Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей




НазваниеГород как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей
страница8/11
Дата публикации09.03.2013
Размер1.17 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ Субъекты городской коммуникации. Социологи Чикагской школы, изучая коммуникативные процессы, пришли к выводу, что поведение горожан в социокультурном пространстве города детерминировано не только статусной нормативностью, но и нормативностью, формирующейся в сообществах и субкультурах.

Городские сообщества – объединения людей на основе общности проблем и образа жизни. Городские субкультуры. Общепризнанного определения понятию субкультура не существует. В контексте нашей проблематики в содержании понятия субкультура целесообразно выделить пространство нормотворчества и пространство коммуникации.
2.2. Город в меняющемся мире: переходы и процессы

2.2.1. Специфика города как пространства взаимодействия

2.2.2. Образ города в меняющемся мире:

а) образ города в социокультурном контексте

б) меняющиеся ценности в образе города

в) образ города как семантическая конструкция
2.2.1. Специфика города как пространства взаимодействия
Характерной чертой территориально-поселенческого взаимодействия в городе являлось взаимодействие на базе специализированной деятельности отдельных групп населения, что явилось одной из предпосылок дифференциации труда; распространение на фоне специализации деятельности стоимостного механизма интеграции труда, а значит и социальных отношений. Проще говоря, деньги в городе – основа отношений и основа функционирования города как территориально-производственного комплекса. Деньги для западной цивилизации – «скрепляющий раствор» всего общества.

Другим, фундаментальным для становления цивилизации, феноменом городской жизни являлось появление письменности, которая появилась в городах и была связана с культурной гетерогенностью населения. Письменность, возникнув, радикально изменила коммуникативное пространство древних городов, а затем и всего общества.

Особо следует отметить цивилизационную роль храмов. Они являлись центром поселения. С них начиналось строительство поселения, которое в немалой степени и становилось благодаря им городским, они являлись центром и самой жизни поселения. Храмы в древности являлись центром идеолого-мировоззренческой жизни, местом концентрации «специалистов» - людей, специализирующихся в каких-либо отраслях знаний, местом первоначальной аккумуляции прибавочного продукта потому, что сакральные предметы не несут утилитарно-прагматического назначения: они появляются и накапливаются как избыточные в плане выживания. Храмовое имущество носило характер сокровища – первоначальной формы капитала. Храмовые сокровища нередко использовались впоследствии в истории как средства для реализации социальных инновационных проектов. Весьма показательным является история книгопечатания. Гутенберг в 1442 г. взял на эти цели заём у страсбургского монастыря св. Фомы, но решающую роль сыграли средства архиепископа Д. фон Изенбурга. Книга, деньги и церковь во взаимосвязи изначала являлись атрибутами западной цивилизации.

Таким образом, город как социокультурный феномен представляет собой единство и взаимопереход территории, социокультурного пространства, образа жизни и типа личности. Город есть взаимопроникновение техногенных, социогенных и ментальных аспектов человеческой деятельности.
^ 2.2.2. Образ города в меняющемся мире:

а) образ города в социокультурном контексте

Рассмотрим этот процесс на примере восприятия и создания произведений архитектуры как основных объектов, создающих городское пространство. Вспомним, к примеру, что в XIX в. в России возникает интерес к памятникам русской средневековой архитектуры. Академией художеств организуются экспедиции в города для изучения памятников древнерусского зодчества; выполняются обмеры и рисунки обнаруженных памятников; возникают проекты «воссоздания древних храмов» (одним из которых стала Десятинная церковь в Киеве, разрушенная еще в средние века). Когда был объявлен конкурс на проектирование церкви Св. Екатерины у Калинкина моста в Санкт-Петербурге, то в условиях конкурса значилось требование сооружения такого храма, который свидетельствовал бы об «усердии россиян к православной вере». Побеждает проект Константина Тона, план которого предусматривал, что формы храма Св. Екатерины будут напоминать московские храмы ХV-ХVI вв. Композиционная схема этого храма в дальнейшем получила широкое распространение в храмах русско-византийского стиля, который, собственно, и начался с проекта К. Тона. Русско-византийский стиль становится символом официальной народности в архитектуре и получает повсеместное распространение. Многие храмы, построенные по тоновским проектам в С.Петербурге, являлись полковыми; они строились как памятники воинской доблести и мемориалы войны 1812 года. Храм Христа Спасителя в Москве также был построен по проекту К. Тона Специальными изданиями 1838 и 1844 гг. были выпущены целые альбомы, содержащие, наряду с изображениями выстроенных сооружений, «образцовые проекты» храмов.

В народных сказках серой обыденности деревенской жизни противопоставляется праздничный и яркий образ города. Это иной мир, где героя всегда ожидает богатый пиршественный стол, музыка, пение, прекрасная и экзотическая обстановка. Вместо тяжелого крестьянского труда в городе царствует блаженное безделие, при этом неважно, что реальные города не соответствуют данным характеристикам. Устойчивость сказочного образа города в человеческом сознании становится, тем сильнее, чем меньше индивид знаком с городской жизнью. Формирование образа города подпитывается специфической социально-психологической мотивацией, и далеко не всегда связано с восприятием реального города.

С этой точки зрения город явлен не только в своих зримых, вещественных формах, но и в слове, литературных текстах, системе живых образов, продуцируемых культурой. Ю.М. Лотман говорил о том, что мы используем в своей мыслительной практике готовые идеи как формообразующие элементы для реальной жизни. К примеру, Петербург вспоминается нам прежде всего по произведениям А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя и Ф.М. Достоевского. Этот, казалось бы, образцовый «западный» город включает в себя мощную русскую культуру, сформировавшуюся на национальной почве. Лауреат Нобелевской премии в области литературы поэт И. Бродский писал: «К середине XIX столетия отражающий и отражение сливаются воедино: русская литература сравнялась с действительностью до такой степени, что когда теперь думаешь о Санкт-Петербурге, невозможно отличить выдуманное от доподлинно существовавшего, что довольно-таки странно для места, которому всего лишь 275 лет. Современный гид покажет Вам здание Третьего отделения, где судили Достоевского, но также и дом, где персонаж Достоевского, Раскольников зарубил старуху-процентщицу» (Бродский И. Меньше единицы. М., 1999).

Таким образом, Петербург предстает перед нами как феномен не только западного урбанизма, но и русской культуры. Поэтому можно говорить о смысловой наполненности образа города как идеи, идеального образования, которое существует в виде определенной культурной «рамки», предшествующей и сопутствующей развитию и становлению реального города. С этой точки зрения он раскрывается не только в качестве особым образом организованного географического пространства, но и важнейшего элемента культурного пространства, существующего в виртуальности его понятийно-образного прочтения.

В свое время известный российский философ М.К. Мамардашвили писал о том, что З. Фрейд и Р. Музиль создали славу Вене, и Вена стала местом бытия в культуре, поскольку в ней сосредоточилась тонкая культурная пленка, позволяющая преодолеть небытие. Подобный тонкий слой культуры невозможно пересадить из другого общества. Его можно только взрастить на собственной почве. А.С. Пушкин, к примеру, не любил города, предпочитая ему Болдино и Михайловское, но именно с «Медным всадником» связано наше современное представление о Санкт-Петербурге.

Точно так же можно сказать, что Прага, где жил Кафка, явно присутствует в его сочинениях, несмотря на то, что он с самого начала отмежевывается от «поэзии» Праги. «Кафка совсем не восприимчив к поэзии Праги, он ничего не заимствует из ее традиций и легенд, так как он ненавидит Прагу. Всю свою жизнь он хотел бежать из нее. В декабре 1902 г. в одном из своих первых сохранившихся писем он пишет своему другу Оскару Поллаку после короткого пребывания в Мюнхене, где он собирался записаться в университет: «Прага не отпускает нас. Ни тебя, ни меня. У этой матушки, говорит он, трансформируя чешское Maticka Praha, – есть когти. Надо покориться или же... Надо бы поджечь ее с двух концов, поджечь Вышеград и Градчаны – тогда, может быть, удалось бы вырваться. Представь себе этот карнавал!» ( Клод Давид. Франц Кафка. Прага. 1987. Ч. 1. С. 76.) Кафка на протяжении всей своей жизни будет стремиться сбежать подальше от Праги.

Это желание сбежать из города не было чисто кафкианским. Подобные чувства испытывали и многие великие представители модернистского искусства. Например, Р.М. Рильке в 21 год покидает свой родной город с тем, чтобы не вернуться туда никогда; Ф. Верфель, признаваемый в довоенной Праге гением, также уезжает в Гамбург. При этом интересно отметить, что пражские мотивы никогда не покидают творчества этих писателей и поэтов. Мы просмотрим два фильма об образе Петербурга и Праги.

Образ города оказывается «рассыпанным» во множестве культурных текстов, даже специально и не посвященных именно данному конкретно-историческому городу. Например, у Кафки пражские элементы присутствуют даже в тех сочинениях, где повествование разворачивается в мире абстракций и фантазий. Можно проследить шаг за шагом в «Описании одной борьбы» Ф. Кафки дорогу, по которой однажды вечером следует герой повествования вместе со своим спутником: здесь узнаются мост Карла IV с его барочными статуями, Остров Лучников, Большая площадь Старого Города с колонной Девы, которую младочехи собирались разрушить в 1918 г. как символ австрийского гнета. В знаменитом кафкианском «Процессе» Йозеф К. отправляется на свой первый допрос в рабочий квартал с маленькими лавочками, расположенными в подземельях. Пражане узнавали в этом описании предместье Жижков, где находилась асбестовая фабрика.

В самом пейзаже, с которого начинается «Приговор», воспроизводится вид, находящийся перед окном Кафки почти у самой реки с высотами Градчан и садами Бельведера на другом берегу. Таким образом, противоречивый и исторически развивающийся «город» как идеальное отражение вполне реальных земных городов в искусстве оказывается мощным фактором воздействия на сознание и, прежде всего на подсознание читателей, публики, «потребляющей» художественные произведения.

Человек не воспринимает образ даже незнакомого города «как он есть», непосредственно. Образ – это продукт нашего сознания, реагирующего на видимую действительность сквозь призму памяти. На восприятие реально существующего города накладывается образ «прекрасного города», который представляет собой сложный синтез прямых впечатлений от пребывания в разных городах, виденного на фотографиях, в живописи или графике, прочитанного и услышанного. Другими словами, всякое «непосредственное» восприятие не является таким уж непосредственным: оно опосредовано бессознательным сопоставлением того, что находится перед глазами, с тем, что было выстроено внутри нашего сознания. Более того, «вымышленные» города оказывают прямое воздействие на восприятие городов реальных.

Никто не был ни в Лиссе, ни в Зурбагане, поскольку эти и другие при- морские города выдумал Александр Грин, но каждый, кому довелось побывать в южных приморских городах, находит в них черты Лисса и Зурбагана. Искусство с древнейших времен формирует образ города. Так, в романе Ахилла Татия мы встречаем описание Александрии как целостного эстетического феномена: «Когда я входил в ворота, называемые Вратами Солнца, развернулась передо мною сверкающая красота города, исполнившая наслаждением мой взор.

Прямой ряд колонн высился с обеих сторон от этих ворот Солнца до ворот Луны; божества эти охраняют входы в город; а между колоннами тянулась равнинная часть города. Ее пересекало множество улиц, и, не выходя из города, можно было сделать большое путешествие.

Немного пройдя по городу, я вышел на площадь, носящую имя Александра. Отсюда я увидел остальные части города, и здесь красота делилась. Лес колонн располагался прямо передо мною, другой такой же – в поперечном направлении. А я, ненасытный зритель, пытался как-нибудь поделить свои глаза на все улицы, и не хватало у меня сил охватить взором красоту целого. На одно я смотрел, на другое только посмотреть хотел, одно спешил увидать, но и другого не желал миновать... Скитаясь по улицам, горя тщетным желанием обозреть все, я наконец измучился и сказал: «Очи мои, мы побеждены!»

Писатель Либаний в IV в. пишет об Антиохии (территория современной Сирии): «Полагаю, среди существующих городов не найдется ни одного такой величины, при столь прекрасном местоположении. В самом деле, начинаясь с востока, город по прямой линии идет на запад, простирая двойной ряд высоких портиков. Эти портики отделяет друг от друга улица под открытым небом, мощенная камнем, той же ширины, что и они.

Длина этих тянущихся галерей так велика, что много рабочих рук потребовалось только для того, чтобы выровнять такую площадь, а пройти ее всю от начала до конца утомительно, и приходится ехать на конях; и так гладка и непрерывна эта дорога, не преграждаемся ни впадинами, ни обрывами, ни другого рода препятствиями, что уподобляется она краскам в картине, сменяющим друг друга по воле художника... .

Гора тянется около города, возносясь ввысь, словно щит, высоко поднятый для обороны, но тем, кто живет под нею, ничто не угрожает от подобного ее соседства, а все прелести весны – источники, травы, сады, ветерки, цветы, голоса птиц – достаются на их долю раньше, чем всем остальным.

Портики кажутся реками, текущими вдаль, а переулки – каналами, от них отведенными. Одни, обращенные в сторону горы, ведут к прелестям предгорья, а те, что обращены в другую сторону, выводят к другой дороге открытой, с домами по обеим сторонам ее, словно это каналы, прорытые для того, чтобы переплывать из одной реки в другую. И эта часть города кончается во многих местах цветущими садами, которыми окаймлены берега Оронта ... (Цит. по: Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Мир архитектуры. Язык архитектуры. М., 1985).

В «Описании Греции» Дикеарха (между 250 и 200 гг. до н.э.) зафиксирован процесс «узнавания», который переживают многие люди, впервые посещающие известный город: «Дорога [к Афинам] приятна, кругом все возделано и ласкает взор. Самый же город – весь безводный, плохо орошен, дурно распланирован по причине своей древности. Дешевых домов много, удобных мало. При первом взгляде на него «приезжим не верится, что это и есть прославленный город афинян; но вскоре же всякий тому поверит: самый прекрасный на земле – Одейон; замечательный театр, большой и удивительный; расположенный над театром богатый храм Афины, называемый Парфеноном, приметный издали, достойный созерцания, приводит зрителей в величайшее восхищение; Олимпион, недоконченный и тем не менее поражающий своими архитектурными очертаниями, стал бы превосходнейшим сооружением, будь он достроен; три гимнасия, Академия, Ликей, Киносарги, все усаженные деревьями, с зелеными лужайками; цветущие сады различных философов – очарование и отдых души; множество мест для ученых занятий, беспрерывные игры» (Цит. по: Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Указ. соч.).

Оба образца: один эстетический, другой сложный, сочетающий эстетическое отношение с сугубо практической оценкой комфортности городской жизни, были заданы в культуре чрезвычайно давно. Оба продолжали на нее влиять, формируя образец для подражания, и все дальнейшее представляет собой грандиозное собрание индивидуального следования образцам в столкновении с индивидуальностью бесчисленных городов.

Возникает странный парадокс: о некоторых замечательных городах древности, от первоначального облика которых остались лишь несколько разрозненных памятников и руин, мы можем иметь лучшее представление, чем о множестве мест города, в котором живем, если литератор и художник не «помогли» нам увидеть его как художественное целое.

Только с эпохи Возрождения можно говорить о формировании осознанного эстетического восприятия города. В самом деле, прибывая в уже преобразившиеся города Италии XV в., путешественники с севера и востока Европы в равной степени испытывали затруднения в передаче читателям образов, которые их восхитили. Так, в дневниках немецкого рыцаря Арнольда фон Харфа, бродившего по Венеции, мы читаем: «Вплотную к храму Сан Марк стоит Палаццо Дожей, очень красивый и со дня на день становящийся все краше старанием Дожа Августина Барбариго, который теперь покрывает дворец мрамором и золотом. Он строил в это время лестницу целиком из мрамора с чудной резьбой, которая теперь была выполнена наполовину, и эта половина стоила десять тысяч дукатов...».

«Иными словами, можно говорить не столько об образе, сколько об эволюционно складывающейся иерархической образной системе, формируемой при сочетании целенаправленных художественных актов, непреднамеренных действий и их результатов. На каждом этапе развития образной системы города она представляет собой сложный конгломерат самостоятельных образов и фрагментов, приобретающий художественную целостность не только в нашем сознании (что несомненно и закономерно), но и как объективно складывающаяся пространственная структура» (Яргина З.Н. Эстетика города. М., 1991. С. 39)

Таким образом, весьма важной становится проблема субъектного восприятия города как реального условия жизнедеятельности «горожанина», способа его самоидентификации, необходимого условия структуирования социального пространства.

В рассматриваемом аспекте город – это и реальное социальное образование, и феномен духовной жизни человека. Конечно, город как понятие не существует в реальности, если иметь ввиду, что наука изучает то, что Платон называл миром идей, находящимся вне эмпирического бытия человека, т. е. в современной интерпретации – идеальные сущности, законы развития природы и общества. В понятиях отражается сущностная сторона конкретных эмпирических вещей. С точки зрения Ф. Хайека, например, такие «вещи», как «классы», «общества», «государства» – это понятия, которые конструируются людьми. В действительности же существуют отдельные индивиды, обладающие идеями и ценностями, и действующие на их основе (см.: Хайек Ф. фон. Познание. Конкуренция. Свобода. М., 1999). В этом смысле город как феномен культуры рождается, исходя из значимости самой идеи огораживания и социальной организации пространства.


б) меняющиеся ценности в образе города

У каждого исследователя при рассмотрении города превалируют положительные или отрицательные стороны образа: город рассматривается как источник преступлений, отклонений и разного рода девиаций или город рассматривается, как более интенсивное коммуникативное пространство, место концентрации науки, культуры и образования.

В других случаях город может выступать как объект микро- и макроанализа. Микроанализ города ставит во главу угла конкретные явления и феномены городской жизни. Увеличение масштаба анализа дает возможность взглянуть на город во всей его целостности и полноте.

^ Город как базар можно отнести к положительным образам. Это место, дающее рыночные возможности для выбора форм самоуправления. Это богатство и разнообразие черт, позволяющее каждому найти в городе свое. Ф. Зиммель пишет о кругах — «паутине» человеческих взаимозависимостей. Если человек рождается как представитель лишь одного круга, то в течение жизни каждый расширяет круг своего проникновения в самые различные слои, начиная от семейных и заканчивая профессиональными. Впоследствии взгляды Зиммеля творчески развивались учеными, увидевшими в городе богатство представляемых возможностей.

^ Город как джунгли. В данном случае город предстает как место, где идет постоянная борьба за выживание. Это плотно населенная территория, различные части которой охраняются теми, кто имеет на нее права. Это каждодневные контакты с чужаками, которые в любой момент могут стать проблемами. Не следует отождествлять джунгли с хаотизмом и беспорядочностью.

Если социологов, изучающих город-базар, интересует в основном личностная сторона взаимоотношений, то для другой части социологов в большей степени важна общественная, межличностная сторона взаимодействий. Работы авторов Чикагской экологической школы позволили выделить в городе различные территориальные общности, занявшие в нем определенные ниши и успешно сосуществовавшие друг с другом. Количественный рост и возрастание сложности организации территориальных сообществ рассматривались через призму экологических терминов: вторжение, накопление, вытеснение. Город в работах этих авторов выступал отнюдь не как дезорганизованное пространство. Напротив, за всеми основными процессами прослеживалась борьба за недостающие ресурсы.

^ Город как организм. Такого рода традиции в описании города восходят к работам Г. Спенсера, синтезировавшего «эволюционистскую перспективу» с разделением труда А. Смита. В рамках данного направления, город предстает как система, в которой имеется новое качество, иное, нежели чем в отдельных его частях.

В числе наиболее авторитетных авторов, изучавших город в таком контексте, можно назвать Э. Дюркгейма. «Органическая солидарность», лежавшая в основе современного ему общества, базировалась на связи социально специализированных единиц. В то время как «механическая солидарность» традиционного общества базировалась на гомогенных общественных единицах. В современном обществе каждая часть его системы зависит от другой, именно это не позволяет ему ввергнуться в пучину постоянных конфликтов. Через «органическую солидарность» разнообразие ведет к специализации — основе нового социального порядка. Подход к городу с позиций «органической солидарности» выводит предмет с позиций его внутренней замкнутости, характерной для социологов Чикагской школы. Таким образом, город начинал представать как часть сложной системы общества, где его формирование было лишь частью многомерного исторического процесса.

^ Город как машина. Наиболее ярко картину города, отвечающую данному образу, можно увидеть в фильме Ч. Чаплина «Новые времена». Эта машина создана ради собственного интереса создателя механизма. Ее целью является отнюдь не благополучие отдельных ее составляющих и обслуживающих, скорее наоборот. В работе 1988 г. Д. Логэна и Х. Молоча «Городское богатство. Политэкономия места» анализируется возрастание зависимости города от интереса правящих элит, от выгоды и процветания данных групп городского населения. В рамках этого направления работает целая плеяда выдающихся социологов: Д. Харвей, М. Кастелльс. Все они в основу анализа города кладут изучение экономических процессов и политического властного процветания, влияющего на формирование города.
в) образ города как семантическая конструкция

Образ – это субъектная картина мира. Кто является субъектом? До определённых пределов у каждого горожанина – «свой город». Существует также коллективный образ города, субъектом которого является городское сообщество – «наш город». Образы городов различаются в истории, субъектами которых являются культурно-исторические сообщества: античный город, средневековый город, город эпохи Возрождения и т.п. Существуют национальные образы городов. Наконец, урбанисты говорят об архетипе города как таковом, о существовании чуть ли не общечеловеческой символики города. В религиозной философии обсуждается проблема «Града небесного». Все эти образы действительно существуют в реальности отношения человека к городу. Субъектами социальных отношений, социального взаимодействия являются социальные группы – совокупность людей, объединённых социально значимыми признаками социальной дифференциации. Какие признаки являются значимыми, кто, какие группы являются субъектами восприятия конкретной городской среды? Ответ на эти вопросы можно получить лишь в процессе конкретных социологических исследований комплексного характера, в том числе и исследований по социальной структуре города. В разных городах может доминировать «картина» разных субъектов восприятия: «студенческая», «рабочая», «военная», «монастырская», «великорусская» и т.п. А может и не доминировать никакая, а иметь место сложная интерференция различных «картин» и образов – это случай наиболее типичен. Бывают и «безликие» города. Полный образ не создан ни для одного города. Восприятие города индивидуально, но оно социокультурно детерминировано. Человек смотрит на мир через призму групповых норм. Эту ситуацию П. Бергер и Т. Лукман называли социальным конструированием реальности. В то же время конструирование образов – это личностный процесс. На этот процесс оказывает влияние конкретная социокультурная ситуация. Конкретность её заключается в том, что определяет ситуацию личность. И процесс этот осуществляется семантическими средствами. Образ существует в форме языка сообщества - лингвистическая форма. Одновременно образ существует в форме индивидуально эмоционального переживания – психологическая форма. Образ имеет также символическую форму, т.е. имеет общезначимое содержание.

^ Особенности восприятия города:

1. Окружающая жизненная среда не совокупность дискретных объектов, а некоторая протяжённость, взаимосвязь и взаимопереход территории, пространства отношений, событий и ситуаций. («Хорошее место» – это место где всё-всё хорошо.). Изменение одного приводит к изменению всей среды. Территориальная, социальная и культурная мобильность взаимосвязаны.

2. Город – поток изменений, смена ситуаций, непрерывный спектакль с разными действующими лицами и сменой декораций. Город – непрерывная и нескончаемая последовательность «драматургических действий» самопрезентации горожан. Циклические процессы – не характерны для городской жизни.

3. Все предметы среды существуют не сами по себе, а как элементы событий. Характер их значимости обусловлен контекстом всей жизни. Предметы свидетельствуют, напоминают о том, что было. Город запечатлевает и хранит в своей предметной сфере события, историю, дела и мысли людей. Город – опредмеченный «текст истории», он помнит, напоминает и рассказывает. В то же время события, как значимая система действий существуют в смысловом контексте, при утрате которого отдельные фрагменты городской среды теряют свою выразительность или даже исчезают для восприятия.

4. Город одновременно и продукт и источник активности. В восприятии, сознании горожанина территориальные места сливаются с пространством отношений и символикой места, уходящей в глубь индивидуальной жизни и истории. Люди живут не вообще в пространстве, а в пространстве, имеющем «имена»: люди как то обозначают их. Иногда эти имена совпадают с топонимикой, иногда – нет. Это конструкция жизненного пространства, созданная человеком из материальных и духовных аспектов экзистенции, одухотворённое место. И если у человека его нет, то нет жителя, а есть проживающий на данной территории. Территория становится ландшафтом – «композицией мест, наделённых смыслом» (В.Л. Каганский). Ландшафт создаёт умонастроение, в определённой мере определяет поступки.

5. Город – продукт интерпретационной деятельности. Горожане придают определённые значения окружающим их предметам, событиям, процессам. Совокупность значений формирует, создаёт ситуацию.

В качестве наиболее общих условий формирования образа города, являющихся одновременно и принципами проектирования, К. Линч называет следующие. 1) Опознаваемость: как отдельные фрагменты городской территории (так и город в целом) имеют (или не имеют) знаковые предметы, т.е. то, что их более всего характеризует, отличает, на чём «останавливается глаз»; порой люди так и говорят: «это район, где есть… (например, «У башни», «У Максима», «У Пушкина»). Существуют символы города, территории, пространства. 2) Композиционность – существование смысловых связей между наблюдателем и средой – семантическая ситуация, когда предметы среды сливаются в единый ансамбль, несущий гуманистические, возвышающие человека смыслы; «любые фрагменты городской среды хороши, если они коммуникативны, т.е. осмысленны и гуманны» (Т.М. Дридзе, 1999). 3) Вообразимость – способность среды «пробуждать воображение», быть полем символической коммуникации, способствовать социокультурному диалогу субъектов разного типа и уровня.

Конструирование образов городов – создание новых социокультурных проектов – задача одновременно научно-инженерная и идеолого-мировоззренческая. Если этими задачами не заниматься конструктивно, то появляются деструктивные формы восприятия города и деструктивные феномены городской жизни: «исчезновение», «затерянность» районов – ситуация, когда жители ведут себя так, будто района нет; «безликость» района и акты вандализма по отношению к нему; «забытые», «потерянные» районы с разочарованными и раздражёнными жителями; чувства беспокойства, опасности.
^ Функции образа города.

Значение адекватного и творческого восприятия города обнаруживает себя в следующих функциях образа города:

1) Коммуникативная функция - единый образ территории, города может явиться основой территориального сообщества: соседства, землячества и т.п.

2) ^ Мировоззренческая функция. В картине мира образ среды обитания играет далеко не последнюю роль. Первоначальные впечатления о мире и людях связаны с непосредственным окружением. Его значение подчёркивается выражением «малая родина». Патриотизм горожанина непосредственно связан с чувством любви и гордости к своему городу.

3) ^ Социлизационная функция. Социальные нормы, которые усваивает человек – это опять же нормы непосредственного окружения. Особо значимы первичные нормы поведения. Большинство людей их усваивают в семье. Но в городах всегда было немало детей улицы. Гаврош – беспризорный мальчик Парижа из романа В. Гюго «Отверженные» – стал нарицательным именем. Культура беспризорников – это в значительной степени городская субкультура. Образ города включает в себя представления о нормах поведения в городе вообще. В то же время каждому городу присуща своя специфика нормативности, представления о «нормальном» и «правильном». Города и горожане сильно отличаются друг от друга по нормам поведения.

4) ^ Функция личностной самореализации. Образ города – это, прежде всего, конструкция личностного пространства: пространства отношений, связей, значимых предметов и фрагментов городской среды. Личностно значимые аспекты жизни определяют и траекторию территориальной мобильности. «Мой город» – это «Я в городе». Данная функция реализуется через: 1. Самоидентификацию (в том числе и территориальную); 2. Выбор норм и форм поведения; 3. Ценностно-мировоззренческое самоопределение. Город не только даёт возможность, но и интенсифицирует личностный рост ситуацией социокультурной гетерогенности.

5) ^ Прагматическая функция. Адекватный образ города просто практичен, он позволяет правильно ориентироваться и на территории и в пространстве отношений. Но у людей разные представления о пользе, поэтому и различна прагматика отношения к городу.

6) ^ Магическая функция. Город завораживает многим, в том числе и своими тайнами. Город всегда загадка – «лабиринт», идя по которому сталкиваешься со многими неожиданностями и переживаешь превращения.

Общей задачей является представить себе образ города, адекватный субъекту восприятия. Это позволит через специфику восприятия понять жизненный мир и проблемы субъектов городских отношений. В конечном счёте, это позволит лучше понять поведение горожан. В основе понятия «образ города» лежит идея единства, взаимообусловленности среды и образа жизни.
^

2.3. Глобализация и мегалополизация: новые пути перемен

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКурс лекций по политологии (для студентов всех курсов всех специальностей...
Курс лекций предназначен для изучения политологии студентами всех форм обучения всех специальностей академии

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconСадовников О. К., Фатеев Ю. А. Этика и эстетика курс лекций
Этика и эстетика. Курс лекций (для студентов всех специальностей всех форм обучения) / Составители: Садовников О. К., Фатеев Ю. А....

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКурс лекций для студентов всех специальностей дневного и заочного обучения
Курс лекцій для студентів усіх спеціальностей денного та заочного форм навчання – В. В. Морозов, В.І. Ніколаєнко – Харків: нту “хпі”,...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconБудко В. В., Пилипко Е. В., Садовников О. К., Фатеев Ю. А. Философия курс лекций
Философия. Курс лекций (для студентов всех специальностей всех форм обучения) / Составители: Будко В. В., Пилипко Е. В., Садовников...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКонспект лекций по дисциплине Физико-механические методы обработки...
Конспект лекций предназначен для самостоятельного изучения студентами теоретической части курса “Физико-механические методы обработки”...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКонспект лекций по дисциплине “Статистика в машиностроении ” для студентов специальности
Конспект лекций предназначен для самостоятельного изучения студентами теоретической части курса “ Статистика в машиностроении ” (для...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКонспект лекций по курсу «экономическая теория» (для иностранных студентов всех форм обучения)
Решетило В. П., Егорова О. Ю., Можайкина Н. В конспект лекций по курсу «Экономическая теория» (для иностранных студентов всех форм...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconУчебное пособие. Таганрог: Изд-во трту, 2005
Предлагаемое учебное пособие рекомендуется в качестве конспекта лекций по курсу «Логистика» для студентов экономических специальностей...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей icon1. Международная экономика как экономическая система Национальная...
Учебный курс предназначен для студентов-бакалавров всех экономических специальностей. Ориентирован на студентов второго курса после...

Город как социальная система курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей iconКонспект лекций по дисциплине “Системы моделирования и обработки...
Конспект лекций предназначен для самостоятельного изучения студентами теоретической части курса “Системы моделирования и обработки...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<