Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения




НазваниеРусские и американцы: парадоксы межкультурного общения
страница18/35
Дата публикации03.03.2013
Размер5.88 Mb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Культура > Реферат
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   35

redneck {букв. "красная шея"} неодобр. деревенщина неотесанная: о жителях южных штатов, белых бедняках, сельскохозяйственных рабочих, у которых от работы на свежем воздухе сильно загорает шея. В США существует определенный стереотип восприятия этой социальной группы как людей недалеких, малообразованных, с предрассудками, ярко выраженными расистскими и сексистскими взглядами, ездящих не грузовиках-пикапах и всегда имеющих при себе винтовку.

hard hat {< hard hat – защитный шлем} 1. строительный рабочий 2. тупоголовый реакционер, консерватор из рабочих.

white trash пренебр. "белые отбросы", "белые голодранцы" (в южных штатах) низший социальных класс белого населения; бедные и необразованные белые, особ. батраки. Тж. poor white (trash) (Леонтович, Шейгал, 2000).

Язык среднего класса выступает как средство консолидации и унификации американского общества, поддержания традиционных взглядов, ценностей и идеологических подходов и обеспечения классовой преемственности между различными социально-экономическими группами. Такая роль английского языка имеет как своих сторонников, так и противников.

Например, М. У. Эппл (Michael W. Apple) и другие марксисты полагают, что доминантная культурная группа навязывает обществу язык, символы, ценности и идеи капиталистического общественного устройства, не оставляя места для альтернативных символов, ценностей и идей. С. Бауэлс и Г. Гинтис (Samuel Bowels and Herbert Gintis) выводят "принцип соответствия" (correspondence principle), согласно которому школьное преподавание отражает разные "статусные культуры". В престижных школах уделяется больше внимания правильной речи, нежели в школах для детей из бедных семей, где более терпимо относятся к речевым отклонениям от нормы, например, сленгу. В результате школьники из высшего и среднего класса лучше подготовлены для получения престижных должностей, поскольку лучше владеют языком и знают, как себя вести (Light et al. 1989: 494 – 495).

Классовая структура в США не является статичной. Американцы гордятся высоким уровнем социальной мобильности в своей стране. Феномен продвижения из самых низов вверх по социальной лестнице получил в США название "истории Горацио Алджера" (Horatio Alger story): "работай, добивайся успеха, богатей" ("work hard, have some luck, become rich"). Однако социологические исследования показывают, что даже при росте благосостояния большинство населения остается в границах своего класса, а число представителей смежных поколений, которым удается "перепрыгнуть" из одного класса в другой, не очень велико.

В связи с социально-экономической динамикой российского общества, определить границы классов в России еще сложнее. После победы Октябрьской революции, в основе которой была заложена идея классовой борьбы, механизмами построения бесклассового общества стали репрессии и террор. В В связи с этим многие "атрибуты" классовой идентичности (аристократическая речь, манера поведения, коммуникативные стратегии, выбор тематики дискурса) были утрачены. Принадлежность к классу рабочих и крестьян рассматривалась как безусловное преимущество. Вплоть до перестройки детям из семей рабочих и крестьян отдавалось предпочтение при приеме в вузы.

Хотя сегодня имущественное расслоение российского общества явно указывает на существование классов, реальные критерии для их выделения отсутствуют. Все чаще используется термин "средний класс", однако понятие это, как и сама реалия, находится в стадии становления. Не определены параметры, по которым будет определяться принадлежность к среднему классу (финансовое положение, образовательный уровень, профессия, социальное происхождение?). Как бы то ни было, русское и американское понимание того, что есть "средний класс", существенно расходятся. Главная причина этого несовпадения кроется в том, что экономическое положение "среднего" россиянина намного хуже, чем "среднего" американца. Кроме того, в России высокий уровень образования далеко не всегда сопровождается материальным благосостоянием, что еще более осложняет задачу идентификацию классовой принадлежности.

Серьезное противоречие наблюдается в российском и американском восприятии концепта "новые русские". Даже в России это словосочетание употребляется с разными коннотациями. Однако для подавляющего большинства носителей языка оно ассоциируется с малообразованными и безнравственными нуворишами, заработавшими деньги криминальным путем, героями многочисленных анекдотов. Иностранцы и, в частности, американцы почти всегда интерпретируют это понятие как комплимент, имея в виду тех, кто "приведет Россию к счастливому будущему".

Совершенно особую социальную группу в России составляет интеллигенция. Сегодня этот концепт стал одним из ключевых для понимания русской культуры (см его подробное описание в книге Ю. С. Степанова "Константы. Словарь русской культуры", 1997). Определяемое словарями как “работники умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры” (Ожегов), это понятие на самом деле является намного более емким и вмещает в себя много других смыслов и ассоциаций. Однако если обратиться к носителям русского языка, постоянно употребляющим слово интеллигенция, с просьбой истолковать его значение, им будет нелегко это сделать. На вопрос: “Является ли всякий человек с высшим образованием интеллигентом?”, как правило, отвечают отрицательно. С другой стороны, нет однозначного ответа и на вопрос: “Обязательно ли иметь высшее образование для того, чтобы быть интеллигентом?”. Для определенной категории людей принадлежность к интеллигенции считается престижной. Однако фразы типа: "Мы, интеллигентные люди...", как правило, характеризуют говорящего как человека не слишком интеллигентного. Более явно непринадлежность к интеллигенции проявляется в отрицательной коннотации, придаваемой этому слову в речи (например, “гнилая интеллигенция”).

Хотя слово intelligentsia воспринято английским языком (Webster: intelligentsia - the people regarded as, or regarding themselves as, the educated and enlightened class), оно обозначает понятие, чуждое американской ментальности, и имеет стойкие ассоциации с Россией. Исследователи не раз отмечали антиинтеллектуализм американского общества (например, Commager: 10). Существует распространенное мнение, что президент США как демократического общества должен пользоваться общедоступным языком на уровне шестого класса средней школы. Г. Барнс приводит пример, когда кандидат в президенты жаловался на умников-интеллектуалов" (“pointy-headed intellectuals”), которые даже не могут толком припарковать свой велосипед (Barnes 1984: 79).

Специфически американским концептом, употребляемым в связи с социальной идентичностью, является концепт "professional", не имеющий аналога в русской культуре. Существительное professional используется по отношению к высококвалифицированным специалистам, оказывающим платные услуги клиентам. Принадлежность к этой социальной группе предусматривает высшее образование и ученую степень не ниже бакалавра, высокое социальное положение, престиж и материальное благосостояние выше среднего. Подобно тому, как русские испытывают затруднения при определении слова "интеллигенция", американцам сложно объяснить, кто в США считается "профессионалом". Обычно, после некоторого раздумья, они относят в эту социальную группу врачей, юристов и квалифицированных бухгалтеров (CPA). Далее список варьируется: некоторые информанты включают в него вузовских преподавателей, другие – квалифицированные психологов и т. д.

Если сопоставить концепты "professional" и "интеллигенция", становится ясно, что первый из них является чисто социальным, второй - идеологическим и нравственным. Обычно для объяснения того, кто такие русские интеллигенты, в США используется слово "intellectuals". Однако еще Н. А. Бердяев предупреждал: "Западные люди впали бы в ошибку, если бы они отождествили русскую интеллигенцию с тем, что на Западе называют intellectuels. Intellectuels - это люди интеллектуального труда и творчества, прежде всего ученые, художники, профессора, педагоги и пр. <...> Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой. <...> Для интеллигенции характерна беспочвенность, разрыв со всяким сословным бытом и традициями, беззаветное увлечение идеями, оторванность от реального социального дела и социальная мечтательность, фанатическая раскольничья мораль" (Бердяев 1990: 17 - 18).

Слово "intelligent" – "ложный друг переводчика", означающий "умный", - нередко используется русскими в значении "интеллигентный". Это неизбежно приводит к коммуникативным сбоям, как в следующем забавном примере:

Пожилая американка приехала в Россию на длительное время и купила себе теплое зимнее пальто. Ее русская знакомая, раньше видевшая ее только в куртке, сказала: "At least now you look intelligent".
^ Имущественная идентичность
"Американская культура преимущественно материальна, - замечает Г. С. Коммаджер, - ее мышление и стандарты количественны. Нормальный американец имеет тенденцию всему давать количественное выражение, даже таким качественным явлениям, как религия и искусство <...> и имеет склонность приписывать финансовую ценность объектам общественного интереса <...>, не потому, что он в первую очередь интересуется деньгами, а потому что деньги являются наиболее удобным количественным критерием" (Commager; цит. по: Battles et al. 1976: 174).

      1. В американском варианте английского языка существуют многочисленные наименования, разговорная и сленговая лексика, связанная с деньгами: mill, cent, nickel, dime, quarter, dollar, eagle, buck. Фразеологический фонд преимущественно отражает положительное отношение к богатству:

      2. as sound as a dollar;

      3. feel/look like a million dollars;

      4. be well fixed;

      5. well-to-do;

      6. in the dimes;

      7. on easy street;

      8. sitting pretty;

      9. give one a run for one's money;

      10. have money to burn;

      11. make good money, и т. д.

Русская фразеология, напротив, изобилует пословицами и поговорками, которые, по выражению Ю. С. Степанова, отражают "русское "нежадное" отношение к деньгам, "нестяжательство" в русском национальном характере" (Степанов 1997: 665):

^ Бедность не порок.

С милым рай и в шалаше.

Чем богаты, тем и рады.

Что есть в печи, все на стол мечи.

Дешево и сердито.

Не хлебом единым жив человек.

Курочка по зернышку клюет, да сыта бывает.

Не в деньгах счастье.

Не имей сто рублей, а имей сто друзей.

Не все то золото, что блестит.

По одежке встречают, по уму провожают.
С. Г. Тер-Минасова также отмечает, что в русском языке отражается "преходящий характер богатства, его вредное влияние", и иллюстрирует эту мысль многочисленными пословицами и поучениями из Толкового словаря В. И. Даля (Тер-Минасова 2000: 174), Интересно наблюдение Й Ричмонда, который отмечает: "Русские признают, что американцы намного богаче их, но терпеть не могут, когда с ними говорят свысока". Он пишет о том, что русские противопоставляют материальному богатству американцев свое духовное богатство ("We are envious of your material wealth, but don't flaunt it. We know you have it") (Richmond 1997: 144)

Исходные посылки и инференции могут оказывать влияние на ход коммуникативного процесса, в результате чего русские и американцы нередко ошибаются в отношении материального достатка друг друга. Многие русские убеждены, что все американцы богатые ("У них есть деньги, пусть они за нас и платят"). Американцы же, имея дело с русскими бизнесменами, часто недооценивают уровень материального благосостояния своих партнеров. Ориентируясь на свои старые представления, они считают, что осчастливят их, предложив им небольшие сделки, и не отдают себе отчета в том, какими суммами ворочают некоторые русские бизнесмены. Бывают и противоположные случаи: американцам трудно себе представить, что русские могут потратить все - в буквальном смысле этого слова - деньги на прием гостей и поэтому не оценивают по заслугам степень русского гостеприимства.

Поскольку сигналы имущественного благосостояния в двух культурах различны, Например, восьмая или девятая модели "Жигулей" или трехкомнатная квартира не воспринимаются американцами как признак благосостояния. Большое количество подделок одежды известных фирм (например, "Nike" или "Addidas"), приводит к тому, что в России эти торговые марки далеко не всегда несут адекватную информацию об имущественном статусе личности. Новые русские, с другой стороны, усиленно посылают сигналы о своей материальной состоятельности в виде золотых цепей и колец на всех пальцах, Мерседесов и многоэтажных "коттеджей". Впрочем, в российском обществе наблюдается очень высокая степень динамики символической системы, связанной с уровнем материального благосостояния: облик новых русских, которые в начале 90-х годов ассоциировался с красными пиджаками и дорогими спортивными костюмами, за последнее десятилетие претерпел значительные изменения.
Помимо рассмотренных выше параметров проявления социальной идентичности, можно вести речь о профессиональной, религиозной, политической и прочих видов идентичности. Социолект выполняет функцию обозначения социальной солидарности или, напротив, социальной дистанции (в рамках понятий "свои" и "чужие").
Статус
Понятие социально-языковой стратификации теснейшим образом связано с понятием статуса. В данной работе статус рассматривается как суммарное явление - совокупность различных параметров социальной идентичности ЯЛ, позволяющая определить место личности в обществе. Статус включает врожденные и приобретенные, главные и второстепенные социальные роли.

Если внутри одной культуры сигналы социальной идентичности прочитываются более-менее адекватно, в МК восприятие происходит через призму собственных представлений о социальном составе общества. Это означает, что: 1) в качестве основы восприятия используется модель социальной стратификации собственного общества; 2) для расшифровки сигналов используется собственный лингвокультурный код.

Результатом межкультурного несовпадения может стать неверное восприятие собеседника - представителя другой культуры и/или кризис собственной идентичности. Рассмотрим последнее замечание подробнее. Равенство социальных статусов коммуникантов продуцирует симметричное общение; результатом статусного неравенства становится асимметрия. В межкультурном общении недооценка или переоценка статуса партнера может стать причиной серьезнейших коммуникативных просчетов, вплоть до международных конфликтов. В качестве примеров можно привести недостаточное внимание, оказанное важному гостю, неадекватное распределение ролей в делегации, опубликование в газете статьи, где названы имена незначительных гостей и не упомянуты важные лица и т. д. С другой стороны, русские иногда имеют тенденцию принимать американское гражданство за статусность, и это отражается в их поведении в процессе МК.

Кроме того, оказавшись в чужом культурно-языковом пространстве, человек, обладавший весомым статусом в родной культуре, вынужден заново самоутверждаться. Он разрывается между своей привычной социальной ролью и вновь обретенным статусом чужака-иностранца, то есть возникает. "ролевой конфликт", который может стать причиной кризиса идентичности. Вот почему умение правильно кодировать информацию о собственном социальном статусе и декодировать сигналы социальной идентичности собеседника приобретает большое значение в МК и помогает избежать коммуникативных сбоев.

Важной предпосылкой, определяющей особенности статусного общения между русскими и американцами, является достаточно высокая степень демократизма, характерная для обеих лингвокультур, но в каждой из них имеющая свои особенности.

С момента появления первых европейских поселенцев на территории Америки демократизм считается главной чертой американского образа жизни. Вслед за целым рядом президентов (Э. Джексоном, А. Линкольном, Дж. Гарфильдом и др.), все американцы хотели бы родиться в бревенчатой хижине, поэтому идиома log cabin стала символом скромного простонародного происхождения, а также сильного, стойкого человека, закаленного трудностями жизни на границе (frontier). Акцент и произношение, имевшие столь важное значение для британцев, перестали быть статусной характеристикой. Английские титулы исчезли или изменили свое значение. В Америке каждого мужчину называли джентльменом, а каждую женщину - леди. Стратификация американского общества была не столь значительна, как в Англии. Как пишет Г. С. Коммаджер, обращения doctor к каждому деревенскому аптекарю и professor к каждому учителю были в большей степени проявлением дружелюбия, нежели отражением статусных характеристик (Commager: 16).

В 20 веке, однако, отношение к классовой принадлежности и статусности стало меняться. Реклама стала аппелировать к снобизму американцев, мораль приобрела классовую коннотацию, стала наблюдаться вульгаризация вкуса. "Стало ясно, - пишет далее Коммаджер, - что рекламодатели клеветали на американский характер, и было так же ясно, что американцы терпели и даже вознаграждали тех, кто на них клеветал" (Commager: 415 - 417).

Таким образом, сегодня в американской коммуникативной системе проявляются две противоположных тенденции. С одной стороны, статусность играет не последнюю роль в системе американских ценностей. С другой стороны, демократические традиции требуют того, чтобы общение оставалось неформальным и симметричным. Поэтому социальное неравенство в процессе коммуникации сглажено и проявляется не столько в эксплицитной, сколько в имплицитной форме. США - это общество, где, как пишет К. Сторти, президент может очень явно выразить свое отношение к проблеме статусности, когда он самостоятельно несет собственный чемодан от вертолета к Белому дому или покупает кофе в Макдональдсе (Storti: 64). Американская небрежность в речи, одежде, еде и манерах также считается проявлением демократизма.

В России сословность была ликвидирована в результате революции 1917 года, когда было провозглашено, что кухарки могут править государством. Новая политическая система была призвана установить всеобщее равенство. Долгие годы на официальном уровне считалось "престижным" быть из семьи рабочих или крестьян. С другой стороны, административно-командный стиль руководства наложил отпечаток на характер общения на всех уровнях социальной иерархии. Постепенно социалистическое общество сформировало собственные ценности и понятия о статусе. Стало престижным иметь высшее образование, ученые степени, руководящие должности в государственных учреждениях и состоять в партии. Перестройка, в свою очередь, кардинально изменила критерии, по которым общество стало судить о статусе. Вместо того, чтобы стать основой истинного правления народа, демократия "российской закваски" породила ситуацию, в которой социальные связи между людьми предельно осложнились. Сегодня статусность определяется с точки зрения работы в бюджетной/небюджетной сферах, размера зарплаты и обладания имуществом. Отношение к образованию неоднозначно – с одной стороны, считается престижным дать своим детям хорошее образование, с другой стороны, речь идет не о самоценности образования, а о его способности стать базой будущего благосостояния.

Как отмечают О. Б. Сиротинина и В. Е. Гольдин, меняющееся социальное самосознание общества приводит к изменениям в русской речевой среде; ослабляются культурно-речевые нормы; предлагаются и отчасти осуществляются разнообразные меры “раскрепощения”, “оздоровления” и “расширения” русской речи; активно развивается “среднелитературная” речевая культура в противовес элитарной (Сиротинина., Гольдин 1994: 109 – 110).

Неоднозначность подходов к статусности как в России, так и в США создает ситуацию, в которой очень трудно разобраться участнику МК. Положение осложняется тем, что формы выражения статусных характеристик многообразны и имеют свои национально-специфические особенности.

Каждая социальная позиция предполагает использование соответствующих коммуникативных норм, которые включают:

  • произношение;

  • формы обращения к собеседнику;

  • выбор лексики, приличествующей положению ЯЛ в обществе;

  • манеру вербального и невербального поведения;

  • параметры молчания (длину паузы, место молчания в речевой цепи);

  • следование грамматическим правилам или отклонение от них;

  • выбор коммуникативной дистанции и коммуникативных стратегий;

  • модальность сообщения (например, использование повелительного наклонения или вводных фраз, выражающих неуверенность в себе);

  • использование параязыковых средств (уверенность/неуверенность интонации, громкость голоса и т. д.).

  • жанрово-стилистическую вариативность.

В. И. Карасик различает выражение и описание социального статуса (Карасик 1992: 5). Это означает, что статус ЯЛ может выражаться в ее собственном коммуникативном поведении на вербальном и невербальном уровне, а также в метасообщениях о данной личности других индивидов. Д. Таннен отмечает, что при интерпретации метасообщений о статусе многое зависит от того, какие слова используются для соответствующего комментария, каков тон сообщения, какие жесты и мимика его сопровождают (Tannen, 1990: 32). Все эти сигналы имеют большую ценность для МК: пытаясь оценить статус человека, следует обращать внимание на то, что и как о нем говорят окружающие. В связи с этим следует научиться правильно оценивать ярлыки, используемые в данном обществе для оценки социальной идентичности. Под ярлыками в данном случае мы подразумеваем любые наименования, которые могут использоваться для определения и статуса и которые не существуют вне своих реляционных значений. В результате того, ярлык имеет смысл лишь в ряду других наименований-ярлыков, а ряды эти могут не совпадать в разных лингвокультурах, возможно возникновение "межкультурного конфликта" значений. Например, русская степень доктора наук не имеет эквивалента в американской академической системе. То, что в США называется Doctor, скорее соотносится с русским кандидатом наук. Но у американцев наименование (doctoral) candidate используется для обозначения соискателя степени Doctor. Неудивительно, что русским и американцам бывает трудно разобраться в наименованиях ученых степеней друг друга.

Уровень владения речью является важным показателем статуса коммуниканта. Даже при хорошем владении языком иностранцу нелегко оценивать речь носителя этого языка с точки зрения статусности. Например, от американцев ускользают такие детали, как непрестижный акцент Горбачева или косноязычие Черномырдина.

С другой стороны, правильная речь обусловливает престижность и приятие коммуниканта определенными социальными группами. Вот почему русским с хорошим лингвистическим образованием (и часто - британским произношением) не стоит комплексовать, находясь в США, так как они, даже невзирая на небольшой акцент, воспринимаются как культурные, образованные люди.

Статусные показатели варьируются в речи в зависимости от ситуации общения. А. Д. Швейцер утверждает, что "при переходе от ситуаций непринужденно-бытового общения к ситуациям более официального характера соотношение между субстандартными и стандартными формами изменяется в пользу последних" (Швейцер 1983: 103). Кроме того, переключение статусных отношений может сопровождаться переключением социолектов (Карасик, 1992; 16). Именно неумение пользоваться этими переходами, владение лишь одним ситуативным вариантом английского языка - проблема многих русских, не готовых к адекватному общению в неформальных ситуациях. С другой стороны, увлечение некоторых студентов сленгом и фразеологизмами чревато их. неуместным употреблением. Они не отдают себе отчета в том, что "использование сленга указывает на почти братские отношения между коммуникантами, в то время как употребление разговорной лексики подчеркивает лишь неформальность социальной ситуации" (Battles et al. 1976: 266).

Важным показателем, маркирующим статус собеседников, является коммуникативная дистанция между ними. У русских существует два универсальных языковых средства, служащие как показатели социальных взаимоотношений: ты/Вы и имя-отчество, используемые в обращении. Поскольку в английском языке эти средства отсутствуют, коммуникативная дистанция для американцев - понятие более расплывчатое и неясное. Это особенно заметно, когда русский и американец, долгое время общавшиеся между собой по-английски, переходят на русский язык и оказываются в замешательстве: как обращаться друг к другу - на ты или Вы?

Отсутствие указанных выше средств в английском языке в известной степени компенсируется различными формами обращения. Так, например, к доктору в США всегда обращаются с использованием его титула Dr. Этот титул остается показателем статуса даже если он не сопровождается фамилией, в то время как обращения Mr, Mrs, Miss без фамилии считаются обезличенными и даже, более того, грубыми. Обращение "boy" используется по отношению к слугам. Поэтому когда к белый полицейский обращается таким образом к врачу-негру, приехавшему на Юг США, это означает, что он категорически отказывается принять его статус и относится к нему не более чем к слуге. В этом случае обращение становится средством расовой дискриминации.

Обращение Ms., употребляемое перед фамилией женщины независимо от ее семейного положения, считается предпочтительным по сравнению с Miss и Mrs. Эта форма прочно вошла в употребление в 70-х годах 20 века в результате борьбы женщин за свои права. Это обращение уравнивает женщину с собеседником-мужчиной, поскольку обращение Mr. также не указывает на его семейное положение.

В США неформальность используемых в общении языковых средств выступает как свидетельство американской демократии. Как утверждает Э. Чайка, когда начальник и подчиненный называют друг друга по имени, это позволяет подчиненному "сохранить лицо" (Chaika, 1994: 108). Американские преподаватели стремятся строить демократические, неформальные отношения со студентами, иногда вплоть до полного равенства. Некоторые из них разрешают студентам называть себя по имени. В России такая степень фамильярности невозможна: Вы и имя-отчество оказываются двойным маркером статусного неравенства. Тем более неприемлемо для русской лингвокультуры использование уменьшительных имен в ситуациях официального общения, - то, что для американцев считается нормой, например, Bill Clinton или Jimmy Carter. Это межкультурное различие нередко дает о себе знать при общении русских и американцев. Так, на международной научной конференции очень неуместно звучит имя "Саша", обращенное к русскому профессору.

В целом, диапазон русских обращений очень широк, благодаря многочисленным уменьшительным суффиксам, с помощью которых могут быть переданы тончайшие нюансы взаимоотношений и которые невозможно передать на английский язык. "Дуня", "Дунечка", Дуняша", "Евдокия Романовна" у Достоевского при переводе на английский язык утрачивают свою окраску. Неносителям языка трудно определить степень уместности таких обращений в различных контекстах. Вот почему в учебных ситуациях, анализируемых одной известной иностранной фирмой, комично звучат обращения Сережа, Витя, Петрович, якобы используемые при официальном общении руководителями высшего звена крупного российского предприятия.

Но даже учитывая склонность американцев к неформальному общению, надо проявлять осторожность в выборе формы обращения к собеседнику. При этом следует учитывать возраст и социальное положение собеседника, этническую и профессиональную принадлежность, а также личные предпочтения.

Т. М. Дридзе пишет о том, что "социально-интегративная функция коммуникации состоит в ориентации на социальное партнерство, диалог и тем самым на воспроизводство социальности" (1996: 145?). Она указывает на необходимость выработки "навыков идентификации (самоотождествления) с проблемной жизненной ситуацией других субъектов. Лишь на базе такой идентификации, - утверждает она, - возможен смысловой контакт, когда благодаря адекватному истолкованию коммуникативных замыслов при обмене действиями порождения и интерпретации текстов - сообщений возникает "эффект диалога"". (1996: 145 – 149?). В целом, для ситуаций межкультурного общения очень ценным является умение коммуниканта поставить себя на место собеседника и, таким образом, "пропустить через себя" ситуацию общения, одновременно сыграв роль адресанта и адресата. Если оба собеседника овладеют этой техникой, они смогут выбрать адекватные коммуникативные средства для того, чтобы им обоим в ситуации общения было комфортно.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   35

Похожие:

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconИ ее парадоксы
П 97 Семейная терапия и ее парадоксы/Пер с англ. В. П. Чурсина. — М.: Не­зави­симая фирма «Класс», 1998. — 288 с. — (Библиотека психологии...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconЕвропейский день языков и межкультурного диалога
Главным организатором этого события является Европейская Федерация межкультурного обучения. День межкультурного диалога дает возможность...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconВарна Сдружения "Мир, Искусство и Море г. Варна"
Стимулирование межкультурного общения посредством популяризации и развития современных и восточных танцев, как концентрированного...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconКолетт Солер Парадоксы симптома в психоанализе. Лакан без парадокса
Лакановские тексты и учения не испытывают недостатка в парадоксальных формулах. Насколько симптом вовлекается, настолько эти парадоксы...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconИ. А. Сафонова в статье раскрывается взаимосвязь языка и культуры...
...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconСтили общения
Исследовать преимущества и недостатки разных стилей общения. Развивать умение просить об услуге и предъявлять справедливые требования....

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconПриемы общения,, Содержание Приемы вербального общения Приемы интерактивного...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconПрограмма подготовки обучения в немецких интернатах и частных школах
Успешное обучение в немецких школах возможно лишь при очень хорошей подготовке школьников как по языку, так и в плане межкультурного...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconОбучение иностранным языкам: другое время другие подходы?
Каждое занятие по иностранному языку – это перекресток культур, это практика межкультурного общения, потому что за каждым иностранным...

Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения iconМайя Ивановна Лисина Формирование личности ребенка в общении
«Проблемы онтогенеза общения», цикл статей, посвященных влиянию общения на развитие психики и личности ребенка, а также работы по...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<