Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера




НазваниеВебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера
страница4/24
Дата публикации31.08.2013
Размер4.1 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Но мужчина сидел по-прежнему неподвижно. И тогда тот, дру­гой, сказал ему: «Должнс-быть, тебе было тогда очень больно и ты не хочешь пережить это снова». И тогда у него на глазах выступили сле^ зы, а другой продолжал: «Люди, которых, как и тебя, заставили вы­нести так много плохого, зачастую испытывают моральное превос­ходство перед другими и считают себя вправе отвергать других, как будто бы они им не нужны. — И добавил: — Рядом с такой невинов­ностью у виновного нет никаких шансов». И тут мужчину «прорва­ло», и он улыбнулся так, как будто его поймали с поличным. Он по­вернулся к своей жене и посмотрел ей в глаза.

«Это стоит пятьдесят марок, — сказал третий, ибо это был психо­терапевт, — а теперь исчезните, я и знать не хочу, чем все закончится».

А кончилось все плохо. Год спустя она позвонила мне и сказала, что у нее рак, и спросила, может ли она прийти ко мне на сессию. Пришли они оба, и я задал ей вопрос: имеет ли она представление о том, чем вызвана ее болезнь? Тогда она сказала, что она всегда лишь функционировала как машина. И я сказал: «Нет, это не то. Может быть, что-то еще?» Она подумала и затем сказала: «Да, я заберемене­ла от моего мужа. Он хотел, чтобыя сделала аборт, и я сделала». Тогда я сказал: «Это оно! В этот момент ты должна была его бросить». Те­перь ситуация была прямо противоположной. Сейчас невиновной

22

была она, а он был виновным. Он потребовал от нее нечто такое, что было выше ее сил, и она пошла на это, чтобы не повредить отноше­ниям. Я все это им объяснил, а ей сказал: «Ты должна сейчас рас­статься со своим мужем, признать и принять свою вину и свою боль и в память о ребенке сделать что-нибудь хорошее». Она спросила: «Разве мы не можем сделать это вместе?» Я ответил: «Да». Но он не шелохнулся и не обнаружил никакого волнения. Затем они ушли. Потом она объявилась еще раз, чтобы пройти у меня курс. Но за че­тыре недели до его начала мне позвонил сын и сообщил, что она умер­ла. Это был конец.

е) Превентивные страдания

Некоторые люди, боясь упреков и не желая причинить другому боль, прежде чем расстаться, позволяют себе долгое время страдать, столько, что это уравновешивает боль другого, как будто тогда у них появляется больше прав на этот шаг. Поэтому так долго тянутся бра­коразводные процессы. А ведь в большинстве случаев эти люди про­сто хотят расширить для себя границы, они хотят новой, большей территории, и они чувствуют себя несвободными, пленниками, по­тому что не могут ничего предпринять, не повредив другому или не причинив ему боль.

И когда они наконец расстаются, то не только у них есть шанс и риск нового начала, но и перед их партнерами внезапно открывают­ся новые возможности: Но если партнер замкнется в себе и застынет в своей боли, то тем самым он помешает другому идти новой доро­гой. Если он все же использует этот новый шанс, то и другому пода­рит свободу и облегчение. Среди всех способов простить другого этот самый лучший. Он примиряет, даже когда расставание неотвратимо.

ж) Отказ от счастья как попытка компенсации

То, что правильно и важно внутри отношений и необходимо для того, чтобы они сложились, зачастую абсолютно недопустимым об­разом переносится в совершенно иной контекст — например, на от­ношения с Богом или судьбой, где превращается в абсурд. Если один человек приобретает, а другой в тех же обстоятельствах теряет, то в душе одно увязывается с другим и возникает потребность в компен­сации, как будто одно произошло за счет другого. И тогда происхо­дят скверные вещи.

Возвращается, например, отец живым и здоровым с войны или из плена, где гибли другие, и его дочери вдруг приходит в голову, что она

23

должна заплатить за то, что он вернулся, или отец сам не берет больше от жизни много. Или кто-то, избавившись от смертельной опасности, начинает расплачиваться за это каким-нибудь симптомом или же на­чинает себя во всем ограничивать. Множество примеров такого рода можно найти у евреев, переживших нацистский режим и теперь не ос­меливающихся быть счастливыми, когда у столь многих была тяжелая судьба. Если в семье есть больной ребенок, то его здоровые братья и сестры часто не могут позволить себе быть здоровыми и счастливыми, потому что у них возникает фантазия, якобы их здоровье и их счастье достались им за счет больного ребенка. И тогда они пытаются компен­сировать это, выказывая себя тоже больными (например, в депрессив­ном состоянии) или как-то по-другому ограничивая свои возможнос­ти. Такая динамика — это как снятие с себя в душе вины. С такими примерами мы часто сталкиваемся на психотерапии.

Отказ от компенсации такого рода требует выхода на мета-уровень и поиска совершенно иного решения, несмотря на давление желания компенсации. А решение в том, чтобы принимать жизнь, счастье, здо­ровье как подарок, без того, чтобы за них платить. Такая позиция озна­чает смирение. Желание же компенсировать — это позиция дерзкая, самонадеянная. Такие люди берут на себя смелость платить за то, чгго получили в подарок.

Небольшая история на эту тему:

Двойная компенсация

У одной женщины был хороший муж, и на Рождество он подари/1 ей прекрасное золотое колье. Развернув подарок, она сказала: «Пре­красное колье!» А потом спросила: «Сколько же оно стоило?» Он Ответил: «Пять тысяч марок». — «А где ты его купил?» — «У юве­лира Бернхарда».

Когда праздники закончились, она пошла к ювелиру Бернхарду и еще раз дала ему пять тысяч марок. (Пауза) И такое бывает — по от­ношению к судьбе.

Так что когда что-то абсолютно законное и имеющее смысл в оп­ределенной области используется за пределами этой области, возни­кает путаница. Похожая ситуация складывается и тогда, когда кто-то берет на себя чужую вину и за нее расплачивается.

Пример:

Одна пара до брака зачинает ребенка, и возникает «брак по необ­ходимости». Родители несчастны в этом браке. И тогда сын берет вину

24

на сеоя и позволяет себе страдать, чтобы в качестве компенсации зап­латить этим за то, что родители из-за него несчастны.

Взять и поблагодарить, принять как подарок, не расплачиваясь за него, — вот решение и совершенно особое исполнение. Такая бла­годарность является внутренней позицией. Она не направлена на кого-то или на что-то. Я бы использовал здесь такой образ: человек входит в реку, и реука выносит его на другой берег, и когда он снова выбирается на сушу, то кланяется реке. Но реке это безразлично. Это и есть благодарность.

Пример:

Друзья юности'вместе отправились на войну, пережили там мно­жество неописуемых опасностей, и вот двое из них целыми и невре­димыми возвратились домой. Но один из них стал очень тихим, по­тому что самым важным из пережитого им было спасение. И всю свою дальнейшую жизнь он воспринимал как подарок. Другой же частенько сидел за столом где-нибудь в пивной и хвастался своими героичес­кими поступками и опасностями, которых ему удалось избежать. Это выглядело так, как будто все это он пережил напрасно.

Петра: Я знаю одного человека, которого, когда он был еще ма­леньким мальчиком, спас из-под снежного завала его старший брат. А потом этого брата убили нацисты. И у младшего потом всю жизнь было чувство, что он не может жить, что он не имеет на это права.

Берт Хеллингер (далее Б.Х.): Но это связано только с тем, что один из них умер. Здесь важны такие слова: «Ты мертв. Я поживу еще немножко, потом я тоже умру». И вот еще что он мог бы ска­зать: «Я склоняюсь перед твоей судьбой, и ты навсегда останешься моим братом».

Искупление вины как слепая компенсация: если мать умирает при рождении ребенка Искупление вины также является попыткой компенсации, толь­ко слепой, инстинктивной и неуправляемой. Попытки компенсации такого рода особенно часто встречаются в семьях, где мать умерла зо время родов. Ребенок, оставшись в живых, естественно, не виноват в смерти матери. Никому и в голову не может прийти призвать его за это к ответу, и тем не менее знание о своей невиновности не приносит ребенку облегчения. Как существо социальное, он знает, что «впле­тен» в систему, в которой он получил свою жизнь за счет жизни мате-

25

f

к
ри. И он не может иначе, кроме как всегда рассматривать свою жизнь в связи со смертью своей мамы, и он никогда не избавится от давле­ния вины. И то, что происходит после таких трагических событий, часто является плохой динамикой. Ситуация истолковывается таким образом, как будто мужчина, следуя своим инстинктам, убивает жен­щину, то есть приносит ее в жертву своим инстинктам. Но ведь роди­тели сознают весь риск исполнения любви, они осознанно согласи­лись на этот риск. Кроме того, такие фантазии на тему убийства обес­ценивают женщин и оскорбляют их достоинство. В расстановках та­ких случаев женщины не упрекают и не обвиняют мужчин, они полны достоинства.

Но представление об убийстве приводит к тому, что мальчики и в следующих поколениях — а такое событие зачастую продолжает вли­ять на протяжении нескольких поколений — искупают эту вину. Не­редко из-за смерти той женщины совершают самоубийство даже ее внуки и правнуки. Это примитивная, древняя и слепая форма ком­пенсации: один уходит, и в качестве компенсации должен уйти дру­гой. Стоит только человеку сделать что-то во искупление, как npo/ia-дает уважение. Некоторые люди отказываются тогда от партнерства и детей, становясь, к примеру, священниками и женясь на женщине, которая не может иметь детей. Такая смерть в семье (системе) порож­дает страх, и из-за этого страха такое событие часто замалчивается. Это самый худший вариант «исключения» из системы и самый чре­ватый последствиями.

Но если* рожденный ребенок ограничивает себя во всем или со­вершает самоубийство, это значит, что жертва женщины была напрас­ной, к тому же в этом случае ее делают ответственной еще и за несча­стье ребенка.

А решение здесь в том, чтобы женщина получила в системе по­четное место и чтобы ребенок сказал своей маме: «Раз уж, рожая меня, ты потеряла свою жизнь, то это не должно быть напрасно. Именно потому, что это так дорого тебе стоило, я покажу тебе, что это себя оправдало. Я принимаю свою жизнь за ту цену, которой она стоила тебе и которой она стоит мне, и я что-нибудь из нее сделаю в память о тебе».

Это та же самая любовь, но принявшая другое направление. В этом случае давление роковой вины превращается в мотор и дает силы жить, и тогда становятся возможны такие деяния, со­вершить которые другие не смогли бы никогда. Это приносит примирение и покой, и тогда жертва матери оказывает хорошее влияние.

26

Пример с семинара:

Алексис рассказывает, что его отец был уже один раз женат и что его жена умерла во время родов вместе с ребенком: В расстановке семьи оба сына и родители смотрят в одном направлении.

Б.Х.: Тут все совершенно ясно: родители и оба сына смотрят на первую жену и ребенка. Он включает этих мать и ребенка в расста­новку и ставит их напротив родителей и сыновей, (Семья облегченно кивает.) Это уже решение. (Потом он ставит ребенка и мать справа рядом с отцом, а сыновей — напротив, и, наконец, он ставит умер­шего ребенка как самого старшего рядом с сыновьями справа. Затем он заговаривает об опасной болезни брата Алексиса.)

На основе этой расстановки можно сделать вывод, что болезнь твоего брата имеет, вероятно, системное значение и твоему брату мож­но помочь, если ты ему об этом расскажешь. Вероятно, он связан с умершим. И если в этом новом образе семьи тот присутствует, воз­можно, твой брат выздоровеет.

з) Согласие с судьбой

Среди судьбоносных бед есть и такие (меня это тоже не минова­ло), как, например, наследственное заболевание, увечье, полученное на войне, или скверные обстоятельства в детстве. И если я буду воз­мущаться судьбой, которую не изменишь, и буду на нее роптать, со­храняя злость и претензии, или буду искать виновных, или не приму ее в свою жизнь, то и она не сможет проявить свою силу.

Как я могу быть незаслуженно и без моего содействия спасен, то есть могу получить подарок, которого другим не достается, так же я должен соглашаться и в том случае, если от меня потребуется отве­чать за последствия чего-то негативного, что произошло без моей вины. Судьбе нет дела ни до наших притязаний, ни до нашего искуп­ления.

Единственным выходом в случае роковой вины мне остается под­чинение; покорность невидимым и могущественным взаимосвязям, на счастье ли на мое или на несчастье. Позицию, лежащую в основе такого поведения, я называю смирением. Оно позволяет мне прини­мать мою жизнь и мое счастье такими, какими они выпали мне на долю и столько, сколько они продлятся, независимо от цены, кото­рую заплатили за это другие. Оно велит мне соглашаться и на тяже­лую участь, если пришел мой черед. Это смирение заставляет меня серьезно относиться к тому, что не я определяю судьбу, а судьба меня. Оно же является соразмерным ответом роковой вине или невинов­ности и делает меня равным с жертвами. Оно позволяет мне их ува-

27

г

жать, не так, что я отбрасываю или ограничиваю то, что получил «за их счет», а именно тем, что, несмотря на высокую цену, я это принимаю, а затем что-то из этого передаю дальше, другим. Искупление уничтожа­ет уважение, а уважение делает искупление ненужным. Компенсацией тогда является то, что покорность превращается во мне в источник силы. Тогда это позитивная компенсация, а это всегда нечто действующее во благо.

Пример:

Один молодой человек, предприниматель и монопольный агент некоего продукта в своей стране, приезжает на своем спортивном ав­томобиле и рассказывает о своих успехах. Совершенно очевидно, что он что-то может, к тому же он обладает неотразимым шармом. Но он пьет, и его бухгалтер обращает его внимание на то, что он берет слиш­ком много денег фирмы на свои личные цели и этим ставит предприя­тие под угрозу. Несмотря на свои предыдущие успехи, втайне он был тем не менее нацелен на то, чтобы снова все потерять. Здесь выясняет­ся, что его мать выгнала своего первого мужа, потому что считала его тряпкой. Потом она вышла замуж за отца этого молодого человека, а ребенок от первого брака остался жить с ними. Он не имел права ви­деться со своим родным отцом, и до настоящего момента они никак друг с другом не контактировали. Сын даже не знал, жив ли его отец.

Молодой предприниматель заметил, что он не мог подолгу быть успешным, потому что считал, что своей жизнью он обязан несчас­тью своего брата. Он нашел следующее решение: сначала он смог при­знать, что брак его родителей и его собственная жизнь роковым об­разом переплетаются с потерей, которую вынуждены переносить его брат и отец брата. Во-вторых, несмотря на это, он смог принять свое счастье и сказать другим, что и он будет считать себя равным им и равноправным с ними. В-третьих, он был готов оказать своему брату особую услугу, признавая этим свою готовность уравновесить «давать» и «брать». Он решил найти исчезнувшего отца своего брата и устро­ить их встречу.

Пример:

Теперь я еще раз вернусь к динамике, о которой мы говорили ра­нее. Мануэла, ты рассказала, что твоя мать после твоего рождения впала в депрессию. Тогда есть тенденция к тому, чтобы ребенок за это платил.

Мануэла: А когда у матери возникает послеродовой психоз — это похожая ситуация?

28

Б.Х.:Да, это может быть похоже. Ребенок считает, что он должен за это платить. Он всегда чувствует'себя виноватым, если при его появле­нии на свет здоровью матери наносится ущерб.

Пример:

Один член группы, человек средних лет, не позволял себе чувство­вать себя в группе хорошо. Он странно себя вел и демонстрировал небольшую способность к эмпатии. Выяснилось, что при его появ­лении на свет мать перенесла перелом таза. В расстановку своей се­мьи он выставил себя за ее границы. Хотя мать и была готова запла­тить эту цену, ребенок не мог этого принять, так как цена казалась ему слишком высокой.

Что же в этом случае должен сделать ребенок? Надо оценить все по достоинству. Итак: «Милая мама, я принимаю ту цену, которой стоило тебе мое рождение, и именно поэтому я буду чтить это и что-то из этого сделаю тебе на радость. Именно потому, что я стоил тебе так дорого, я покажу, что ты страдала не напрасно». Для матери это большое облегчение.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconВебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера
Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера. — М.: Институт консультирования и системных решений,...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconРеферат по курсу Семейная психотерапия “Семейная психотерапия” Семейная...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconСписок основной литературы по курсу политологии
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: Вебер м избранные произведения. М.,1990. – с. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Подготовить контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconДиплом Банковские кризисы: причины, влияние на национальную экономику
Банковские кризисы: сущность, факторы возникновения и особенности проявления 3

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconЗаданий для модульного контроля по дисциплине «Политология» Задание...
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconІ-іііст.№2 Беседы с психологом
Возрастные кризисы – переходные этапы от одного возраста к другому. Психическое развитие осуществляется посредством смены стабильных...

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера iconРефератов Тема Политика как социальное явление Понятие и основные функции политики
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: М. Вебер. Избранные произведения. М. 1990. С. 248-310

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<