Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера




НазваниеВебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера
страница24/24
Дата публикации31.08.2013
Размер4.1 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24


Терапевт клиентки делает расстановку изначальной системы кли- «а ентки. Клиентка хотя и удивляется тому, что стоит так близко к отцу, | но не желает ничего менять.

Исходная расстановка:

Б.Х.: Как вы чувствуете себя на ваших местах?

Исполняющая роль клиентки: Мне не хватает воздуха — так тесно рядом с отцом и матерью.

Отец: Мне здесь очень хорошо. У меня такое чувство, что я стою в центре.

Б.Х.: Сейчас вы видите пример того, как человек делает какие-то * выводы на основе зрительного образа, а не ощущений на этом месте. Как выглядит чувство по отношению к дочери?

Отец: Я смотрю скорее прямо. По отношению к жене это скорее конфронтация. Что-то есть в воздухе между нами.

Мать: Я чувствую себя напряженной, и мне кажется, что все про­тив меня. Хоть я и стою так близко, я чувствую себя одинокой, и у меня мало контакта. Дочь — как центр тяжести, за который я дер­жусь. С мужем и сыном контакта нет.

Брат: Мне очень хорошо. Они тут играют так «по маленькой», а я смотрю в другом направлении.

Б.Х.: Когда видишь эту картину, то кажется, что кто-то должен стать туда вперед (показывает в направлении центра полукруга). Тут кого-то не хватает. Кто должен тут стоять? Возьму-ка я умершего старшего брата отца. (Ставит его напротив отца, движение 1.) Что изменилось?

268



Брат: Так лучше, у меня есть ориентация.

Исполняющая роль клиентки: Мне это дает воздух, до этого я чув­ствовала обоих родителей слишком близко и подавляюще. Родители теперь больше ориентируются туда, и я стала свободнее.

Мать: Когда он появился, у меня было такое чувство, что у меня отнимают власть. С фигурой там, впереди моя власть исчезает.

(Б.Х. ставит отца слева рядом с его братом на другую сторону, дви­жение 2.)

Брат отца: Теперь я не чувствую себя больше таким одиноким.

Отец: Здесь мне лучше, чем там.

Исполняющая роль клиентки: Мне еще лучше, я чувствую облегче­ние и большую свободу передвижения.

Б.Х.: Моим первым предположением было, что у отца есть тен­денция приближения к мертвому брату. Это является той силой, ко­торая вытягивает его из семьи.

(Ставит мать слева рядом с мужем.)

Мать: Так намного лучше. Здесь я на своем месте.

(Б.Х. ставит брата слева рядом с сестрой.)

Исполняющая роль клиентки: Мне сейчас тоже хорошо. Когда брат еще стоял там (показывает на его прежнее место), я думала: «Я же здесь сейчас страшно одинока». Было бы хорошо иметь больше мес­та, но такой одинокой я тоже быть не хотела.

Брат: Мне здесь не так хорошо.

(Б.Х. на пробу ставит брата справа рядом с братом отца, движе­ние 3.)

Брат: Так правильнее.

Б.Х: Это была только проверка, связан ли он как-то с дядей. Это подтвердилось.

Отец: С ним (сыном) мне здесь лучше.

Б.Х.: Я не совсем ему доверяю, говорит ли он то, что есть... Для терапевта очень важно это проверить. Нельзя принимать выска­зывания участника за истину, нужно наблюдать, воспринимает ли он сейчас то, что чувствует на этом месте или делает какие-то вы­воды и создает какие-то конструкции. В этом нужно тренировать­ся, и здесь есть хорошая возможность поучиться. Так что я прове­рил, есть ли связь сына с его мертвым дядей? Есть, но в таком виде это не решение, он должен вернуться назад, к сестре. (Ставит его назад к сестре, движение 4, а брата отца ставит за отца, движение 5.) Что это меняет?

Исполняющая роль клиентки: Так лучше.

Б.Х. (ставит за брата отца еще родителей отца): Что теперь?

269

Переходная и конечная расстановка:



Отец: Мне немного тесно, а так хорошо. (Брат отца и родители отступают немного назад.)

Отец: Так, кажется, хорошо. Сильно.

Мать: Я сильнее чувствую своего мужа и больше в нем участвую.

Исполняющая роль клиентки: Я бы тоже хотела, чтобы кого-ни­будь стоял позади меня, так мне здесь не нравится.

Б.Х. (ставит клиентку слева рядом с матерью, движение 6): Это только временно.

Исполняющая роль клиентки: Так лучше, здесь я чувствую больше силы.

Б.Х.: Да, хорошо обратиться к матери за силой, а затем снова вер­нуться на свое место. (Ставит дочь перед матерью.)

Исполняющая роль клиент: Это мне нравится. Здесь у меня есть ощущение силы и свободы. Но теперь мне жаль брата.

Б.Х.: Это же бьшо только временно, теперь ты снова можешь уйти назад к твоему брату. (Клиентке) Хотите попробовать, какие здесь чувства? (Клиентка занимает свое место — длительное молчание.)

Клиентка: Это как-то странно, как будто они все против меня.

Б.Х.: Это тоже производное чувство, потому что она видит их всех стоящими напротив. Как это? Дайте себе время, чтобы могли прийти чувства.

270

Клиентка: Так чтобы совсем хорошо я себя здесь пока еще не чув­ствую.

Б.Х. (ставит ее перед матерью): Как теперь?

Клиентка: Здесь лучше.

Б.Х. (через какое-то время ставит ее спиной перед обоими роди­телями, движение 7): Как теперь?

Клиентка: Да, здесь я чувствую себя хорошо.

Б.Х. (через некоторое время): Теперь снова идите назад к брату и посмотрите, как будет тогда (движение 8).

(Спустя некоторое время ведет ее на место перед матерью, обе смотрят друг на друга.) Как вы обращались к матери?

Клиентка: Мама.

Б.Х.: Скажите-ка матери: «Мама, я останусь с тобой». (Б.Х. гово­рит эту фразу много раз, а клиенка повторяет ее. После нескольких раз мать и дочь обнимаются, и дочь повторяет фразу еще много раз. При этом Б.Х. велит им глубоко дышать и произносить фразу с лю­бовью. Тогда клиентка начинает плакать.) Продолжайте дышать, пока это чувство прочно здесь не обоснуется, и чуть энергичнее: «Мама, я останусь с тобой». (Он приводит к ним обеим отца, а затем еще раз ставит дочь спиной к обоим родителям, так, чтобы она к ним при­слонилась. В заключение он просит ее снова встать рядом с братом,)

Клиентка: Да, теперь здесь лучше.

Б.Х.: Это всё. Большое спасибо. Теперь вам нужно просто дать этому на себя подействовать.

(Клиентка благодарит и прощается.)

Б.Х.: Динамика, я думаю, стала ясна: лучше исчезну я, чем ты, дорогой папа. Я увидел, что отец имеет тенденцию выходить из се­мьи. Указание на это дала имевшаяся в расстановке открытая фигу­ра. Сначала я подумал о матери, но затем самой естественной мне показалась ситуация с братом. Сначала он ей тоже не пришел на ум, а это указывает на то, что он исключен. Как только он получил свое место, отец смог оставаться в семье', а жена смогла принять его как мужа. Если дочь говорит: «Лучше исчезну я, чем ты, дорогой папа», есть только один человек, который действительно может ее удержать, и этот человек мать. Поэтому я дал ей фразу: «Я останусь с тобой». Тогда она получает силы, чтобы остаться. Такое решение пришло мне здесь в голову в первый раз.

Участник: Многие говорят о том, что в случаях истощения речь идет о критических отношениях мать — дочь и что мать стремится удержать дочь.

271

Б.Х.: Эту интерпретацияю я считаю просто вредной. Любая интер­претация, которая кого-то унижает, не ведет к добру.

Участник: Это подтверждается и разговорами в семье^ которые мы вели. Мать поначалу вела себя очень выжидающе. Тогда стало ясно, что все терапевты, которые были до нас, концентрировались на матери.

Б.Х.: Симптом возникает из любви. Это мой базовый Тезис. И все, что проходит мимо любви, неправильно. Так что я ищу до тех пор, пока не нахожу ту точку, где человек любит. Но в ее присутствии я не стал бы этого говорить. В хорошем решении у каждого есть свое при­знанное всеми место. Настоящая проблематика в ситуации с исто­щением связана, на мой взгляд, с отцом, потому что у него есть тен­денция к выходу из семьи. Но что инкриминируется матери, так это ее напрасные попытки спасения. В ходе этой расстановки были хо­рошо видны терапевтические переходные фазы. Какое-то время было хорошо на одном месте, но потом она не захотела больше там оста­ваться. Такие расстановки динамичны, и их нельзя воспринимать как статичные образы. Иногда в течение одной, расстановки человек про­ходит весь терапевтический путь.

Медсестра: Все это я понимаю, но как теперь быть с клиенкой даль­ше, она ведь от этого не поправится. Что нужно делать, чтобы она при­шла к пониманию, что с жизнью надо обходиться по-другому?

Б.Х.: Я бы сейчас подождал и полностью доверял тому образу, ко­торый у нее теперь есть. Но если кто-то сейчас сомневается, то это нарушит все решение, даже если сомнения не высказываются.

Медсестра: Меня по-прежнему волнует, что месяцы проходят, а прибавки в весе нет.

Б.Х.: С терапевтической точки зрения, рассуждения такого рода плохи, уже тогда, когда они возникают.

Медсестра: Но это так, и совершенно естественно...

Б.Х.: Нет, если у меня в группе есть клиентка, у которой суще­ствует опасность самоубийства, или кто-то, кто делает другие драма­тические вещи, тогда я помогаю ему тем, что забываю о нем, когда его нет в группе или когда он ее покидает.

Медсестра: Я могу сделать так, как будто...

Б.Х.: Нет. В этом случае вы его не забыли. Карл Краус в другой ситуации однажды сказал: «Его нельзя вдруг начать игнорировать. В игнорировании есть еще связь. Я делаю свою душу чистой от него. Тогда у него нет больше площади воздействия, как нет больше и вла­сти надо мной. Отношения тотчас прекращаются, он полностью пре­доставлен самому себе, и тогда накапливаются его силы».

272

Как только вы начинаете беспокоиться, вы ослабляете клиента и усиливаете его симптомы. Если же вы принимаете меры без опеки и с такой свободой, при которой клиенты могут выполнять свое назна­чение в семье, и вы не берете на себя ответственности за всё приходя­щее, то все в системе обладают большей силой. Как только терапевт берет в системе на себя ответственность, которая на самом деле дол­жна лежать на родителях, то родители больше не способны помогать ребенку, а ребенок не может позволить терапевту себе помочь. По­этому так важна внутренняя дисциплина.

Рядом с тобой, папа, еда мне кажется вкусной

(булимия)

Матери дочерей, страдающих булимией, тоже говорят им: «Хоро­шо только то, что исходит от меня; ты не имеешь права принимать то, что идет от отца». И тогда пациентка принимает пищу и снова ее выплевывает. В этом процессе принятие — это уважение к матери, а выплевывание — уважение к отцу. Решение в том, чтобы дочь пред­ставила себе, что она сидит на коленях у отца и, принимая каждый кусок, смотрит на отца и говорит: «От тебя, папа, я принимаю это с удовольствием... Рядом с тобой, папа, это вкусно». Это будет еще бо­лее эффективно, если она представит себе, что делает это перед ли­цом матери.

Лучше я проиграю мои деньги, чем мою жизнь

(страсть к игре)

Следующий пример взят из супервизионного семинара в психо­соматической клинике Бад Херренальб. Прежде чем клиент начал самостоятельно расставлять свою родную семью, Б.Х. попросил его дать некоторые сведения об особых событиях и судьбах в его семье и узнал следующее.

22-летний клиент рассказал, что, когда он был ребенком, он по­стоянно падал, у него пять раз было сотрясение мозга. Когда Б.Х. ищет в его семье кого-то, у кого есть какие-нибудь проблемы с головой (травма мозга и т. д.), клиенту в голову ничего не приходит. Но его терапевт напоминает ему, что он рассказывал, как его мать часто стра­дала депрессиями, лежала однажды в психиатрической клинике и в семье пользовалась репутацией человека «спятившего». У матери была сестра-близнец, которая была в разводе, и еще одна младшая сестра. Отец клиента умер год назад в возрасте пятидесяти лет, у него отказа­ло сердце, а дед с отцовской стороны умер в плену на Руре, когда отцу было шесть лет.

18 — 2296

273

Генограмма родной семьи игрока*:

Затем клиент делает расстановку своей исходной системы. Исходная расстановка:

274











' * Сокращения: О-отец М-мать 1 - первый ребенок, дочь

2 - второй ребенок, сый 3 — третий ребенок, дочь 00 - отец отца , СБМ - сестра-близнец матери

(После этого): ■

Б.Х.: Как чувствует себя отец?

Отец: Я чувствую себя подавленным.

Мать: Мне нехорошо, я чувствую себя покинутой.

Первая сестра: Я чувствую себя одинокой, я одна.

Исполняющий роль клиента: Как-то задумчиво я чувствую себя здесь.

Вторая сестра: Мне-тоже нехорошо. Мне не хватает здесь силы.

Б.Х. (вводит в расстановку женщину справа радом с матерью; дви­жение 1): Это сестра-близнец. Что изменилось?

Переходная расстановка и расстановка-решение:



Мать: Мне существенно лучше. Это для меня хорошо.

Б.Х.: Что изменилось для мужа?

Отец: Мне грустно.

Сестра-близнец матери: Я чувствую себя здесь хорошо и уве­ренно.

Б.Х.:Д,а, близнецов разделить нельзя. Они просто составляют одно целое. Если у женщины есть близнец, то мужчине приходится же­ниться на ней вместе с близнецом. (Ставит отца слева рядом с мате­рью; движение 2.) Что теперь?

18*

275

Первая, сестра: Я чувствую себя еще хуже, (Б.Х. ставит детей наирот тив родителей и сестры-близнеца, движение 3.) ,

Исполняющий роль клиента: Меня это сейчас спасло. Там сзади мне было нехорошо.

Б.Х.: Кому он подражает? С кем он идентифицирован?

Участник: С дедом.

BJC.: Да, точно, с дедом, который умер в плену на Руре. Он занял его позицию. (Вводит в расстановку слева мужчину; движение 4.) Это дедушка, который остался на войне. Что-нибудь изменилось? Он пра­вильно стоит?

Мать (берет его и ставит слева за отцом): Я бы хотела, чтобы он был здесь. (Движение 5.)

Исполняющий роль клиента: Теперь я должен смотреть туда,

В.Х-: Это точно то место, где ты (клиент) стоял раньше. (Ставит деда непосредственно позади отца, движение 6) А так? Это хорошая ось. (Отец и дед.) Кто-нибудь еще хочет что-нибудь изменить? (Дед придвигается еще ближе к отцу.) Очень приятно сейчас наблюдать, как, отдельные люди собираются так, как они чувствуют. Это заметно отличается от первой расстановки. Теперь это намного точнее, чем раньше. На лицах видна серьезность и сосредоточенность.

(Клиенту) Встаньте на свое место. (Тот встает и начинает рыдать. Через некоторое время к нему подходит исполнительница роли мате­ри» ■чтобы его утешить, и Б.Х. останавливает ее Затем он ведет кли­ента на место перед отцом и дедом.) Спокойно и открыто смотри на них открытыми глазами! (Через какое-то время отец и сын обнима­ются.) Дышать глубоко! Вот оно? (Через длительное время.) Дыши глубоко, открытым ртом, тогда принятие удастся лучше' Не закры­вай рот, жди, пока не станет хорошо. (Прислоняет его спиной к отцу, а отец прислоняется к деду.) Теперь смотри прямо' Дышать' (Клиент начинает улыбаться.) Точно, дать прийти хорошим чувствам. Это дает силу. Дышать глубоко, с открытым ртом! (Клиент очень глубоко ды-шит.) Не закрывай глаза И ясно смотри вйеред' Теперь иди назад на Свое место. (Через некоторое время он еще раз ведет его на место пе­ред отцом и дедом.) Скажи отцу: «Ты мертв, а я останусь еще Немно­го. Потом я тоже умру». (Велит повторить ему это много раз.) Скажи это и деду тоже. (Клиент делает это.) Смотреть туда! Смотреть туда — лучше! Ясно смотреть! Точно, твой отец и твой дед смотрят на своего сына и внука, который еще живет, to тот говорит: «Я побуду еще». (Кли­ент ^повторяет: «Я побуду еще».) «Немножко». (Клиент повторяет и это). Так, хорошо! Тогда это всё. (Клиент берет руки Берта Хеллинге-

27©

pa, взволнованно его благодарит.) Я с удовольствием сделал это для твоего отца и твоего деда. (Клиент уходит.) Теперь мы сделаем пере") рыв, нам сейчас это нужно, чтобы дать этому еще немного подейство­вать в собственной душе. ■

(После перерыва)

Б.Х.: Я еще раз вернусь к расстановке. Почему он в клинике, я ведь вообще не знаю, что у него? ■

Врач: Из-за страсти к игре. < > i • ч

Б.Х.: Скажи ему, если он снова будет играть, то должен сказать* «Лучше я проиграю мои деньги, чем мою жизнь», Это динамика. Было ясно, что он был кандидатом в мертвые.

Участник: Он еще и ходит всегда в черной одежде. ' *'

Б.Х.: Об этом говорят и несчастные случаи. Это подражание и идентификация с дедом.

Участник: Он тоже чувствует себя принадлежащим к группе мй* гилыциков. '.■•

Б.Х.: Точно, что бы это у него ни значило, фамилия уже говорит* об этом.

Участник: Мне тут еще кое-что приходит в голову.

Б.Х. (прерывая): Нет, любое дальнейшее описание остановит у него и терапевтов терапевтический процесс. Я оставлю это здесь.

г

В случае с курением полезно при каждой затяжке говорить отцу,! что это вкусно. ' ' > *

Самоубийство: уважать решение

На одном из семинаров участник задает вопрос на тему самоубий­ства.

Йене: Я не знаю, как мне с этим быть. Мой отец однажды сказал, мне о том, что моя мать не должна знать, что в его семье много жен-, щин покончили с собой. Он скрупулезно составил генеалогическое, древо и показал мне его в момент, когда я был в конфронтации с ма­терью. Он рассказал, что его мать покончила с собой и что и у щ>ей матери тоже как-то была мысль о самоубийстве. Возможно, этим од хотел сказать мне, что я должен ее щадить, .И после того, как два года назад покончила с собой моя сестра, я не знаю точнр, связан я как-тр с этим или... j , (,

Б.Х. (перебивая): Постановка вопроса ясна. Если дается толкова­ние, что «они покончили с собой, потому что мужчины деспотичны*, это можно сразу забыть. По этой причине никто себя не убивает. При-

и-н

чин» лежат намного глубже. Это системные переплетения. А уж если так, то это делается из любви, будучи идентифицированным и деля кг кем-то судьбу. Бели кажется, что сделано из мести, то это только на первый взгляд. • ,

' - Второе; если из-за какого-то поступка другим потом становится хуже, то этот поступок становится еще более плохим. Итак, если че­ловек совершает самоубийство, и по этой причине другой тоже уби­вает себя, то для того, кто покончил с собой первым, это становится еще хуже, потому что в этом случае из-за его поступка случилось еще одно несчастье. Но если человек говорит: «Я уважаю твою судьбу и твое решение, и теперь ты можешь обрести покой, ты должен знать, что дальше все идет хорошо и что все теперь может быть хорошо», — тогда мертвый обретает покой, а живые свободны.

Эрих: Можешь сказать это еще раз?

Б.Х.: Нет, такое нельзя повторять. Это же и без того там, гДе надо. Дело ведь обстоит так, что человек не может запоминать очень важные веши. Если бы их запоминали, то они перестали бы рабо­тать.

Пример с семинара:

Б.Х. работает с Сарой с прерванным движением любви к... Она жаловалась, что у нее такое чувство, будто она только вдыхает. При этом она очень напряжена, и из-за этого у нее так болит в груди.

Б.Х. (после того как привел к цели движение любви к...): Сейчас это было прерванное движение любви к... Астма—это прерванное дви­жение любви к... Вдыхать означает «принятие», а выдыхать — «движе­ние любви к...». При астме человек не может выдыхать. Это указывает, что это прерванное движение любви к...

В тог же день позже

Сара (боязливым и плаксивым голосом): Я чувствую, что это дав­ление у меня больше связано <: самоубийством моего отца. С тех пор, как ты об этом говоришь, давление снова растет. И я подумала: это не моя ответственность.

Б.Х.: Как он покончил с собой?

Сара: Он лег в ванну и вскрыл себе вены.

Б.Х.: Сколько лет было тебе?

Сара: Двадцать шесть.

Б.Х.: Кто мог бы сыграть здесь твоего отца?

Сара: Пока я не знала этого про Экхарда, я думала о нем. Теперь я бы поискала кого-нибудь другого.

.278

Б.Х. .'Нет, нет, он тут подойдет. Экхард, хочешь по-хорошему совер­шить искупление? (Тот кивает.) Проделаю-ка я с тобой другое упраж­нение. (Велит Экхарду лечь на пол, тот ложится на спину.}

Б.Х. (Саре.): Ляг на спину рядом с ним. (Сара ложится рядомО Совсем близко! (Сара начинает плакать.) Представь, что ты смотришь на мертвого отца в ванне.

Сара (громко плача): Нет.

Б.Х.: Нет, не так, это делается с любовью. И открой глаза! Ближе, ближе и скажи ему: «Дорогой папа, я ложусь рядом с тобой». (Сара повторяет это.) Дыши спокойно! (Сара плачет.) Нет* это ничего не даст, повтори абсолютно спокойно!

Сара: Дорогой папочка, я ложусь рядом с тобой.

Б.Х.: Точно. Это всё. Теперь оставайся спокойно с этим чувством и дыши. Это ликвидация идентификации. (Группе): Если она лежит рядом с ним, она не может быть больше с ним идентифицирована. Связь заменяет идентификацию и снимает ее. Это всё. Экхард, спа­сибо! (Оба снова садятся на свои места.)

Фридеманн: Тут была очень большая разница в ситуации с чув­ствами.

Б.Х.: Да, нужно уходить прочь от драмы. Сосредоточенное чув­ство без эмоций. Если это говорится очень тихо, тогда это верно. Поэтому нужно уходить от громкого, а в конце это должно быть со­всем просто. Тогда это станет решением.

Позже

Сара: Мне намного лучше, я все еще чувствую внизу легкую ло­моту. Но это скорее как гроза, гром, который уходит.

Б.Х.: Это напоминает тебе о том, что гроза позади.

Сара: С другой стороны, я удивлена, потому что я бы подумала обо всех возможных связях между мной и моим отцом, Только не об идентификации. Мой внутренний интерес смещается сейчас на про­фессиональные вопросы и к партнерству.

Б.Х: Хброшо!

На пятый день

Сара: С сегодняшнего утра у меня учащенное сердцебиение. Мне все время приходит на ум имя моего первого брата. У меня есть свод­ный брат и брат, который умер. Он вспоминался мне очень часто и перед тем, как у меня случился выкидыш. Поэтому у меня снова по­явилось настойчивое желание сделать расстановку семьи.

Б.Х.: Да, сделаем и это.

:".

1279

Генограмма родной семьи Сары?":

Исходная расстановка родной семьи Сары: (2)

* Сокращения: О-отец М-мать

1 - первый ребенок, сын

2 - второй ребенок, дочь

3 - третий ребенок, Сара

ОМ - отец матери ММ - мать матери 1МжМ - первый муж матери СвБ - сводный брат Сары ДМ - друг матери

280





На пятый день пополудни

Б.Х.: Сара, ты выглядишь уже почти счастливой.

Сара: Да, и прекрасно тут то, что боли в области крестца, которые были раньше, исчезли. Мне очень легко в области таза, так что впору прыгать. Во мне поднимается такая прыгающая радость, и мое серд­це бьется словно в предвкушении чего-то хорошего-, и страха у меня стало Меньше. Я благодарю тебя за тот толчок, он был очень важен.

Б.Х.: Для Того я и здесь. (Он приглашает ее расставить ее роди­тельскую систему.)

Важные сведения, которые выясняются во время расстановки: первый муж матери погиб на войне. Сын от этого брака родился спу­стя два месяца после смерти отца. Мать позже стала алкоголичкой. Отец покончил с собой, по мнению Сары, из-за алкоголизма матери. Первый ребенок от этого брака умер в возрасте семи недель.

После того как Сара расставила свою родную семью:

Б,Х. (матери): Как ты себя чувствуешь?

Мать: Я чувствую себя под угрозой. С двух сторон: слева мой муж и с другой стороны, здесь (показывает направо на сына от первого брака), он настолько неудержим, будто я не могла его схватить.

(Б.Х. ставит сначала ее отца позади нее, движение 1; затем ее перо­вого мужа справа рядом с сыном, движение 2.)

Мать: В самый первый момент это было прекрасно, а потом сно­ва появилась угроза.

Б.Х.: А что было с ее отцом? [

Сара: Я только могу сказать, что ее мать была в браке более важ­ной фигурой.

Б.Х.: Так всегда бывает у алкоголиков.

Сара: Он давал ей карманные деньги, но власть была у нее. Я еще кое-что забыла. Когда моя мать уже была замужем за моим отцом и мой отец был еще на войне, она, вероятно, очень любила другого муж­чину, и в конце войны тот попросил ее, так как она была врачом, до­стать для него и для всей его семьи цианистый калий. И она это сде­лала (ужас в группе). Этот мужчина покончил с собой, а его жена и дети этого не сделали.

Б.Х.: Это то, что угрожает (ставит сводного брата и первого мужа матери несколько назад). Вас мы должны сначала доставить в безо­пасное место, а ты (отец матери) можешь сесть. Тут другая динамика. (Вводит в расстановку друга матери, который лишил себя жизни с помощью цианистого калия; длительное молчание.)

Б.Х.: Кто должен был покончить с собой?

i

281

Измененная расстановка:

Мирьям: Мать.

Б.Х.: А кто это сделал? Отец. Иногда так бывает.

Друг матери: Я нахожу, что здесь очень странно, особенно когда она так близко ко мне (мать Сары). (Б.Х. просит обоих поменяться местами, движение 3. Когда и это не меняет неприятного ощущения, он велит обоим развернуться лицом наружу и в заключение велит матери, а потом и другу покинуть помещение; движения 4 и 5.)

Исполняющая роль Сары: Теперь я снова могу поднять глаза.

Брат: И моя злоба становится немного меньше.

Сестра; А я впервые могу посмотреть на отца.

Отец: Для меня это как медленное просыпание из оцепенения смерти. Это было ужасно.

(Затем дети пробуют много разных позиций по отношению к отцу, пока не находят свое место.)

Расстановка-решение родной семьи Сары:

282





Б.Х. ('просит войти тех, кто был за дверью): Как вам было там снару­жи?

Мать: Хорошо. Мы нашли общий язык.

Б.Х. (велит Саре занять свое место): Ты можешь тоже еще немно­го попробовать, если хочешь. (Сара несколько раз глубоко вдыхает и начинает плакать, снова открывает глаза и хочет подойти к отцу.)

Б.Х.: Нет, остановись, стой здесь, открой глаза. Очень спокойно. (Сара дышит спокойнее, ясно смотрит на отца.)

Б.Х.: И спокойно, очень спокойно. Оставайся при сосредоточен­ной силе. (Сара продолжает спокойно смотреть на отца.) Четверо мертвых мужчин в этой системе.

Однажды тут в группе была супружеская пара, и на сессии муж совершенно сорвался и впал в эйфорию. Примечательно было то, что он всегда носил одежду черного Цвета. На следующий день его осени­ло, что в его системе семеро мужчин покончили с собой из-за жен; семеро мужчин! (После паузы) Сара, хорошо. (Все садятся.)

Я хотел бы сказать еще кое-что по поводу замещений судьбы в системах. В Линдау у меня была группа, и один человек из этой груп­пы сказал, что он видит, как люди вокруг него иногда теряют созна­ние. И тут в голове у него всегда выстреливало: это же головокруже­ние. Тогда мы сделали расстановку его системы. У его матери был друг-еврей, и в расстановке мать стояла вместе с тем другом и тремя деть­ми, а отец троих детей стоял на большом расстоянии в стороне. Родной отец записался тогда в военную авиацию. В этой системе отец пере­нял судьбу еврея, а еврей занял место отца. Такое бывает. Трудно тре­бовать от кого-то исполнения своей судьбы, но никто не может при­нять ее на себя за кого-то другого. В твоем случае, Сара, может быть, что тйой отец, покончив с собой, взял на себя судьбу матери.

Однажды у меня был похожий случай. Тут была участница, у мате­ри которой, до того как она вышла замуж, был друг. Этот друг был рань­ше помолвлен и в конце войны он дал своей невесте и ее матери циа­нистый калий, и они отравились. Этот мужчина часто бывал в этой семье и был интимным другом матери, так, между прочим. У этой уча­стницы была угроза самоубийства. Несколько позже на супервизион-ную группу пришла ее мать, и тогда я рассказал ей об этом и еще сказал ей, что тот, кто на самом деле должен бы покончить с собой, — так это ее друг. Дочь идентифицирована с его прежней невестой. Тогда мать сказала: «У него всегда при себе цианистый калий».

Сара: Мой отец всегда хотел, чтобы моя мать покончила с собой вместе с ним. (Молчание.)

233

Б.Х.: Так функционируют системы. На примере таких судеб можно узнать, что значит исправление или очищение. В духовной традиции существует представление о пути очищения и глубоком внутреннем очищении. Такое вообще невозможно сделать лич«ог стремясцк при­меру, очиститься от своих грехов или страстей. Настоящее очищение — это выпутывание из системных переплетений. Без такого очищения нет движения дальше, и путем сосредоточения этого тоже не достичь. Есть еще какие-нибудь вопросы на эту тему?

t ( Анджрдо: Я не знаю, может быть, я прослушала: спрашивал ли ты о семье ее отца?

, Б.Х: Нет, когда здесь есть нечто такое массивное, это закрывает все остальное. Если в настоящий момент есть что-то настолько актуальное, то не нужно заглядывать далеко назад. Для тебя, Сара, важно, чтобы ты оставила мертвым их покой, всем, и чтобы ты оставила матери ее вину и соединила себя с хорошими силами в системе, а это твой отец.

Сара: Это хорошо с моим отцом. Я прощаюсь.

Б.Х.: Нет, я бы не^тал. (Сар* пытается возразить.) Нет, нет, нет.

Сара: Итак, мне грустно, и это так.

Б.Х.: Да, потому что ты даешь ему быть мертвым. Ты можешь ска-зат*: «Дорогой папа, во мне ты еще живешь, и тебе должно быть хо­рошо». (Группе) Она этого вообще не слышала.

> Capo: Нет, слышала! /

. sfiJf..-Нто я'сказал? 1 < *

> Сара: Во мне ты еще Живешь, и тебе должно быть хорошо. И я подумала, что, собственно говоря, это верно.

Б.Х.: Согласие приходит слишком рано. Если ты это пережила, то тебе нет необходимости с этим соглашаться. Согласие — это иногда подмена переживания. Итак, что ты ему скажешь?

Сара: Во мне ты еще живешь.

Б.Х.: ...и я дам тебе участвовать в том, что я делаю.

Сара: И я дам тебе возможность участвовать в том, что я делаю.

Б.Х:.■ Это примирение. Ее отец — жертва переплетения. Хорошо, гкотда из жертвы Исходит сила, которая оказывает положительное вли­яние на других. Тогда "это примирение. Тогда это было не напрасно.

Сара:Цй, я бы так хотела, чтобы это было не напрасно. Наша се­мья вымирает, а фамилия исчезает...

Б.Х.: Нет, нет, тет, ты отвлекаешься. Ты безнадежный случай, и тут я это оставлю. Но, может быть, твой отец явится тебе еще раз во «не и йкажеТ тебе, что важно. Возможно, его ты послушаешь лучше, чем меня. Что-то еще, Сара?

284

/ Сара: Нет, я и от тебя с удовольствием услышу, что важно. ,

EJC.: Оставлю-ка я это так. Самое главное я сказал, и теперь я додже» поверить, что из этого возникнет что-то хорошее.

' Человек, кОУорый забыгг о своих симптомах '

Недавно мой коллега делал доклад о больных раком. Он привёл следующий пример: в СЙ1А в клинику был доставлен мужчина,' и когда врачи его оперировали, то увидели, что у него полно метастаз. Его зашили и отправили домой. Мужчина этот был уже довольнб по­жилым, но прожил еще десять лет й умер потом совершенно мирно и спокойно. После этого его жена направила в клинику письмо 6 бла­годарностью, что клиника тогда очень хорошо помогла: он поправил­ся, и они потом долго и счастливо жили. ВрйЧй удивились и справи­лись в истории болезни, а там было написано, что у Herd в то время было полно метастаз. Но они сказали Тогда жене: ему нужен лишь уход, у него нет ниЧего страшного. Й'он забыл о своих симптомах болезни. Поэтому был здоров.

д) Страдать легче, чем действовать

Если ничего другого не получится

Алексис: Я считаю, что моя нынешняя система очень запутана;

Б.Х.: Но ты же счастлив. Что ж в ней запутано? .',

Алексис: Есть хорошее. Я вчера звонил в Грецию, к телефону по­дошла моя жена, она говорила обо мне и сказала: «Возвращайся, я так хочу оказаться с тобой в постели». И тогда я подумал: «Бог ты мой, вот же оно! И что тогда значит все остальное?»

Б.Х: Точно. Так и есть.

Алексис: Все идет правильно. Мы вместе, значит, все хорошо. Тог­да вчера я еще подумал: «Я скажу это, если ничего другого не полу­чится» (громкий смех).

Б.Х. Говорят ведь, что греки хорошие бизнесмены.

Алексис: Ну и хорошо, тогда я сделаю это сам.

Алексис: Я сделал упражнение «оставаться сильным или уйти в слабость». И после, когда у меня появились плохие чувства или мыс­ли, справляться с этим мне удавалось лучше. Наверное, раньше я ча­сто уходил в слабость, а теперь я знаю, как из этого выйти. Но у меня еще есть нерешенный вопрос: я не уверен, должен ли я признать себя ответственным за мою любовь или нет. , •

Б.Х,: Удивительно, но некоторые люди бывают счастливы дадсе после неправильных решений.

2S5

Алексис: Значит, лучше счастье, чем правильное решение (все яме

Б.Х: Точно!

, Школа конькобежцев

, Людвиг: Я как раз размышлял, а не осел ли я (смех). Мне еще по-прежнему немного стыдно за то, что я сказал вчера в конце.

Б.Х: Все в порядке. Был тут однажды один мужчина, у него была дочь, которую он очень любил, и дочь очень хотела научиться бегать на коньках. Он купил ей коньки и записал ее в школу, где учили бе­гать на коньках. После занятий дочь вернулась сияющая и сказала: «Это было чудесно, я ни разу не упала». В следующий раз она снова пришла домой'сияя и сказала: «Это снова было чудесно, я ни разу не упада». Тогда отец сказал: «Я заберу тебя из этой школы, она не хоро­шая». (Людвиг смеется все громче.)

Еще что-то, Людвиг?

Людвиг: Пока нет.

Второй водопроводный кран

Илзе рассказывает, что она не могла заснуть, потому что все вре­мя думала о том, как бы она могла расставить членов своей семьи.

BJC.: Это, конечно, бессмысленное занятие, потому что, когда по­том ты фактически будешь делать это, все будет совсем по-другому.

Илзе: Но я не могла отогнать эти мысли. Они никак не уходили.

Б.Х: Знаешь, как останавливают навязчивые мысли?

Илзе: Н^адо считать овец или что-нибудь в этом роде?

Б.Х.: Нет, это делается более осознанно. Если кто-то не может, к примеру, уснуть, потому что из водопроводного крана капает вода, ему нужно всего лишь представить себе Два крана (всеобщее веселье) или три. Это называется диффузией.

Мои «отношения»

Макс: У меня много впечатлений. Я не знаю, что мне сказать.

Б.Х: Просьба?

Макс: Да, я Хотел бы при случае сделать расстановку моих отно­шений.

Б.Х.: Знаешь, что означают отношения на этом месте?

Макс: Нет.

Б.Х.: Это не держит.

Член группы: А что? ,

, Б.Х.; Да, если бы это было что-то другое, ты бы назвал это по-другому, Еще что-то, Макс?

Макс: Нет, этого достаточно.

286

Слишком много слов

Клаус: Во мне постоянно всплывают образы моих дедушек. Их обоих негативно оценивали. Отец моего отца считался строгим дес­потом. Внешне у нас с ним очень много общего, и у него была окла­дистая борода. Другой считался ветреником и соблазнителем, чело­веком, который увиливал от ответственности. Я вижу, что если я хочу снова пробудить их" к жизни, то должен правильно использовать силу. Вообще, когда я хочу дать мужскому принципу «расправить плечи», то просто не нахожу для этого места.

Б.Х. (провоцирующе): Это поможет, если ты так и будешь делать дальше!

Клаус: Эти парни мне нравятся уже как образ, но тут есть что-то такое, чего я никак не могу ухватить. ' '!

Б.Х.: Ты должен посмотреть на этих мужчин перед лицом их жен, и тогда ты узнаешь, что такое мужество.

Клаус: Я вижу тут некую взаимосвязь, когда Ты говоришь, перед лицом женщин. Отчасти я хорошо могу понять мужа....

Б.Х: Слишком много слов сейчас. Ты мог бы уже за это время все сделать. ,

Следить за источником

Алексис: Моя жена позвонила из Греции и упрекала меня, что я ей не позвонил. Я сказал: «Оставь свои упреки. Я Люблю тебя и думай о вас». И все стало хорошо. А когда я отошел от телефона, то снова ощутил такую любовь, как и вчера, и тогда на глаза опять наверну­лись слезы. При нормальных обстоятельствах я не могу плакать, и я переживаю это как очень большой недостаток. Я могу плакать только в этом терапевтическом окружении. '

Б.Х.: Тут то же, как с работой и с отпуском. У человека меньше выходных, чем рабочих дней. Такие проявления аффекта действен­ны, когда они экономны и редки.

Алексис: Значит, это мой отпуск.

Б.Х.: Именно.

Алексис: Тогда это тоже имеет для меня значение. Я чувствую себя снова оживленным и...

Б.Х:.• Бывают и такие люди, которые, обнаружив источник в сво­ем саду, садятся перед ним и следят, чтобы он не иссяк.

Защищаться — это лишнее

Лидия: Мне кажется, что я с моим партнером недбстаточно отдаем должное семьям друг друга. Я часто занимаю оборонительную пози­цию, отхожу назад, не говорю, что думаю и чувствую, а иногда станЪв-

287

люсь агрессивной. Возможно, мне надо больше позитивно смотреть на1 мою родную семью и ценить ее по достоинству. Тогда мне не нужщ будет защищаться?

Б.Х.:Да, тогда ты обретешь внутренний покой. Это ведь как: если кто-то неправ, ему не нужно защищаться, и если прав, тоже не нуж­но. Еще ты можешь ему сказать: если бы у нас в семье не было так хорошо, я бы не смогла тебя так любить.

Воля судьбы

Йозеф: Мое появление на свет было очень драматичным: у меня было обвитие пуповиной, и моя мать чуть не истекла кровью.

£Х.;Ичтоже?

Йозеф: Моя мать смотрела потом на меня как на своего спасите­ля, так как я своим криком подозвал врача. Меня это смущает.

Б.Х.: В связи с этим я вспомнил одну историю.

Надежда на Бога

Во время большого наводнения некий раввин молился, чтобы Гос­подь ему помог. А вода тем не менее поднималась все выше, и в •конце концов он забрался на крышу своего дома. Когда мимо проплывала лодка и его хотели подобрать, он сказал: <хЯ жду, что мне поможет Господь», и продолжал молиться. Затем над ним пролетел вертолет и хотел его забрать, но он от­ветил: «Нет, нет, я дождусь помощи от Бога». В конце концов он утонул и, явившись пред Богом, стал жаловаться: «Я так молился, а ты мне не помог». «Да как же, — сказал Бог, — я ведь послал тебе и лодку, и вертолет».

(После длительного молчания)

Я все еще думаю о твоей ситуации, Йозеф. Что могло бы, нако­нец, дать тебе внутреннее успокоение? *

Йозеф: Чувство благодарности к матери?

Б.Х.: Это так. Но никто ведь не виноват, что у нее были тяжелые роды: так уж сложилось. А почему так складываются обстоятельства, кто знает?

Читал как-то некий монах проповедь. И вот к нему подошла одна женщина и сказала: «Ты обратил меня в веру, так тронула меня твоя проповедь». Монах поинтересовался: «Что же так тронуло тебя в моей проповеди?» На что она ответила: «Да то, как ты один раз отвернул­ся, чтобы высморкаться. А я подумала: если и Бог от меня отвернет­ся, то горе мне». Надо уметь отличать собственные действия от боже­ственной воли.

^ VII. ДВИЖЕНИЕ К ЦЕЛОМУ

Те порядки любви, которые сопровождали нас в описанных ранее типах отношений, имеют силу только в этих узких областях. Они свои для отношения ребенка к родителям, свои для отношения родителей к детям, свои для свободных союзов и свои между парами.

Если применять их шире, например, nq отношению к Богу, Судь­бе или Целому, они превратятся в непорядок и абсурд. Некоторые люди относятся к Богу как дети к родителям и ищут тогда некоего Бога-отца и Великую Мать, верят, как дети, надеются, как дети, до­веряют, как дети, любят, как дети, боятся их, как дети, и, как дети, они, наверное, еще и боятся знать.

Или мы относимся к таинственному Целому как к предкам или к родне, знаем себя как его кровных родственников в сообществе свя­тых, но и как в роду чувствуем себя отверженными или избранными по какому-то неумолимому закону, хоть и не понимаем его пригово­ра или не можем оказывать на него влияние.

Или мы относимся к Целому как к равноправному в некоей груп­пе, становимся его сотрудниками и представителями, пускаемся на торговлю и сделки с ним, заключаем с ним союз и путем договора регу­лируем права и обязанности, «давать» и «брать», доходы и убытки.

Или мы относимся к таинственному Целому так, будто у нас с ним партнерские отношения, где есть любимый и любимая или же­них и невеста.

Или мы относимся к таинственному Целому как родители к ре­бенку, говорим, что он сделал не так и что ему нужно было сделать луч­ше, ставим под сомнение его работу и хотим, если этот мир, такой, как он есть, нас не устраивает, освободить из него и себя, и других.

Но, если мы относимся к нему как к тайне этого мира, мы остав­ляем позади и забываем те порядки любви, которые знаем, как будто мы уже на море, а реки и все пути — у цели.

19 — 2296

289

Вера в Творение и вера в Откровение

Отец одного из участников семинара вышел из некоего ордена, со* здал семью, и у него с женой родилось много детей. В расстановке он стоял между орденом и своей семьей. (

Б.Х.: Когда видишь такую расстановку, то кажется, что в монас­тыре его отцу было бы легче. Так бывает очень часто, поэтому я об этом говорю. Если кто-то принадлежал Богу или Церкви и должен был принадлежать Богу, а он покидает орден или Церковь, тогда он часто себя ограничивает и живет затем в более жестких рамках, Чем если бы оставался членом ордена или Церкви. Для католиков это имеет еще больше последствий, чем для протестантов, так как огра­ничений там (например, обет безбрачия) еще больше. Если человек уходит, то удастся это может только в том случае, если он пройдет весь путь; это значит, он должен отпасть от веры — по направлению к вере большей.

Ибо это плохая вера, которая представляет себе, что человек мо­жет, имеет право или должен особенно принадлежать Богу и что Бог сердится, когда человек делает то, что соответствует Творению. Вера и неверие неразрывно связаны в душе как вина и невиновность, и какой бы ни была комбинация между виной и невиновностью, такая же есть и между верой и неверием. Вера в Бога Откровения требует отпада от Бога Творения и вместе с тем от Творения, как мы его вос­принимаем. Вера в Откровение во многом говорит нам о том, что мир плох. Если я в это верю, я должен отрицать то, что воспринимаю, я должен отпасть от Творения и обратиться к Бргу Откровения, о котс-ром человек ничего не знает, кроме того, что кто-то сказал, что он сказал. Это все, что мы о нем знаем. О нем не существует никакого опыта, есть только сообщения об опыте, который, как некоторые го­ворят, якобы у них есть. Вера в Бога Откровения, таким образом, все­гда является верой в свидетельство, которое кто-то оставляет, и его свидетельство является для меня тогда обязывающим. Таким обра­зом, это всегда вера в какого-то человека.

Этот род религии в культуре передается через семейные тради­ции. Вера в Откровение тогда необходима, если ты хочешь принадле­жать к определенной семье, которая эту веру разделяет. У всех, кто отпадает от религии, есть одно и то же чувство, точно такое же, про­тестанты ли они, мусульмане или католики. И вывод в том, что это никак не может быть связано с содержаниями. В первую очередь это системная динамика, которая тут разворачивается. Вера в Открове­ние служит тому, что держит вместе определенные группы. Вера в Тво-

290

\рение, напротив, содержит в себе согласив иа мир» каков, он фп>, и единяет людей. Религии устанавливают границы. При вере в Тво­рение границ нет. Когда человек испытывает уважение перед Творе­нием, таким, каково оно есть, он не может оставаться в одной-един-ственной группе. Кто обращается к тому, что является Творением, тот должен выйти за пределы своей семьи или своей группы. Это облада­ет совершенно иным качеством.

Пару дней назад я прочитал письмо, которое было написано от имени индейского вождя Сиэтла. В этом письме чудесно описана вера в Творение. Я прочту одну совсем небольшую выдержку из него:

«Президент в Вашингтоне дает нам знать, что желает купить нашу страну, но как может кто-то купить или продать небо? Эта мысль нам чужда. Если мы не обладаем свежестью воздуха и блеском воды, как можете вы ее купить? Каждый уголок этой земли для моего народа свят. Каждая поблескивающая иголка сосны, каждый песчаный бе­рег, каждое облако тумана в темном лесу, каждая лужайка, каждое жужжащее насекомое.

Всё священно в памяти и чувствах моего народа. Мы ощущаем соки, текущие в деревьях, как ощущаем кровь, текущую по нашим сосудам. Мы — часть земли, а она — наша часть. Душистые цветы — наши сестры. Медведь, журавль, большой орел — наши братья. Ска­листый гребень хребта, сочные поляны, тепло тела пони, человек — все принадлежат одной семье...

Если мы продадим вам нашу страну, подумайте о том, что воздух для нас драгоценен, что воздух сообщает свой дух всей жизни, кото­рая вас сохраняет. Ветер, который подарил когда-то нашему деду его первый вздох, принимает и его последний. Ветер дает и нашим детям дух жизни. Так что если мы продадим вам нашу страну, вы должны сохранить ее нетронутой и святой, как то место, которое человек мо­жет разыскать, чтобы попробовать на вкус ветер, сладость которому придают луговые цветы...»

19*

Профессиональный путь Берта Хеллингера

В то время когда Берт Хеллингер в качестве священника католичес­кого ордена и руководителя школы бь!л в !Южной Африке, он познако­мился с видом групповой работы, который принципиальноотдичаЛся от практикуемого тогда в Германии. Тренеры происходили из англо­американского культурного пространства, и обучение было полностью ориентировано На практику Участие В нем мог принимать только тот, кто работал в каком-нибудь учреждении и был намерен применять по­лученное непосредственно на практике. Семинары были всемирны­ми, в них принимали участие люди разного цвета кожи.

«Йа менй произвело впечатление то большое уважение, с каким тренеры относились к каждому участнику. Они были жестки, но все­гда очень уважительны. Ни разу не было случая злоупотреблений со стороны тренеров. Один тренер, Дэвид, до сих пор стоит у меня перед глазами. Это тот пример, который всегда присутствует у меня в душе. Главным, что я тогда получил, был вопрос, который он мне задал: «Что важнее: идеалы или люди? Что ты пожертвуешь чему?» Я не спал тог­да целую ночь. Я очень ему благодарен.

Потом я стал ибпользовать это на практике, и это вошло в мою работу, после того Как я вернулся в Германию. Следующим важным событием стал первый семинар по гештальт-терапии, который про­водила в Германии Рут Кон. Я был первым на «горячем стуле» и при­нял на этой сессии главное для моей жизни решение. Позже я ото­шел от гештальт-терапии, потому что конфронтация «собаки сверху» и «собаки снизу» часто казалась мне игрой. Но я не хочу умалить этим ценность гештальт-терапии. Далее было психоаналитическое обуче­ние в Вене. Во время одной встречи кандидатов на обучение в выход­ные дни — мы экспериментировали с разными вещами — одна жен­щина предложила: «Давайте-ка просто кричать на букву «А»». Мы сделали это с удовольствием, и когда я рассказал об этом моему ана­литику, он сказал, что меня, возможно, заинтересует книга, которую он получил. Это была «The Primal Scream» Янова. Сам он ее не читал. Я заглянул в нее и был захвачен прямотой, а также тем, как быстро можно таким образом прийти к цели. Уже на следующем групповом тренинге, который я вел, я кое-что из этого применил и был поражен эффектом».

Дело дошло до скандала, Когда Берт Хеллингер в психоаналити­ческой школе сделал реферат о книге и работе Янова и ему Отказали В

292

признании его как психоаналитика. Поскольку ои все равно намере­вался изучать первичную терапию, то он отправился на девять меся­цев кЯнову в Лос-Анджелес, а после того, как он со своей женой Хертой Хеллингер посещал еще институт первичной терапии в Денвере (Ко­лорадо), он стад вместе с ней использовать первичную терапию в соб­ственной практике.

«Между этими событиями было еще что-то важное: четырехне­дельный гештальт-семинар с Хиларион Петцольд. На этом семинаре Фанита Энглиш упомянула трансактный и сценарный анализ, и она же указала мце на книгу Эрика Берна: «Was sagst du, wenn du Guten Tag gesagthast». Когда я летел кЯнову на собеседование, то купил эту книгу, и, к счастью, из-за поломки мотора вылет задержался на восемь ча­сов. За это время я прочел почти всю книгу и некоторые вещи сразу же использовал на семинаре, который начался тотчас после моего воз­вращения. То малое, что я понял, стало действовать тут же.

Потом я перестроил Мой подход и на моих курсах работал прежде всего со сценарным анализом. Во время работы со сценарным анали­зом ко мне пришло важное озарение. Трансактные аналитики своди­ли сценарии к посланиям, которые сообщались человеку. Я устано­вил, что это действует независимо от прямых посланий через собы­тия, которые произошли в системе. Речь в большинстве случаев идет не о тех событиях, которые человек пережил. Они могли произойти где-то в другом месте и в другое время, а затем проявиться в виде сце­нария. Внезапно тут обнаружился системный аспект нескольких по­колений. Тогда я занимался еще только системным сценарным ана­лизом, а с течением времени мне стало яснее, по каким законам дело доходит до идентификаций и как ликвидировать сценарии, ликви­дируя идентификации. После этого я рассматривал работу со сцена­риями только как дополнение.

Между тем я прочел еще книгу «Невидимые связи» Иван Бозор-мени-Нади. Большое впечатление на меня произвела идея компен­сации, хотя тогда я многого не понимал из-за его трудного языка. Но тот принцип, что существует компенсация через поколения, помог мне обнаруживать такие процессы.

Но я рассматриваю компенсацию между «давать» и «брать» не с этических точек зрения. «Я вижу только разрыв, а разрыв между вы­игрышем и потерей порождает динамику, которая стремится к ком­пенсации.

Затем я занимался семейной терапией и учился у Рут МакКлен-дон и Лесли Кадиса. У них же я впервые увидел работу с расстановка­ми семей. Я был под впечатлением от их работы, но не мог еще пол-

293

ностью понять концепции. Но семейная терапия понравилась мне тогда настолько, что я подумал, что должен заниматься именно семейной терапией. Потом я рассмотрел мою предыдущую работу и сказал себе: «Она хороша, и я от нее не откажусь, пока не знаю другого». Я просто продолжал работать дальше, и через год у меня все было семейно-те'ра'-певтическим, да еще сюда добавилось очень важное открытие изна­чального порядка. Здесь тоже есть своя предыстория. Я читал статью Джея Хейли, речь в которой шла о «перверсном треугольнике». Эти динамики привели меня к изначальному порядку. Это бьто ключевое событие, которое позволило мне находить множество других решений. Затем мне дали толчок семейные расстановки у Tea Шонфельдер. Че­рез некоторое время мне стали ясны принципы и где в этом случае находмтся порядок, и с тех пор я могу это делать.

Важным является еще и влияние, оказанное на мен» Милтоном Эриксоном и нейролингвистическим программированием. Самым важным в НЛП для меня было то, что взгляд направлен на решение, а не на проблему. Стимул дал мне и Франк Фарелли с его провокатив-ной терапией. Невероятное впечатление* произвел на меня способ Эриксона проводить терапию. От него, естественно, пошла и работа с историями. Первая история, которую я рассказал в терапевтичес­кой группе, была история о двух Орфеях — «Двоякое счастье».

ПРИЛОЖЕНИЕ

Фразы, несущие освобождение

Мальчик, обращаясь к старшему брату, который был убит нациста­ми:

Ты мертв. Я поживу еще немного, потом я тоже умру. Я преклоняюсь перед твоей судьбой, ты всегда будешь моим братом.

Ребенок матери, которая умерла при его рождении; <

Я принимаю жизнь за ту цену, которой она стоила тебе и которой она стоит мне, и я что-нибудь из нее сделаю в память о тебе.

Ребенок матери, перенесшей при его рождении перелом таза: Милая мама, я принимаю это за ту цену, которой это стоило тебе, и именно поэтому я буду чтить это и что-то из этого сделаю тебе на радость. Это не должно было быть зря. Именно потому, что это обо­шлось тебе так дорого, я покажу тебе, что это было ненапрасно.

Ребенок родителям, которые отдали era бездетным родственникам: Я рад делать это для вас всех.

Мужчина своей матери, которая отдала его после рождения: Мама, я рад, что ты меня родила.

Дети, которые ненавидят своего отца, живущего отдельно от них,

матери:

Все это с ненавистью к отцу мы делаем для тебя.

Мать таким детям:

Я вышла за вашего отца, потому что любила его, и если вы станете

такими, как ваш отец, я с этим соглашусь.

Дочь матери, если та рассказывает интимные вещи про своего перво­го мужа:

Для меня имеет значение только папа; а то, что было между тобой и тем первым мужем, я знать не хочу.

Молитва на заре жизни Дорогая мама/милая мамочка,

я принимаю от тебя все, что ты даешь мне, все целиком, и все, что с этим связано,

я принимаю это за ту полную цену, которой это стоило тебе и которой это стоит мне.

Это поможет мне чего-то добиться тебе на радость (и в память о тебе). Это не должно было быть напрасно. Я крепко это держу и дорожу этим

295

И, если можно, я передам это дальше, так же, как ты. ' >

Ты моя мама, я принимаю тебя такой, какая ты есть,,

а я твой ребенок (твой сын, твоя дочь), и я принадлежу тебе. <

Ты для меня самая лучшая, а я лучше всех у тебя.

Ты большая, а я маленький (маленькая).

Ты даешь, я беру.

Милая мама!

Я рад, что ты приняла папу.

Вы оба для меня самые лучшие. Только вы!

(То же самое следует в отношении отца.)

Мать сыну, чей отец алкоголик:

Я согласна, если ты станешь таким, как твой отец.

Ребенок родителям:

Я принимаю то, что вы мне подарили; это много, и этого достаточно.

Остальное я сделаю сам, а теперь я оставляю вас в покое.

Отец сыну, который был зачат до брака, а теперь высчитывает и зада­ет вопросы: Дольше мы не вытерпели.

Ребенок родителям в случае инцеста: Мама, я рада делать это для тебя. Папа, я рада делать это для мамы.

Ребенок отцу, если при этом находится мать:

Я делаю это для мамы, я рада делать это для мамы.

Терапевт девочке, которая пережила инцест: Роза по-прежнему пахнет.

Ребенок одному из родителей или обоим:

Ты меня очень обидел, я никогда тебе этого не прощу.

Это вы, не я; вы должны отвечать за последствия, не я.

Отец ребенку:

Мне жаль. Я поступил с тобой очень несправедливо.

Дочь отцу:

Мама чуточку лучше.

Отец дочери:

Ты почти такая же хорошая, как твоя мама.

Дочь матери:

Смотри, нас двое с тобой.

Терапевт ревнивой женщине:

Ты потеряешь своего мужа рано или поздно. Наслаждайся им сейчас.

296

Партнеры друг другу, когда расстаются:

Я принимаю*то, что ты мне подарил. Этого было много, я буду ува­жать это и возьму с собой. То, что я дал тебе, я давал с удовольствием, и ты можешь оставить это себе. Я беру на себя мою часть ответствен­ности за то, что между нами не сложилось, и оставляю тебе твою часть, а теперь я оставляю тебя в покое.

Дочь, которая заболела, когда мать рассталась с отцом: Ты должна отвечать за последствия.

Сестра сводной сестре, существование которой долгое время скры­валось: . Ты — моя сестра, ая~- твоя сестра.

Дочь матери, которая до брака была помолвлена с другим (показывая

на отца):

Он тот, кто мне нужен, другой не имеет ко мне никакого отношения.

Дочь отцу:

Ты тот, кто мне нужен, другой не имеет ко мне никакого отношения.

Мужчина, которого уволили:

Так вам и надо, что вы меня потеряли.

Священник матери, которая еще до рождения пожертвовала его Богу: Мама, я рад делать это для тебя.

Жена мужу, который еще не отделился от своей матери: Я уважаю твою любовь к матери. к

Дочь матери, которая жестоко обращалась с детьми и пыталась их

убить:

Дорогая мама, если это моя судьба, то я с ней согласна.

Это очень плохо.

Я никогда тебе этого не прошу.

Тебе отвечать за это.

Дочь отцу, который был офицером СС и потом скрылся:

Дорогой отец, я уважаю твою судьбу и твое решение, и я оставляю тебя

в покое.

Дочь отцу, чья первая жена была еврейка и рассталась с ним в 1938

году:

С ней я не имею ничего общего. Я принадлежу моей маме. Только она —

та, кто мне нужен.

Вторая жена первой:

Ты потеряла мужа, он побудет со мной еще немного, потом я тоже его

потеряю.

297
Внук дедушке, который потерял свое состояние (Счастливый Ганс): Благослови меня, если я это сохраню.

Мать сыну, который погаб в автокатастрофе к по которому она все

еще скорбит:

Яуважаю твою жизнь и твою смерть.

Дочь отцу, который погиб на войне, когда она была еще маленькой: Дорогой папа, во мне ты еще здесь.

Женщина тем, кто требует: ты должна делать то и то: Сделаю, сделаю, сделаю.

Сестра брату, о сыне которого она беспокоится: Ты лучший отец для твоего сына.

Дочь матери, которая говорит, что она шлюха: Да, есть немного.

Женщина, которая, когда ей говорят что-то несправедливое, сразу стремится возразить: Что-то в этом есть.

Дочь матери, когда у нее возникает то же заболевание щитовидной железы, и она полагает, что подражает матери: Я уже делаю это для тебя. Два зоба лучше, чем один. Благодаря второму первый пропадает.

Дочь, страдающая истощением, отцу:

Дорогой папа, даже если ты уйдешь — я останусь.

Дочь, страдающая истощением, матери: Мама, я останусь с тобой.

Дочь, страдающая булимией, отцу:

От тебя, папа, я приму это с удовольствием. Рядом с тобой, папа, еда

мне кажется вкусной.

Пациент-игрок отцу и деду, за которыми он хочет следовать: Ты мертв, я останусь еще немного. Потом я тоже умру. Лучше я проиг­раю мои деньги, чем мою жизнь.

Некто любимому человеку, который покончил с собой: Я уважаю твою судьбу и твое решение. Теперь ты можешь обрести свой покой. Ты должен знать, что все идет хорошо и что все теперь может быть хорошо.

Дочь отцу, которого она нашла в ванне с перерезанными венами: Дорогой папочка, я ложусь рядом с тобой.

Дорогой папочка, во мне ты еще живешь, и тебе должно быть хорошо. А я дам тебе участвовать в том, что я делаю.

изнятепьсгоо институте психотерипии

V осуществляет оптовую, мелко-оптовую, розничную продажу ■ книг, книгообмен—по психологии, психотерапии, психиатрии, пе­дагогике, медицине и др. (в нашем прайсе более 500 наименований)

V интернет-магазин «Психология и психотерапия»: книги, аудио, видеокассеты, тесты и др. (www.psyinst.ru)

V предлагает учебные и релаксационные аудио- и видеокассе­ты, бланковые и компьютерные тестовые методики

V приглашает авторов и издательства для соемвстнО9б » книгоиздания и предлагает свои услуги по реализации книг по вышеуказанным тематикам

V разместит Вашу рекламу в готовящихся к выпуску изданиях

V приглашает к сотрудничеству книготорговые организации, торговых представителей в регионах, магазины — для рас­пространения и обмена продукции издательства

Приобретаемые Вами материалы необходимо предварительно заказать:

по почте: 123060, Москва, а/я 67; по E-mail: dkgelena® rrrtu-net.ru

по тел / факсу (095) 474-39-87 с 10 до 17 час. в будние дни

Вы также можете заказать каталоги видео, аудиопродукции,

тестовых (компьютерных и бланковых) методик, книг. '

При приобретении книг оптом (мелким оптом) скидки от 5% до 25%.

Гунтхард Вебер КРИЗИСЫ ЛЮБВИ

^ СИСТЕМНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ БЕРТА ХЕЛ ЛИН ГЕРА

Директор издательства М Г Бурняшев

Компьютерная верстка и техническое редактирование О Ю. Протасова

Художник А П Куцин

Редактор Н И Иванова

Корректор М. В Зыкова

Сдано в набор 10.11.2000. Подписано в печать 26.08.2002. Формат 60x90/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Печ. л. 19 Заказ №2296.

Лицензия ЛР № 065485 от 31.10.97 г.

ЗАО «ИНСТИТУТ ПСИХОТЕРАПИИ»

123336, Москва, ул Таежная, 1.

Отпечатано с готовых диапозитивов в ФГУП ордена «Знак Почета»

Смоленской областной типографии им В И Смирнова

214000, г Смоленск, пр-т им Ю Гагарина, 2


Текст взят с психологического сайта http://www.maltsevvitaly.ru

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Похожие:

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconВебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера
Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера. — М.: Институт консультирования и системных решений,...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconРеферат по курсу Семейная психотерапия “Семейная психотерапия” Семейная...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconСписок основной литературы по курсу политологии
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: Вебер м избранные произведения. М.,1990. – с. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Подготовить контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconДиплом Банковские кризисы: причины, влияние на национальную экономику
Банковские кризисы: сущность, факторы возникновения и особенности проявления 3

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗаданий для модульного контроля по дисциплине «Политология» Задание...
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconІ-іііст.№2 Беседы с психологом
Возрастные кризисы – переходные этапы от одного возраста к другому. Психическое развитие осуществляется посредством смены стабильных...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconРефератов Тема Политика как социальное явление Понятие и основные функции политики
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: М. Вебер. Избранные произведения. М. 1990. С. 248-310

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<