Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2)




НазваниеСергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2)
страница24/27
Дата публикации01.03.2013
Размер2.8 Mb.
ТипКнига
uchebilka.ru > История > Книга
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27


В эпоху императриц Анны Иоанновны и Елизаветы в столице империи преобладал вычурный европейский Э. (больше как формальные заимствования) и еще очень грубые придворные и дворянские нравы. При Екатерине усилилось французское влияние, причем брались не только образцы моды и манер, осваивался не только язык, но и литература, философия, искусство. К нач. XIX в. вторым родным языком русского дворянства стал французский. Широкое распространение получила практика приглашения учителей-иностранцев, что раньше было доступно только ограниченному кругу наиболее богатых и знатных.

С другой стороны, со времен Н. Карамзина и А. Пушкина усилился интерес к традиционной русской культуре, прошлому России, ее истории, фольклору, быту предков. Этому особенно способствовали события 1812 г., разбудившие патриотизм, чувства национального единства во всех сословиях. В то же время крепостное право оставалось главным препятствием для большего сближения Э. и культуры дворянства с Э. и культурой других сословий. Его отмена в 1861 г. открыла двери новым изменениям общества и общественного Э.

Большую роль в утверждении Э. верхних и средних социальных слоев России XIX- нач. XX вв. играли домашнее и церковное воспитание, учебные заведения гимназии, кадетские корпуса, институты благородных девиц. Уже во 2-ой пол. XIX в. сложилось представление о "хорошем обществе" не как исключительно дворянском, а как обществе образованных, по-европейски культурных людей с морально-нравственными ценностями и императивами поведения. Принятому в нем Э., системе правил приличного поведения, следовало множество влившихся в дворянскую среду разночинцев, лиц недворянского происхождения, которые становились врачами, инженерами, адвокатами, культурными и образованными чиновниками, учителями, актерами, журналистами и т. д. Именно тогда писатель А. Боборыкин придумал термин "интеллигенция". Эти слои быстро освоили даже такой старый дворянский способ поддерживания приличий, как дуэль. В это же время усилились экономические и культурные связи со странами Западной Европы. В Россию постепенно двигался европейский капитал, приезжали специалисты и т. д. За границу стали ездить не только дворяне, но и множество представителей молодой буржуазии. Всем им охотно подражали в этикетном поведении нижние социальные слои городского населения, напр., приказчики купеческих магазинов и лавок, мелкое необразованное чиновничество.

Традиционным оставался, несмотря на некоторые новшества вроде граммофона, Э. русской деревни. Свою специфику сохранял Э. казаков, раскольников, военной среды (офицерства). Э. купечества легко можно представить по блестящим пьесам А. Островского. Э. русского духовенства посвящены прекрасные повести Н. Лескова. Специфический Э. вырабатывался промышленными рабочими, пролетариатом.

Все названные Э. отличались еще их местными, региональными особенностями, напр., Петербурга и Сибири, центральных губерний и Кавказа. Варьировались Э. по профессиональным группам и с учетом продвинутости в образовании, отношений с религией, преобладающих контактов с какими-то вышестоящими или соседними социальными слоями, культурами народов-соседей и т. д.

Как выглядел Э. ведущих групп российского общества в Петербурге и Москве (столичному Э. подражали) в конце самого культурного в российской и европейской истории XIX в. и накануне революции 1917 г.? Сохраняя национально-культурное своеобразие быт был вполне уже европейским. Иностранных наблюдателей могли удивить разве что российские привычки питания. Так, в одном рассказе А. Чехова показан немец, недавно приехавший в Россию и с ужасом наблюдавший в трактире, как некий "господин за соседним столиком" поглощает в больших количествах блины, рыбу, икру и другую сытную снедь, запивая соответствующими напитками, а остальные посетители не только не пытаются его удержать от такого поведения, но и, как выясняется в конце рассказа, едят и пьют точно также. Вывод наблюдателя был: "удивительная страна!" Еще бы не удивительная для небогатого немца, технического специалиста, приехавшего в богатую Россию, чтобы скопить денег. Состоятельный француз или итальянец удивился бы меньше.

Оставляя в стороне кулинарную специфику, можно отметить такие черты тогдашнего российского Э. Важная роль в нем отводилась такту, т. е. пониманию того, что можно говорить, делать, и чего не следует. Такт был главным в хорошо воспитанном, приличном человеке. Такой человек должен был избегать в общении двух крайностей - развязности и скованности, боязливости. Поскольку Э. состоит из мелочей, то их знание, прежде всего, и содействовало естественности поведения, отсутствию боязни нарушить приличия. В беседах хорошее воспитание рекомендовало легкость тем, умение говорить приятное, избегая споров о политике, религии и др. вопросах, которые могли привести к конфликтам. Не рекомендовалось выражать отрицательное отношение к каким-л. личностям, будь то политики, писатели, артисты или общие знакомые. Считалось дурным тоном много говорить о себе самом, о своих заработках, болезнях, покупках и т. д. Острословие и колкости допускались для оживления беседы, но при этом считалось недопустимым осмеивать в людях то, что они не в силах изменить (внешность, физические дефекты, уровень жизни и образования, социальное происхождение родителей и др.). Особо были проработаны в тогдашнем Э. правила поведения приличных девушек и женщин и светского обхождения со слабым полом мужчин. Даже зрелым, замужним дамам не разрешалось Э. отправляться в гости, театр, за покупками без сопровождающего-мужчины. Причем это должен был быть муж, отец и, только в крайних случаях, близкий родственник или знакомый, обязательно пожилой. Э. осуждал любопытство, неумение слушать, стремление задавать неприятные вопросы, ставящие собеседника в неловкое положение. Воспитанный человек не должен был передавать услышанное в обществе, заниматься сплетнями. Следовало избегать просить и давать советы. Очень много правил существовало для поведения за столом как дома, так и в гостях. Первое из них: вести дома себя также, как и в обществе (оно относилось не только к поведению за едой). Напр., Э. запрещал дуть на чай или переливать его в блюдечко, чтобы он остыл. Суп остужали, нагибая тарелку, причем не к себе, а от себя. Ложку нельзя было держать целой рукой, а только тремя первыми пальцами. Само собой, за столом не допускались всхлипы и чавканье. Для этого, напр., ко рту подносили не боковую часть ложки, а ее конец. Помещать салфетки нужно было на колени и только в развернутом виде. Помещать их на шею, на грудь считалось неприличным. В гостях не следовало протирать предложенной салфеткой тарелку и столовые приборы. Такое действие дореволюционные руководства по благовоспитанному поведению определяют как "намек хозяевам, что они - свиньи". Особо неприличным за столом считалось выбирать себе "лучший кусок" и брать большие порции редких и дорогих блюд. Фужеры или стаканы нужно было держать пальцами, а не схватывать рукой. Рюмку рекомендовалось держать за ножку, а не за верх. Тех, кто берет рюмку за верхнюю часть, сравнивали с танцорами, берущими во время танца даму за бюст или плечи, а не за талию. Много правил существовало в отношении выбора одежды, поведения на улице и т. д. Считалось неприличным, если женщина останавливается у витрин магазинов или разглядывает театральные афиши. Не рекомендовалось правилами приличия останавливаться и вести на улице разговоры со знакомыми. У мужчин не приняты были рукопожатия на улице: при встрече со знакомыми нужно было приподнять фуражку или шляпу, а зимой прикоснуться к головному убору.

После 1917 г. этот Э. подвергся нелегким испытаниям, интересно изображенным, напр., М. Булгаковым в "Собачьем сердце" или рассказах М. Зощенко. Переходные 1920-е гг. характеризовались поиском нового, советского Э. Комсомолки и др. "сознательные женщины" отказывались от духов и косметики, традиционных женских платьев и причесок, не принимали привычных форм ухаживания и знаков внимания со стороны мужчин, напр., цветов и подарков. Шляпа оценивалась как признак негативно воспринимаемой буржуазности (буржуйства). Сильно пострадал и речевой Э., напр., исчезли дифференцированные вежливые обращения "сударыня", "милостивый государь", "сударь", "мадам", "мадмуазель", "почтеннейший" (к купцам, приказчикам, ресторанной обслуге со стороны клиентов), "ваше степенство" (к купцам со стороны их подчиненных), "ваше благородие", "ваше превосходительство" (в речевом Э. армии и гражданской службы). Жестокая борьба, ярко показанная в романе М. Шолохова "Тихий Дон" шла с традиционным Э. казачества. Еще Временное правительство отменило отдание чести в армии. В Красной армии отказались от погон и, конечно, дуэлей. Пытались реформировать Э. духовенства: внедряли т. н. обновленчество, "красных попов". Влияние православного христианского кодекса нравственного поведения на воспитание в учебных заведениях, школах было устранено. Изгонялось это влияние и из тюрем, больниц, воинских частей, общественной жизни городов и сел. Верное долгу духовенство подвергали репрессиям и физическому уничтожению. Когда-то также действовали в конце XVIII в. французские революционеры, якобинцы, осуществлявшие сходные репрессии против католического духовенства и отрицавшие христианство и его Э. Правда, их лидер М. Робеспьер признавал существование божественного начала в мире и пытался заменить традиционную религию культом Разума. Его российские коллеги тоже создали культ, сталинский. Жестоким репрессиям подвергся религиозный Э. и др. народов, напр., были уничтожены буддистские дошаны (монастыри) в Бурятии, традиционные очаги культуры и грамотности. Резко ограничили деятельность мусульманского духовенства, пасторов, костелов и синагог. Новым гонениям, еще более жестоким, чем в XVIII в., подверглись русские раскольники, старообрядчество.

Большие потери, особенно в ходе сталинской коллективизации, понес традиционный Э. российской деревни, тесно связанный с хозяйственным укладом жизни.

Однако, уже в 1930-х гг., несмотря на явное опрощение своих форм и огрубление нравов во всех слоях общества, традиционный Э. восстановил свои права. Еще в конце 1920-х гг. верхушка нового общества освоила все основные навыки свергнутой дворянско-буржуазной культуры, тем более, что многие революционные деятели сами были выходцами из этой среды и имели соответствующее, хотя бы формальное, воспитание. Безусловным достижением новой власти было внедрение всеобщего среднего и доступного, бесплатного высшего образования. Решение этой крупной социально-экономической задачи требовало привлечения многочисленной дореволюционной интеллигенции, носителей традиционного Э. Плюс наука, нужда в технических специалистах, специфические требования к дипломатическим кадрам и т. д. Такое явление как советские пионеры - чистый плагиат. При всей идеологической специфики оно рабски повторяет дореволюционных российских скаутов и их особый Э., от галстуков и униформы до военно-спортивных игр. Скаутские идеи внедрялись еще в форме "тимуровцев", в 1930-х гг., но не меняли своего положительного и опять же традиционного морально-нравственного содержания, прямо связанного с ценностями христианской цивилизации. В конце Великой Отечественной войны в армии вновь появились офицерские и генеральские погоны. Стали действовать суды офицерской чести. Послевоенные школы, особенно в Москве и Ленинграде, во многом воспроизводили этикетные формы дореволюционных гимназий, напр., деление на мужскую и женскую среднюю школу, обязательное ношение специальной форменной одежды, ориентацию преподавания гуманитарных предметов на классические образцы прошлого, хотя и приспособленные для нужд новой идеологии. В популярных в тогдашнем российском обществе военных учебных заведений вводились специальные "этикетные" дисциплины, напр., бальные танцы.

Стремительное восстановление разрушенных войной экономики и нормальных форм быта, появление многочисленного среднего класса общества, научно-технической и гуманитарной интеллигенции с начавшейся дифференциацией по культурно-стилевому поведению по группам, позволили в 1950-1960-х гг. не только вернуть многие дореволюционные достижения этики и Э., не только воспроизвести многие стереотипы поведения прежнего "хорошего общества", напр., интерес к театру, классической музыке и современной (в т. ч. западноевропейской и американской) музыкальной культуре, литературе, кино, живописи, научным открытиям и др., но и открыли дорогу более изощренным культурным потребностям в устройстве семейного быта, жилища, посещениям кафе, ресторанов, туризму, пусть и ограниченному, в основном, рамками СССР. Началась эра телевидения с его колоссальными возможностями внедрения норм и правил Э., образцов для подражания для миллионов зрителей.

Параллельно развивался Э. верхушки советского общества, партийно-государственной бюрократии, номенклатуры. Аппаратный Э. унаследовал многие черты старого бюрократического Э. времен Российской империи, напр., стремление распространять свои "правила поведения" на жизнь др. общественных слоев, контролировать и корректировать их этику и Э. Что-то было унаследовано даже от допетровской государственной бюрократии, напр., такая важная аксиома бюрократического мышления и поведения, что место красит человека, а не человек место. Само собой, развивались, особенно в 1970-х гг., такие явления, как непотизм (продвижение родственников), взяточничество, чинопочитание, строго регламентируемое аппаратным служебным бытом (персональные машины, размер и отделка кабинета, класс госдачи, продовольственного и промтоварного распределителя, загранпоездки и т. п.).

Иерархическую структуру позднего советского общества и специфические этикетные отношения в нем подробно были описаны в работах А. Зиновьева, выделявшего такие интересные категории как "коммунальность" и "народный коллектив" (окружение, формирующее реальные взгляды и поведение человека в СССР периода "развитого социализма").

Поступательно нарастали общественные затруднения с этикой, морально-нравственными основаниями Э., идеалами жизнедеятельности, ощутимо влияющие на ее формальное выражение. В 1970-х гг. ведущей силой здесь были средние социальные слои, сосредоточенные в Москве, Ленинграде, Новосибирске и др. крупных городах. Их, в основном, формальному бытовому Э. подражали колхозники, рабочие, труженики торговли и сервиса, мелкие не слишком образованные и этикетно культурные начальники, мечтающие вывести своих детей "в люди", "поднять" (язык всегда четко реагирует на явления социальной природы). Этого традиционно стремились достичь с помощью образования, диплома и "культурного" воспитания, освоения социально престижных форм и правил поведения, быта.

В начале 1970-х гг. был торжественно принят "Кодекс строителя коммунизма": этот удивительный документ подробно воспроизводил все положения Нагорной проповеди, был откровенным плагиатом, заимствовал все основные этичные установки Евангелия, христианства. Номенклатурная верхушка и ее идеологи расписались в полной беспомощности в области экспериментов, попыток изменить традиционные идеалы поведения людей. Одновременно началась широкая раздача дачных участков представителям средних социальных городских слоев. Это был интересный процесс: не только допускалась автономная личная собственность, но и появлялась возможность уйти от "коммунальности" домов отдыха и пионерских лагерей.

Еще важнее было то, что дачное строительство и быт позволяли большим множествам среднего класса и примыкавшим к ним рабочим реализовать два старых основных идеала национальной жизни. Одни, прежде всего, из числа наиболее привилегированной интеллигенции могли на дачах читать, музицировать, собирать гостей и вести дискуссии, взаимодействовать эстетически, взаимодействовать с природой, т. е. вести традиционный дворянско-интеллигентский образ жизни. Другие, потомки трудолюбивых крестьян и обывателей небольших городов с экономическим укладом сельского типа, могли сосредоточиться на создании "натурального хозяйства" - разводили огород, сад, кроликов и кур (хотя не могли, конечно, на стандартных 6 сотках держать корову и вообще полностью питаться трудами рук своих). Оба идеала взаимодействовали, распространение получали и промежуточные формы дачной жизни, чему способствовал и дефицит продовольственных товаров, неурядицы со снабжением продуктами питания в советской торговле.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Похожие:

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconСергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 1) Ильинский...
Неслучайно его все время влекла к себе лексикология. Он начал заниматься ей еще в студенческие годы (словарь, посвященный средневековому...

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconИмперский Энциклопедический Словарь к читателям
Священной Империи. Академия Наук систематизировала основные сведения об Империи. Книга составлена в форме энциклопедического словаря....

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconЛітература етика
Бачинин В. А. Этика: Энциклопедический словарь / В. А. Бачинин. – М.: Изд-во Михайлова В. А., 2005. – 288 с

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconФизический энциклопедический словарь
М. прохоров (председатель), И. В. Абашидзе, П. А. Азимов, А. П. Алек­сандров, В. А. Амбарцумян, М. С. Асимов, Ю. Я. Барабаш, Н. В....

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconВ современном понимании теория «человеческого капитала» это раздел...
Педагогический энциклопедический словарь /Под ред. Бим-Бада Б. М. М.: Большая Российская энциклопедия, 2003]

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconВ современном понимании теория «человеческого капитала» это раздел...
Педагогический энциклопедический словарь /Под ред. Бим-Бада Б. М. М.: Большая Российская энциклопедия, 2003]

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconИ. Д. Рачинский Сумский государственный университет
При этом «нозологическая форма определенная болезнь, выделенная на основе этиологии и патогенеза и /или характерной клинико-морфологической...

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconФилософия: Энциклопедический словарь
Ряд статей касается терминов социальных и гуманитарных наук, тесно связанных с философией. Введены также статьи, показывающие взаимосвязь...

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconИсследование рекламы. 6
Тем более, что противников рекламы у нас и за рубежом предостаточно. Население засыпает телевидение письмами о том, что рекламы стало...

Сергей Ильинский Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) Ильинский Сергей Энциклопедический словарь pr и рекламы (Том 2) iconСаентология Словарь Технических Терминов Словарь состоит из двух частей
Словарь составлен на основе всех материалов, которые удалось найти, обобщить и откорректировать к

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<