Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики




Скачать 329.11 Kb.
НазваниеБиологические основы восприятия. Биологические основы эстетики
страница1/3
Дата публикации17.12.2013
Размер329.11 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Культура > Документы
  1   2   3

- -

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОСПРИЯТИЯ.
Биологические основы эстетики

И. Эйбл-Эйбесфельдт.
Наше восприятие (перцепция) избирательно. Перцептивные предпочтения проявляются:
1)базисный (физиологический) уровень: он присущ и нам, и другим высшим позвоночным;
2)второй уровень видоспецифичный, сугубо человеческий;
3)"культурный", свойственный носителям определенной культуры.
I. Особенности физиологических механизмов восприятия (обеспечивают распознавание образов,

константность восприятия, ориентацию в пространстве и т. п.):

1) Восприятие — это активный процесс отыскания порядка, сортировки и истолкования.

2) Восприятие активно создает контрасты: при повторных предъявлениях объекта одни его

особенности выделяются и усиливаются, а другие стушевываются как несущественные. Такая

тенденция свойственна не только зрительному, но вообще всякому восприятию. Она

проявляется и в стремлении человека выражать свои взгляды в противопоставительной,

догматической форме.

3) Склонность видеть "хорошие", правильные формы при беглом осмотре различных

геометрических фигур — квадратов, треугольников, кругов - с небольшими изъянами, разрывами

или слегка асимметричных. Несмотря на эти искажения, фигуры видятся совершенно целыми,

правильными и симметричными. Мы "обобщаем" сходные формы и "затираем" изъяны.
^ Людям приятен вид квадратов, а также прямоугольников с соотношением сторон, близким к 1:1,63 (что соответствует так называемому "золотому сечению"). Фигуры, слегка отличающиеся от квадрата, воспринимаются как "плохие квадраты", а прямоугольники, заметно отклоняющиеся от требований золотого сечения, — как "плохие прямоугольники". Принцип "хорошей формы" позволяет объяснить привлекательность различных архитектурных стилей.

Глубинное свойство архитектуры Возрождения — ее спокойная красота, вселяющая в зрителя умиротворенность. Такое воздействие достигается определенными архитектурными приемами, среди которых можно отметить преобладание квадратов и прямоугольников с указанным выше соотношением сторон. Кроме того, предпочтение перед другими формами отдается прямым углам и круговым аркам; окна располагаются правильными рядами, а горизонтальные элементы построек симметричны.

^ Архитектура барокко, напротив, внушает беспокойство, благоговейный трепет и даже смятение; она передает чувство движения. Для этого есть свои стилистические средства — например, "неправильность" квадратов и прямоугольников ("преувеличенных" в длину или ширину), ширина и эллиптическая форма арок, применение острых углов вместо прямых, неточное расположение осей симметрии и т. п. Небольшие отклонения от идеальных форм порождают какую-то напряженность и беспокойство. Такими способами архитектура барокко преодолевает совершенство форм Возрождения: она творит формы, как бы чуть-чуть не достигающие идеала и тем самым побуждающие зрителя заняться их невольным "исправлением".
^ В воспринимаемом мы ищем упорядоченности и получаем от нее удовольствие. Это, по-видимому, общий принцип, вытекающий отчасти из ограниченной способности нашего мозга к переработке информации. Пропускная способность нашей кратковременной памяти — что-то около 16 бит/с; если информация поступает с меньшей скоростью, то мы испытываем скуку, а если с большей — то перегрузку. В сложных структурированных стимулах (паттернах) мы пытаемся обнаружить упорядоченность, которая позволила бы нам выделить в них более крупные элементы и, таким образом, иметь дело с меньшим количеством информации.

Наше чувственное восприятие предрасположено к порядку и создает кажущийся порядок даже там, где его нет.

(К картине мира)

Для облегчения обработки информации нужно уметь выявлять закономерности: "Человек ищет упорядоченность в окружающем его мире, так как она помогает ему лучше воспринимать окружающее и запоминать воспринятое. Поэтому открытие таких закономерностей доставляет удовлетворение. Упорядоченность, в отличие от хаоса, воспринимается как нечто красивое.
Особенность эстетически воспринимаемого объекта — единство. Если упорядоченность слишком очевидна, объект не кажется наблюдателю красивым, так же как и в том случае, когда в его структуре вообще не удается обнаружить никакой регулярности. Таким образом, для эстетической привлекательности нужно, чтобы объект обладал некоторой промежуточной упорядоченностьюне слишком простой, но все же доступной для восприятия. Она должна уменьшать количество информации благодаря регулярным повторам каких-то элементов.
Стремление выявлять упорядоченность и классифицировать то, что мы воспринимаем, обусловлено не только ограниченностью нашей способности к переработке информации. Умение распределять животных, растения и прочие объекты по категориям с определенными групповыми признаками делает процессы познания мира более экономными и намного повышает наши приспособительные возможности.

Из многочисленных мимолетных впечатлений, накопляемых и объединяемых в памяти, рождаются схемы и стереотипы. Восприятие в своей основе категориально (типологично). Дети уже в раннем возрасте начинают выделять категории объектов. Так, обращаясь к собаке, кошке и корове со словом "вау-вау", они, очевидно, находят у этих животных ряд общих особенностей. Склонность к категоризации врожденна. Ребенка впоследствии поправляют: ему внушают, что кошка — это не вау-вау и что ее надо отличать от собаки. Однако смысл этих педагогических усилий состоит лишь в том, чтобы научить точнее разграничивать категории.
Категориальное, схематичное восприятие это одна из предпосылок формирования речи.

Наше внутреннее стремление к выявлению упорядоченности приводит к активному поиску сообщения, раскрытие которого сопровождается весьма приятным переживанием ("вспышка" в момент узнавания). Этим переживанием сообщение подкрепляется. В этом и состоит глубинное предназначение искусства.
И у животных проявляются эстетические склонности: асимметрии и хаосу животные предпочитают упорядоченность и симметрию.
II. Видоспецифические особенности восприятия и их проявления в искусстве.

Предпочтение определенных пропорций — заданы "идеальными" пропорциями нашего тела.
Некоторые особенности окружающей обстановки вызывают у животных адаптивную реакцию — нередко даже без соответствующего прошлого опыта. Своим поведением они реагируют на определенные знаковые стимулы, на которые их сенсорные системы уже "настроены" в процессе эволюции. Чтобы такие адаптивные реакции были возможны, животные должны быть снабжены сенсорными устройствами, приспособленными для восприятия соответствующих стимулов, и системами переработки информации, программирующими нужную реакцию: "врожденные пусковые механизмы", "врожденные модели".
При взаимодействиях между особями одного вида адаптироваться могут как отправители, так и получатели информации: у них создаются сигнальные приспособления и пусковые механизмы. Соответствующие стимулы называют пусковыми или социальными пусковыми стимулами; они специфически провоцируют ту или иную поведенческую реакцию.
Неизбежные при социальных взаимодействиях взгляды друг другу в глаза мы воспринимаем двояко. С одной стороны, чтобы общаться, на партнера надо смотреть. С другой стороны, смотреть слишком долго мы не осмеливаемся: это может быть расценено как психологический нажим или угроза. От прямого взгляда в глаза нам становится не по себе, и для того, чтобы беспокойство не нарастало, глаза время от времени приходится отводить. По ходу беседы мы делаем это непроизвольно. Говорящий время от времени переводит взгляд, а слушатель при этом может неотрывно смотреть на говорящего — до тех пор, пока они не поменяются ролями. Если нам надо кому-то пригрозить, мы порой глядим на человека в упор и не мигая.
Многих млекопитающих и птиц раздражает, когда на них смотрят. Вероятно, эта реакция связана с тем, что хищник перед нападением на жертву фиксирует ее взглядом. Как показали экспериментальные исследования Косса, степень приподымания бровей при виде "глазных пятен", предъявляемых испытуемому, зависит от положения этих пятен. Наиболее сильной эта реакция оказывается тогда, когда оба пятна располагаются на одной горизонтали, а если пятна расположены одно над другим или наискосок, то она слабее. При дружеском общении лицом к лицу мы слегка склоняем головы набок и тем самым приглушаем напряженность, вызываемую прямым взглядом.

Все окружающие нас одушевленные и неодушевленные предметы мы склонны очеловечивать и наделять "лицами". Лоренц обратил внимание на то, что в виде каких-то лиц нам нередко представляются фасады зданий. Иногда, например, они кажутся нам дружелюбными, а иногда — высокомерными; при этом карнизы напоминают брови, и т. д. С человечьей же меркой мы подходим и к животным: мускулистых и стройных считаем благородными и изящными, а похожих сложением на бегемота — неуклюжими и безобразными. Примечательно и то, каким нам видится идеальное человеческое тело.

У мужчин должны быть широкие плечи, узкие бедра и сильное, мускулистое, но стройное и гибкое туловище. В портретной живописи, скульптуре, одежде самых разных эпох и народов весьма обычны подчеркнуто-преувеличенные очертания мужских плеч. В связи с этим интересно отметить, что на теле мужчины довольно значителен волосяной покров, позволяющий судить о том, как обрастали шерстью наши косматые предки: у них явно имелись пучки полос, увеличивавшие видимую ширину плеч. Это позволяет думать, что некоторые из наших эстетических оценок обусловлены филогенетически.

Что касается представлений о красоте женского тела, то у современного человека существуют, по-видимому, два идеала. Первый — греческая богиня Афродита. Второй – палеолитическая Венера Виллендорфская — коротенькой толстой фигурке с массивным задом и большими грудями. У бушменов и готтентотов эти черты совпадают с расовыми особенностями взрослой женщины и признаются красивыми. Однако идеал для молодой девушки ближе к европейскому представлению о женской красоте. Вполне возможно, что в процессе эволюции человека его предпочтения все больше смещались в пользу всего того, что свойственно молодости. Пережитки влечения к архаичному идеалу красоты (к типу Венеры Виллендорфской) сохранялись и в Европе — юбки с турнюром, подчеркивающие выпуклость ягодиц.

Во всех "идеальных" человеческих лицах есть нечто общее. Независимо от расы и китайцам, и европейцам, и африканцам кажется привлекательным тонкое переносье (не обезьяннее).
Адаптация восприятия к родительскому поведению. Ребенок мил нам своими нежными чертами, крупным выпуклым лобиком и всем остальным, о чем уже говорилось при описании "младенческого типа". А какие женщины нравятся мужчинам? Оказывается, те, что сочетают полноценные половые признаки зрелой самки с детоподобным личиком. Отчетливые проявления детоподобия (педоморфизма) заметны у женщин многих рас. Они, очевидно, не просто нравятся мужчине, но и "включают" (стимулируют) защитное, покровительственное поведение. Существует положительная корреляция между привлекательностью женщины и выраженностью у нее неонатальных (т. е. свойственных новорожденному) признаков (таких, как большие глаза, небольшой нос и маленький подбородок). Как мужчинам, так и женщинам кажется красивым маленький младенческий рот. Если моя теория всеобщности детоподобного идеала красоты человеческого лица подтвердится, то можно будет заключить, что эстетическое предпочтение при половом отборе способствует закреплению современных гоминоидных черт в ущерб архаическим палеогоминоидным.

Фотографии привлекательных лиц с тонкими и правильными чертами даже младенцы разглядывают дольше обычного.
Упорядоченные движения, которые служат зрительными сигналами, называют экспрессивными (т. е. что-то выражающими) движениями. Их восприятие – результат комплексного взаимодействия в психике ритуальных программ (приобретённых в результате культурного усвоения) и наследственных программ. Пример работы последних: двухнедельным младенцам показывали на экране подвижные изображения темных пятен, которые увеличивались, как будто они приближались, и какой-то предмет вот-вот столкнется с наблюдателем. У младенцев отмечалась явная реакция избегания. Зрительные стимулы вызывали ожидание осязательных ощущений (столкновения и удара) и попытку их избежать. Наши системы переработки информации подготовлены к восприятию тех внешних событий, которые небезразличны для благополучия индивидуума.
В произведениях искусства разных стран и народов встречаются изображения открытой ладони, расположенной вертикально и обращенной к зрителю. У многих народов это символ защиты от зла. Мне случилось изучать поведение девочки, слепой и глухой от рождения. Однажды, пытаясь защититься от чего-то дурного, она сделала тот же самый жест (мне удалось заснять его на кинопленку).

Еще один излюбленный мотив разного рода оберегов — разинутая пасть с рядами оскаленных зубов, как бы угрожающая укусить. Если это человеческий рот, на лице над ним часто изображают еще и сдвинутые нахмуренные брови.

Известны апотропейные фигурки с выставленным напоказ половым членом (фаллосом). Истолкование фаллического символа: он восходит к часто наблюдаемой у млекопитающих угрозе садкой (покрытием). Эта угроза — знак превосходства (социального доминирования). У многих приматов (люди не в счет) самцы охраняют свои семейные группы от вторжения посторонних самцов. При этом они сидят спиной к охраняемой группе, выставив напоказ пришельцам гениталии. Для усиления сигнальной функции мошонка и пенис часто бывают ярко окрашены. В случае приближения постороннего самца может произойти эрекция. При столкновении между самцами для утверждения превосходства внутри группы тоже иногда выставляется фаллос. При враждебных стычках бывает это и у людей. Фаллические угрозы зачастую не идут дальше соответствующей словесности, хотя они могут выражаться также в виде резких и живописных изображена. Иногда такие изображения предназначены для охраны жилищ и границ земельных участков, а иногда служат амулетами: того, кто их носит, они должны оберегать от происков злых духов.

Иногда для отвращения зла используют одновременно отпугивание и умиротворение. Например, женщина-эйпо, испугавшись, хватает руками свои груди, приподнимает их и сдавливает, что ведет к выбрызгиванию молока (если, конечно, женщина в этот период кормит). При этом она произносит слова "басам калье" ("свиной жир")— заклинание, ограждающее от опасности. Может прозвучать и другое заклинание — "уанье" (название священного растения, используемого в обряде инициации). Пугаясь, выговариваем подобные священные слова ямы (вспомним наше "о боже!"). Употребленные как ругательство, они утрачивают свою силу. На то, что выдавливание молока, возможно, служит у эйпо умиротворяющим жестом. К "материнской мольбе о пощаде" прибегали, по-видимому, едва ли не всюду. Врожденным является наше отношение к кормящим матерям, а уж оно привело к возникновению форм умиротворяющего поведения.
Восприятие определенных стимулов или их сочетаний возбуждает какие-то эмоции и/или удовлетворяет какие-то потребности и вожделения. И пусковые, и успокоительные стимулы человек в состоянии создавать искусственно, что позволяет ему как бы играть с ними и по собственному усмотрению либо успокаивать, либо будоражить себя и других. Вожделений и нужд у человека множество, и он старается их как-то удовлетворить. Иногда он ищет покоя и утешения, а иногда - возбуждения чувств, волнения, утоления любопытства.
При каких условиях нам покойно и приятно у себя дома? Идеальный дом должен, помимо прочего, предоставлять убежище и защиту. Вспомним, какое чувство безопасности дают толстые стены старого сельского дома. Ища места, где присесть, мы отдаем предпочтение защищенным нишам. Как показали наблюдения за посетителями ресторанов, в первую очередь они занимают те столики, что стоят по углам и всяким закуткам, и только после того, как все такие места будут заняты, публика начнет рассаживаться я за столами, открытыми со всех сторон. Людям нравятся и такие места, где можно сидеть спиной к стене или иному предмету, который может служить защитой. В этом смысле человек всегда начеку, он все время неосознанно прощупывает взглядом окружающее. Жилища устраивают там, откуда хорошо просматриваются подступы. Человеку всегда нужно было избегать столкновений с врагами и хищниками — оттого в ходе эволюции и сложились описанные предпочтения.
Есть склонность, связанная с дневным образом жизни. ^ Свет мы обычно оцениваем положительно, а темноту — отрицательно. Мы страшимся ночи, таящей невидимые опасности. В этом, по-видимому, и состоит основа отрицательного к ней отношения. Распространение этой символики света и тьмы не ограничено Европой. Основные цвета воспринимаются всеми народами примерно одинаково. Желтый и красный считаются "теплыми"; красный при этом кажется особенно привлекательным, хотя иногда вселяет тревогу, так что он неоднозначен. Очень заманчиво порассуждать о том, что, с одной стороны, это цвет многих съедобных плодов, а с другой — цвет крови. Голубой же цвет, напротив, представляется "спокойным". В комнатах, окрашенных в красно-оранжевые тона, испытуемые оценивали температуру на 3— 4 градуса выше, чем в комнатах сине-зеленых тонов, хотя она в обоих случаях была 15° С. "Теплые" тона возбуждают симпатическую нервную систему, отчего учащается пульс и повышается кровяное давление.
Обилием растительных мотивов в дизайне человеческого жилища. Занавеси, ковры, обои, подушки, также изделия из фарфора, фаянса и т. п. — всё изукрашено в основном растительными узорами, изображениями цветов, плодов и листьев. Множество разнообразных растений мы еще и выращиваем, используя для этого комнаты и балконы. Это делается из чисто эстетических соображений. Очевидно, растительности горожанину очень недостает, и он стремится окружить себя ею. "Фитофилия", обусловленная, вероятно, филогенетически. Толковать ее можно как адаптивное предпочтение таких местообитаний, в которых предкам нашим была бы обеспечена пища. Благодаря такой предрасположенности восприятия человек безошибочно останавливает свой выбор на подходящей местности. Оказавшись за ее пределами, он создает искусственную замену природе. Стоит отметить, что сады и парки обычно разбиваются как бы в подражание саванне. И в Европе, и в Японии деревья и кусты сажают в парках разбросанно, а между ними оставляют обширные открытые площадки. Именно в саванне человекообразный предок превратился в человека. Эту эстетическую склонность можно было бы назвать первичной и биотопически обусловленной. Ей противостоят предпочтения вторичные, внушенные той или иной культурой. Так, голландская пейзажная живопись удивляет нас огромными небесами с тяжко нависающими над плоской равниной облаками, тогда как баварская, швейцарская и австрийская радует романтическими горными видами.
III. Культуроспецифичные предрасположенности: особенности стиля.

Усваиваются в раннем детстве, а затем используются всеми носителями данной культуры для возбуждения определенных эмоций. Эти эмоции призваны служить:

  • укреплению внутригрупповых связей,

  • отграничению данной группы от прочих,

  • управлению поступками отдельных людей,

  • утверждению общественных норм и ценностей.

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconТематический план самостоятельной работы студентов по биологии с основами генетики
Модуль Биологические особенности жизнедеятельности человека. Медицинские и биологические основы паразитизма

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconПерспективный план работы табачненской общеобразовательной школы
«История Джанкоя и Джанкойского района», «Культура речи»(русский язык), «Основы экологии», «Информатика», «Биологические и социально-психологические...

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconБиологические особенности жизнедеятельности человека. Организменный...
Модуль Биологические особенности жизнедеятельности человека. Организменный уровень организации жизни. Основы генетики человека

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconКвалификационная работа
Биологические основы скоростно-силовых качеств и методов их развития у бегунов-спринтеров

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Биологические основы развития ребенка и влияние на него факторов внешней среды

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconАкадемия медицинских наук украины институт геронтологии амн украины
Конференции молодых ученых «биологические основы развития патологии позднего возраста», посвященной памяти академика

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconПеречень вопросов Модуль Медицинские и биологические основы паразитизма....
Морфофункциональная характеристика паразитов человека класса Саркодовых. Жизненный цикл дизентерийной амебы, пути заражения, лабораторная...

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconОбласти исследования расстройств личности, ее структуры, факторов...
Основные работы: "Многомерность личности", "Биологические основы личности", "Структура человеческой личности", "Контроль за сознанием"....

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconМорские биологические наблюдения

Биологические основы восприятия. Биологические основы эстетики iconЗаконодательство об авторских и смежных правах
Основы теории алгоритмов, методы построения формальных языков, основные структуры данных, основы машинной графики, архитектурные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<