союз кимвров и тевтонов 113—101 гг. до н. э., свевский союз Ариовиста 72—54 гг. до н. э., союз херусков во главе с Арминием и свевско-маркоманнский союз Маробода в самом начале н. э., батавский союз Цивилиса 69—70 гг. н. э. из ряда кельтских и германских племен), и все они были очень непрочными.

Арминий разбил в 9 г. н. э. римского наместника Вара в Тевтобург-ском лесу, успешно оборонялся от римлян во время походов римского полководца Германика в 14—16 гг. и нанес поражение вождю марко-маннского союза Марободу. Однако Арминий оборонял лишь область расселения племени херусков, а не «общегерманскую» родину, которой тогда еще и не было. Это видно как из его борьбы с Марободом. так и из его дальнейшей судьбы.

«Притязая после ухода римлян и изгнания Маробода,—рассказы:
Тацит — на царский престол, Арминий столкнулся со свободоллюбием соплеменников; подвергшись с их стороны преследованию, он сражался с переменным успехом и пал от коварства своих приближенных 8, а после его смерти херуски, по словам того же Тацита, потеряли всю свою знать в междоусобных войнах и в конце концов принуждены были примириться с тем, что римляне стали назначать своих ставленников в качестве королей херусков 9. Это значит, что в I в. и. э. еще не наста­ло время для возникновения у германских племен прочной и самостоя­тельной королевской власти. Но гибель Арминия указывает и на отсут­ствие у древних германцев какого бы то ни было сознания общеплемен­ного единства: ведь союзы Маробода и Арминия вместо того, чтобы под­держать друг друга в борьбе с римлянами, уничтожили друг друга во взаимной борьбе.

Совершенно очевидно, что римляне отказались в конце I в. от завое­вания зарейнских областей не из-за побед Арминия, а по другим, бо­лее важным причинам — главным образом из-за невыгодности для Рим­ской империи тратить военные силы и материальные средства на завое­вание этой дикой страны.

8Тацит. Анналы. II, 88. Цит. по указ. выше изданию.

9Там же, XI, 16.

222

Отсутствие общеплеменного единства у древних германцев сказалось не только в племенной розни и в непрочности военных союзов, но и в том, что в самих представлениях германцев не зародилось еще сознания такого единства. У германцев даже не было общего для всех племен . названия народа в целом: обозначение «германцы» им дали соседи-кельты (галлы), и слово это не германское; к тому же галлы так назвали сначала одно из германских племен, перешедших на левый берег Рейна (племя тунгров), потом стали обозначать так всех левобережных гер­манцев и, наконец, их, зарейнских сородичей. Однако сами германцы обычно себя так не называли, применяя к себе это обозначение лишь в сношениях с чужеземцами (галлами, римлянами), так как знали, что те именуют их именно так.

У германцев лишь зарождаются представления о большей или мень­шей близости отдельных германских племен друг к другу, но не о един­стве всего народа в целом; да и эти представления еще очень слабы. Так, Плиний Старший и Тацит рассказывают о том, что те германцы, которые жили между Эльбой, Рейном и Дунаем, делились на три груп­пы; каждая из них имела особое название (ингевоны, истевоны, герми-ноны). Эти названия германцы производили от имен трех сыновей бога Манна (Плиний прибавляет к указанным трем группам еще две группы восточных заэльбских германцев вандилиев и певкинов, или бастарнов и указывает, какие реальные германские племена входили в их состав) 10

Но это религиозное представление об общности происхождения раз­личных групп германских племен никак не сказалось в их политиче­ской жизни: в ней выступают в качестве реальных единиц именно от­дельные, входящие в указанные группы племена, а не сами эти груп­пы. И даже когда разрозненные германские племена сплачиваются в во­енные союзы, эти союзы не строятся по признаку принадлежности к: одной из упомянутых групп; реальны были свевы и херуски, а не ин­гевоны и истевоны. Отсутствие представлений об общеплеменном единст­ве у древних германцев подчеркивает Тацит в той самой главе «Герма­нии», в которой сообщает о классификации племен до их происхожде­нию. Имя же «Германия», говорит он, «новое и недавно вошедшее в обиход» 11. Значит, реальны лишь те десятки мелких германских племен, которые описывают античные авторы. Древние германцы не состав­ляли единого народа. Цезарь12 и Тацит 13 единодушно подчеркивают факт давнишнего смешения кельтских и германских племен на террито­рии самих германцев.

Тацит указывает и на то, что восточными соседями германцев были, кроме индоевропейских славян, еще и эстии и фенны, т. е. племена финского происхождения14, которые тоже смешивались с германцами..

10С. Plin. Secund. Naturalis historiae libri 37. Lipsiae 1892—1897, IV, 99—101; ср..
Тацит. Германия, 2.

11Тацит. Германия, 2.

12Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне, VI, 24.

13Тацит. Германия, 28.

14Там же, 43—46.

223

Мы не можем верить голословному заявлению Тацита, что «населяю­щие Германию племена, никогда не подвергавшиеся смешению через браки с какими-либо иноплеменниками, составляют особый, сохранив­ший изначальную чистоту и лишь на себя самого похожий народ», так как историк сам опроверг это заявление многочисленными конкретными примерами, в частности указанием на распространенность смешанных браков среди германского племени певкинов 15. К этому можно прибавить,
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconИздательство «мир» Москва 1974 оглавление предисловие, 5 Глава Электронная...
Е. Регистрация изображения 25 ж- дополнительные приспособления к микроскопу

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconА. Я. Гуревич (из Избранные труды в 2 т., т. 1, М-с/Пб цгнии инион ран, 1999)
Естественно поэтому, что в период раннего средневековья должны были выявиться закономерности развития различных социальных форм....

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconАрсенин В. Я. Методы математической физики и специальные функции....
Владимиров В. С., Михайлов В. П., Вашарин А. А. и др. Сборник задач по уравнениям математической физики. М.: Наука, 1974

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconВыпуск 12 (544) москва «молодая гвардия», 1974 Издательство «Молодая гвардия», 1974 г
Тобольска, Дмитрий Иванович Менделеев не выдержал, не смог усидеть в помещении. Он облачился в простор­ный пылевик, надвинул на лоб...

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconМосква Издательство "алете- йя"
Перевод с французского Н. А. Шматко "Институт экспериментальной социологии", Москва Издательство "алете

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconМосква Издательство "Республика"
К. О. Апель (Франкфуртский университет, Германия), Б. Н. Бессонов (Академия государственной службы при Президенте Российской Федерации),...

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconШкольный курс
Дальнейшее развитие феодализма в Западной Европе и у арабов. Культура раннего средневековья

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconЭтика
Что есть зло, с точки зрения Фомы Аквинского – одного из христианских философов раннего средневековья

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья iconОбщая психодиагностика
В. С. Аванесов глава 2 ( 2,1). В. С. Бабина глава 6 ( 4). Е. М. Борисова глава В. Б. Быстрицкас глава 7 ( 1). А. В. Визгина глава...

Издательство «наука» москва 1974 глава первая германия в период раннего средневековья icon“Принципы и формы налоговой политики” Москва, 2002г Введение Глава...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<