Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст




Скачать 92.41 Kb.
НазваниеСовременное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст
Дата публикации02.02.2014
Размер92.41 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Культура > Документы
Стоян С. П.

кандидат философских наук, доцент кафедры социологии

Национального авиационного университета (Украина, г. Киев)
Современное искусство в контексте арт-критики:

философско-культурологический контекст

Аннотация

В статье автор осуществляет философско-культурологический анализ становления и развития арт-критики как в мировом, так и постсоветском пространстве современного искусства, отмечая ее сущностное значение и социально значимый потенциал, а также негативные тенденции использования критической мысли в процессе осуществления манипуляции массовым сознанием.

Ключевые слова: арт-критика, современное искусство, художник, манипуляция, культура, общество.

^ Keywords: art-criticism, contemporary art, artist, manipulation, culture, society.

Пространство современной культуры, одной из значимых составляющих которой является современное искусство, отличается своей противоречивостью и неоднозначной многомерностью. Революционные тенденции начала ХХ века, затронув все уровни социокультурной сферы, повлекли за собой кардинальные трансформации в пространстве искусства, связанные как с отказом от традиционных форм выражения, так и с активным использованием новых достижений научно-технического прогресса. Тотальное расширение возможностей средств массовой информации полностью переформатировало как внешние параметры, так и внутреннее содержание современной культуры, поставив ее перед неизбежным фактом всемирной глобализации. Телевидение, радио, интернет стали неотъемлемой частью жизни практически каждого человека, с одной стороны, предоставив ему неограниченную свободу доступа к различного рода информации, а, с другой стороны, сделав его удобной мишенью для виртуозных манипулятивных технологий, призванных стандартизировать и унифицировать все проявления человеческой жизнедеятельности, делая их предсказуемыми и управляемыми.

Такого рода глобальные изменения в мировом культурном пространстве не могли не затронуть и сферы искусства, которое практически во все времена задавало и отображало ценностную ориентацию в обществе, как лакмусовая бумага диагностируя его состояние, а также было мощным инструментом воздействия на человеческую психику и, особенно, на сферу бессознательного. Абсолютно логично, что в данной ситуации существенно изменяется роль и предназначение арт-критики, в соединении с которой воздействие современного искусства на «массовую публику» становится максимально эффективным и действенным.

«Язык древних греков наделил профессию критика пугающей ответственностью: kriticos (от глагола krino)   человек, способный вершить суд: разбирать, обвинять, объяснять, решать, осуждать, постановлять. Все это   судебная терминология. От того же глагола krino происходят два других слова, удержанных лексиконом современной критики: кризис   первоначально «суд, спор, толкование, приговор, испытание» и критерий – «признак, по которому можно судить», «мерило» и одновременно «место суда, судилище» [3].

Однако сегодня, помимо своих основных задач, заложенных в этимологии слова еще древними греками, современная арт-критика становится просто необходимой для легитимации современного искусства, которое кардинальным образом отличается от всего того, что ему предшествовало. Оно нуждается в своем обосновании, озвучивании, ему жизненно необходимо базироваться на определенной философской концепции, без которой, в большинстве случаев, оно практически утрачивает смысл и понятность. «В системе современного искусства критика играет роль столь же значительную, что и все остальные составляющие системы   произведение, куратор, выставка, рынок, цена, ценность, музей, репродуцирование и т. д.» [3]. В подобной ситуации арт-критика и арт-критики становятся, как правило, персоналом, обслуживающим интересы как отдельных авторов, так и более глобальные корпоративные институции в максимально коммерциализированном пространстве арт-рынка. Арт-критика превращается в PR-технологию, которая массированно и агрессивно воздействует на свою аудиторию, навязывая ей лаконично выверенные, философски обоснованные концепции, которые профессионально поднимают в статусе всяческие современные арт-практики. Не желая быть зачисленным к необразованному большинству (которой Ортега-и-Гасст противопоставляет одаренное меньшинство) [1], несведущий зритель, иногда вразрез своим внутренним убеждениям, постепенно сдает идеологические позиции, уступая прессингу целой армии «авторитетов», которые благодаря неограниченной информационной поддержке всемогущих СМИ максимально реализуют поставленные цели. Как отмечает Патрик Дж. Бьюкенен в своей работе «Смерть Запада», «через овладение средствами внушения идей, образов, мнений и ценностей   телевидение, искусство, индустрию развлечений, образование   эта элита исподволь создает новую нацию» [2, 16]. По его мнению, «культ животного секса и гедонистических ценностей» [2, 16], усиленно насаждаемый всеми возможными способами, в том числе и современным искусством, приводит к засилью безобразного и аморального в современной культуре. «Все, что вчера считалось постыдным - прелюбодеяние, аборты, эвтаназия, самоубийство,   сегодня прославляется как достижения прогрессивного человечества. Ницше говорил о переоценке всех ценностей: прежние добродетели становятся грехами, а прежние грехи превращаются в добродетели» [2, 17]. И современное искусство   contemporary art – становится флагманом подобной трансформации, а современная арт-критика – его главным орудием в глобальной игре по переформатированию человеческой культуры.

Современные глобализационные процессы, благодаря которым осуществляется максимальное сближение и слияние культур разных стран, неимоверным образом способствуют мгновенному распространению «вируса» подобных новомодных трансформаций. Наивно было бы предполагать, что межгосударственные соревнования за распределение сфер влияния в мировом глобализационном пространстве исчезнут с культурной арены вместе с распадом СССР. Абсолютно закономерно, что молодые государства постсоветского пространства, в том числе и Украина, становятся привлекательным объектом – «табула рассой», открытой для внешних воздействий и духовных экспансий.

Что сегодня необходимо для того, чтобы бескровно поработить представителей другой культурной традиции – без применения насилия заставить их говорить на одном языке с поработителями. Благодаря чему это становится возможным? Благодаря планомерному, поступательному внедрению «новомодных» ценностей современной культуры и вытеснению ими установившихся традиций, которые связывают народ с собственными корнями и делают его менее податливым к манипуляции.

Бесспорно, что постсоветский синдром потребности в отмежевании от недавнего прошлого имеет в себе все логические основания. Не секрет, что «критическая мысль» в СССР была не просто заангажирована, а прямо подчинена интересами государства, продвигающего идеи соцреализма в противовес «загнивающим ценностям» Запада с его абстрактным, оторванным от миметической реальности, искусством. Институциализация художественной сферы раз и навсегда снимала вопросы индивидуальных приоритетов и внегосударственных критических позиций, существующих внутри сформированной системы. Неудивительно, что следы данной интституализации еще живы во множестве сообществ, перешедших из одной государственной системы в другую, при этом значительно не поменяв своих сущностных характеристик. «Современная критика тоже принадлежит своего рода «союзу» художников и критиков, образуя новую конфигурацию замкнутого «общества взаимного восхищения». В значительной своей части она, словно в старые времена, идеологична и партийна, любит глобальные обобщения, убеждена, что концептуализм есть самое передовое, национальное по форме и общечеловеческое по содержанию искусство. Конечно, сегодняшняя критика вынуждена инсценировать плюрализм» [3].

Подобный «идеологизм» и «партийность» в современной ситуации просто напросто подключаются к иным, нежели ранее, источникам финансирования, которые теперь определяют ход и внутренне содержание оценочных высказываний в арт-сфере. Культурно-идеологические приоритеты кардинальным образом изменили свое направление и на постсоветском пространстве «культурное переформатирование» начало активно осуществляться практически во всех сферах художественной жизни.

Таким образом, процесс культурной экспансии постепенно, успешно и планомерно осуществляется, однако уже далеко не под коммунистическими лозунгами. Искусство с помощью массированной поддержке квалифицированных и профессиональных арт-критиков, которые в подобной ситуации становятся более похожими на арт-дилеров, становится мощным средством формирования необходимых психологических настроений в обществе, каналом передачи информации, которая постепенно формирует каркас общественного сознания. Западные институции, в унисон неимоверно возрастающему спросу, готовят целые армии кураторов, которые по совместительству выступают и арт-критиками, что своим многочисленным десантом покоряют все новые и новые территории, пополняя свою когорту энергично, еще идеологически не сформировавшейся молодежью, которая становится благодатной почвой для формирования нового, «актуального» кода современности.

К огромному сожалению, арт-критики на сегодняшний день практически не имеют возможности абсолютно независимо и незаангажированно представлять свои позиции в максимально коммерционализированном пространстве современного арт-рынка, который жестко и бескомпромиссно диктует свои условия, подчиненные лишь принципам выгоды и холодного расчета. Несогласные с выбранным курсом, автоматично становятся неугодными и просто вытесняются с арт-сцены, не имея возможности и финансов доносить широкой аудитории свои убеждения. Мощная индустрия арт-рынка мастерски укрощает инакомыслящих и только единицы в силах противостоять подобному диктату силы.

Кроме того, тотальная рационализация современного искусства нуждается в рефлексивном представлении изготовленных артефактов, без которого становится невозможным прочтение внутреннего «скрытого» смысла, заложенного автором в произведение. Таким образом, в конечном счете, происходит «критическое оценивание» не столько самого «произведения», которое может не иметь какой либо художественной ценности, а его герменевтической составляющей. Подобная рефлексия по поводу рефлексии замыкает круг порочной рациональности и исключает из культурного поля само произведение, которое, в итоге, может быть заменено каким угодно подобным артефактом, что абсолютно не повлияет на конечный результат. Естественно, подобная степень крайней концептуализации присуща далеко не всем ультрасовременным практикам, что вселяет надежды на восстановление адекватности и внутреннего равновесия между формой и содержанием, которые, как бы не превозносили свободу художественного самовыражения, должны иметь адекватное и визуально определяемое соотношение.

Необходимость создания максимально благоприятных условий для формирования и развития критической мысли в условиях современной культуры продиктовано осознанием важности тех целей и задач, которые она выполняет. Функциональное осуществление арт-критики всегда связано с понятием нормативности и существующими культурными приоритетами, в соответствии с которыми и осуществляется фактор оценивания, в результате которого устанавливается соответствие или несоответствие с общепринятыми художественными нормами и параметрами. Арт-критика и арт-критики, с одной стороны, всегда выступают определенного рода цензорами, одобряющими или не одобряющими творческий «продукт», а, с другой стороны, являются посредниками в диалоге художника со своей аудиторией, что структурирует и упорядочивает процесс социокультурной коммуникации. Наличие здоровой и адекватной критической мысли в культурной среде современности могло бы стать решительным шагом на пути к ее оздоровлению и созданию ниши, свободной от тотальной коммерциализции и доминирования заказного интеллектуального продукта.

К огромному сожалению, принципы тотального контроля и незримого осуществления и распространения власти, о которых писали еще П. Бурдье и М. Фуко, не дают возможности в достаточной степени развиваться свободной от каких-либо влияний сфере арт-критики, поскольку она является слишком мощным идеологическим инструментом конструирования культурной реальности.

По мнению исследователя Евгения Барабанова, социокультурный цикл в пространстве современного искусства включает в себя следующие этапы. «Сначала   индивидуальное производство артефактов в системе современного искусства и распространение их в микросреде, производящей свой критический анализ, интерпретацию, отбор, продвижение в зону проблемного поля культуры, затем   приобщение к системе массовых коммуникаций, переход к системе социокультурных ценностей макросреды: к системе широких международных выставок, к музейным экспозициям, к репродуцированию в широкой прессе, к включению в образовательные программы, к устойчивому присутствию в новостном обмене и т. д.» [3].

Рассматривая данные этапы, невозможно не обратить внимание на тот факт, что роль наличия критической составляющей как на микро-, так и на макроуровне, является необходимой и жизненно важной как для художника, так и для самого произведения, которое в результате собственной легитимации (позитивной критической оценки), продвигается на следующий уровень культурной репрезентации. Для приобщения к системе массовой коммуникации, для активного подключения СМИ необходимо социально значимое одобрение ведущих экспертов, арт-критиков, которые составляют отдельную сферу, определяющуюся как финансовыми, так и личными заинтересованностями в продвижении той или иной персоналии. Сложный путь от художника к зрителю на сегодняшний день пролегает сквозь множество посредников, от которых, в конечном счете, зависит, кто именно будет представлен аудитории, а кто окажется за кулисами современной арт-сцены.

Таким образом, на сегодняшний день складывается сложная и неоднозначная культурная ситуация, в которой присутствует реальная необходимость стимулирования и оздоровления дальнейшего развития критической мысли в сфере искусства, которая является важнейшим инструментом в процессе формирования культурной реальности общества.

Литература:

  1. Хосе Ортега-и-Гассет. Дегуманизация искусства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.ru/FILOSOF/ORTEGA/ortega12.txt

  2. Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада / Патрик Дж. Бьюкенен. – М.: Аст, 2003. – 444 с.

  3. Барабанов Евгений / Художественный журнал N°48/49 – 2003 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.guelman.ru/xz/xx48/xx4812.html


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconЕлена Соболевская Искусство и теургия в философско-эстетической концепции Вячеслава Иванова
Этот радикальный шаг Соловьёва дал толчок и направление последующему развитию событий в области культуры: и собственно самой художественной...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconМетодические указания для изучения курса «византинистика: философско-культурологический аспект»
Научной библиотекой ону имени И. И. Мечникова. Целью преподавания спецкурса является изучение, популяризация и развитие опыта и результатов...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconТеория информации в контексте построения нейросетей
С данной статье рассмотрена теория информации в контексте построения нейросетей на основе интегрального синтеза философско-технического...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconРеферат по культурологи на тему: Искусство в контексте культуры

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconОбластная общественная организация «диалог» (Николаев, Украина) прикладная...
Курс «прикладная арт-терапия» является инновационной образовательной программой в области арт-терапии, направленной на изучение и...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст icon"Все мое искусство есть свеча, возожженная перед ликом Божьим"
Все мое искусство — есть свеча, возожженная перед ликом Божьим. Жизненный и творческий путь Ф. М. Достоевского. Философско-этические...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconУрок путешествие в «Серебряный век»
Расцвет поэзии в литературе рубежа веков. Поиск новых принципов и форм поэтического самовыражения в творчестве символистов, акмеистов,...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconВечканова Э. Ю. Литературно-критические идеи Н. Фрая в контексте...
Имя канадского литературоведа Нортропа Фрая не просто широко известно, оно одно из наиболее упоминаемых в гуманитарных науках. А...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconАрт-терапия (терапия цветовой гаммой)
Хилл при описании своей работы с туберкулезными больными в санаториях. Арт-терапия – это форма психотерапии, специализирующаяся на...

Современное искусство в контексте арт-критики: философско-культурологический контекст iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в биаррице 1-5 апреля
Престижный салон Антикваров пройдет в Биаррице, где соберутся 68 экспонентов представляющих направления: Античность и современное...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<