Хайдеггер М. Наука и осмысление




Скачать 333.69 Kb.
НазваниеХайдеггер М. Наука и осмысление
страница1/3
Дата публикации12.05.2013
Размер333.69 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Культура > Документы
  1   2   3

Хайдеггер М. Наука и осмысление


В соответствии с распространенным представлением мы обозначаем область, в которой развертывается духовная и творческая деятельность человека, именем «культуры». К ней причисляется и наука, ее развитие и организация. Наука ставится тем самым в ряд ценностей, которыми человек дорожит, к которым он по разным побудительным причинам обращает свой интерес.

Однако, пока мы берем науку только в этом культурном смысле, мы так и не измерим всей глубины ее существа. То же относится к искусству. Еще и сегодня их охотно ставят рядом: искусство и науку. Искусство тоже можно представить себе как область культурного производства. Тогда мы опять же ничего не поймем в его существе. В свете этого последнего искусство есть святыня и кров, где действительность каждый раз внове дарит человеку свой прежде таившийся блеск, чтобы в его сиянии человек яснее видел и чище слышал то, что обращено к его существу.

^ Как и искусство, наука не есть просто культурное занятие человека. Наука — это способ, притом решающий, каким для нас предстает все, что есть.

Поэтому мы должны сказать: действительность, внутри которой движется и пытается держаться сегодняшний человек, все больше определяется тем, что называют западноевропейской наукой.

Задумываясь над этим процессом, мы обнаруживаем, что в западной части мира на протяжении веков ее истории наука развернула небывалое прежде на Земле могущество и идет к тому, чтобы в конце концов наложить свою власть на весь земной шар.

Но является ли наука лишь делом человеческих рук, просто взвинченным до небывалого размаха, так что можно было бы считать, что в один прекрасный день по воле людей, решением каких-нибудь комиссий ее удастся снова упразднить? Или здесь совершается какое-то более великое событие? Не правит ли в науке еще и нечто другое, а не просто человеческая любознательность 2 ? Да, так оно и есть. Здесь властвует что-то другое. Только это «другое» скрыто от нас, пока мы цепляемся за привычные представления о науке.

«Другое» — в том положении вещей, которое безраздельно царит во всех науках, оставаясь, однако, скрытым от них. Чтобы это положение вещей вошло в поле нашего зрения, должна, однако, иметься достаточная ясность относительно того, что такое наука. Каким путем этого добиться? Всего верней, по-видимому, путем описания современного научного производства. Подобное изображение смогло бы показать, как вот уже долгое время науки все решительней и вместе с тем неприметней внедряются во все организованные формы современной жизни: в промышленность, экономику, образование, политику, военное дело, в публицистику всякого рода. Осознать это внедрение важно. И все же, чтобы суметь изобразить его, мы сначала должны уже видеть, в чем заключается сущность науки. Ее можно высказать в лаконичном тезисе. Он гласит: наука есть теория действительного.

Наш тезис не призван служить ни готовым определением, ни подручной формулой. В нем содержатся чистые вопросы. Они будут выявляться по мере истолкования тезиса. Прежде всего надо заметить, что слово «наука» в тезисе «наука есть теория действительного» всегда означает только науку Нового времени. Тезис «наука есть теория действительного» не имеет смысла ни для средневековой науки, ни для науки древности. От теории действительного средневековья dосtrinа имеет такое же существенное отличие, как эта последняя в свою очередь от античной epistjmj. И все-таки сущность современной науки, которая в качестве европейской стала между тем планетарной, коренится в греческой мысли, со времени Платона носящей название философии.

Это замечание отнюдь не призвано затушевать переломный характер современного способа познания, совсем наоборот: научное знание Нового времени отличается как раз решительной разработкой одной черты, только еще таившейся в существе по-гречески понятого знания, и употребляет греческое знание как раз для того, чтобы стать в противоположность ему чем-то другим.

Кто сегодня, спрашивая, задумываясь, а тем самым уже и действуя, осмеливается соответствовать глубинному ходу мирового потрясения, ежечасно нами ощущаемого, тот должен не только заметить подвластность нашего сегодняшнего мира современной науке с ее волей к знанию, но и прежде всего понять, что любое осмысление современности теперь способно встать на ноги и укорениться лишь при условии, если в диалоге с греческими мыслителями и их языком оно пустит корни в эту почву нашего исторического бытия. Такой диалог пока еще ожидает своего начала. Он едва только подготовлен; и он сам для нас в свою очередь предварительное условие для неизбежного диалога с восточноазиатским миром.

Диалог с греческими мыслителями, т. е. вместе и поэтами, не означает, однако, никакого новейшего ренессанса античности. Еще менее он похож на любопытство историка по отношению к чему-то такому, что, конечно, давно прошло, но еще могло бы послужить нам для историко-научного объяснения некоторых черт современного мира в их становлении.

То, что предстало мысли й поэзии в ранней греческой древности, еще и сегодня настоящее, до того настоящее, что его сущность, для него самого пока закрытая, повсюду дожидается нашего внимания и задевает нас, больше всего там, где мы меньше всего предполагаем, а именно во всевластии современной техники, которая совершенно неведома античности и все равно тоже в ней имеет свой сущностный источник.

Чтобы ощутить это присутствие былого, нам надо избавиться от все еще господствующего историографического представления исторических событий. Историографическое представление берет историю как предмет, в рамках которого происходит, видоизменяется и проходит всякое событие.

^ В тезисе «наука есть теория действительного» рано помысленное, рано посланное остается настоящим.

Попробуем сейчас прояснить наш тезис в двух аспектах. Спросим, во-первых: что называется «действительным»? Спросим затем: что называется «теорией»?

^ Прояснение этого попутно покажет, как то и другое, действительное и теория, соотносятся друг с другом в своем существе.

Чтобы уяснить, что в тезисе «наука есть теория действительного» означает имя «действительное», будем держаться слова. Действительное составляет сферу действенного, того, что действует. Что значит «действовать»? При ответе на этот вопрос приходится идти за этимологией. Но решающим будет то, как мы это сделаем. Простая констатация старого и зачастую уже умолкнувшего значения слова, выхватывание этого значения для утилизации в нововводимом словоупотреблении ни к чему не ведет, кроме прихоти и произвола. Надо, наоборот, в опоре на раннее значение слова и его изменение увидеть круг вещей, на который слово указывает. Надо задуматься над тем, как внутри этой бытийной области движется названная данным словом вещь. Только тогда слово заговорит — заговорит взаимосвязью значений, в которые развертывается именуемая им вещь на протяжении истории мысли и поэзии.

«Действовать» значит «делать». Что значит «делать»? Слово относится к индоевропейскому корню dhе; отсюда идет и греческое «тесис»: полагание, выкладывание, положение. Это действие, однако, мыслится не только как человеческая деятельность и, главное, не только деятельность в смысле операций и акций. Рост, движение природы (фюсис) тоже действие, причем именно в точном смысле «тесиса». Лишь в позднейшее время «фюсис» и «тесис» оказываются противопоставленными областями — что тоже ведь стало возможным только благодаря какой-то общности их основы 3 . «Фюсис» есть «тесис»: спонтанное выдвижение, выставление, про- и из-ведение вещи в при-сутствие. «Делающее» в подобном смысле есть действующее, есть при-сутствующее в своем пребывании 4 . Слово «действовать», понятое в этом смысле про- и из-ведения, называет тем самым определенный способ выхода существующего на уровень своего пребывания. Действие есть про- и из-ведение независимо от того, выводит ли вещь к присутствию сама себя или же произведение совершает человек. В языке средневековья наше немецкое слово wirkеn значит еще произведение домов, утвари, скульптур; позднее значение wiгkеn сужается до создавания в смысле шитья, вязания, тканья.

Действительное есть действующее или сделанное: про-изводящее или про-из-веденное в присутствие. «Действительность» значит тогда, при достаточном широком осмыслении: произведенная в присутствие наличность или завершенное пребывание спонтанно про-изводящеrо себя. «Действительность» по-гречески — «энергия». «Энергия» относится к индоевропейскому корню uегg, откуда немецкое слово Wегk и греческое «эргон». И никогда не будет лишним подчеркнуть: основная черта действия и энергии заключается не в еffiсеrе и еffесtus, а в том, что вещь выходит к несокрытому предстоянию и предлежанию. Даже говоря о том же самом, что латиняне назовут саusа еffiсiеns, греки — например, Аристотель — никогда не имеют в виду достижение результата 5 . «Эргон» есть то «деяние», совершение которого есть выход вещи к полноте своего присутствия; «эргон» есть то, что в собственном и высшем смысле при-сутствует. Поэтому и только поэтому Аристотель называет полноту пребывания подлинно присутствующего «энергейей» или «энтелехейей»: пребыванием в завершенной полноте (а именно в полноте всего возможного для вещи при-сутствия). Эти имена, образованные Аристотелем для обозначения подлинного и полного пребывания при-сутствующего, целой пропастью отделены по называемой ими реальности от более позднего, новоевропейского значения слова «энергейя» в смысле энергии, а «энтелехейя» — в смысле энтелехии как расположенности и способности к действию.

Основное аристотелевское название для при-сутствия, «энергейя», удовлетворительно переводится нашим словом «действительность» только в случае, если мы со своей стороны понимаем «действие» по-гречески в смысле nро (в продвижении к присутствию) (из потаенности) веденuя. «Суть» в составе так понятого «при-сутствия» — то же самое слово, что «истина», пребывающее основание вещи. При-сутствие мы мыслим как пребывание того, что, открывшись в своей непотаенности, живет в ней. Во времена после Аристотеля, однако, это значение «энергейи» — «пребывание-в-произведенности» — затемняется в пользу другого. Римляне переводят, т. е. понимают, «эргон» исходя из ореrаtiо в смысле асtiо и говорят вместо «энергейя» — «акт», совершенно другое слово с совсем другой областью значения. Про-изведенное оказывается теперь результатом той или иной «операции» 6 . Результат есть то, что получается из «акции» и следует за ней: следствие. Действительное теперь — это получившееся как следствие. Следствие производится тем, что ему предшествует, причиной (саusа). Действительное выступает отныне в свете каузальности, во главе которой стоит саusа еffiсiеns. Даже бога в теологии — не в вере — начинают представлять в виде саusа ргimа, первопричины. В конце концов при прослеживании причинно-следственных соотношений на передний план выступает порядок следования и тем самым временное протекание. Кант понимает причинность как закон временного следования. В новейших работах В. Гейзенберга проблема причинности становится чисто математической проблемой измерения времени. Но с этим сдвигом в действительности действительного связано еще нечто другое, не менее существенное. Следствие в смысле результата действия выступает как вещь, получившаяся в ходе некоторого действия, что теперь значит — усилия и работы. Что получено как следствие такого действия, то и действительно. Слово «действительно» звучит сегодня в смысле уверения и значит то же, что «несомненно» и «верно». Вместо «это несомненно так» мы говорим «это действительно так», «это на деле так». И то обстоятельство, что слово «действительно» с начала Нового времени, с ХVII века, совпало по смыслу с «несомненно», — не случайность и не безобидный каприз меняющегося словарного значения.

«Действительное» в смысле фактического противопоставляется теперь тому, что не выдерживает проверки и представляется пустой видимостью или простым мнением. Впрочем, даже в этом, многократно изменившемся значении действительное все еще сохраняет прежнюю — теперь, правда, слабее и иначе выступающую — основную черту присутствующего, выступающего само по себе наружу.

Сейчас оно, однако, обнаруживает себя как следствие. Причинное следование имеет своим результатом то, что при-сутствующее благодаря ему достигает удостоверенного статуса и в этом статусе предстает. Действительное являет себя теперь в статусе nредмета.

Слово «предмет» возникает впервые в ХVIII веке как перевод латинского оbiесtum. Слова «предмет» и «предметность» приобрели особый вес для Гете, и тому есть свои глубокие основания. Ни средневековая, ни греческая мысль, наоборот, не представляют присутствующее в виде предмета. Назовем сейчас способ пребывания того присутствующего, которое выступает в Новое время в качестве предмета, предметным противостоянием.

В первую очередь оно есть черта самого присутствующего. Но каким образом противостояние присутствующего выступает на передний план и присутствующее становится предметом для пред-ставления, сможет для нас проясниться, только когда мы спросим, что такое действительное в отношении к теории, а значит, известным образом, и благодаря теории? Или, если повернуть вопрос иначе: что означает в тезисе «наука есть теория действительного» слово «теория»? Имя «теория» происходит от греческого глагола «феорейн». Соответствующее существительное звучит как «феория». У этих слов высокий и таинственный смысл. Глагол «феорейн» возник от сращения двух корневых слов: qea и oraw. Qea (ср. «театр») —это зрелище, облик, лик, в котором вещь является, вид, под которым она выступает. Платон называет этот вид, под которым присутствующее показывает, что оно есть, «эйдосом». Увидеть этот вид, eidenai ,—значит ведать, знать. Второе корневое слово в «феорейн», глагол oraw , означает глядеть на что-либо, охватывать взором, разглядывать. Таким образом, «феорейн» — это qean oran : видеть явленный лик присутствующего и зряче пребывать при нем благодаря такому видению.

Образ жизни («биос»), определяющийся «феорией» и посвященный ей, греки называют «биос феоретикос», образом жизни созерцателя, вглядывающегося в чистую явленность при-сутствующего. В отличие от этого «биос практикос» есть образ жизни, посвященный действию и деланию. Различая их, мы должны, однако, всегда помнить одно: для греков «биос феоретикос», созерцательная жизнь, особенно в своем наиболее чистом образе как мышление, есть высшее действие. «Феория» сама по себе, а вовсе не только за счет ее привходящей полезности, есть завершенный образ человеческого бытия. Ибо «феория» — это чистое отношение к ликам присутствующего, которое своей явленностью затрагивают человека, являя близость богов 7 . Другая черта «феории», заключающаяся в том, что она открывает для восприятия и изображения nервые arcai и aitiai присутствующего, не может быть здесь изложена: для этого понадобилось бы задуматься над тем, что греческое восприятие имело в виду под вещами, которые мы уже давно представляем себе как ргinсiрium и саusа, основание и причину (см.: Аристотель, Никомахова этика, VI 2, 1139а и сл.) 8 .

С верховным положением, которое занимает «феория» в греческом «биосе», связано то обстоятельство, что греки в своей уникальной манере мыслить — т.е. воспринимать свое бытие — исходя из своего языка были склонны слышать в слове «феория» заодно и что-то еще. Два его корня, qea и oraw , могут при другом ударении звучать как qea и wra. Qea значит «богиня». Богиней раннему мыслителю Пармениду является «Алетейя» — непотаенность, благодаря которой и в которой присутствует существующее. «Алетейя» переводится нами через латинское слово vеritаs и немецкое слово Wаhгhеit, «истина».

Греческое слово ора означает осторожность, которую мы проявляем, почтение и внимание, которое мы дарим. Если теперь продумать слово «феория», исходя из только что названных корневых значений, то «феория» будет почтительным вниманием к непотаенности присутствующего. «Теория» в старом, т.е. раннем, ничуть не устаревшем смысле есть оберегающее созерцание истины. Древневерхненемецкое слово wага (откуда wаhг, wаhгеn и Wаhrhеit) восходит к тому же корню, что греческое oraw, wra: Fora.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconФрансуа Лиотар Хайдеггер и “евреи” Хайдеггер и "евреи" / Пер с франц.,...
Лиотара радикальной разработке, парадоксальным образом основанной на анализе предельно классиче­ских и, казалось бы, не связанных...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconПанченко Н. Н. Метафорическое осмысление лжи и обмана
Выходные данные: Панченко Н. Н. Метафорическое осмысление лжи и обмана // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Религия и наука Религия...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconС. А. Борчиков Гегель, Хайдеггер и новая философская идея
...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconНаука в жизни современного человека наука в житті сучасної людини
Проект sworld (Укрниимф, онму, Укргажд, имиП) проводит международный научный Интернет-симпозиум «Наука в жизни современного человека»...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconНаука в жизни современного человека наука в житті сучасної людини
Проект sworld (Укрниимф, онму, Укргажд, имиП) проводит международный научный Интернет-симпозиум «Наука в жизни современного человека»...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconСписок використаних джерел Берман Г. Н. Сборник задач по курсу математического...
Бургов Я. С., Никольский С. М. Дифференциальное и интегральное исчисление. М.: Наука, 1988

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Педагогика наука план I....

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconИзмерения в образовании: догоняя лидеров постановка проблемы
Мартин Хайдеггер в известной «Ректорской речи» объявлял научение ремеслу «праздным и неподлинным» [1]. Тем не менее, многое в образовании...

Хайдеггер М. Наука и осмысление iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<