Социальное конструирование реальности




НазваниеСоциальное конструирование реальности
страница6/20
Дата публикации15.06.2013
Размер3.01 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
А "л В.

По мере того как А и В взаимодействуют ка­ким бы то ни было образом, типизации будут со­здаваться довольно быстро. ^ А наблюдает за тем. что делает В. Он приписывает мотивы действи­ям В', глядя, как действие повторяется, типизиру­ет мотивы как повторяющиеся. По мере того как В продолжает совершать действия. А уже в со­стоянии сказать себе: "А-а, он снова это делает". В то же время А в состоянии допустить, что В де­лает то же самое по отношению к нему. С самого начала А и В допускают эту взаимность типиза­ции. В ходе их взаимодействия эти типизации бу­дут проявляться в специфических образцах пове­дения. То есть А и В будут играть роли по отно­шению друг к другу. Это будет происходить даже в том случае, если каждый продолжает совер­шать действия, отличные от действий других. По­явится возможность принятия роли другого по от­ношению к одним и тем же действиям, совершае­мым обоими. То есть А будет незаметно приме­рять к себе роли, все время повторяемые В. делая их образцами своего ролевого поведения. Напри­мер, роль В в сфере приготовления пиши не толь­ко типизируется А в качестве таковой, но и ста­новится составным элементом собственной роли А в аналогичной сфере деятельности. Таким об­разом, возникает совокупность взаимно типизи­рованных действий, хабитуализированных для каждого в ролях, некоторые из которых они иг­рают отдельно, а некоторые - сообща^. Несмот­ря на то что эта взаимная типизация еще далека

от институционализации (пока присутствуют только два индивида, нет возможности для типо­логии деятелей), ясно, что институционализация уже присутствует здесь in nucleo.

На этой стадии можно спросить, что нового приобретает каждый индивид при этом. Наибо­лее важным приобретением является то, что те­перь каждый может предвидеть действия другого. Значит, их взаимодействие становится предсказу­емым. "Он делает это снова" превращается в "Мы делаем это снова". Это значительно ослаб­ляет напряжение обоих. Они берегут время и уси­лия не только при решении внешних задач, в ко­торое они вовлечены порознь или сообща, но и в терминах своих индивидуальных психоло­гических затрат. Теперь их совместная жизнь оп­ределяется более обширной сферой само собой разумеющихся рутинных действий. Многие дей­ствия теперь не требуют большого внимания. И любое действие одного из них больше не явля­ется источником удивления и потенциальной опасности для другого. Напротив, повседневная жизнь становится для них все более тривиальной. Это означает, что два индивида конструируют задний план - в указанном выше смысле, - кото­рый будет способствовать стабилизации как их раздельных действий, так и взаимодействия. Кон­струирование этого заднего плана рутинных дей­ствий в свою очередь делает возможным разделе­ние труда между ними. открывая дорогу иннова­циям, которые требуют более высокого уровня внимания,

Благодаря разделению труда и инновациям бу­дет открыта дорога для новых хабитуализаций

и расширения общего для обоих индивидов зад­него плана. Иначе говоря, социальный мир -в том числе и зачатки расширяющегося институ­ционального порядка - будет находиться в про­цессе конструирования.

В общем, все повторяющиеся действия стано­вятся в некоторой степени привычными, так же как все действия, которые наблюдает другой, обязательно включают некую типизацию с его стороны. Однако, для того чтобы имела место взаимная типизация только что описанного типа, необходима продолжающася социальная ситуа­ция, в которой происходило бы соединение опри-выченных действий двух или более индивидов. 'Какие действия вероятнее всего будут взаимно типизироваться подобным образом?

Общий ответ - те действия, которые релевант­ны и для А и для В в рамках их общей ситуации. Конечно, в различных ситуациях релевантные сферы будут разными. Некоторые - это те, с ко­торыми А и В сталкивались раньше в их прошлой биографии, другие могут быть результатом при­родных, досоциальных обстоятельств их ситуа­ции. Но что в любом случае подвергается хабиту­ализаций - так это процесс коммуникации между А и В. Другие объекты типизации и хабитуали­заций - труд, сексуальность и территориальное размещение. Ситуация А и В в этих различных сферах является парадигмой институционализа­ции, имеющей место в более крупных сообщест­вах.

Расширим несколько нашу парадигму и пред­ставим, что у ^ Аи В есть дети. Тогда ситуация каче­ственно меняется. Появление третьих лиц меняет

4 Зак. 112 q-j

характер социального взаимодействия, существу­ющего между А и В, оно будет меняться и дальше по мере присоединения все новых индивидов^. Институциональный мир, существовавший в пер­воначальной ситуации - in statu nascendi - А и В, теперь передается другим. В этом процессе инсти-туционализация сама совершенствуется. Хабитуа-лизации и типизации, совершаемые в совместной жизни А и В- эти образования, которые до сих пор еще имели качество ad hoc представлений двух индивидов, теперь становятся историческими ин­ститутами. С обретением историчности этим об­разованиям требуется совершенно иное качество, появляющееся по мере того, как А и В начали вза­имную типизацию своего поведения, качество это - объективность. Это означает, что институ­ты, которые теперь выкристаллизовались (напри­мер, институт отцовства, как он видится детям), воспринимаются независимо от тех индивидов, ко­му "довелось" воплощать их в тот момент. Други­ми словами, институты теперь воспринимаются как обладающие своей собственной реальностью; реальностью, с которой индивид сталкивается как с внешним и принудительным фактом^.

Пока зарождающиеся институты только созда­ются и поддерживаются лишь во взаимодействии А и В, их объективность остается незначитель­ной, легко изменяемой, почти игровой, даже ког­да они достигают определенной степени объек­тивности благодаря одному лишь факту их созда­ния. Если выразить это несколько иначе, ставший рутинным задний план деятельности А и В оста­ется довольно доступным для обдуманного вме­шательства со стороны А и В. Хотя однажды ус-

тановленные, рутинные действия имеют тенден­цию упорно сохраняться, возможность их изме­нения и даже аннулирования остается в сознании. Только А и В ответственны за конструирование этого мира. А и В в состоянии изменить или анну­лировать его. Более того, пока они сами создают этот мир в ходе их общей биографии, которая на их памяти, созданный таким образом мир кажет­ся им абсолютно прозрачным. Они понимают мир, который создан ими. Все это меняется в про­цессе передачи новому поколению. Объектив­ность институционального мира "увеличивается" и "укрепляется" не только для детей, но и (благо­даря зеркальному эффекту) для родителей тоже. Формула "Мы делаем это снова" теперь заменя­ется формулой "Так это делается". Рассматривае­мый таким образом мир приобретает устойчи­вость в сознании, он становится гораздо более ре­альным и не может быть легко изменен. Для де­тей, особенно на ранней стадии социализации, он становится их миром. Для родителей он теряет свое игровое качество и становится "серьезным". Для детей переданный родителями мир не являет­ся абсолютно прозрачным. До тех пор, пока они не принимают участия в его создании, он проти­востоит им как данная реальность, которая, по­добно природе, является непрозрачной, по край­ней мере отчасти.

Только сейчас становится возможным говорить о социальном мире вообще, в смысле всеобъем­лющей и данной реальности, с которой индивид сталкивается, наподобие реальности природного мира. Только таким образом в качестве объектив­ного мира социальные учреждения могут быть пе-

реданы новому поколению. На ранних стадиях со­циализации ребенок совершенно не способен раз­личать объективность природных феноменов и объективность социальных учреждений^. Пред­ставляя собой наиболее важную деталь социали­зации, язык кажется ребенку присущим природе вещей, и он не может понять его конвенциональ-ности. Вещь есть то, чем ее называют, и она не может быть названа как-нибудь еще. Все институ­ты точно так же кажутся уму данными, неизмен­ными и самоочевидными. Даже в нашем практиче­ски невероятном случае с родителями, создающи­ми институциональный мир заново, объективность этого мира будет увеличиваться для них по мере социализации их детей, так как объективность, воспринимаемая детьми, будет отражать их собст­венное восприятие этого мира. Конечно, на прак­тике институциональный мир, передаваемый боль­шинством родителей, уже имеет характер истори­ческой и объективной реальности. Процесс пере­дачи этого мира просто усиливается родительским восприятием реальности. Хотя бы только потому, что если кто-то говорит: "Именно так это делает­ся", то он сам довольно часто верит в это^.

Институциональный мир тогда воспринимает­ся в качестве объективной реальности. У него есть своя история, существовавшая до рождения индивида, которая недоступна его индивидуаль­ной памяти. Он существовал до его рождения и будет существовать после его смерти. Сама эта история, как традиция существующих институтов, имеет характер объективности. Индивидуальная биография воспринимается как эпизод в объек­тивной истории общества. Институты в качестве

исторических и объективных факти^ностей пред­стают перед индивидом как неоспоримые факты. В этом отношении институты оказываются для индивида внешними, сохраняющими свою реаль­ность, независимо от того, нравится она ему или нет. Он не может избавиться от них. Институты сопротивляются его попыткам изменить их или обойтись без них. Они имеют над ним принуди­тельную власть и сами по себе благодаря силе своей фактичности, и благодаря механизмам кон­троля, которыми обычно располагают наиболее важные институты. Объективная реальность ин­ститутов не становится меньше от того, что инди­вид не понимает их цели и способа действия. Он может воспринимать большие сектора социаль­ного мира как непостижимые и даже подавляю­щие своей непрозрачностью, но тем не менее ре­альные. До тех пор, пока институты существуют как внешняя реальность, индивид не может по­нять их посредством интроспекции. Он должен "постараться" изучить их так же, как он изучает природу. Это остается верным, несмотря на то что социальный мир в качестве созданной чело­веком реальности потенциально доступен его по­ниманию таким способом, который невозможен в случае понимания природного мира^.

Важно иметь в виду, что объективность инсти­туционального мира - сколь бы тяжелой ни каза­лась она индивиду - созданная человеком, сконст­руированная объективность. Процесс, посредст­вом которого экстернализированные продукты человеческой деятельности приобретают харак­тер объективности, называется объективацией^. Институциональный мир - как и любой отдель-

ный институт - это объективированная челове­ческая деятельность. Иначе говоря, несмотря на то что социальный мир отмечен объективностью в человеческом восприятии, тем самым он не приобретает онтологический статус, независи­мый от человеческой деятельности, в процессе которой он и создается. К парадоксу, состоящему в том, что человек создает мир, который затем воспринимается как нечто совсем иное, чем че­ловеческий продукт, мы обратимся чуть позже. Сейчас важно подчеркнуть, что взаимосвязь меж­ду человеком - создателем и социальным ми­ром - его продуктом является диалектической и будет оставаться таковой. То есть человек (ко­нечно, не в изоляции, но в своей общности) и его социальный мир взаимодействуют друг с другом. Продукт оказывает обратное воздействие на про­изводителя. Экстернализация и объективация -два момента непрерывного диалектического про­цесса. Третьим моментом этого процесса является интернализация (посредством которой объекти­вированный социальный мир переводится в со­знание в ходе социализации), которая будет де­тально обсуждаться позднее. Однако уже можно видеть фундаментальную взаимосвязь трех диа­лектических моментов социальной реальности. Каждый из них соответствует существенной ха­рактеристике социального мира. Общество - че­ловеческий продукт. Общество - объективная реальность. Человек - социальный продукт. Уже должно быть ясно, что анализ социального мира, который исключает хотя бы один из этих трех моментов, будет неполным и искажающим^. Можно также добавить, что лишь с передачей со-

циального мира новому поколению (т.е. с интер-нализацией его в процессе социализации) фунда­ментальная социальная диалектика приобретает завершенность. Повторим еще раз, что лишь с появлением нового поколения можно говорить о собственно социальном мире.

В то же время институциональному миру тре­буется легитимация, то есть способы его "объяс­нения" и оправдания. И не потому, что он кажет­ся менее реальным. Как мы уже видели, реаль­ность социального мира приобретает свою мас­сивность в процессе передачи ее новым поколе­ниям. Однако эта реальность является историче­ской и наследуется новым поколением скорее как традиция, чем как индивидуальная память. В на­шем парадигмическом примере с Ли В первые творцы социального мира всегда в состоянии ре­конструировать обстоятельства, в которых созда­вался весь мир и любая его часть. То есть они мо­гут вернуться к исходному значению института благодаря своей памяти. Дети А и В оказываются в совершенно иной ситуации. Знание истории ин­ститута передается им через "вторые руки". Пер­воначальный смысл институтов недоступен их по­ниманию в терминах памяти. Поэтому теперь не­обходимо истолковать им этот смысл в различ­ных формулах легитимации. Они должны быть последовательными и исчерпывающими в терми­нах институционального порядка, чтобы стать убедительными для нового поколения. Так ска­зать, ту же самую историю следует рассказать всем детям. Отсюда следует, что расширяющийся институциональный порядок создает соответст­вующую завесу легитимаций, простирающую над

ним свое защитное покрывало когнитивной и нормативной интерпретаций. Эти легитимации заучиваются новым поколением в ходе того же самого процесса, который социализирует их в ин­ституциональный порядок. Более детальным ана­лизом этого процесса мы займемся чуть позже.

В связи с историзацией и объективацией инсти­тутов становится необходимой и разработка спе­циальных механизмов социального контроля. От­клонение от институционально "запрограммиро­ванного" образа действий оказывается вероят­ным, как только институты становятся реальнос­тями, оторванными от первоначальных конкрет­ных социальных процессов, в контексте которых они возникают. Проще говоря, более вероятно, что отклоняться индивид будет от тех программ, которые установлены для него другими, чем от тех, которые он сам для себя устанавливает. Пе­ред новым поколением встает проблема выпол­нения существующих правил, и для его включе­ния в институциональный порядок в ходе социа­лизации требуется введение санкций. Институты должны утверждать свою власть над индивидом (что они и делают) независимо от тех субъектив­ных значений, которые он может придавать каж­дой конкретной ситуации. Должен постоянно со­храняться и поддерживаться приоритет институ­циональных определений ситуации над попытка­ми индивида определить их заново. Детей следует "научить вести себя", и, однажды научившись, они должны "придерживаться этой линии поведения". То же самое, конечно, касается и взрослых. Чем более поведение институционализировано, тем более предсказуемым, а значит, и контролируе-

мым оно становится. Если социализация была ус­пешной, то откровенно принудительные меры применяются выборочно и осторожно. Большую часть времени поведение будет "спонтанным" в рамках институционально установленных кана­лов. Чем более само собой разумеющимся являет­ся поведение на уровне значений, тем меньше воз­можных альтернатив остается институциональ­ным "программам" и тем более предсказуемым и контролируемым будет поведение.

В принципе институционализация может иметь место в любой сфере релевантного для данной общности поведения. В действительности, раз­личные процессы институционализации происхо­дят одновременно. Нет никакой априорной при­чины для предположения, что эти процессы обя­зательно должны быть функционально "нераз­рывными", не говоря уж о том, что они образуют логически связную систему. Давайте еще раз вер­немся к нашему парадигмическому примеру, слег­ка изменив вымышленную ситуацию, и предста­вим на время не создающуюся семью, включаю­щую родителей и детей, но пикантный треуголь­ник из мужчины Л, бисексуальной женщины
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconСоциальное конструирование реальности
В наши цели не входила и полемика. Критические замечания по тем или иным теоретическим вопросам были даны (не в тексте, а в примечаниях)...

Социальное конструирование реальности iconВопросы к экзамену по курсу «Философия культуры»
...

Социальное конструирование реальности iconСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
...

Социальное конструирование реальности iconКонструирование плотин и их элементов
Конструирование водосбросных бетонных и железобетонных плотин и их элементов на нескальных основаниях следует выполнять в соответствии...

Социальное конструирование реальности iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Социальное действие и социальное взаимодействие как базовые понятия в социологии

Социальное конструирование реальности iconС 1 сентября отчеты по единому взносу на социальное страхование подаются в органы Миндоходов
Бязательное государственное социальное страхование к функциям органов Миндоходов, с 1 сентября 2013 года отчеты относительно сумм...

Социальное конструирование реальности iconВадим Зеланд Управление реальностью Серия: Трансерфинг реальности 4
Это четвертая книга о Трансерфинге – загадочном аспекте реальности, породившем столько эмоций в читательской аудитории

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<