Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние




Скачать 209.79 Kb.
НазваниеИз-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние
Дата публикации16.12.2013
Размер209.79 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Журналистика > Документы
Глава 19: Освобождение

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние. Однако я смирился с этими вынужденными жертвами. Найти им замену, к сожалению, будет не просто. Мой выбор должен быть мудр; ведь Плага отражает совесть своих хозяев. Если выбор будет неудачен, они предадут меня. Понадобятся именно надежные люди, которые докажут мне верность и станут служить душой и сердцем.

Я усвоил урок предательства, который преподал мне Сера. Эта ошибка не должна повториться снова. В этот важный для нас час я никому не позволю встать у меня на пути.

***

Теперь эти двое болванов исчезли, но Эшли не сомневалась, что они вернутся. И когда это произойдет, возможно, ее снова потащат в очередную клетку. Что бы ни случилось, она хотела выйти из холодной, пугающей ее камеры заключения, которая являла собой некое подобие склада. Сейчас. Прямо сейчас. Она хотела оказаться рядом с отцом, вернуться в комфорт и безопасность Белого дома, или к своим друзьям в колледж Массачусетса… или хотя бы под защиту Леона.

Вокруг не слышалось ни звука, ни малейшего шороха, что угнетало растерянную девушку, пожалуй, гораздо больше, чем вопли безумных крестьян и солдат. Невзирая даже на то, что камеры видеонаблюдения не функционировали, ее не покидало чувство, что за ней наблюдают... как будто она животное в зоопарке либо подопытный кролик в эксперименте. Кем она на самом деле отчасти и являлась. Внутри ее тела все это время развивался паразит, который медленно, но безостановочно рос, грозя поработить ее разум и волю, неуклонно приближая момент, когда она станет одной из бездушных пешек Саддлера. Грэхем уже предостаточно насмотрелась на всех тех людей, которые фактически стали рабами человека в мантии. Одна лишь мысль о возможном превращении заставляла ее содрогнуться всем телом от неконтролируемого страха.

Эшли испуганно дернула голову в сторону – ей почудился слабый шорох в углу ее просторной камеры. Она ужасно боялась крыс, один их только вид доводил ее до пронзительного визга. Забившись в угол у двери, Эшли сжалась в комок и замерла, задержав дыхание. Однако миновала минута, а затем еще одна, но она не слышала никаких посторонних звуков. Тут девушка припомнила, что осмотрела все помещение, не обнаружив при этом маленьких серых бестий и, сославшись на свою утомленность, попыталась углубиться в воспоминания. Ей в память врезалась загадочная незнакомка, которую она видела лишь мельком по пути сюда – женщина в красивом красном платье. Занятая попытками вырваться из лап охранников Эшли не успела как следует разглядеть ее. Женщина в красном открыла огонь по людям Саддлера, которые составляли своеобразный конвой Эшли, но наемники поспешили избежать схватки и быстро поволокли дочь президента под крышу здания, а все вокруг лишь мелькало перед ее глазами. Кого или что собиралась здесь отыскать таинственная женщина, оставалось непонятным, но она пристрелила или серьезно ранила одного из троих конвоиров, которые доставили Эшли из башни Салазара на этот неизвестный остров.

По всей видимости, она не состояла в подчинении Саддлера и не являлась членом культа Лос Иллюминадос, но кем бы она ни была, ее появление ставило все с ног на голову. Одна за другой все новые и новые мысли рождались в голове девушки.

«А если она работает вместе с тем человеком, который похитил меня? С тем мужчиной, у которого шрам на лице?»

Так или иначе, ей оставалось лишь гадать, кто была та женщина и что она здесь делает. Единственное, что она знала наверняка, так это то, что здесь есть еще один нормальный человек. Кто знает? А вдруг она работает вместе с Леоном? Ее мучили вопросы: где сейчас ее спаситель и цел ли он? Оставалось еще много вопросов и еще больше предположений. Но она совсем не находила точных ответов. Будущее виделось слишком размытым и представало вовсе не в радужных красках, как хотелось. Сейчас ее положение находилось под большим вопросом.

Эшли, немного успокоившись, уселась на ящике в складской комнате и сквозь зарешеченное окно посмотрела на бледную луну. Неожиданно для себя она безрадостно отметила, что здесь все-таки намного лучше, чем сидеть в клетке той ужасной церкви на окраине села.

Несколькими минутами позднее окутавшую ее, словно невидимой вуалью, тишину нарушил звук открывшейся рядом двери. Жалобный скрип старых дверных петель вновь заставил девушку обмереть, страх холодными когтями впился в ее сердце.

«Господи, пожалуйста, пусть это будут не те двое…»

Девушка прислушалась к происходящему за дверью, стараясь различить хоть какой-то звук сквозь глухие удары своего сердца. Вслед за этим послышались быстрые, твердые шаги, и Эшли, соскочив с ящика, подбежала к двери, надеясь встретить за ними Леона. Вот-вот он покажется!

– Спасите! – с надеждой в сердце закричала она и застучала своими нежными кулачками по двери, стараясь создать как можно больше шума. Шаги на секунду затихли, а затем донеслись уже намного ближе. Через мгновение желанная фигура Леона оказалась в поле зрения, и ее сердце наполнилось невыразимой радостью.

– Леон! – с облегчением выдохнула Эшли, приподнявшись на цыпочки, чтобы лучше его видеть через щель в двери.

Ее освободитель повернулся к ней, и когда он увидел пленницу, его усталое лицо просияло от радости.

– Эшли, ты здесь! Как же я рад, что ты цела!

Он подбежал вплотную к двери, и девушка почувствовала, как с каждой секундой настроение улучшается, ей становится легче и спокойнее на душе. Сейчас их разделяла лишь ледяная сталь укрепленной двери.

– Леон, забери меня отсюда. Я больше не могу оставаться в этом ужасном месте!

– Я не могу, – в голосе Кеннеди она прочитала слабо скрываемое разочарование.

От этих слов ее сердце оборвалось, но она нашла в себе силы срывающимся голосом задать сам собой напрашивающийся вопрос.

– Почему?

– На двери электрический замок. Чтобы ее открыть, мне понадобится карточка-ключ, – произнес Леон огорченно, еще раз осмотрев дверь и убедившись, что он не ошибся.

– Вот дерьмо! – громко выругалась Эшли и смущенно осеклась, поняв, что произнесла это вслух.

Леон лишь усмехнулся краешком губ, через зарешеченное окно наблюдая, как щеки дочери президента наливаются ярким румянцем.

– В чем дело? Никогда раньше не выражалась?

– Только когда меня выводили, как следует, – слегка смутившись, отозвалась она.

– Проехали! – непринужденно сменил тему Леон. – Без ключ-карты я не смогу вытащить тебя отсюда. Осмотри камеру, может, кто-то из охранников выронил ключ?

– Поверь мне, я тут уже каждую дырку изучила, – печально ответила Эшли, потупив взгляд. – Здесь ничего нет.

– Ладно. Видимо, мне придется либо найти ключ, либо придумать, как вырубить электричество.

– Возвращайся поскорее! – с мольбой в голосе попросила Эшли.

– Не переживай, я вернусь через пару минут. Потерпи еще немного.

Преподнеся девушке посильную моральную поддержку, Кеннеди повернулся к ней спиной и устремился вдоль по коридору, скрывшись за дверью справа. Помещение за ней для него пока оставалось единственной необследованной областью.

«Вернись скорее, Леон…»

Она так и осталась стоять у толстой стальной двери, с надеждой взирая туда, где только что стояла мускулистая фигура ее верного спасителя. Переминаясь с ноги на ногу, Эшли с нетерпением ожидала, что он в самом скором времени вернется с ключом и вызволит ее. Иначе и быть не может! Она со скорбью в душе чувствовала, что только обременяет Леона, и ее снова одолели те же пессимистичные негативные эмоции, которые она ощутила в замке Салазара. Трижды ее брали в плен, и трижды Леон неизменно вырывал ее из лап слуг Саддлера. Ей хотелось хоть чем-то отплатить ему за все его труды, когда все закончится. Преподнести какой-нибудь подарок в благодарность за его столь тяжкие усилия, которые ему пришлось приложить. Несмотря на ее действительно безобразное поведение, он по-доброму относился к ней, и она начала испытывать определенные чувства к Леону. Эти чувства проявились еще в деревне, но она просто проигнорировала их, как обыкновенное подростковое увлечение. Но это, как оказалось, являлось иным, более глубоким чувством, возможно даже началом настоящей любви. Она стала по-настоящему переживать за него, не как за подчиненного ее отца, а как за близкого человека. Она волновалась, что Леон столкнется с чем-то таким, с чем будет не в состоянии справиться, опасалась, что и ее фортуна в конце концов повернется к ней спиной, боялась того, что находится внутри ее тела. И снова она осталась в полном одиночестве с этими мыслями.

Уже прошла четверть часа, а он все не возвращался. А еще спустя пару бесконечных минут Эшли услышала, как открылась дальняя дверь, через которую входил Леон.

«Кто это? Леон?»

Дверь закрылась с громогласным лязгом, а вслед за этим зазвучали грузные шаги. В отличие от Леона этот человек шел медленной и тяжелой поступью, чуть ли не сотрясая бетонный пол каждым своим шагом. Шагам незнакомца вторил противный ее ушам скрежет металла, который все приближался и приближался... Эшли с замиранием сердца разобрала тяжелые выдохи, которые время от времени испускал неизвестный. Кто бы или что бы это ни было, она не хотела оказаться рядом с ним.

И для этого оказались достаточно веские основания. Когда чужак наконец повернул за угол и попал в поле зрения Эшли, она увидела высокого, здоровенного мужчину с толстым брюхом. От шеи до ног его тело было заковано в пластины металлической брони, которая звенела при каждом шаге толстяка. На его плечах размещались изготовленные из того же металла наплечники с длинными, преострыми шипами, которые он, видимо, использовал в качестве оружия в ближнем бою. Об этом свидетельствовала хотя бы засохшая кровь на одном из них. Его лысая голова, обильно перепачканная грязью, не доставала до потолка всего лишь полметра, а на лице застыло очень мрачное выражение. Вооружение его составляла огромная кувалда с шипами. Тяжеленное массивное оружие казалось не меньше его исполинского роста, но он нес его в одной руке, явно не сильно при этом напрягаясь.

«Что же ему от меня нужно?»

В страхе Эшли отпрянула от двери и попятилась назад, лихорадочно соображая, как ей спрятаться от очередного неуклюжего безумца. Однако, как неожиданно выяснилось, этот здоровяк пришел не за ней. Подойдя к двери в камеру, он остановился и повернулся спиной, полностью закрыв своим грязным затылком окошечко.

«О нет... его прислали охранять дверь!»

И как только она поняла это, последующая за этим мысль вогнала ее в панику.

«ЛЕОН!»

***

Заполучив благодаря записке Ады ключ-карту, Леон с улучшенным настроением покинул здание и быстрым шагом двинулся по мосту, ведущему к сооружению, напоминавшему башню радиосвязи. Он обнаружил на одной из стен указатель с направлением, и решил осмотреть объект коммуникации, если он, конечно, окажется не очень далеко. По правде говоря, исследовательская лаборатория нагнала на него неимоверной жути. Хоть там и не встретилось никакой непосредственной опасности, сам факт нахождения посреди результатов экспериментов над Плагой, образцов на разных стадиях развития – от культур клеток в чашках Петри до бесформенных масс тканей и мышц – совершенно обескураживал.

Сейчас Леон собирался осмотреть эту коммуникационную башню. Если ему повезет, он сможет вызвать эвакуационный вертолет или небольшое подкрепление. В первую очередь он хотел доставить Эшли в безопасное место как можно дальше от этого острова. Но на этом его миссия не оканчивалась: оставалось исполнить предсмертное желание Луиса – вернуть образец паразита. Агент все еще не понимал в чем важность того образца, но бился о заклад, что он весьма интересует самого лорда Саддлера. Именно из-за значимости этого образца его испанский товарищ и поплатился жизнью. А как только образец окажется в руках Леона, он без долгих раздумий уничтожит его, избавится от чертовой штуковины раз и навсегда.

Хмурое небо стало проясняться. Мрачная вуаль за горизонтом светлела и до рассвета, видимо, оставался еще один час. Сколько он уже пробыл здесь, агент не мог определить точно, но скоро все будет окончено, и, как он надеялся, ситуация сложится в его пользу. А когда они наконец покинут это скверное место, он надолго уйдет в душ и проспит целые сутки. Холодный воздух освежил и взбодрил Кеннеди, когда он проехался вверх на лифте к вершине башни. Выйдя из кабины, агент прошел по узкой металлической площадке, опоясывающей комнату связи, и остановился у двери, которая уже была немного приоткрыта. Оказавшись внутри помещения, он убедился, что и в нем царит полный бардак. Несколько нагроможденных друг на друга коробок расположились у стены, на столах валялись разбросанные, будто в спешке, бумаги, но его взгляд остановился на длинной панели управления.

«Надеюсь, она все еще работает…»

Посреди панели выступал микрофон, а над ним разноцветными огнями мерцал ряд кнопок переключателей. За пару широких шагов преодолев расстояние до панели, Леон нажал выключатель и комнату заполнил шум статических помех. К счастью, для радиоволн и их частот границ не существовало. Повернув шкалу на девятый канал – всемирную частоту, используемую стражами порядка в чрезвычайных ситуациях, агент взволнованно схватил микрофон и зажал кнопку передачи. Он шел на крайне дерзкий шаг, но попытаться стоило.

– Прием! Меня кто-нибудь слышит? Это Леон Кеннеди… необходима помощь.

В ответ – ничего кроме статических шумов.

– Повторяю! Срочно требуется подмога!

Миновало несколько секунд, но кроме шума статики из динамиков ничего не доносилось. Все усилия оказались напрасными, тут он только терял время.

– Черт. Вот дерьмо! – выругался сквозь зубы агент, выключая радио. Бессмысленной и глупой показалась ему собственная тщетная попытка попросить помощь из этих гиблых мест, и Леон лишь разочарованно вздохнул. Расстроенный неудачей он покинул башню и направился за Эшли.

Он заранее почувствовал, что что-то не так, когда через десять минут вошел в коридор, где наемники устроили камеру для дочери президента. И его опасения вскоре подтвердились. Завернув за угол, Кеннеди обнаружил в паре-тройке шагов от себя огромного толстяка в панцирном доспехе. В следующий миг он услышал истошный крик Эшли, которая называла его имя. Здоровяк, растянув губы в злобном оскале, быстро двинулся на него, занеся над головой громадную, усеянную шипами кувалду.

«Засада!»

Леон нырнул в сторону, и на то место, где он только что стоял, обрушилось массивное оружие. Донесся новый испуганный крик Эшли. Агент вскочил на ноги и, выхватив Магнум, тут же прицелился толстяку в голову, желая прикончить его одним выстрелом. Нежданно-негаданно ему подвернулся прекрасный момент опробовать револьвер в действии, агент верил, что это оружие его не подведет. Однако если оно не поможет, он успеет придумать запасной план, ведь он выходил сухим из воды из гораздо более опасных переделок. Неповоротливый толстяк оторвал молот от земли, как тоненькую травинку, и приготовился нанести следующий удар... когда Леон надавил на спусковой крючок. Оглушительный выстрел, отразившись от стен, заложил уши.

Головы противника – как не бывало. Только лишь кровь забрызгала стены и пол. Тяжелая кувалда выскользнула из рук здоровяка и ухнула на бетонный пол, осыпав крошку гравия вокруг. Тело рефлекторно по инерции сделало еще пару шагов к Леону, как будто не понимая, что лишилось головы, а затем тяжело рухнуло на пол. Из разорванных зияющих сосудов шеи толчками на пол начала выплескиваться кровь в такт сокращений все еще работающего сердца.

«Ну что ж, теперь я уверен, что Смит и Вессен безотказен…» – довольно отметил про себя Кеннеди после столь быстрой расправы над противником.

– Леон! – надрывалась от собственных же воплей девушка. – Ты цел?

Обойдя безжизненное тело, Кеннеди подошел к камере, усмехаясь.

– Да, чувствую себя, как никогда лучше.

Он вставил карточку в разъем, и красный свет на замке сменился зеленым с громким гудком. Затем последовал звук открывшегося замка, и Эшли в очередной раз за ночь оказалась на свободе. Дверь еще не открылась до конца, а девушка уже протиснулась через узкий проем и заключила своего спасителя в нежные объятия.

– Ты сама-то как? – мягко спросил ее Леон, подняв подбородок пальцем руки.

– Спасибо, я в порядке, – ответила Эшли, крепко прижавшись к нему.

– Ну и отлично. Идем, нужно выбираться отсюда.

– Подожди, – вдруг произнесла она, а затем наклонилась и вытащила из голенища сапога клочок бумаги. – Эту записку вбросили мне в окно. Тут что-то говорится о побеге.

– Хм… – протянул Леон и взял у нее измятый кусок бумаги, на котором красивым почерком было выведено: «Может, ты уже и выяснил это, но вы можете выбраться отсюда через систему сброса отходов». Он не заметил на записке подписи, но отпечаток темно-красной помады в нижнем правом углу сразу оповестил Леона, кто адресовал это послание. Почему она помогает ему, Леон не знал, но, каковы бы ни были ее мотивы, ему от действий Ады хуже не становилось… скорее наоборот.

Скомкав и бросив листок на пол, Леон глянул на Эшли.

– Ну что ж, идем.

Вскоре они добрались на обширную свалку мусора, где установилась практически абсолютная тишина, нарушаемая лишь жужжанием стай мух в заваленном отходами помещении. Леон подошел к краю платформы и всмотрелся в бездну. Платформа оканчивалась практически вертикальным скатом вниз, и там, во многих метрах ниже виднелся проход, ведущий в темноту неизвестности. Почему-то агент не сомневался, что Ада не заманит его в ловушку – возможно, даже потому, что сама хотела использовать его в своей замысловатой интриге. Правда, сейчас единственный его путь пролегал по скату в мусоросборник.

– Похоже, это как раз и есть то место, – задумчиво произнес Леон, безуспешно пытаясь рассмотреть что-либо в глубинном мраке.

Когда Эшли подошла к краю платформы, ее встретил поток смердящего воздуха снизу – нестерпимая вонь разлагающегося мусора, отчего девушка тут же зажала нос и рот ладошкой.

– О Боже, как же воняет! – брезгливо воскликнула она, отскочив от ямы.

– Это уж точно, – согласился агент.

Между ними повисла неловкая пауза, а затем губы Леона расползлись в лукавой, ехидной ухмылке.

– Нет! Леон, ни за что! – взвизгнула Эшли, пятясь от края.

– Да! – воскликнул Леон, схватив ее за запястье.

– Нееееееет!!!

Леон крепко схватил девушку за руку и решительно дернул вперед, увлекая ее вниз за собой через край платформы. Эшли кричала на протяжении всего падения вниз в темноту.

Они плюхнулись в приличную кучу омерзительных отходов. Леон поспешил поднять свою пятую точку с земли и начал отряхиваться, сметая с рук всякую гадость, Эшли же выглядела так, будто только что прокатилась на самых крутых американских горках. На лице Леона все еще играла улыбка, как будто прыжок его лишь развлек.

– У тебя что, совсем крыша поехала? – резко возмутилась Эшли, ее карие глаза метали молнии.

– Я был уверен, что с тобой все будет в порядке, если ты приземлишься на мягкое место, – невозмутимо отозвался Леон, бросив на нее беглый взгляд.

Лицо дочери президента приняло крайне удивленное выражение.

– Ты…

Леон молча протянул ей руку, и она, отбросив все возмущенные мысли, ухватилась за его ладонь, поднявшись на ноги.

– Спасибо, – поблагодарила агента девушка, стряхивая с себя липкие отходы.

– Без проблем. Пошли дальше.

***

Джек Краузер умирал от скуки в радио-башне и развлекал себя, подбрасывая в воздух свой нож. Собираясь поскорей выполнить задачи, которые ему поручали как Саддлер так и Вескер, он вовсе не горел желанием отрываться на такие ненужные вещи, как докладывать о событиях этой суке. Но так поручил Вескер, и у него не осталось другого выбора, кроме как неуклонно следовать приказу. Он так и стоял, опершись о стену и безразлично взирая в окно, и совершенно не глядел на нее.

– Какие новости о нашем друге Леоне? – спросил Краузер, снова подкидывая свой нож вверх.

– Ему нелегко, – уклонилась от прямого ответа Ада, и сразу задала ответный вопрос. – Где образец?

– Саддлер заполучил его. Похоже, он пронюхал о нашей маленькой игре.

– Великолепно, – произнесла она с фальшивой разочарованностью в голосе.

Джек знал, что у нее в этой миссии есть свои цели, об этом говорило ее лицо, ее жесты, и то как она вела себя. Вескер нанял ее, и это уже что-то значило. Но он все равно не доверял ей.

Наконец он обернулся в ее сторону и, устремив взгляд на женщину в красном, с трудом поборол в себе побуждение убить ее прямо сейчас. Ее самодовольный взгляд просто-таки бесил Джека, а также то, как она, демонстративно скрестив руки на груди, взирает на него, словно на полное ничтожество.

– Итак, я надеюсь, мы правильно понимаем друг друга, – начал он низким и властным голосом: – Я не доверяю тебе в отличие от Вескера. И если ты сделаешь что-то не так, я убью тебя.

Она лишь усмехнулась, склонив голову набок и прищурив один глаз.

– Даже так? Ты ведь знаешь, что я знакома с Вескером намного дольше, чем ты?

– Ничего, мы еще увидим, – стоял на своем Джек.

– Да, посмотрим…

На этом Краузер спрятал нож в ножны на плече и, не произнося больше ни слова, вышел из башни и исчез в ночи.

«Козел».

Пришло время и ей уходить. Ада вышла из комнаты и направилась к лифту. Только кабина с противным скрежетом начала свой спуск, ее приемник зажужжал. Вескер ждал отчета обо всем происходящем, и она нажала на кнопку приема.

– Да? – обратилась девушка к боссу, прекрасно при этом осознавая, что эти предисловия совершенно не нужны.

– Похоже, Леон устроил здесь весьма веселый кавардак, – приступил к разговору Вескер. – Но это даже и к лучшему. Люди Саддлера повержены в панику… после того как Леон избавился от их старосты и сопляка кастеляна. Они дезорганизованы, утратили руководство. И теперь их крах лишь вопрос времени!

– Он оказался весьма полезным и крайне удачливым, – с убеждением сказала Ада, направляясь к исследовательской лаборатории. – Хотя, как только он заберет Эшли, его работа будет окончена. Он уже нам не помеха.

– А вот в этом ты ошибаешься, – решительно заявил Вескер. – Я оставлю Леона нашему Краузеру.

Ада остановилась, как вкопанная.

«Значит, я была права. Ах ты ублюдок…»

– Поторопись и раздобудь образец, – не успел Вескер произнести еще что-нибудь, а она прервала связь и с ненавистью посмотрела на черный приемник. Гнев начал закипать внутри, и теперь, когда ее опасения подтвердились, ей нужно добраться до Леона. Как можно быстрее.

– Может, ты позабыл, Вескер, – произнесла она вслух. – Я не играю по твоим правилам.

Спустя немного времени, Ада оказалась на служебной дороге, где царил полнейший разгром. Вся дорога представляла собой развалины из металла и цемента, здесь повсюду валялись куски дорожного покрытия. А еще – трупы. На некоторых телах удавалось различить пулевые ранения, но большинство из них выглядели так, будто их сбил тяжелый транспорт. Чуть дальше крупных размеров машина стояла поперек дороги, и обойти ее не представлялось возможным, а само средство передвижения объял огонь. Яркие желто-оранжевые языки пламени взмывали высоко в воздух, и даже находясь на приличной дистанции от пожара, женщина чувствовала невыносимый жар.

«Леон и Эшли должно быть, еще недалеко ушли…»

На левой обочине в вертикальной бетонной стене зиял широкий проход, ведущий неизвестно куда. Время сейчас работало против нее, и Краузер уж точно отправился на охоту за Леоном. Она стремительно вбежала в проход, и помчалась по тускло освещенному коридору, который повернул вправо, а затем через несколько метров еще раз вправо. Когда впереди появился выход на открытое пространство, она поняла, что этот обходной путь вел вокруг пылающей машины. Теперь оказавшись впереди нее, Ада побежала дальше по дороге, с которой начался крутой спуск. Бег на высоких каблуках затруднял ее движения, однако она мчалась так быстро, как только могла, и только лишь ее черные как смоль волосы развевались на ветру.

На дне спуска показалось огромное отверстие и, судя по рельсам, поднимавшимся из-под земли, оно выполняло функцию лифта для транспортировки машин. Но сейчас лифта на месте не было. Ей придется искать другой путь. Однако не все оказалось настолько плохо – слева возник еще один открытый проход и, не мешкая ни секунды, Ада побежала внутрь. Там было так же узко и царило такое же тусклое освещение, что и в предыдущем. Проход вел прямо и постепенно начинал спускаться.

Несколько минут спустя бетонные стены сменились грубым камнем и землей. Продолжая бежать вниз, «леди в красном» почувствовала соленый океанский воздух, и задалась вопросом, куда же проход ее выведет и насколько далеко от намеченного пути она окажется. Долго ждать не пришлось. Вскоре впереди она услышала гул механизмов, и когда наконец, проход окончился, пред ее глазами возникло место, о существовании которого она и не подозревала. И вдруг рамки замыслов Саддлера высветились в совсем другом свете.

«Боже мой, это же подземная гавань…»

Ее взору, действительно, предстала громадная подземная гавань, отлично сокрытая от посторонних глаз. Теперь планы Саддлера выглядели просто вопиющими. Ада встала на причале напротив военного корабля, который не представлял собой жалкий кусок ржавого военного мусора. Он был целехонек, отполирован до блеска и готов к эксплуатации. Напряженно размышляя, она осторожно прокралась дальше в гавань.

«Ну-ну-ну, Саддлер… что же ты задумал? Видимо, ты распланировал что-то большее, чем просто религиозную секту… Боже, да ты ведь болен. Жажда еще большей власти, как и у большинства людей, которым досталась власть. Страдаешь комплексом неполноценности, не так ли? И что же ты сделаешь? Попытаешься силой захватить весь мир? Интересно, где ты раздобыл этот симпатичный кораблик, впрочем, не важно... надо бы осмотреть его».

Взобравшись на стрелу огромного крана, она вытащила свой пистолет-лебедку и прицелилась в борт корабля. После выстрела якорь, вылетев из оружия, зацепился за борт. Ада спустила курок, и лебедка резко увлекла ее вверх, закинув на палубу судна. Оказавшись на палубе, Вонг вернула якорь назад в оружие и убрала пистолет в кобуру на бедре. Безусловно, ее впечатлила флотилия великого лорда. Орудийные башни корабля были готовы к бою. Это все, несомненно, не делалось с целью показухи –Саддлер предъявлял самые серьезные намерения.

«Интересно, что он будет делать, если я немного позабавлюсь с его игрушкой?»

– Te voy a matar!

В следующий миг арбалетный болт со свистом вонзился в стену позади, пролетев в считанных сантиметрах от ее уха. Мгновенно обернувшись на крик, она увидела множество Саддлеровских солдат-гонадо, высыпавших отовсюду – из гавани и на палубу корабля. Все они с оружием наготове надвигались на нее, намереваясь разделаться с незваной гостьей. Ада выхватила пистолет, и на ее губах заиграла недобрая улыбка.

«Пришло время немного повеселиться!»

***

Пылающий грузовик надвигался на них на полной скорости с полным намерением остановить побег американцев раз и навсегда. Громкий гудок заглушил громоподобный рев бульдозера, скрыв вопль ужаса девушки, сидевшей за рычагами управления. Все должно было закончиться здесь и сейчас в считанные секунды, когда охваченный пламенем грузовик врежется в них на полном ходу. Оглушительный гудок раздался снова, и Эшли опять пронзительно завопила, а потом услышала, как громкий шум вокруг заглушил выстрел.

«Попал!»

Спустя несколько секунд она увидела, как машину начало разворачивать и крутить, а затем швырнуло в бетонно-металлическую стену – водитель потерял управление. Леон, находившийся всю дорогу в огромном кузове позади маленькой открытой кабины бульдозера, опустил винтовку.

– Эшли, тормози! – заорал агент, но это было бесполезно. Паника сковала все ее тело, вид мчащейся на обоих американцев громадной машины словно загипнотизировал Эшли.

«Нет, только не сейчас, Эшли!»

Внезапно, грузовик резко развернуло влево. По инерции машина, оказавшись на двух правых колесах начала заваливаться на бок, а затем перевернулась. Последовала серия громких ударов, сотрясших дорогу, когда горящий грузовик перевернулся через крышу, разбивая бетон и отрывая металл от дорожного покрытия и стен. Грузовик перевернулся еще раз и, приземлившись на бок, заскользил в их направлении, высекая искры из бетонной стены.

– ЭШЛИ! – орал Леон, надрывая горло, и наконец добился от нее хоть какой-то реакции. Она снова закричала и резко завернула бульдозер влево, надеясь как-нибудь избежать столкновения с грузовиком-факелом на узкой дороге. От резкого маневра Леон потерял равновесие и рухнул на пол кузова. Он слышал, как нарастает звук скрежета металла, и жар становится все сильнее, но он не видел горящую машину. А через мгновенье почувствовал и сильный удар, который сотряс весь бульдозер. Вокруг него посыпались осколки, когда огромная машина вписалась в здание, находящееся у служебной дороги. Гул ревущих машин и крошащегося бетона смешался и стал совершенно неразличим в окружающем шуме, агент даже не слышал своего голоса, когда выкрикивал имя дочери президента. Он уже был уверен, что это и есть конец, что Саддлер победил... Через считанные секунды, которые показались Леону целой вечностью, бульдозер все же остановился, въехав в потемневшую постройку. Если не считать треска бушующего пламени снаружи и стука сердца, все вокруг утихло. Небольшое приключение наконец окончилось, и Эшли первой подала голос

– Леон? Ты в порядке?

«О, слава Богу…»

Облегченно вздохнув, он поднялся и начал стряхивать с себя пыль.

– Да, я в порядке, – Леон перепрыгнул через борт кузова и приземлился возле Эшли.

– Где ты училась так водить?

Пожав плечами, Эшли усмехнулась.

– Секрета в этом нет. Кажется, это просто везенье.

– Кстати, насчет везенья, а где мы?

Тяжелый бульдозер совершенно вышел из строя после «аварийной посадки» в одно из зданий комплекса, и дальше Леону и Эшли придется уходить на своих двух. Обстоятельства разворачивались презабавно – беспрепятственно проехать через людей Саддлера и сбросить с хвоста преследователей, это было что-то. Леон был впечатлен тем, как Эшли управлялась с бульдозером. То что они добрались сюда целыми и невредимыми, было просто чудом. Точно определить, куда их занесло, было не возможно, но нужно было двигаться дальше. Пробравшись через завалы проделанные бульдозером , они вышли на открытый проход, который привел в помещение, окутанное тьмой. Леон включил фонарь на поясе в лучах которого разглядел в нескольких метрах впереди несколько столов со стульями. Вдоль стен высились прилавки и стеллажи. А на полу валялись обертки из-под сладостей и коробки для овощей и фруктов.

«Похоже, здесь какая-то столовая… интересно, может, где-то рядом есть запасы продовольствия. Ведь здесь, по-видимому, еды уже не осталось».

Единственная дверь из столовой находилась в дальней левой части стены.

– Идем дальше! – позвал Леон и они с Эшли осторожно прошли через всю комнату. Выйдя в дверь, парочка оказалась в намного большем помещении. Тусклый лунный свет просачивался сквозь вентиляционные отверстия в стенах, и его оказалось достаточно, чтобы разглядеть все вокруг. Прямо впереди металлическая лестница переходила в стальную платформу, огражденную поручнями. А на ней стоял ОН, как будто заранее зная, что они вдвоем обязательно придут сюда.

«Саддлер».

Он стоял к ним спиной, глядя на стену перед собой. Голову лидера культа уже не покрывал фиолетовый капюшон, и теперь виднелись его черные, гладкие волосы. Американцы застыли на месте, увидев давно знакомую фигуру в мантии. Внезапно на правительственного агента вновь накатила волна ярости. Эшли охнула от неожиданности и укрылась за спиной Леона. Губы Саддлера растянулись в улыбке, когда он услышал реакцию девушки. Они снова угодили в его ловушку.

– Я чувствую, они уже значительно подросли внутри вас, – при этих словах глава Лос Иллюминадос повернулся к ним, улыбка не сходила с его лица. В бесчеловечных глазах отразилось ожидание, когда он увидел, как попятилась испуганная девчонка.

– Саддлер! – гневно закричал Леон, без предупреждения выхватив Магнум и помчавшись на безумца. Жажда расплаты завладела сознанием агента. И глазом не моргнув, лорд поднял левую руку и вытянул ее в сторону агента. Неожиданно посох, который держал в руке Саддлер, ожил. Усики в изголовье посоха принялись плавно извиваться. В следующее мгновенье Леон почувствовал, как паразит внутри него зашевелился, отвечая на призыв хозяина, и тело агента сковал резкий приступ боли, пронзившей каждую клетку организма. Леон резко остановился в нескольких шагах от первой ступени лестницы, словно врезался в невидимую стену, не добежав до Саддлера считанных шагов. Он упал на колени, хватаясь руками за грудь и крича в агонии.

Эшли не могла сделать ничего, кроме как беспомощно наблюдать широко раскрытыми от ужаса глазами, как ее защитник с жуткими криками корчится на полу от боли. Саддлер самодовольно усмехнулся, обнажив ряды белых зубов.

– Можешь пытаться противиться, но ты не в состоянии сопротивляться вечно. – Он задержал руку в направлении Леона еще ненадолго, наслаждаясь мучениями агента, а затем перевел ее в сторону Эшли.

– А теперь подойди ко мне, моя дорогая Эшли, – обратился он мягким тоном гипнотизера к девушке. Ее тело дернулось, как бы пытаясь сопротивляться невидимой силе, исходящей от его руки.

– Нет! – простонал Леон, пытаясь превозмочь невыносимую мучительную боль и приблизиться к Эшли. К его ужасу, девушка неуклюже дернулась и замерла, опустив руки и голову. Застыв неподвижно на пару мгновений, она медленно подняла голову, будто стала роботом или находилась под гипнозом. Глаза остекленели, и цвет зрачков сменился с карего на яркий, сияющий красный. Она медленно и размеренно прошествовала мимо Леона и принялась подниматься по лестнице в сторону Саддлера, слепо повинуясь его приказу. Ее тело и разум стали рабами паразита, рабами Озмунда Саддлера. А Леон мог лишь смотреть на все это, корчась на полу как беспомощный червь. Невидимая сила Саддлера держала его в агонии, ему казалось, что каждый орган и мускул внутри готов разорваться в любую секунду.

Паразит целиком и полностью завладел телом Эшли Грэхем.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconСодержание
Так же, мне бы хотелось выразить благодарность тем людям, которые пригласили меня в Казахстан и тем, кто задавал вопросы во время...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconО становлении личностью психотерапия глазами психотерапевта
Я помогал тем, кто приходил за помощью, и тем, кого ко мне присылали; тем, у кого были небольшие проблемы, и тем, кто совершенно...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconЕдинство
Господа как мне славить Его, и, вдруг в моих мыслях стала звучать молитва – исповедание. Это первый мой стих, когда я излила пред...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconМне открылись все до единого мои прошлые воплощения. В частности,...
Луки. 2, 25-35)]: " кто примет сие дитя во имя Моё, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает пославшего меня; ибо, кто...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconВступление в ес = тотальная потеря разума
Речь идет о системе тяжелейших преступлений, которых не совершали ни людоеды, ни фашисты, ни другие зверские системы, существовавшие...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние icon«Музей как способ организации образовательной среды». Результат представляется в форме реферата
Планирование деятельности и корректирование её в соответствии с планом воспитательной работы школы и планом совета представительства...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconНа пути к работе
Парадокс профессии pr заключается в том, что множество людей слышали эту аббревиатуру, но гораздо меньше таких, кто знает, что за...

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconБога, мою маму, Дэвида, моих детей, Скотта Иглстоуна, Шерон Джордж,...
Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости /Пер с англ. — М: Физкультура и спорт, 1997. — 331 с

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconТема занятия: «Исполняйтесь Духом»
У всех людей душа жаждет. Люди испытывают страхи, подавленность, раздражение, уныние, печаль и т д

Из-за агента мы потеряли старосту Мендеза и Рамона. Тем не менее, все идет в соответствии с нашим планом. Потеря моих верных людей повергает меня в уныние iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Нет, здесь нет «культурной интеллигенции», если она и появляется, то крайне редко: прошли, наверное, те времена, когда Окуджава пел...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<