Социальное конструирование реальности




НазваниеСоциальное конструирование реальности
страница9/20
Дата публикации15.06.2013
Размер3.01 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20
все ре­шения этих проблем социально объективирова­ны и все социальные действия институционализи-рованы. Институциональный порядок охватывает всю социальную жизнь, которая напоминает не­прерывное исполнение сложной чрезвычайно стилизованной литургии. Здесь нет или почти нет специфическо-ролевого распределения знания. так как все роли исполняются в ситуациях в рав­ной степени релевантных для всех деятелей. Эту эвристическую модель полностью институциона-лизированного общества (достойная кошмара те­ма, отметим по ходу дела) можно слегка видоиз­менить, представив, что все социальные действия институционализированы, но не только вокруг

общих проблем. Хотя стиль жизни в таком обще­стве, предписываемый его членам, был бы столь же суровым, все же здесь была бы больше сте­пень специфическо-ролевого распределения зна­ния. Так сказать, одновременно совершалось бы несколько литургий. Нет необходимости гово­рить, что ни такой модели полностью институци-онализированного общества, ни ее модификации мы не обнаружим в истории. Общества, сущест­вующие в действительности, можно рассматри­вать лишь в терминах их приближения к этому крайнему типу. Тогда можно сказать, что прими­тивные общества приближаются к этому типу в гораздо большей степени, чем цивилизован­ные^. Можно даже сказать, что в развитии арха­ических цивилизаций заметно прогрессивное движение в противоположную от этого типа сто­рону-^.

Его крайней противоположностью было бы общество, в котором существует только одна об­щая проблема и институционализируются лишь те действия, которые связаны с этой проблемой. В таком обществе почти не было бы общего за­паса знания, так как практически всякое знание -специфическо-ролевое. Если говорить о макро­скопических обществах, то даже приближений к этому типу не существует в исторической ре­альности. Но определенного рода приближения к нему можно обнаружить в сравнительно не­больших социальных образованиях - например, в освободившихся колониях, где общие интересы сводятся к экономическим мероприятиям, или в военных экспедициях, состоящих из ряда племенных или этнических соединений, единст-

венная общая проблема у которых - ведение войны.

Помимо развития социологического воображе­ния, подобный эвристический вымысел полезен лишь в той степени, в какой он помогает прояс­нить условия, благоприятствующие приближению к нему. Наиболее общее условие - определенная степень разделения труда с сопутствующей диф­ференциацией институтов^. Любое общество, в котором увеличивается разделение труда, дви­жется в сторону, противоположную от вышеопи­санного первого крайнего типа. Другое общее ус­ловие, тесно связанное с предыдущим, - наличие экономических излишков, позволяющее опреде­ленным индивидам или группам заниматься спе­циализированной деятельностью, непосредствен­но не связанной с поддержанием жизни^. Как мы видели, наличие этих специализированных видов деятельности приводит к специализации и сегмен­тации общего запаса знания. Это дает возмож­ность знанию, которое может быть отделено субъектом от любой социальной релевантности, стать "чистой теорией"^. Это означает, что оп­ределенные индивиды (если вернуться к нашему предыдущему примеру) освобождены от охоты не только для того. чтобы ковать оружие, но и при­думывать мифы. Так что теперь у нас есть "теоре­тическая жизнь" с присущим ей распространени­ем специализированных систем знания, которые находятся в ведении специалистов, чей социаль­ный престиж в действительности может зависеть от их неспособности делать что-либо, помимо те­оретизирования. Это порождает ряд теоретичес­ких проблем, к которым мы вернемся позднее.

Однако институционализация не является нео­братимым процессом, несмотря на тот факт, что однажды созданные институты имеют тенденцию сохраняться^. По многим историческим причи­нам границы институционализированных дейст­вий могут уменьшаться; в отдельных областях со­циальной жизни может иметь место деинституци-онализация^. Например, частная сфера, появля­ющаяся в современном индустриальном общест­ве, значительно деинституционализирована в сравнении с публичной сферой^.

Следующий вопрос, от решения которого бу­дут зависеть различия исторических институцио­нальных порядков, - какова взаимосвязь различ­ных институтов друг с другом на уровнях дейст­вий и значений?^ Что касается первого крайнего вышеуказанного типа, то здесь налицо единство институциональных действий и значений в каж­дой субъективной биографии. Весь социальный запас знания актуализирован в каждой индивиду­альной биографии. Каждый делает все и знает все. Проблема интеграции значений (то есть смысловой взаимосвязи различных институтов) является исключительно субъективной. Объек­тивный смысл институционального порядка пред­ставляется каждому индивиду как данный, обще­известный и само собой разумеющийся в качест­ве такового. Если здесь вообще существует ка­кая-либо проблема, то лишь вследствие субъек­тивных трудностей индивида, связанных с интер-нализацией социально принятых значений.

Чем большим будет отклонение от этой эврис­тической модели (в реально существующих об­ществах), тем большими будут модификации дан-

ности институциональных значений. На первые две мы уже указывали: сегментация институцио­нального порядка, когда определенные типы ин­дивидов совершают определенные действия; со­циальное распределение знания, когда специфи­ческо-ролевое знание закреплено за определен­ными типами. По мере их развития возникает но­вая конфигурация на уровне смысла. Теперь про­блема относительно интеграции значений в рам­ках всего общества становится объективной. Эта проблема - совершенно иного рода, чем субъек­тивная проблема, связанная с приведением в соот­ветствие смысла, который индивид придает своей биографии, с тем смыслом, которым ее наделяет общество. Различие между ними столь же велико, сколь между пропагандой, убеждающей других, и личными воспоминаниями, которыми убежда­ют себя.

В нашем примере с треугольником мужчи­на-женщина-лесбиянка мы подошли, наконец, к тому, чтобы показать: нельзя априорно утверж­дать, что различные процессы институционали-зации будут "поддерживать друг друга". Реле­вантную структуру, разделяемую мужчиной и женщиной (А-В) не следует объединять с теми, которые разделяют женщина с лесбиянкой (В-С) и лесбиянка с мужчиной (С-Л). Разрозненные ин­ституциональные процессы могут продолжать со­существовать друг с другом без всеохватываю-щей интеграции. Далее мы утверждаем: эмпири­ческий факт, что институты поддерживают друг друга, несмотря на невозможность априорного допущения этого, может быть принят в расчет лишь в отношении рефлектирующего сознания

индивидов, налагающих определенную логику своего восприятия на некоторые институты. Те­перь мы можем несколько развить это утвержде­ние, допустив, что один из трех индивидов (пред­положим, мужчина) будет неудовлетворен отсут­ствием симметрии в этой ситуации. Это не зна­чит. что разделяемые им релевантности (А-В и С-А) изменились для него. Скорее, его теперь бес­покоит релевантность, которую он раньше не разделял (В-С). Вероятно, потому, что она всту­пает в противоречие с его собственными интере­сами (С проводит слишком много времени, зани­маясь любовью с В, и пренебрегает своей совме­стной с ним деятельностью по выращиванию цве­тов) или потому, что у него есть теоретические амбиции. В любом случае он хочет объединить три разрозненные релевантности и сопутствую­щие им процесы хабитуализации в связное осмыс­ленное целое А-В-С. Как он может это сделать?

Представим, что он религиозный гений. В один прекрасный день он преподносит двум другим но­вую мифологию. Мир был сотворен в два этапа, суша создана богом-творцом при совокуплении с одной из своих сестер, а море - в акте взаимной мастурбации его сестер-близнецов. И когда мир был таким образом создан, бог-творец присоеди­нился к сестрам-близнецам в великом танце цве­тов, в результате чего на суше появляются флора и фауна. Таким образом, существующая трех-гранность гетеросексуальности, лесбиянства и возделывания цветов есть не что иное. как ими­тация человеком архетипических действий богов. Неплохо? Читателю, имеющему кое-какие позна­ния в области сравнительной мифологии, нетруд-

но будет найти исторические параллели этой кос­могонической картины. У нашего мужчины мо­гут возникнуть некоторые трудности с тем, что­бы убедить других принять его теорию, то есть он столкнется с проблемой пропаганды. Однако, если предположить, что у В и С тоже есть прак­тические трудности с осуществлением их различ­ных проектов или (менее вероятно) что они вдох­новились космической картиной, нарисованной А, тогда есть шанс, что его схема, возможно, при­обретет популярность. Однажды он преуспел, и с тех пор все три индивида "знают", что некото­рые их действия совершаются вместе для всего сообщества (включающее А-В-С), и это "знание" будет оказывать влияние на то, что происходит в данной ситуации. Например, С теперь может быть более расположенной делить свое время по­ровну между двумя главными занятиями.

Если наш пример кажется притянутым за уши, можно попробовать сделать его более убедитель­ным, представив процесс секуляризации в созна­нии нашего религиозного гения. Мифология больше не внушает доверия. Ситуацию следует объяснить посредством социальной науки. Это, конечно, очень легко. Очевидно (то есть для на­шего религиозного гения, превратившегося в со­циального ученого), что два вида социальной дея­тельности, присутствующих в нашей ситуации, выражают глубоко укорененные психологичес­кие потребности ее участников. Он "знает", что фрустрация этих потребностей приведет к "дис-функциональным" напряжениям. С другой сторо­ны, то, что наше трио продает цветы кокоса на другой конец острова. - это факт. И это решает

дело. Поведение образцов А-В и В-С функцио­нально в терминах экономической сферы "соци­альной системы". ^ А-В-С - не что иное, как рацио­нальное следствие функциональной интеграции на межсистемном уровне. Так что если А преуспе­ет, пропагандируя двум девушкам свою теорию, их "знание" функциональных императивов дан­ной ситуации будет иметь определенные послед­ствия в виде контроля за их поведением.

Mutatis mutandis, будем придерживаться той же самой аргументации, если отвлечемся от идилли­ческой лицом-к-лицу ситуации нашего примера и перейдем на макросоциальный уровень. Сег­ментация институционального порядка и сопут­ствующее ей распределение знания ведут к про­блеме обеспечения интегративных значений, ко­торые будут охватывать все общество и прида­вать всеохватывающий контекст объективного смысла фрагментарному социальному опыту и знанию индивида. Более того, всеохватываю-щая интеграция значений будет не единственной проблемой. Возникает также проблема легити­мации институциональной деятельности одного типа деятеля по отношению к другим типам. Мы можем предположить, что существует смысло­вой универсум, придающий объективный смысл деятельности воинов, фермеров, торговцев и эк-зорцистов. Это не значит, что у этих типов деяте­лей не будет противоречия интересов. Даже в рамках общего смыслового универсума у эк-зорцистов может возникнуть проблема "объяс нения" воинам некоторых своих действий и т.п. Методы такой легитимации исторически весьма различны.

Другое следствие институциональной сегмен­тации - это возможность существования в обще­стве изолированных смысловых подуниверсумов, начиная с акцентов на ролевой специализации вплоть до того момента, когда знание становится всецело эзотерическим, в отличие от общего за­паса знания. Такие смысловые подуниверсумы могут быть скрыты или нет от обычного взора. В определенных случаях не только когнитивное содержание эзотерических подуниверсумов, но даже само существование этих подуниверсу­мов и общностей может быть тайной. Смысло­вые подуниверсумы конструируются в обществе по разным критериям - полу, возрасту, профес­сии, религиозным предпочтениям, эстетическому вкусу и т.д. Конечно, возможность появления та­ких подуниверсумов постепенно увеличивается по мере все большего разделения труда и накопле­ния экономических излишков. В обществах с эко­номикой, гарантирующей прожиточный мини­мум, возможна когнитивная разделенность муж­чин и женщин, старых воинов и молодых, подоб­но тому, как она имеет место в "тайных общест­вах", распространенных в Африке и среди амери­канских индейцев. Это дает возможность эзоте­рическому существованию некоторых священни­ков и магов. Такие вполне сформировавшиеся смысловые подуниверсумы, как, скажем, харак­терные для индусских каст, образованной древне­китайской бюрократии или жреческой верхушки Древнего Египта, требуют гораздо более разра­ботанных решений экономической проблемы".

Подобно любым социальным смысловым сис­темам, подуниверсумы должны "поддерживать-

ся" определенной общностью^, то есть группой, которая непрерывно создает рассматриваемые значения, в которой они имеют характер объек­тивной реальности. Между такими группами воз­можны конфликт или конкуренция. На простей­шем уровне может возникнуть конфликт по по­воду распределения излишков материальных благ между специалистами, освобожденными, к при­меру, от производительного труда. Кто должен официально иметь эту привилегию: все врачи или только те, которые лечат семью повелителя? Или кто должен получать от властей постоянное вознаграждение за труд - тот, кто лечит больных травами или вводя их в состояние транса? Такие социальные конфликты легко перерастают в конфликты между соперничающими системами мышления, где каждая стремится самоутвердить­ся и в лучшем случае дискредитировать, а в худ­шем - ликвидировать конкурирующую систему знания. В современном обществе мы продолжаем сталкиваться с подобными конфликтами ( как со­циально-экономическими, так и когнитивными) между ортодоксальной медициной и такими ее конкурентами, как хиропрактика, гомеопатия или Христианская Наука. В развитых индустриаль­ных обществах с их громадными экономическими излишками, позволяющими огромному количест­ву индивидов посвящать все свое время даже са­мым темным занятиям, конкуренция между мно­жеством смысловых подуниверсумов любого мыслимого рода становится нормальным пложе-нием дел^.

С установлением смысловых подуниверсумов возникает масса перспектив видения общества

в целом, рассматривающих общество под углом зрения собственного подуниверсума. Хиропрак-тик. смотрит на общество под углом зрения иным чем у профессора медицины, поэт - иначе, чем бизнесмен, иудаист - иначе, чем иноверец, и т.д. Само собой разумеется, что эта множественность перспектив весьма усложняет проблему установ­ления стабильной символической завесы для все­го общества. Каждая перспектива, со всеми ее те­ориями или даже Weltanschauungen, будет связа­на с конкретными социальными интересами груп­пы, которая ее придерживается. Однако это не означает, что различные перспективы, не говоря уж о теориях или Weltanschauungen, - не что иное, как механическое отражение социальных инте­ресов. Особенно на теоретическом уровне вполне можно достичь значительной степени отделения знания от биографических и социальных интере­сов его носителей. Таким образом, могут сущест­вовать вполне вещественные социальные причи­ны того, почему евреи занимаются определенной научной деятельностью, но невозможно предска­зать научные позиции в зависимости от того, кто их занимает - евреи или нет. Иначе говоря, науч­ный смысловой универсум может достигать зна­чительной автономии по сравнению с его соци­альной базой. Хотя на практике возможны от­клонения от этого, в теории это верно в отноше­нии любой системы знания и даже когнитивных перспектив видения общества.

Более того, система знания, однажды достиг­шая уровня относительно автономного смысло­вого подуниверсума, может оказывать обратное воздействие на общность, продуктом которой она

является. Например, евреи могут стать социаль­ными учеными, потому что у них есть свои осо­бые проблемы в обществе как у евреев. Но после того как они уже приобщены к мышлению науч­ного универсума, они могут не только смотреть на общество под углом зрения, отличным от того, который характерен исключительно для евреев, но даже и их социальная деятельность как евреев может измениться в результате приобщения к но­вым перспективам социальных наук. Степень та­кого отделения знания от его экзистенциальных источников зависит от целого ряда исторических переменных (таких, как настоятельность вовле­ченных в этот процесс социальных интересов, степень теоретической сложности рассматривае­мого знания, его социальная релевантность или иррелевантность и т.д.). Весьма важен для нашего исследования принцип, согласно которому взаи­мосвязь между знанием и его социальной основой является диалектической; это означает, что зна­ние - социальный продукт и фактор социального изменения-^. Мы уже разъясняли этот принцип диалектической связи между социальным произ­водством и объективированным миром, являю­щимся его продуктом; особенно важно помнить об этом, анализируя конкретные смысловые под-универсумы.

Возрастающее число и сложность этих подуни-версумов делают их все более недоступными для понимания неспециалистов. Они становятся эзо­терическими анклавами, "герметически закрыты­ми" (в том смысле, что ассоциируются главным образом с Герметической системой тайного зна­ния) для всех, кроме посвященных в эти тайны.

В связи с возрастающей самостоятельностью по-дуниверсумов возникают особые проблемы леги­тимации как для посвященных, так и для непосвя­щенных. Непосвященные должны держаться в стороне от этих подуниверсумов, иногда остава­ясь в неведении даже относительно их существо­вания. Однако если они не столь не^ведущи и ес­ли подуниверсуму требуются различные специ­альные привилегии и признание значительной ча­сти общества, встает проблема: оставить в неве­дении непосвященных и при этом получить от них признание легитимности этой процедуры. Этого добиваются посредством различных меха­низмов устрашения, рациональной и иррацио­нальной пропаганды (обращенной как к эмоци­ям, так и к интересам непосвященных), мистифи­кации и вообще манипуляции престижными сим­волами. Посвященные, с другой стороны, долж­ны поддерживать связь со своим знанием и обере­гать его. Это требует разработки как практичес­ких, так и теоретических процедур, с помощью которых можно было бы контролировать попыт­ки бегства от этих подуниверсумов. Детальнее эту проблему легитимации мы будем рассматри­вать позднее. А сейчас ее можно проиллюстри­ровать. Недостаточно установить эзотерический подуниверсум медицины. Профаны должны по­нять его необходимость и пользу, а медицинское сообщество должно придерживаться стандартов этого подуниверсума. Так, основную массу насе­ления запугивают тем, что, если не следовать со­ветам врача, это может привести к смерти: ее призывают не делать этого по причине прагма­тической выгоды от послушания и собственного

страха перед смертью и болезнью. Для того что­бы подчеркнуть авторитет своей профессии, ме­дицина набрасывает на себя покров вековых сим­волов тайны и власти - от диковинного костюма до непонятного языка, - которые, конечно, все легитимируются как для широкой публики, так и для самих медиков в практических целях. Меж­ду тем абсолютно преданные своей профессии преставители медицинского мира воздерживают­ся от "знахарства" (как от того, что находится вне медицинского подуниверсума) не только из-за на­личия мощных средств внешнего контроля, но и благодаря всей системе профессионального знания, выдвигающей "научные доказательства" глупости и даже греховности такого отклонения. Иначе говоря, идет в ход весь аппарат легитима­ции для того, чтобы профаны оставались профа­нами, доктора - докторами и чтобы все были (ес­ли такое возможно) довольны.

Особые проблемы возникают в результате то­го, что темпы изменения институтов и подунивер­сумов различный Это затрудняет как всеохваты-вающую легитимацию институционального по­рядка, так и специфические легитимации отдель­ных институтов и подуниверсумов. Феодальное общество с современной армией, земельная арис­тократия, вынужденная существовать в условиях индустриального капитализма, традиционная ре­лигия, которая должна справиться с популяриза­цией научного мировоззрения, сосуществованием в одном обществе теории относительности и аст­рологии. В нашей современной жизни - множест­во примеров подобного рода, но вовсе не обяза­тельно детально их рассматривать. Достаточно

сказать, что в таких случаях работа, ведущаяся в направлении нескольких легитимаций, стано­вится особенно напряженной.

Поскольку исторические формы институцио-нализации весьма разнообразны, возникает во­прос, представляющий огромный теоретический интерес, который связан с тем, каким образом объективируется институциональный порядок, до какой степени весь институциональный поря­док или его часть воспринимается в качестве не­человеческой фактичности? Это вопрос о реифи-кации (овеществлении) социальной реальности^.

Реификация - это восприятие человеческих феноменов в качестве вещей, то есть в нечелове­ческих и, возможно, в сверхчеловеческих терми­нах. То же самое можно сказать иначе. Реифика­ция - это восприятие продуктов человеческой де­ятельности как чего-то совершенно от этого от­личного, вроде природных явлений, следствий ко­смических законов или проявлений божественной воли. Реификация означает как то, что человек может забыть о своем авторстве в деле создания человеческого мира, так и то, что у него нет по­нимания диалектической связи между человеком-творцом и его творениями. Реифицированный мир, по определеню, мир дегуманизированный. Он воспринимается человеком как чуждая фак­тичность, как opus alienum, который ему непод­контролен, а не как opus proprium его собственной производительной деятельности.

Из нашего предыдущего оосуждния объекти­вации должно быть понятно, что по мере станов­ления объективного социального мира, возмож­ность реификации никогда не исчезает^. Объек-

146

тивность социального мира означает, что послед­ний противостоит человеку как нечто внешнее по отношению к нему. Главный вопрос заключается в том, сознает ли еще человек, что каким бы объ­ективированным ни был социальный мир. он со­здан людьми и может быть ими переделан. Иначе говоря, реификацию можно считать последней ступенью в процессе объективации, благодаря которой объективированный мир перестает вос­приниматься как человеческое предприятие и за ним закрепляется качество нечеловеческой, дегу-манизированной и инертной фактичности^. Обычно реальная взаимосвязь между человеком и его миром перевернута в сознании. Человек -творец мира - воспринимается как его продукт, а человеческая деятельность - как эпифеномен нечеловеческих процессов. Человеческие значе­ния понимаются теперь не как создающие мир, но, напротив, как следствия "природы вещей". Следует подчеркнуть, что реификация - это мо­дальность сознания, точнее, модальность объек­тивации человеком человеческого мира. Даже постигая мир в реифицированных терминах, че­ловек продолжает создавать его. Парадокс за­ключается в том, что человек создает реальность. которая отрицает его^.

Реификация возможна на дотеоретическом и теоретическом уровнях сознания. Сложные тео­ретические системы могут быть описаны как реи­фикации, хотя. вероятно, их корни - в дотеоре-тических реификациях, созданных в той или иной социальной ситуации. Так что было бы ошибкой сводить понятие реификации к мыслительным конструкциям интеллектуалов. Реификация при-

сутствует в сознании самого обычного человека, что имеет большое практическое значение. Было бы ошибкой толковать реификацию и как иска­жение первоначального, переифицированного восприятия социального мира, как своего рода когнитивное отпадение от благодати. Напротив, доступные нам этнологические и психологичес­кие данные доказывают обратное, а именно что первоначальное восприятие социального мира было весьма реифицированно как филогененти-чески, так и онтогенетический. Это значит, что понимание реификации как модальности созна­ния зависит от по крайней мере относительной дереификации сознания, что является сравнитель­но поздним образованием в истории и любой ин­дивидуальной биографии.

И институциональный порядок в целом, и от­дельные его части можно понять в терминах реи­фикации. Например, порядок общества во всей его целостности может быть понят как микро­косм, отражающий макрокосм всей вселенной, созданной богами. Что бы ни случилось "здесь внизу", все это лишь бледное отражение происхо­дящего "там, наверху"^. Сходным образом могут быть поняты отдельные институты. Главный ре­цепт реификации институтов - наделение их он­тологическим статусом, независимым от челове­ческой деятельности и сигнификации. Специфи­ческие реификации - лишь вариации на эту об­щую тему. Например, брак может быть реифи-цирован как: имитация божественных актов пло­дородия, универсальное проявление законов при­роды, необходимое следствие биологических и психологических сил, или, в определенном от-

ношении, как функциональный императив соци­альной системы. Общее у всех этих реификации -понимание брака как непрерывного человеческо­го воспроизводства. Как было видно из этого примера, реификация возможна как на теорети­ческом, так и дотеоретическом уровнях. Так. мис­тагог может придумать весьма сложную теорию, простирающуюся от конкретного человеческого события до отдаленных интересов божественного космоса. И неграмотная крестьянская пара, со­стоящая в браке, может воспринимать это собы­тие сходным реифицированным переживанием метафизического страха. Благодаря реификации институциональный мир начинает сливаться с ми­ром природы. Он становится необходимостью и судьбой и существует в качестве такового сча­стливо или несчастливо, в зависимости от обстоя­тельств.

Таким же образом, как и институты, могут быть реифицированы и роли. Та часть самосозна­ния. которая была объективирована в роли, вос­принимается тогда в качестве неизбежной судь­бы, за которую индивид снимает с себя ответст­венность. Парадигмой такого рода реификации является утверждение: "У меня нет выбора, я должен поступать так в силу своего положения" -мужа, отца, генерала, архиепископа, командира корабля, гангстера или палача, в зависимости от обстоятельств. Это значит, что реификация ро­лей уменьшает субъективную дистанцию, кото­рая может быть установлена индивидом между собой и своим исполнением роли. Эта дистанция. подразумевающаяся всякой объективацией, ко­нечно, остается, но дистанция - как следствие де-

идентификации - уменьшается, вплоть до полно­го исчезновения. Наконец, сама идентичность (или целостное Я) - как своя собственная, так и других людей - может быть реифицирована. И тогда происходит полная идентификация инди­вида с социально предписанными типизациями. Он воспринимается не иначе, как только такой тип. Это восприятие может позитивно или нега­тивно акцентироваться в терминах ценностей или эмоций. Идентификация с "евреем" в равной сте­пени может быть реифицированной и для антисе­мита, и для самого еврея, с той разницей, что по­следний будет подчеркивать позитивную иденти­фикацию, тогда как первый - негативную. Обе реификации придают всеобщий онтологический статус типизации, которая создана человеком и которая, даже будучи интернализированной, объективирует лишь часть Я^. К тому же реи­фикации подобного рода могут существовать, на­чиная с дотеоретического уровня "того, что каж­дый знает о евреях" вплоть до наиболее сложных теорий относительно еврейства в качестве про­явления биологии ("еврейская кровь"), психоло­гии ("еврейская душа") или метафизики ("тайна Израиля").

Анализ реификации важен, поскольку служит для постоянной корректировки склонности к реи­фикации как теоретического мышления вообще, так и социологического в частности. Он особенно важен для социологии знания, так как предохра­няет ее от сползания к недиалектичсской взаимо­связи между тем. что люди делают, и тем, что они думают. Историческое и эмпирическое измере­ния социологии знания требуют обратить особое

внимание на социальные обстоятельства, благо­приятствующие дереификации, - такие, как все­общее крушение институциональных порядков, взаимодействие между обществами, которые раньше были изолированными, имеющие огром­ное значение феномены социальной маргиналь-ности^. Однако эти проблемы выходят за рамки нашего теперешнего исследования.

2. Легитимация

а) Происхождение символических универсумов

Легитимация как процесс лучше всего может быть описана в качестве смысловой объектива­ции "второго порядка". Легитимация создает но­вые значения, служащие для интеграции тех зна­чений, которые уже свойственны различным ин­ституциональным процессам. Функция легитима­ции заключается в том, чтобы сделать объектив­но доступными и субъективно вероятными уже институционализированные объективации "пер­вого порядка"^. Хотя мы и определяем легити­мацию через эту функцию, независимо от кон­кретных мотивов, побуждающих каждый отдель­ный процесс легитимации, следует добавить, что обычно целью тех. кто занят легитимацией, ока­зывается и "интеграция" в той или иной форме.

Интеграция, а значит, и проблема субъектив­ной вероятности имеют отношение к двум уров­ням. Во-первых, институциональный порядок во всей своей целостности должен иметь смысл для всех участников различных институциональных процессов. Здесь проблема вероятности связана

с субъективным признанием общего смысла. не касающегося преобладающих в той или иной ситуации и лишь отчасти институционализиро-ванных мотивов, как наших собственных, так и других людей - как в отношении начальника и священника, отца и военного командира или да­же в отношении одного и того же индивида к са­мому себе. если он одновременно отец и военный командир своего сына. Стало быть, это "горизон­тальный" уровень интеграции и вероятности, свя­зывающий весь институциональный порядок с не­сколькими индивидами, участвующими в нем, иг­рающими несколько ролей, или с несколькими частичными институциональными процессами, в которых один и тот же индивид может участво­вать в любой момент.

Во-вторых, вся жизнь индивида, последова­тельно проходящего различные ступени институ­ционального порядка, должна быть субъективно осмысленной. Иначе говоря, индивидуальная био­графия, с ее последовательными институциональ­но предопределенными стадиями, должна быть наделена смыслом, придающим субъективную значимость всей этой биографии. "Вертикаль­ный" уровень - включающий жизненное прост­ранство отдельных индивидов - следует объеди­нить с "горизонтальным" уровнем интеграции и субъективной значимости институционального порядка.

Как уже отмечалось раньше, легитимацмя нео­бязательна на первой стадии институционализа-ции. когда институт - это просто факт. не требу­ющий дополнительного подтверждения ни на ин­терсубъективном, ни на биографическом уров-

нях; он - самоочевиден для всех имеющих к нему отношение. Проблема легитимации неизбежно возникает, когда объективации (теперь истори­ческие) институционального порядка нужно пе­редавать новому поколению. Как мы видели, на этом этапе самоочевидный характер институ­тов больше не может поддерживаться благодаря нашей собственной индивидуальной памяти и ха-битуализации. Единство истории и биографии прерывается. Для того чтобы его восстановить и сделать тем самым понятными оба его аспекта, необходимы ''объяснения" и оправдания бросаю­щихся в глаза элементов институциональной тра­диции. Легитимация и есть этот самый процесс "объяснения" и оправдания".

Легитимация "объясняет" институциональный порядок, придавая когнитивную обоснованность объективированным значениям. Легитимация оп­равдывает институциональный порядок, придавая нормативный характер его практическим импе­ративам. Важно понять, что легитимация имеет когнитивный и нормативный аспекты. Иначе го­воря, легитимация - это не просто вопрос "ценно­стей". Она всегда включает также и "знание". На­пример, структура родства легитимируется не только этикой определенных инцестуозных табу. Прежде всего есть "знание" ролей, определяю­щее как "правильные", так и "неправильные" действия в рамках этой структуры. Скажем, инди­вид не может взять жену из своего клана. Но прежде всего он должен знать себя как члена этого клана. Это "знание" он приобретает благо­даря традиции, "объясняющей", какие кланы су­ществуют вообще и каков его клан в частности.

Такие "объяснения" (которые обычно составля­ют "историю" и "социологию" рассматриваемой общности, а в случае инцестуозных табу, вероят­но. также и "антропологию") представляют со­бой как средства легитимации, так и этические элементы традиции. Легитимация говорит инди­виду не только почему он
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

Похожие:

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социальное конструирование реальности iconСоциальное конструирование реальности
В наши цели не входила и полемика. Критические замечания по тем или иным теоретическим вопросам были даны (не в тексте, а в примечаниях)...

Социальное конструирование реальности iconВопросы к экзамену по курсу «Философия культуры»
...

Социальное конструирование реальности iconСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
...

Социальное конструирование реальности iconКонструирование плотин и их элементов
Конструирование водосбросных бетонных и железобетонных плотин и их элементов на нескальных основаниях следует выполнять в соответствии...

Социальное конструирование реальности iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Социальное действие и социальное взаимодействие как базовые понятия в социологии

Социальное конструирование реальности iconС 1 сентября отчеты по единому взносу на социальное страхование подаются в органы Миндоходов
Бязательное государственное социальное страхование к функциям органов Миндоходов, с 1 сентября 2013 года отчеты относительно сумм...

Социальное конструирование реальности iconВадим Зеланд Управление реальностью Серия: Трансерфинг реальности 4
Это четвертая книга о Трансерфинге – загадочном аспекте реальности, породившем столько эмоций в читательской аудитории

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<