Социальное конструирование реальности




НазваниеСоциальное конструирование реальности
страница7/20
Дата публикации15.06.2013
Размер3.01 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
В и лесбиянки С. Нет нужды говорить о том, что сексуальные предпочтения этих троих не совпада­ют. Предпочтения А-В не разделяются С. Хаби-туализации, возникающие в результате сексуаль­ных предпочтений А-В, никак не связаны с хаби-туализациями. возникающими в результате сек­суальных предпочтений В-С и С-А. В конце кон­цов, непонятно, почему два процесса эротической хабитуализации (один - гетерогенный, другой -лесбийский), не могли бы происходить одновре-

менно без их функциональной интеграции друг с другом или с третьей хабитуализацией, основан­ной на общем интересе, скажем, к выращиванию цветов (или любому другому делу, привлекающе­му как гетеросексуального мужчину, так и актив­ную лесбиянку). Иначе говоря, три процесса ха-битуализации или зарождающейся институциона-лизации могут происходить, не будучи функцио­нально или логически интегрированы в качестве социальных феноменов. То же самое можно ска­зать относительно ситуации, когда А, В я С -общности, а не индивиды, независимо от содер­жания релевантностей, которое они могут иметь. Не следует также априорно исходить из наличия функциональной или логической интеграции, когда речь идет о процессах хабитуализации и ин-ституционализации, связанных не с конкретными общностями и индивидами, а с абстрактными, как в нашем примере.

Тем не менее факт остается фактом, что ин­ституты имеют тенденцию "быть неразрывны­ми". Если этот феномен не считать само собой разумеющимся, то его следует объяснить. Как это сделать? Во-первых, можно утверждать, что некоторые релевантности (т.е. интересы и пред­почтения) будут общими у всех членов данного коллектива. С другой стороны, многие сферы по­ведения будут релевантными лишь для опреде­ленных типов. Это означает, что возникает диф­ференциация по крайней мере способов, посред­ством которых этим типам придаются некоторые относительно стабильные значения. Основой по­добного придания значений могут быть такие до-социальные различия, как пол, различия, связан-

ные с направлением социального взаимодействия и разделением труда. Например, магией плодоро­дия могут заниматься только женщины, а пещер­ной настенной живописью - только охотники. Только старики могут совершать ритуал дождя, и только оружейных дел мастера могут спать со своими кузинами по материнской линии. В тер­минах их внешней социальной функциональности эти некоторые сферы поведения необязательно интегрировать в одну связную систему. Они мо­гут продолжать параллельное сосуществование на той основе, что действия в них совершаются независимо друг от друга. Но хотя совершение действий в этих сферах может быть изолирован­ным, на уровне значений, соответствующих раз­личным сферам поведения, возникает тенденция по крайней мере к минимальной согласованности. По ходу размышлений о сменяющих друг друга моментах своего опыта индивид пытается помес­тить присущие им значения в непротиворечивую биографическую систему отсчета. Эта тенденция возрастает по мере того, как индивид начинает разделять с другими людьми свои значения, инте­грируя их в своей биографии. Возможно, что эта тенденция к интеграции значений основана на психологической потребности, которая в свою очередь тоже может иметь психологические кор­ни (то есть может существовать "потребность" в связности, являющаяся неотъемлемой частью психо-физиологической конституции человека). Однако наша аргументация покоится не на по­добных антропологических утверждениях, она связана, скорее, с анализом смыслового взаимо­действия в процессе институционализации.

Отсюда следует, что к любым утверждениям относительно "логики" институтов нужно подхо­дить с большой осторожностью. Логика свойст­венна не институтам и их внешней функциональ­ности, но способу рефлексии по их поводу. Иначе говоря, рефлектирующее сознание переносит свойство логики на институциональный поря­док^.

Язык предусматривает фундаментальное нало­жение логики на объективированный социальный мир. Система легитимаций построена на языке и использует язык как свой главный инструмент. "Логика", таким образом, приписываемая инсти­туциональному порядку, является частью социаль­но доступного запаса знания и само собой разуме­ющейся в качестве таковой. Так как хорошо соци­ализированный индивид "знает", что его социаль­ный мир представляет собой связное целое, он бу­дет вынужден объяснять его хорошее и плохое функционирование в терминах этого "знания". В результате исследователю любого общества очень легко предположить, что социальные ин­ституты действительно функционируют и осуще­ствляют интеграцию так, как им "положено"^.

Тогда de facto институты интегрированы. Но их интеграция не есть функциональный императив для социальных процессов, в ходе которых они создаются; скорее интеграция институтов имеет вторичный характер. Индивиды совершают раз­розненные институционализированные действия на протяжении и в контексте всей своей биогра­фии. Эта биография представляет собой отре-флектированное целое, где разрозненные дейст­вия воспринимаются не как изолированные собы-

тия, но взаимосвязанные части субъективно зна­чимого универсума, значения которого не явля­ются характерными только для данного индиви­да, но социально сформулированы и распределе­ны. Лишь благодаря этому обращению социально распределенных смысловых универсумов возни­кает необходимость в институциональной интег­рации.

Это имеет огромное значение для анализа со­циальных феноменов. Если интеграцию институ­ционального порядка понимать лишь в терминах "знания", имеющегося у его членов, это означает, что анализ этого "знания" является существен­ным для анализа рассматриваемого институцио­нального порядка. Важно подчеркнуть, что при этом речь не идет лишь исключительно и преиму­щественно о сложных теоретических системах, служащих легитимациями институционального порядка. Конечно, теории тоже нужно принимать в расчет. Но теоретическое знание - лишь не­большая и отнюдь не самая важная часть того, что считается знанием в обществе. Теоретически сложные легитимации появляются в определен­ный момент истории институционализации. Зна­ние, имеющее первостепенное значение для ин­ституционального порядка. - это дотеоретичес-кое знание. И в сумме оно представляет собой все "то, что каждый знает" о социальном мире - это совокупность правил поведения, моральных принципов и предписаний, пословицы и поговор­ки. ценности и верования, мифы и тому подоб­ное, для теоретической интеграции которых тре­буются значительные интеллектуальные усилия, учитывая, сколь длинен путь от Гомера до созда-

телей современных социологических систем и те­орий. Однако на дотеоретическом уровне у каж­дого института имеется массив знания рецептов, передаваемого по наследству, то есть того зна­ния, которое поддерживает соответствующие данному институту правила поведения-^.

Такое знание составляет мотивационную дина­мику институционализированного поведения. Оно определяет институционализированную сфе­ру поведения и все, попадающие в ее рамки, ситу­ации. Оно определяет и конструирует роли, ко­торые следует играть в контексте рассматривае­мых институтов. Ipso facto такое поведение ста­новится контролируемым и предсказуемым. По­скольку это знание социально объективировано как знание, то есть как совокупность общеприня­тых истин относительно реальности, любое прин­ципиальное отклонение от институционального порядка воспринимается как уход от реальности. Такое отклонение можно назвать моральной ис­порченностью, умственной болезнью или полным невежеством. Хотя эти четкие отличия, очевидно, важны при изучении отклоняющегося поведения, все они имеют более низкий когнитивный статус в определенном социальном мире. Таким обра­зом, каждый конкретный социальный мир стано­вится миром tout court. То знание, которое счита­ется в обществе само собой разумеющимся, су­ществует наряду с известным или еще не извест­ным, но которое при определенных условиях мо­жет стать известным в будущем. Это знание, ко­торое приобретается в процессе социализации и опосредует объективированные структуры со­циального мира, когда оно интернализируется

в рамках индивидуального сознания. В этом смысле знание - сердцевина фундаментальной ди­алектики общества. Оно программирует каналы, по которым в процессе экстернализации создает­ся объективный мир. Оно объективирует этот мир с помощью языка и основанного на нем ког­нитивного аппарата, то есть оно упорядочивает мир в объекты, которые должны восприниматься в качестве реальности"". А затем оно опять ин­тернализируется как объективно существующая истина в ходе социализации. Знание об обществе является, таким образом, реализацией в двойном смысле слова - в смысле понимания объективи­рованной социальной реальности и в смысле не­прерывного созидания этой реальности.

Например, в процессе разделения труда разви­ваются те области знания, которые имеют отно­шение к конкретным видам деятельности. В своей лингвистической основе это знание уже является необходимым для институционального "програм­мирования" новых видов экономической деятель­ности. Это может быть. к примеру, словарь обо­значений различных способов охоты, использую­щегося для этого оружия, животных, на которых охотятся и т.д. Кроме того. оно может включать совокупность рецептов, которые нужно знать, что­бы правильно охотиться. Это знание само по себе служит в качестве канализирующей, контролиру­ющей силы. необходимой составляющей институ-ционализации этой области поведения. По мере того как институт пхоты принимает определенные очертания и продолжает существовать во времени. эта область знания выступает в качестве объек­тивного (и потому эмпирически проверяемого)

описания этого института. Целая часть социально­го мира объективируется посредством этого зна­ния. Может возникнуть объективная "наука" охо­ты, соответствующая объективной реальности охоты как экономической деятельности. Навер­ное, нет нужды объяснять, что понятия "эмпири­ческая верификация" и "наука" понимаются здесь не в смысле современных научных канонов, а ско­рее в том смысле, что знание может рождаться из опыта и, следовательно, может стать системати­чески организованным в качестве области знания.

И опять эта самая система знания передается следующему поколению. Оно воспринимает ее как объективную истину в ходе социализации, ин-тернализируя таким образом в качестве субъек­тивной реальности. В свою очередь эта реаль­ность может оказывать влияние на формирова­ние индивида. Она создает особый тип человека, а именно охотника, идентичность и биография которого в качестве охотника имеют смысл лишь в том мире, который сформирован указанной вы­ше системой знания в целом (скажем, в сообщест­ве охотников) или отчасти ( скажем, в нашем об­ществе, где охотники составляют собственную субкультуру). Другими словами, ни одна часть ин-ституционализации охоты не может существо­вать без определенного знания, которое было со­здано обществом и объективировано по отноше­нию к этой деятельности. Быть охотником и охо­титься - значит вести такое существование в со­циальном мире, которое определяется и контро­лируется этой системой знания. Mutatis mutandis, то же самое применимо к области институциона-лизированного поведения.

в. Седиментация и традиция

Лишь небольшая часть человеческого опыта сохраняется в сознании. И тот опыт, который со­храняется в нем, становится осажденным (седи-ментированным), то есть застывшим в памяти в качестве незабываемой и признанной сущнос­ти^. До тех пор, пока не произошло такой седи­ментации, индивид не может придать смысл своей биографии. Интерсубъективная седиментация также происходит в том случае, когда несколько индивидов объединяет общая биография, а их опыт соединяется в общий запас знания. Интер­субъективную седиментацию поистине можно на­звать социальной, лишь когда она объективиро­вана в знаковой системе того или иного рода, то есть когда возникает возможность повторных объективаций общего опыта. Вероятно, лишь тогда этот опыт можно передавать от одного по­коления другому, от одной общности - другой. Теоретически общая деятельность, не выражен­ная в знаковой системе, может быть основой для передачи другим поколениям. Практически это невероятно. Объективно доступная знаковая сис­тема придает статус зарождающейся анонимнос­ти осажденному опыту благодаря отделению его от первоначального контекста индивидуальных биографий, делая их общедоступными для всех, кто владеет или может овладеть в будущем рас­сматриваемой знаковой системой. Таким образом, этот опыт становится готовым к передаче другим поколениям.

В принципе любая знаковая система годится для этого. Конечно, обычно главной знаковой си­стемой является лингвистическая. Язык объекти-

вирует опыт, разделяемый многими, и делает его доступным для всех. кто относится к данной линг­вистической общности, становясь, таким образом, и основой, и инструментом коллективного запаса знания. Более того, язык предусматривает сред­ства объективации нового опыта, позволяя вклю­чать его в уже существующий запас знания, и представляет собой одно из наиболее важных средств, с помощью которого объективирован­ные и овеществленные седиментации передаются в традиции данной общности.

Например, лишь у некоторых членов сообще­ства охотников есть такого рода опыт, когда, по­теряв свое оружие, они вынуждены идти на дико­го зверя с голыми руками. Каковы бы ни были их навыки, мужество и коварство, пережитый ис­пуг надолго останется в сознании индивидов, про­шедших через это. Если такой опыт есть у не­скольких индивидов, то он становится интерсубъ­ективным, и между ними может даже возникнуть глубокая связь. Однако по мере того. как этот опыт приобретает обозначение и передается в лингвистической форме, он становится реле­вантным и для тех индивидов, у которых никогда не было такого рода опыта. Благодаря лингвис­тическому обозначению (которое, как можно до­гадаться, в сообществе охотников должно быть точным и подробным, например, "охотник-оди­ночка, одной рукой убивающий носорогов-сам­цов", и "охотник-одиночка, двумя руками убиваю­щий носорогов-самок" и т.п.) опыт индивида в конкретных обстоятельствах абстрагируется от последних и становится объективно возможным для каждого или по крайней мере для каждого

в рамках определенного типа (скажем, для посвя­щенных охотников); то есть он становится в принципе анонимным, хотя все еще может ассо­циироваться с подвигами определенных индиви­дов. Даже для тех, кому в своей жизни не суждено иметь подобного рода опыт (например, для жен­щин, которым запрещено охотиться), он может быть по-своему релевантным (например, при вы­боре будущего мужа): в любом случае он стано­вится частью общего запаса знания. Тогда объек­тивация опыта в языке (то есть его трансформа­ция в общедоступный объект знания) позволяет включить его в более широкую систему тради­ции благодаря моральным наставлениям, вдохно­венной поэзии, религиозной аллегории и тому по­добному. И, значит, опыт, как в узком, так и в широком значении, может быть передан каж­дому последующему поколению и даже совер­шенно другим общностям (скажем, сельскохозяй­ственному сообществу, в котором этому занятию может придаваться совершенно иное значение).

Язык становится сокровищницей огромной массы коллективных седиментаций, которыми можно овладеть монотетически, то есть в качест­ве целостной совокупности и без реконструкции первоначального процесса их формирования^^. Так как фактический источник седиментаций ста­новится не столь важным, традиция может заме­нить его совершенно иным, не угрожая тем са­мым тому, что было объективировано. Иначе го­воря, легитимации могут следовать одна за дру­гой, время от времени придавая новые значения седиментированному опыту данной общности. Прошлую историю общества можно реинтерпре-

тировать, не обязательно разрушая институцио­нальный порядок. Так, в указанном выше приме­ре действия "охотника-одиночки" могут быть ле­гитимированы как подвиг божества, а каждое их повторение - как имитация действий мифологи-чесокто прототипа.

Этот процесс лежит в основе всех объективи­рованных седиментаций, а не только институцио-нализированных действий. Например, он может иметь отношение к передаче типизаций других людей, непосредственно не связанных с опреде­ленными институтами. Например, другие типизи­руются как "высокие" или "невысокие", "тол­стые" или "тонкие", "блестящего ума" или "тупи­цы" вне связи с определенными институциональ­ными значениями. Конечно, этот процесс проис­ходит и при передаче седиментированных значе­ний, соответствующих имевшей место ранее спе­циализации институтов. Передача смысла инсти­тута основана на социальном признании этого ин­ститута в качестве "перманентного" решения "перманентной" проблемы данной общности. По­этому потенциальные деятели, совершающие ин-ституционализированные действия, должны
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20

Похожие:

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconСоциальное конструирование реальности
В наши цели не входила и полемика. Критические замечания по тем или иным теоретическим вопросам были даны (не в тексте, а в примечаниях)...

Социальное конструирование реальности iconВопросы к экзамену по курсу «Философия культуры»
...

Социальное конструирование реальности iconСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
...

Социальное конструирование реальности iconКонструирование плотин и их элементов
Конструирование водосбросных бетонных и железобетонных плотин и их элементов на нескальных основаниях следует выполнять в соответствии...

Социальное конструирование реальности iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Социальное действие и социальное взаимодействие как базовые понятия в социологии

Социальное конструирование реальности iconС 1 сентября отчеты по единому взносу на социальное страхование подаются в органы Миндоходов
Бязательное государственное социальное страхование к функциям органов Миндоходов, с 1 сентября 2013 года отчеты относительно сумм...

Социальное конструирование реальности iconВадим Зеланд Управление реальностью Серия: Трансерфинг реальности 4
Это четвертая книга о Трансерфинге – загадочном аспекте реальности, породившем столько эмоций в читательской аудитории

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<