Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем




НазваниеН. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем
страница6/7
Дата публикации18.03.2013
Размер0.65 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7
Павлову прочитать отзывы белых генералов о Красной армии   чтение весьма поучительное). Опять таки, что за чудо? Ведь это "безвыходное противоречие"?

Конечно, противоречие, только с точки зрения заскорузлой, статической, чисто формальной, с позволения сказать, логики, которая   выражаясь гегельянски   не знает категории "становления". А загадка опять просто решается: научились, проф.

Павлов! И так научились, что к новым условиям войны оказались более приспособленными, чем Колчаки, Врангели, Юденичи и прочие не неучи, которые, можно сказать, "собаку с'ели" на военном деле.

Третий пример. Управлял ли рабочий класс промышленными и торговыми единицами, банками, кооперативами и т. д.?

Нет. Был неучем. Много глупостей делал, когда за это дело взялся. А теперь уже подучился, стал на ноги. Продолжает учиться, но уже уверенно стоит на совершенно новой для него почве.

А теперь спросим себя: во всех этих областях внес рабочий класс что либо свое, новое? Ясно, что внес: Красная армия   далеко не то, что белая; советская система совсем не похожа на так называемое парламентское государство; наше хозяйство весьма далеко от частного хозяйства буржуазии. И т. д., и т. п.

Теперь интересно узнать, почему же культура снабжена таким "табу", что здесь "неучи" ничего не смогут сделать, ничему не смогут научиться? Где попытка (хотя бы попытка!) доказать это? Увы, ни тени доказательства нет, если не считать за доказательство сердитые фразы и сердитые слова.

Сердится проф. Павлов ужасно свирепо.

"Люди вообразили,   пишет он про нас,   что они, несмотря на заявление о своем невежестве, могут переделать все образование нынешнее".

Страсти мордасти! Вот ужас то, в самом деле! И переделаем таки, как нам нужно, обязательно переделаем! Так же переделаем, как переделали самих себя, как переделали государство, как переделали армию, как переделываем хозяйство, как переделали "расейскую" "Федорушку Варварушку" в активную, волевую, быстро растущую, жадную до жизни, народную массу, которая только теперь завоевала себе возможность настоящего развития.

По существу: возражает ли проф. Павлов против того, что я называл в своем докладе принципами пролетарской культуры? Нет, не возражает. Признал ли он сам необходимость увязки между различными идеологическими областями ("уничтожение анархии интеллектуального производства") и отчетливого сознания практической ценности научных конструкций и т. д.?

Как будто признал. Может ли буржуазия решить эти задачи? По нашему, не может.

Если бы нужны были здесь доказательства, мы могли бы привести их немало.

Современная буржуазная наука, начиная от самой абстрактной и кончая самой "практической", вроде техники, тщетно бьется в поисках синтезов   и не находит таковых. То же и в области искусства. Со всех сторон жалобы, со всех сторон разговоры и причитанья о кризисе "духовной культуры", о "тупике" и проч. Разве это случайно? Выдающийся германский социолог Георг Зиммель пишет в одной из своих последних работ об общем духовном кризисе, который, по Зиммелю, есть результат столкновения между "жизнью" и существующими формами жизни. Переводя эту философскую абстракцию на язык конкретного, получаем: буржуазный строй, с его производственной анархией и дробностью, которая еще более усилилась процессом распада его форм, не может уже решать синтетических задач. Вот почему его культура идет книзу. Вот почему рост культуры должен иметь своей исторической предпосылкой господство рабочего класса.

Но проф. Павлову некогда заниматься такими высокими материями. Он берет исходной точкой для своей атаки нашу практику, обращаясь к нам   в нашем вольном переводе   примерно так: "Хорошо поешь, где то сядешь?". И оказывается, что "садимся" то мы очень плохо, хотя и хорошо, быть может, "поем".

"Сейчас на что нибудь даются огромные деньги, напр., на Японию в расчете на мировую революцию, а рядом с этим наша академическая лаборатория получает три рубля золотом в месяц... Надо разумно давать, понимать для того, чтобы делать, значение биологии, значение другого вопроса и т. д. Этого ничего нет".

И далее еще более сердито:

"И что же, если эту самую науку будут третировать люди, которые сами признают, что они ничего в этой науке не знают, что из этого выйдет? Разве это не чрезвычайная опасность для науки?"

Тут нужно об'ясниться начистоту.

Прежде всего, откуда это проф. Павлов узнал об "огромных деньгах" на "Японию"?

Газет, ведь, он не читает. Что же, "знакомый рассказал"? Достойны ли такие приемы ученого об'ективиста? Хорошо ли это?

Далее. Мы, действительно, оказывали неоднократно помощь трудящимся разных стран.

А они нам не оказывали такой помощи? Они нам не помогали бороться с интервенцией и блокадой? Не собирали крох во время ужасного голодного года? Не помогли, не заставили ряд государств признать нас, как великую державу? Нельзя же так близоруко подходить к вопросу. Нельзя не видеть больших вопросов, которые иногда решают все.

Проф. Павлов, как и многие, впрочем, профессора, не видят этой большой, исторически необходимой, стратегии рабочего класса: это не их забота.

Когда идет борьба, то приходится часто жертвовать всем для целей этой непосредственной борьбы, хотя экономически это нерационально с точки зрения дня.

Но если положительный исход борьбы есть необходимая предпосылка для всего остального, то выбора нет: нужно жертвовать всем.

С точки зрения статистической и с точки зрения рассуждений "вообще", бессмысленно, что мы на оборону тратили больше, чем на просвещение. Но это не бессмысленно с точки зрения всего нашего дела, которое опрокидывает старый status quo; это не бессмысленно с точки зрения истории. Для того, чтобы это понять, нужно иметь горизонты побольше, чем горизонты "квартиры и лаборатории", нужно выйти за пределы узкой специальности, нужно не замыкаться в четырех стенах, нужно постараться понять события в их взаимной обусловленности, в их движении и в их   как это ни трудно всемирном масштабе...

Само собой разумеется, что все сказанное не есть оправдание частных ошибок, излишнего "битья посуды", конкретных и общих случаев неумелости и неопытности.

Это есть "издержки обучения", очень тяжелые, но временные. Не они решают дело.

Проф. Павлов ведет атаку против всей системы и против руководства коммунистов, которые "ничего не знают в этой науке".

Что касается наших руководящих кругов, то   смеем уверить профессора Павлова   они в биологии и физиологии понимают много больше, чем проф. Павлов в области общественных наук, и проф. Павлов совершенно напрасно выступает со столь категорическими утверждениями. Но что весь наш класс еще очень мало культурен, это мы признаем. Тем не менее, и по отношению ко всему нашему классу нельзя выдвигать обвинения, будто он "третирует" науку. Для этого нужно было бы лишь почитать некоторые документы, вроде нашей партийной программы, ряда постановлений профсоюзов, органов Советской власти, разных конференций и совещаний рабочих и проч. Мы совершили и совершаем много ошибок, но линия нашей политики   совершенно правильна. Никакой опасности для науки нет: есть лишь опасность для тех якобы ученых предрассудков, которые поворачивают "людей ума и знания" против "материальной массы". Вот для этих вещей существует громадная опасность, и будет в высшей степени хорошо, если эта опасность для них превратится в их гибель.

А потом невредно проверять свои положения фактами   в этом мы совершенно согласны с проф. Павловым. Притом не отдельными фактами, выдранными из общего контекста, а итогами, по всем правилам "закона больших чисел". Что же, может проф. Павлов утверждать, что культурная и научная кривая у нас за два последних года пошла вниз? Стоит только просмотреть цифры издающихся книг, журналов, специальных публикаций и т. д., чтобы увидеть, как быстро мы растем.

Разве можно это отрицать? Где же опасность? Не есть ли это доказательство того, что и здесь мы уже кое чему научились, что и здесь мы уже выходим из того "безвыходного противоречия", которым так пугал себя и нас профессор Павлов? А, ведь, он прямо заявлял, что наша политика "ведет к уничтожению русской культуры"

  ни больше, ни меньше. Проф. Павлов думает, что коммунисты действуют исключительно по принципу: "Раззудись, плечо, размахнись, рука!". Не пора ли хоть теперь бросить это, мягко выражаясь, "неверное" представление?

Профессора Павлова в высшей степени удручает факт классового приема в высшие учебные заведения. "Уровень образования чрезвычайно понизится, благодаря...

непоследовательности (в) приобретении знаний". С другой стороны, "масса людей подготовленных... отстраняются от школы, им ставятся всякие затруднения".

Если оставить в стороне всякие "эксцессы" и обсуждать основы нашей политики (классовый прием и т. д.), то нельзя вырывать этой проблемы из всего контекста наших задач. Как развитие производительных сил нашей страны, так и развитие в ней интеллектуальной культуры, теоретически говоря, возможно в двух формах:

буржуазной и пролетарской. Если бы рост кадрового состава (управляющего, администрирующего, идейно "командующего" и т. д.) наворачивался по линии анти пролетарской (что далеко не всегда предполагает сознательно анти пролетарскую идеологию), то мы неизбежно сползли бы на "смено веховских"

тормозах к "идеальной" цели либеральной буржуазии: "здоровому" капитализму в экономике, так называемому "правовому государству"   в области политической надстройки. Но, ведь, у нас есть совершенно достаточные основания для того, чтобы бороться с этими тенденциями вырождения. Само собой разумеется, что без ответа на этот кардинальный вопрос (социализм или капитализм) немыслимо понять и вопросы производного характера. Нет роста производительных сил "вообще", а есть рост производительных сил в совершенно определенных формах, в совершенно конкретной исторической скорлупе. То же и с интеллектуальной культурой. Мы уже писали, что отнюдь не хотели бы выступить в роли навоза для нового цикла капиталистического развития, который привел бы с неизбежностью к новой и новой катастрофе. Песня "про белого бычка" в "мировом масштабе", это   слишком трагическая песня. Мы твердо ведем политику на уничтожение и преодоление капиталистического строя. И именно поэтому вся логика, и формальная, и диалектическая, на нашей стороне.

Ошибка академика Павлова состоит в том, что он обходит основной вопрос, вопрос о социальной сущности того или другого общественного порядка. А обходить этот вопрос   нельзя, недопустимо.

Понятно, что с точки зрения "нейтральной" (на деле буржуазной) классовый прием из среды, вообще говоря, менее культурной и менее подготовленной, представляется нелепостью, и если оставаться в рамках такого аспекта, то коммунистов можно и в самом деле счесть за буйных помешанных.

Но в том то и дело, что наша политика основана на совершенно определенной предпосылке. Нам нужны такие кадры и постоянное воспроизводство таких кадровых элементов, которые вели бы пролетарскую политику на всех пунктах трудовой шахматной доски, на которой им придется впоследствии разместиться. Гарантией такой политики является определенная социально классовая прививка, т. е.

социальное происхождение. Отсюда   "классовый прием". Мы, конечно, "проигрываем"

временно с точки зрения квалификации, "независимой" от социальной оценки, но зато мы имеем прочную гарантию того, что поезд пойдет по надежным рельсам и не с'едет где нибудь под откос. Что же здесь удивительного и непонятного? Что необ'яснимого в том, что мы, начав социалистическую революцию, производим ее во всех областях, играющих существенную роль в процессе производства всей общественной жизни в его целом?

И опять таки: разумеется, чтобы это понять, нужно понять внутреннюю логику этого процесса в целом. И наоборот, без предварительного понимания всего процесса, т. е. той основной орбиты, по которой движется наша политика в целом, совершенно невозможно понять и такого частного мероприятия (связанного с совершенно своеобразными и специфическими "расходами"), как классовый прием в наши вузы.

К числу таких "расходов" нужно отнести и упоминаемое акад. Павловым понижение уровня квалифицированных работников, выпускаемых вузами. Вообще говоря, революция в первой своей фазе безусловно сопровождалась разрушениями и в этой сфере, сфере производства квалифицированных интеллектуальных сил. Теперь и здесь мы видим быстрый прогресс. Но нам важно отметить, что революция создала все же некоторые, совершенно неслыханные, предпосылки для быстрого расцвета культурной жизни. Интенсивность культуры пала. Но экстенсивность ее колоссально возросла, несмотря на бывшую материальную разруху. Массовая психика стала гораздо более подвижной, гораздо менее косной; горизонты необычайно раздвинулись; воля закалилась; опыт обогатился в неизмеримой степени. Брошенная в широкие массы политическая, а затем и хозяйственная литература, сеть клубов, кружков и т. д.; методы массовой пропаганды и агитации; Красная армия, пропускавшая через себя сотни тысяч и миллионы людей, и т. д. и т. п.   все это в целом произвело громадный культурный сдвиг, результаты которого сказываются хотя бы на том перевороте, который произошел в языке нашего крестьянства, наиболее массовой и наименее культурной силы нашего общества. Разве трудно сообразить, что эта громадная экстенсификация культуры есть величайшее культурное завоевание, плоды которого не преминут сказаться через некоторое время? Разве не понятно, что это есть фундамент небывалого культурного расцвета в будущем.

Здесь вполне уместно поставить один общий вопрос, который имеет и прямое отношение к разбираемой проблеме. Вообще говоря, такой строй и такой порядок вещей способствует в наибольшей степени общественному развитию, который, при данном уровне развития производительных сил, дает возможность культурного развития и культурного подбора максимальному числу людей. Чем шире это селекционное поле, тем лучше, при прочих равных условиях.

И вот здесь наша революция совершила поистине величайший переворот. Она еще не догнала довоенного уровня в нашем хозяйственном развитии, она еще не обеспечила довоенного standart of life. Но она уже в гигантской степени расширила селекционное поле, она впервые вовлекла широчайшие пролетарские и крестьянские массы в культурный оборот, давая возможность подбора не из "верхних десяти тысяч", а из "нижних" миллионов. Такие организации, как партия, профессиональные союзы, завкомы, клубы и проч., через которые направляется поток людей в наши высшие учебные заведения, есть не что иное, как громадная и неизвестная прежним временам школа, подбирающая людей из самой гущи жизни.

Это завоевание уже есть у нас: оно прочно, оно неоспоримо. И если на первых порах мы не будем иметь достаточно "полноценных" студентов, то эти недостаточно "полноценные" будут иметь одно несомненное преимущество над старым студенчеством: они будут всеми своими корнями связаны с жизнью, с практикой, с активным участием в общественном строительстве. Этой чертой могут быть недовольны ученые "олимпийцы", до которых не доносится гул жизни (да к тому же олимпийцы всегда бывают туги на левое ухо). Но это недовольство как раз и есть свидетельство их отсталости. Будущее принадлежит   это уже начинают понимать и в буржуазных кругах   не героям спекулятивной философии, спекуляция которых не многим лучше вульгарной и прозаической спекуляции рынка, а людям, которые связаны с практикой, у которых наука есть орудие этой практики, а не талмудическая похлебка или "летом сладкий лимонад". У рабочего же класса практика в крови. И тот синтез теории и практики, который дан был рабочим классом в общественных науках (т. е. в теории обществоведения и в научной политике рабочего класса), он будет, несомненно, шаг за шагом завоевывать одну область за другой. Этот процесс уже начался. Разве не повернут нашей государственной властью руль в сторону гегемонии материализма и решительной борьбы против фантастических привидений религии, идеалистической метафизики и тому подобных Бердяевских "выделений"?
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconН. И. Бухарин о характере нашей революции и о возможности победоносного
Различная критика большевизма: с точки зрения общей незрелости капитализма, с точки зрения военных разрушений, с точки зрения незрелости...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Целью данной работы является анализ общих экономическихзакономерностей, присущих нашей стране, места России в мировой экономике вусловиях...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconЦентр формирования педагогического мастерства
Поэтому наряду с гуманизацией инженерного образования необходимой оказывается и целенаправленная управленческая подготовки специалистов,...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconНу кто из вас скажет, что он не выдающаяся личность?
В нашей стране нефть фонтаном не бьет, а птицу счастья держат в зоопарке. В нашей стране дедушкино наследство достается либо рэкету,...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconНу кто из вас скажет, что он не выдающаяся личность?
В нашей стране нефть фонтаном не бьет, а птицу счастья держат в зоопарке. В нашей стране дедушкино наследство достается либо рэкету,...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconИскусство рукопашного боя
России единственный раз — в 1930 г., после чего сразу же попала в разряд «секретных». Автор разработал одну из первых в нашей стране...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconИскусство рукопашного боя
России единственный раз — в 1930 г., после чего сразу же попала в разряд «секретных». Автор разработал одну из первых в нашей стране...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconКонцепция. Основы духовно-нравственного воспитания и образования в школе Медушевский В. В
В нашей стране мировой кризис усугублен отказом от аксиом бытия распадом высших мотиваций жизни. Грандиозный погром духовности вынуждает...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconХерсонесский историко-археологический заповедник
Историко-археологический заповедник Херсонес Таврический известен не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. В 1996 г...

Н. И. Бухарин о мировой революции, нашей стране, культуре и прочем iconВ. Ф. Зима (д и. н., в н. с., Институт российской истории ран)
Ее противники А. И. Рыков, Н. И. Бухарин и М. П. Томский выступали за сохранение нэпа в деревне и утверждали, что давление на крестьянство...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<