О современной теории исторического процесса или




НазваниеО современной теории исторического процесса или
страница2/5
Дата публикации16.05.2013
Размер0.66 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5

История в широком смысле этого слова – процесс естественного развития Природы и её высшего творения Человека, создавшего и обустроившего себе в её безграничных пределах особый постоянно расширяющийся и модернизирующийся ареал обитания – область Культуры. «Естественность» этого развития означает непроизвольность, конечную независимость от желаний, сознания и прочих субъективных человеческих проявлений динамических процессов, происходящих в живой (органической) и неживой (неорганической) средах планеты Земля, их (статистически) случайный характер и независимость от воли кого бы то ни было. Страх перед стихийностью, а значит непредсказуемостью и случайностью глобальных планетарно-космических процессов ещё в самой глубокой древности породил защитную реакцию человеческой психики в виде мифа, а позже идеи существования некоторой сверхъестественной, всемогущей, разумной и упорядочивающей всемирный хаос случайностей Божественной Силы или Сил. Так одна из психических функций человека – Разумность или способность к опережающему отражению действительности – оказалась оторванной от её природного носителя и источника – человека, присвоенной вымышленной виртуальной фигуре и вынесенной за пределы её естественного существования в лоне человеческой духовной культуры в мир абстрактной трансцендентной иллюзорности. Стремление убедить себя в предсказуемости будущего и возможности его прогнозирования и проектирования, хотя бы и через посредство взаимодействия со сверхъестественными силами, побудило человеческое воображение создать целый мир потусторонних для материальной реальности человеческой культуры и её природной оболочки фантомов. Позже из этого же психического корня возникнет наука освобождающая человеческий дух от всех гипотез причастности к его истории разнообразных сверхъестественных сил.

Человеческая культура сформировалась вследствие волевого ограничения животного произвола биологических инстинктов. У её истоков находится заторможенная, отсроченная непосредственная реакция антропоида на стимул (импульс, вызов) окружающей внешней среды. В течение времени торможения формировалась качественно новая – неживотная и в этом смысле слова неестественная (не путать с противоестественной) программа ответа на вызов внешней среды, содержание которой отсутствовало в генном коде антропоида. Из таинства торможения и порождённого им неадекватного поведения (с точки зрения генетической программы безусловнорефлекторных реакций) по отношению к внешним стимулам родилась психическая основа человеческой культуры – виртуальные символы, манипулирование которыми отныне опосредует и предваряет не только все взаимодействия антропоидов и внешней среды их обитания, но и их обратные связи друг с другом (человеческое общение), и с самими собой (самосознание).

Игры символов в пространстве человеческого духа постепенно трансформируются в речь и разнообразные языки – естественные и искусственные, порождающие у каждого нового поколения людей всё более и более абстрактные мыслительные формы. Нагромождения виртуальных психических конструкций в духовном космосе с каждым разом увеличивает дистанцию между стимулами внешней среды обитания человека и его реакциями на них. Эта дистанция измеряется не только временем ответа, но и всё более разнообразными инструментами, искусственно созданными для взаимодействия не только с внешним миром, но и с самим собой, а также всё более сложными и многоступенчатыми схемами (сценариями, технологиями) поведения.

Человеческое мышление и порождаемый им разум не возносят их обладателей над Природой и её законами, не позволяют творить и навязывать ей собственные правила жизни. Иллюзия всемогущества противопоставляющая человеческую культуру Природе стоила жизней целых народов, племён и даже цивилизаций. Гордыня антагонизма Культуры и Натуры – так и не преодолённая и по сей день трагическая ошибка всей истории человечества. Разум и порождённая им возможность Познания предназначены не для конструирования авантюрных проектов изменения законов Естества, а исключительно для раскрытия временно недоступных человеческому сознанию объективных правил его бытия в противоречивой и запутанной системе БЕССМЫСЛЕННОЙ НАТУРЫ и ОТЯГОЩЁННОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ СМЫСЛАМИ КУЛЬТУРЫ.

Размышляя о человеческой истории необходимо исследовать её процессы в единой системе диалектического взаимодействия всех влияющих на человека природных и социальных условий его бытия, а также импульсов его волевого и разумного им противостояния.


  1. В основе существования и развития общества лежит человеческая деятельность, направленная на удовлетворение разнообразных материальных и духовных потребностей. Ведущими среди них являются так называемые витальные потребности, обозначающие минимально необходимые для биологического воспроизводства человеческого рода материальные условия его существования. Производство материальных благ, органически связанное с обменом в первую очередь нацелено именно на удовлетворение витальных потребностей человечества. Поэтому для исторической науки сохраняют своё фундаментальное значение разработанные историческим материализмом представления о способе производства материальных благ как соотношении производительных сил и производственных отношений, о совокупности производственных отношений как экономическом базисе общества.

Тем не менее, категория надстройки нуждается в существенной коррекции, особенно в связи с изменением наших представлений о функциях культуры вообще и её духовно-психологической сферы в частности.

Со второй половины XVIII века развитие науки всё заметнее определяет прогресс производительных сил и всего материального производства. В ХХ веке наука становится главной производительной силой. Это требует от нас переместить её в воображаемой схеме общественно-экономической формации из сферы надстройки в базис, а значит коренным образом пересмотреть наши представления о закономерностях системных взаимодействий духовных и материальных явлений в человеческой культуре и её истории. Следует критически переосмыслить мнения о распределении источников активности и в рамках модели общественной формации – между базисом и надстройкой, и в самом человеке. Очевидно, что степень влияния мышления и его разнообразных продуктов, если не всего человеческого интеллекта в целом, и на динамику природных, и социальных процессов неизмеримо большая, чем это было принято считать до сих пор.


  1. Современное общество остаётся внутренне неоднородным. Хотя его структура выглядит гораздо сложнее, чем в эпоху патриархов исторического материализма. Тем не менее, принцип объяснения общественной динамики из противоречий разнообразных элементов социальной структуры между собой и внутри себя не утратил своего разрешающего потенциала. Можно спорить об уместности и точности имён структурных элементов социума – «классы», «страты», «общественные группы», «социальные слои», «сословия», «касты»…, но это мало что изменит в принципиальном подходе к анализу общества и его истории. Исторические реалии подтверждают, что классовые противоречия – одна из диалектических пружин развития классового общества. Однако опыт современной цивилизации свидетельствует, что классовые противоречия могут успешно разрешаться компромиссами и даже сотрудничеством классов. Кроме того, противоречия внутри социальных организмов, всегда неоднородных по своей структуре (профессиональной, административной, половой, возрастной, умственной…) тоже являются источниками социальной динамики. Поэтому не оправдывает себя абсолютизация значения классовой борьбы, особенно в форме народных восстаний и революций без учёта историком породивших их обстоятельств.




  1. Учение о смене пяти социально-экономических формаций не во всём адекватно действительному ходу истории. Как оказалось, оно не отражает её всепланетного разнообразия и навязывает всему миру в качестве универсальной модель развития исключительно его средиземноморско-европейской области. После неоднократных попыток втиснуть в её теоретические рамки потусторонние Средиземноморью и Европе локальные историко-культурные эпизоды и целые комплексы стал очевидным ограниченный характер её объяснительных возможностей рамками конкретного региона.

Однако подобные «примерки» не прошли даром. Из них возникла методика сравнительного исследования истории разных народов и стран. Она не только обогатила историософию рядом новых локальных моделей историко-культурного прогресса, но и заставила пересмотреть стереотипные представления о незыблемости последовательности эволюционных стадий, в том числе и в средиземноморско-европейской модели истории человечества.

Зато естественноисторические формы социальных организмов –– каждая со своими специфическими законами, выступивших у классиков исторического материализма в качестве субъектов исторического процесса - родовая община, сельская община, семья, городская община, сословие, каста, класс, народность, нация, государство, социально-экономическая формация были обнаружены в той или иной форме во всех уголках нашей планеты. Причём существующими и диахронно, и синхронно. Ещё М.А. Барг резонно обратил внимание на многоукладность всех известных социально-экономических формаций.

Наконец, выявившиеся региональные особенности хода общественно-исторического процесса отнюдь не скомпрометировали самого принципиального импульса искать и формулировать всеобщие, генеральные, сущностные свойства процесса развития человеческой культуры и общественности. Справедливости ради не следует забывать, что впервые в истории социологической мысли упомянутый импульс с его множественными интернациональными векторами встречается в произведениях классиков исторического материализма.


  1. Отказ от абсолютизации значения классовой борьбы позволяет лучше понять многозначную историческую роль государства. Не только, как террористической организации господствующего класса для удержания в повиновении трудящихся и принуждения их делиться плодами своего производительного труда, но и как организатора прямых и обратных вертикальных и горизонтальных связей между представителями разных сословий и социальных групп, компромиссов, сотрудничества, гаранта эквивалентного (справедливого) обмена услугами между ними – координатора разделения труда в масштабах страны.




  1. Перечисленные коррективы концепции классического исторического материализма отчасти связаны с главным возражением, направленным против её материалистического монизма5. Истоки этого возражения восходят к одному из направлений западной историографии, возникшему ещё в середине XIX века (в Германии, затем в Англии и в России), получившему в середине ХХ века новое дыхание и новое содержание во французской школе «Анналов» в связи с исследованием духовной культуры демократических масс общества и общественной психологии. Это изучение проблем исторического синтеза, реализуемого через историю культуры или, как пишет А.Я. Гуревич, через историческую культурантропологию (поскольку главным объектом изучения здесь является человек). В ходе своих исследований на близкие позиции вышли и некоторые другие советские исследователи.

М.А. Барг считает, что объяснение деятельности человека и всей его культуры лишь базисными процессами (хотя бы и с оговоркой «в конечном итоге») односторонне, поскольку творческие задатки у людей природного (биогенетического), а не общественного происхождения. Поэтому концепцию истории как смены социально-экономических формаций следует заменить концепцией цивилизации. Последняя, «включая как объективный…, так и субъективный… аспекты процессов истории, впервые открывает возможность собственно исторической методологии».6 Инициатором ориентации нашей науки на историю культуры и её субъекта человека, в отечественной литературе был, кажется, А.Я. Гуревич. Он резонно считает, что историческая культурантропология требует полидисциплинарного синтеза, сочетания разных направлений человековедения.


  1. Что касается западного человековедения, то к числу дисциплин, несомненно, важных для современной историософии относятся и этнология, и структурная антропология, изучающие наиболее архаичные культуры Океании, Австралии, Африки, Латинской Америки. Ими накоплен огромнейший и ценнейший материал, с помощью которого учёные стремятся разглядеть самое начало систем «человек», «народ», «общество». Однако исследователи констатируют полное отсутствие в изучаемых культурах каких-либо тенденций развития. И это естественно, речь идёт о племенах, которые в течение нескольких столетий находились в состоянии стагнации. А последняя не может не искажать те явления жизни простейших социальных организмов, которые необходимо изучить, чтобы понять «механизмы» («пружины») развития человека и общества. Тем перспективнее привлечение для решения историософских задач уникального по своему богатству фольклорно-этнографического материала из культуры русского, украинского и белорусского патриархального крестьянства эпохи перехода от феодализма к капитализму, культуры социального суборганизма «архаической формации» (К. Маркс) – сельской соседской общины в её развитии. Этот процесс был зафиксирован многими замечательными учёными, находившимися на переднем крае этнографической науки того времени. Изучение простейшего живого социального организма и, в частности, сопоставление личностей патриархального крестьянина с личностями сельского мироеда, предпролетария, «типичного» дворянина, «образцового» дворянина, дворянского революционера и, наконец, наиболее выдающихся личностей, порождённых российским вариантом общеевропейской цивилизации, позволяет автору высказать свои соображения об антропологизации теории исторического процесса.




  1. Антропологизация теории исторического процесса.

Сущность человека.

Полагаю, что при ориентации исторической науки на изучение человека, необходимо определить его природу и сущность. Закономерности и повторяемость в истории людей обусловлены не только средой, но и какими-то константами их внутренних сущностных характеристик. Все люди – разные, нет двух одинаковых. И вместе с тем все люди самых разных эпох, рас, наций в чём-то очень похожи по своей сущности. Обращение к началу истории, к простейшему (примитивному) человеку в простейшем социальном организме «архаической формации» позволяет разобраться в этом.

У человека природное, животное происхождение. Он возник в «обществе» – в среде стадных животных, которым были присущи «инстинктивный труд» (собирательство, охота), ритуальные игры, половая любовь, инстинктивная привязанность к родителям, детям, братьям и сёстрам, условно-рефлекторные прототрадиции взаимоотношений внутри своего стада. Ранний опыт социального бытия и его законы человек и тогда, и теперь усваивает сперва подражательно, непроизвольно и некритически. И лишь позже, после пробуждения в нём личностного начала, он подвергает социальные стандарты индивидуальной оценке и цензуре. В этой оценке опыта общественного бытия, быть может, и кроется ключ к пониманию и его собственной эволюции. В дальнейшем разум позволит человеку критически переработать и сформулировать своё собственное отношение к социальным стандартам общественного и индивидуального поведения. Общественный труд – производящая материальные и духовные ценности деятельность в составе коллектива, а также в одиночку, где общественный характер труда присутствует в «снятой» форме, вызвал качественные изменения высшей нервной деятельности наших пращуров, отразившиеся на биологической (генетической) эволюции её анатомических источников – головном мозге и всей центральной нервной системе. В этом смысле труд действительно создал человека и человеческое общество из их биологических «заготовок». Таким образом, генетически – по своей природе человек – существо общественное, трудящееся и разумное, волевое. Он способен произвольно изменить свою судьбу и если её мелодия попадёт в резонанс с хором истории его народа, стать в ней более или менее заметным припевом. Но он же всегда и несёт ответственность за своё авторство и не только лично при жизни, но и за её пределами – своей памятью.

Важнейшее сущностное свойство человека – способность познания окружающего мира и самого себя, как его частицы. История человеческого познания начиналась с постепенно усложняющихся феноменов памяти, с порождённого общественным трудом стихийного и прагматического рационального мышления, отражающего объективные причинно-следственные связи явлений окружающего мира, с усвоения в той или иной символической форме в процессе труда объективных свойств природных вещей и объективных связей жизненных процессов. С самого возникновения общества логика человеческого сознания отражала объективную логику природы. Без этого люди не могли бы успешно трудиться и приспособиться к суровым и бескомпромиссным требованиям окружающей среды. Однако первоначально круг рационально осознаваемого был ограничен сферой средств и продуктов труда, процессом материального производства. Для обобщения всего остального космически огромного и таинственного мира человек использовал второе, унаследованное от природы духовное средство – возникшее из памяти воображение, обобщавшее весь окружающий мир с помощью образов.7 Яркой иллюстрацией таких обобщений является архаика народных пословиц («Не плюй в колодец – пригодится воды напиться»). Обобщение с помощью воображения упорядочивало картину мира мистически – в мифе. Однако такое мифическое упорядочивание использовало и причинно-следственные связи работавшего параллельно рационального разума. Два средства и способа познания – рационально-логический и художественно-образный (с помощью воображения, фантазии) существуют и взаимодействуют на протяжении всей истории человечества вплоть до наших дней. С прогрессом общества значение рационально-логического, а затем и научного познания неуклонно возрастало.

Чтобы жить, человеку необходимо не только есть, пить, одеваться, иметь жилище – производить материальные условия жизни. «Любовь и голод правят миром». Без плотской любви существование общества было бы невозможно. Человек существо любящее. Но свойство любви оказывается решающим условием не только продолжения рода. И дело не только в том, что с плотской любовью связана любовь матери к детям и привязанность детей к родителям, братьям и сёстрам. А без этого было бы невозможно существование семьи – молекулярной ячейки всякого. Иисус Христос в качестве высочайшей истины человеческой жизни провозгласил, что все люди – братья, а значит – одна семья. Отсюда необходимость возлюбить ближнего как самого себя. И выдающийся немецкий философ, создатель глубокого учения о нравственности атеист Л. Фейербах тоже считал такую любовь необходимым условием жизни общества.

Здесь мы, пожалуй, выходим на центральный вопрос философии – о смысле жизни. Истину его заслоняет сама жизнь. Ещё в середине XIX века в «Севастопольских» рассказах главную болезнь своего века Л. Толстой увидел в тщеславии. Но для А. Камю тщеславие является болезнью ХХ века. Не сразу поймёшь, почему именно тщеславие? Ведь столько других болезней! И всё же, кажется, правы оба художника. Именно тщеславие застит обычно смысл жизни. Мы, особенно интеллигентные люди, изумлённые поразительными достижениями науки, техники, искусства, склонны самое главное в жизни усматривать в таких высших взлётах человеческого гения. Забывая при этом, что все такие взлёты важны не сами по себе, не как цель, а как средство, чтобы обеспечить людям возможность жить благополучно и счастливо – любить друг друга, создавать хорошие семьи, радоваться счастью детей, которые в братских взаимоотношениях внутри семьи будут видеть образец взаимоотношений общечеловеческих. Именно так понимал смысл жизни великий учёный, мечтавший о братстве всего человечества, К. Маркс, когда, вопреки своей утопии, писал в «Учредительном манифесте» и «Общем уставе Интернационала» о грядущем обществе, основанном на простых и естественных законах истины и справедливости, как в личностных, так и в международных отношениях.

Красота большого искусства вырастает из человеческого идеала. В сущности, так же – в простых и естественных человеческих взаимоотношениях, видели идеал и смысл жизни и великие художники-мудрецы. Любимый сюжет всей христианской живописи – мадонна с младенцем. Это соответствует и высшему народному идеалу красоты:

«Нічого кращого немає,

як тая маті молодая

З своїм дитяточком малим»

(Т. Шевченко)

И вовсе не случайно, мечтая о грядущем, великий народный поэт Украины выходил на те же идеалы, в сущности, что и создатель Интернационала:

«А буде син і буде мати,

І будуть люди на землі».

В такой человечности – смысл жизни.

В наши дни стало модным вспоминать Нагорную проповедь Христа, особенно её начало – о нищих духом. Это естественно – слишком много не то просто несчастных, не то дураков. Но, пожалуй, на протяжении всей истории христианства оставалось в тени заключение этой проповеди: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный». Это заключение – неотторжимая часть «концепции» Христа о самосовершенствовании человека. Сущность последнего коренится в рефлекторной животности, но завершается в божественном совершенстве, автором которой произвольно и по своему разумению становится сам человек. Это подтверждается жизнью многих замечательных людей нашей истории. Некоторых из них считали святыми, некоторых – революционерами, некоторых – чудаками, а некоторых – просто хорошими людьми. Как гласит народная пословица: «Свет не без добрых людей».
1   2   3   4   5

Похожие:

О современной теории исторического процесса или iconРеферат по педагогике Совершенствование учебного процесса в современной...

О современной теории исторического процесса или iconЮ. В. Олейников Природный фактор социально-исторического процесса
В связи с этим нельзя дойти даже «до начала познания исторической действительности, исключив из исторического движения теоретическое...

О современной теории исторического процесса или iconКонтрольная работа по курсу "Основы экономической теории"Задание...

О современной теории исторического процесса или icon2. Тенденции к расширению (размыванию) понятия капитала в современной экономической теории Лиза
Методологическое значение учения о двойственном характере труда для построения и развития научной теории капитала Ира

О современной теории исторического процесса или iconЛингвистический анализ поэтического текста как средство формирования...
Ение новой системы образования. Этот процесс сопровождается существенными изменениями в педагогической теории и практике учебно-воспитательного...

О современной теории исторического процесса или iconОсновы экономической теории как учебная
Преподавание «Основы экономической теории» для студентов медицинских факультетов осуществляется по кредитно-модульной системе организации...

О современной теории исторического процесса или iconКнига первая: процесс производства капитала
Труд К. Маркса является завершением классической политической экономии, он оказал глобальное воздействие на ход исторического процесса...

О современной теории исторического процесса или iconСтруктура исторического процесса
Обобщенное "направление движения" регулируется третьим законом, утверждающим, что структурность системы (мощность пространства противоречий)...

О современной теории исторического процесса или iconНа материале текстов различных жанров оглавление
I. понятие политкорректности в современной теории коммуникации

О современной теории исторического процесса или iconКурсовая работа по экономической теории тема:«Налоги и налоговая система в современной России»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<