А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста




Скачать 485.32 Kb.
НазваниеА. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста
страница3/4
Дата публикации10.03.2013
Размер485.32 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Литература > Документы
1   2   3   4


О терминологии.

Если мы исходим из того, что взаимоисключающие проекты формирования украинской и большой русской нации в рассматриваемый нами период были именно проектами с 'большими или меньшими шансами на осуществление, то, в случае, если мы хотим быть последовательными, это порождает существенные проблемы с терминологией.

В ходе конференции, состоявшейся в 1978 г., наиболее авторитетные украинские эмигрантские историки обсуждали, в частности, правомерность употребления терминов "Украина" и "украинцы" применительно к тому времени, когда они не были общепринятыми. Иван Рудницкий заметил: "Я полагаю правомерным применять ретроспективно современный национальный термин "Украина" к тем эпохам в жизни страны и народа, когда это понятие еще не существовало или имело иное значение. Случай Украины не уникален с этой точки зрения. Французские историки не колеблясь включают кельтские и романские регионы в историю Франции, несмотря на то, что термин "Франция" возник только позднее и изначально относился только к ареалу Парижа, Иль-де-Франс."50 Поступая так, французские историки, между прочим, продолжают традицию французских националистов XIX в. Этой логике следовали и русские националисты прошлого века, настаивавшие, что малороссы – часть русского народа. В случае удачи проекта строительства большой русской нации и русские историки, если согласиться с Рудницким, вполне могли бы сегодня продолжать называть территорию современной Украины Южной Русью и Малороссией. Аргумент, которым пользуются Рудницкий, а также открывавший эту дискуссию Омельян Прицак (последний приводил сравнение с Испанией51), прямо адресуют нас к проблеме, уже обсуждавшейся нами в связи с эссе Валлерстайна "Существует ли Индия?" Участники дискуссии правы в том, что это устоявшаяся практика. Вряд ли в обозримом будущем удастся ее изменить. Но это не должно скрывать от нас недостатков этой практики.

"Изменение общего названия украинцев от русинов к малороссиянам и, затем, украинцам с региональными вариациями в употреблении этих терминов создает существенное напряжение. Однако использование столь большого числа названий для народа, который был ясно очерчен и воспринимался как историческая общность, слишком обременительно. Так что мы вполне можем использовать понятия "Украина" и "украинский", оговариваясь, какие названия использовались в тот или иной период", – говорил в ходе упомянутой дискуссии Фрэнк Сысин.52 Действительно ли в истории менялись лишь термины для обозначения "ясно очерченного и воспринимавшегося как историческая общность народа"? С этим трудно вполне согласиться. Менялось понимание того, представляет ли эта общность часть "большего целого" или является самодостаточной единицей. Менялись также и представления о том, каковы границы этой общности. В Закарпатье и сегодня существует политическое течение, считающее тамошних русинов отдельным народом, а не частью украинской нации.53 В XIX в. немало людей придерживалось этой точки зрения и в Галиции, а другие галичане считали свой народ частью большой русской нации. Содержание понятия малоросс также далеко не равнялось содержанию понятия украинец. Украинские активисты первоначально пользовались понятием Русь, которое в их системе, как и в польской, принципиально отличалось от понятия Россия, означавшего Великороссию. Постепенно они переключались на термин Украина, чтобы избежать постоянной путаницы между их трактовкой понятия Русь как Украины и значением этого термина как общего для всех восточнославянских земель. Украинофилам пришлось также утверждать новый термин украинцы вместо более распространенного самоназвания русины для того, чтобы преодолеть традицию прежних двух веков, акцентировавшую общность имени для всего восточнославянского населения. Это встречало резкое сопротивление со стороны тех людей с малорусской идентичностью, которые понимали, что речь шла не просто о смене имени. Невозможно "придать украйне, этому обыкновенному названию местности, территориальной окраины, такое значение, которого она никогда не имела, не имеет и иметь не может... Украйна это название вовсе не одновременное с происхождением первичных частей древней Руси, а гораздо позднейшее, и при том название, как мы сказали, только полосы территории на юг от Киева, или даже от Роси... Кто в самом деле уполномочивал украинолюбцев отнимать у нас древнее название Русских и все принадлежности этого названия, в том числе и наш общий, культурный русский язык, выработавшийся таким долговременным и многотрудным процессом нашей истории, и все это заменять чем-то украинским, т.е. возникшим гораздо позднее, чисто частным и обозначающим только крайнюю местность?" – писал в середине 1870-х гг. профессор филологии Киевского университета С. С. Гогоцкий.54 Отметим, что он вовсе не был оригинален в своих взглядах. Вообще среди наиболее агрессивных противников украинского движения было немало людей, которые по современной, плохо подходящей к реалиям XIX в., терминологии должны были бы называться украинцами. Так, вдохновителем антиукраинофильского Эмского указа был малоросс М. В. Юзефович, а организатором и председателем киевского Клуба русских националистов в начале ХХ в. выступил уроженец Полтавской губернии А. И. Савенко. Эти люди вовсе не были "предателями украинского народа", потому что, сохраняя малорусскую идентичность и веря, что лучше понимают интересы края, чем их оппоненты-украинофилы, они отрицали сам проект украинской нации и связанную с ним версию идентичности. Они были русскими националистами в том смысле, что выступали сторонниками проекта большой русской нации, составной частью которой они видели малороссов, вовсе при этом не считая, что приносят интересы малороссов в жертву великороссам. Они совсем не обязательно полагали, что малороссы должны отказаться от своей идентичности в пользу великорусской – будем помнить, что большая русская нация их представлений должна была отличаться от той русской нации, какую мы знаем сегодня, не только размерами.

Все эти замечания касаются взглядов людей более или менее образованных, составлявших едва ли более двух процентов в крестьянском море восточнославянского населения современной Украины. Подавляющее большинство этих крестьян оперировало совсем иными категориями. В первом, программном номере украинофильского журнала "Основа" за 1861 г. была, среди прочего, помещена статья М. М. Левченко под названием "Места жительства и местные названия русинов в настоящее время". Автор определяет предмет своего интереса как "Южноруссов, Малоруссов, или, правильнее, Русинов". "Русины, – замечает Левченко, – по происхождению, быту и языку представляют одно племя, но по месту жительства носят разные названия". Далее он эти названия перечисляет: гетманьцы (юг Черниговской губернии), степовики (Полтавская и Екатиринославская губернии), украинцы ("жители Киевской губернии, которая называется Украиною"), русины (Люблинская губерния и Галиция), гуцулы (Карпаты), польщаки (Подольская губерния, "называемая у простонародья Польщею") и так далее. К понятию "Польща" Левченко делает любопытное примечание, что в Новороссии это название часто применяют также к Волыни и Украине.55

Трудно однозначно судить, в какой степени представления самих крестьян о том, к какой общности они принадлежат, совпадали со взглядами Левченко. (Галицийские русины, например, даже в начале ХХ в. говорили, что ходят на заработки "в Россию", хотя отправлялись они на территорию современной Украины. О польских крестьянах в той же Галиции лидер крестьянского движения В. Витос вспоминает, что "жившие на правом берегу Вислы очень долго считали своих соседей с другого берега Москалями, удивлялись, что те говорят по-польски и относились к ним с 'большим предубеждением, чем к немцам или евреям".56) Ясно, что в крестьянской иерархии идентичностей сословная и религиозная принадлежность (православные крестьяне), династическая лояльность, а также локальная идентичность ("мы местные", то есть гетманьцы, украинцы, польщаки) во всяком случае стояли выше "общерусинской". На Правобережье в 1863 г. эти православные крестьяне, верные православному царю, с воодушевлением ловили польских повстанцев, шляхтичей-католиков. Правительство этот энтузиазм использовало с оглядкой, боясь повторения галицийской резни шляхты в 1846 г.

Термин "украинцы" как общее название Левченко не упоминает. И не цензура тому причиной – в том же номере Костомаров пишет об украинском языке в современном значении этого слова. Следовательно, мы должны отдавать себе отчет в том, что в середине XIX в. только ничтожное меньшинство жителей современной Украины называло себя украинцами в том смысле, в каком этот термин употребляли украинофилы.

В уже цитированной дискуссии украинских историков Рудницкий сделал очень важную оговорку: "Добросовестный исследователь должен сознавать опасность анахронизмов. Поэтому, он будет уделять пристальное внимание содержанию того или иного термина в каждый конкретный момент и семантической эволюции этого термина. В начале XIX в., например, термин "Украина" официально использовался только применительно к Слобожанщине. Это объясняет, почему писатели того времени могли противопоставлять "Украину" (то есть область Слободской Украины) "Малороссии" (Черниговской и Полтавской губерниям, бывшей Гетманщине). Польские источники девятнадцатого века регулярно говорят о "Волыни, Подолии и Украине", последнее означает здесь район Киева. Еще дальше в прошлое, в XVII в., "Украина" означала территорию под казацкой юрисдикцией, то есть не включала Галиции, Волыни и Закарпатья. В этих областях термин "Украина" утвердился только в ХХ в., в ходе национально-освободительного движения и последних политических изменений".57 С учетом такой оговорки практику ретроспективного применения устоявшихся национальных терминов в большинстве случаев можно принять как неизбежное зло.

Но для работы, посвященной именно процессам формирования национальных идентичностей, этот компромисс все же неприемлем. Тот же Рудницкий написал однажды, что "среди проблем, стоявших перед украинским народом в XIX в. самой зловещей был выбор между ассимиляцией в общерусскую нацию и утверждением отдельной национальной индивидуальности".58 Эта фраза может служить прекрасной иллюстрацией тех опасностей, которые таит общепринятая практика даже для наиболее аккуратных и вдумчивых историков, видящих альтернативность процесса. В этом высказывании украинский народ уже в XIX в. предстает как консолидированная общность, совершающая некий выбор. В результате конфликт националистических движений, проектов национального строительства превращается в конфликт уже сформировавшихся народов, наций; хотя, по признанию самого Рудницкого, "отдельную национальную индивидуальность" еще только предстояло утверждать. В той же статье Рудницкий вполне справедливо отмечает, что "украинская история XIX в. может означать две различные вещи: с одной стороны, историю украинского националистического движения, а с другой, историю страны и народа".59 Народ этот – понимаемый как простонародье, крестьяне, а не как нация – был озабочен вовсе не этим "зловещим" выбором. Само наличие этой дилеммы крестьянам еще предстояло объяснять. Изучавший начало ХХ в. Теодор Викс пишет: "Я нашел мало свидетельств того, что крестьянские массы на Юго-Западе имели национальное самосознание до 1914 г."60, найдя тем самым более точную формулировку для высказанного много ранее тезиса Богдана Кравченко: "Накануне Первой мировой войны и революции украинцы были народом, еще не выработавшим кристаллизованного национального самосознания".61 Даже после того, как они узнали о существовании описанной Рудницким дилеммы, крестьяне, как показывает история гражданской войны, очень часто склонны были руководствоваться в своем поведении не национальными, а другими мотивами.

Между прочим, и сама формулировка этой дилеммы нуждается в уточнении. Ассимиляция в общерусскую нацию православного населения современной Украины совсем не обязательно предполагала то растворение и полную утрату малорусской идентичности и культурных особенностей, которые Рудницкий называет "зловещей" альтернативой сохранению национальной индивидуальности. Не считая тот или иной вариант создания такой общерусской нации более предпочтительным, чем исторически воплощенный вариант формирования украинской нации, замечу все же, что не вижу в них ничего зловещего и противоестественного – ассимиляционные процессы столь же "нормальны" в истории XIX в., как и процессы формирования "национальных индивидуальностей".62

Я прекрасно понимаю, что современному украинцу невозможно представить такую перспективу без эмоционального протеста, ведь это означало бы, что те ценности, которым он привержен как украинец, просто не могли бы существовать. Будем, однако, помнить, что речь идет не о стремлении "отнять" уже сформировавшуюся национальную идентичность и все связанные с нею ценности, но об анализе исторических альтернатив на той стадии развития, когда эта идентичность как массовое явление еще не существовала.

Добавлю, что ассимиляцией, как она здесь описана, список альтернатив вовсе не исчерпывается. Если допустить, например, что Речь Посполитая не была бы разделена в конце XVIII в., то вполне вероятным выглядит формирование единой нации из всех восточных славян, живших в ее границах. Это, в свою очередь, имело бы последствия и для Малороссии, вошедшей в состав Московского царства после восстания Б. Хмельницкого. Можно представить и формирование нескольких "украинских" (беру это слово в кавычки, потому что никто не знает, как бы они назывались) наций, если бы, среди прочего, И. Сталин не выступил в роли "собирателя украинских земель". М. Грушевский, обращаясь к активистам украинского движения, в 1906 г. недаром ссылался на пример сербов и хорватов, предупреждая об угрозе формирования двух разных народов на едином этническом фундаменте.63

Применительно к русской нации альтернативы также не обязательно предполагают ее 'большие размеры. Формирование особой нации в Сибири или воображенный В. Аксеновым по образцу реального тайваньского сценария "остров Крым" также были вполне возможны. О течении "сибирских сепаратистов", возникшем почти одновременно с украинским национальным движением, подробно писал Дмитрий фон Мореншильд.64

Но вернемся к проблемам терминологии. Применительно к XIX в. представляется логичным использовать термины "Украина" и "украинцы" при изложении взглядов украинских националистов, то есть людей, которые мыслили этими категориями в их современном значении. Когда речь идет о людях, отрицавших исключительную украинскую идентичность или еще не знавших о возможности таковой, правильнее употреблять те термины, которыми они сами пользовались, то есть "южноруссы", "малоруссы" или "малороссияне", "русины". Таким образом мы сможем отразить ту неопределенность в иерархиях идентичностей, которая была характерна для всего XIX в.

В соответствии с этим принципом нужно употреблять и термины "русский", "великоросс". Будем помнить, что, в зависимости от контекста, понятие "русский" могло охватывать всех восточных славян или относиться только к великороссам. Это означает, в частности, что понятие "русское общественное мнение" включает публицистику всех тех авторов, кто причислял себя к русским, то есть и великороссов, придерживавшихся различных вариантов русской идентичности, и тех малороссов и белорусов, которые разделяли концепцию общерусской нации.

Во взглядах современников соотношение понятий русский, великорусский, белорусский, малорусский и тому подобных могло существенно различаться. Например, М. А. Максимович, малорусский патриот, но не украинский националист65, в лингвистическом отношении делил восточных славян на четыре части, которые, в свою очередь, составляли две группы, будучи в конечном счете частью общерусского целого: "Великороссийское наречие состоит в ближайшем сродстве с белорусским, и составляют они одну речь, или язык севернорусский, который, вместе с южнорусским языком или речью (состоящею в двух главных наречиях – малороссийском и червонорусском), образует одну великую речь восточнославянскую или русскую".66 Характерно признание Максимовичем языковой неоднородности того пространства, которое в идеологии украинофилов становится Украиной. "Малорусское и червонорусское наречия" оказываются в этой классификации столь же различными или столь же близкими, как великорусское и белорусское. Важна здесь не точность его оценок с точки зрения современной лингвистики, а именно принципиальное отличие классификации и иерархии Максимовича от взглядов, которые исповедуют уже в это самое время люди следующего поколения, украинофилы Кулиш и Костомаров. Разные интерпретации этих этнических категорий и их соотношений необязательно были результатом сознательного искажения реальности – сама реальность была еще столь аморфной и непредопределенной, что вполне допускала различные, и при этом вполне добросовестные, интерпретации.67

*

Общий вывод таков: в XVIII и XIX вв. процессы формирования идентичности у восточных славян могли протекать по существенно различным сценариям и дать существенно различные результаты. При этом нужно еще раз оговориться, что подчеркивание альтернативности, непредопределенности рассматриваемых процессов проистекает из стремления глубже понять логику происходившего, а вовсе не из того, что автору тот или иной нереализованный вариант нравится больше, чем исторически воплощенный. Автор считает, что в подобных ситуациях историку вредно задаваться вопросом о том, какой из рассматриваемых им вариантов "предпочтительнее", поскольку в полном виде этот вопрос неизбежно звучит как "предпочтительнее для кого?" и предполагает принятие отвечающим той или иной стороны в описываемых конфликтах. Кроме того, нам не дано предугадать, какие совершенно неожиданные, непредсказуемые, в том числе и отрицательные, последствия мог иметь тот или иной альтернативный вариант.

Подробное изучение факторов, предопределивших неудачу проекта формирования "общерусской" нации, проведено нами в книге "Власти, общественное мнение и украинофильство в царствование Александра II", которая в ближайшее время выйдет в питерском издательстве "Алетейя".
Примечания.

1 Образ "идеального Отечества" представлял собой сложную идеологическую конструкцию. Он описывал – в более или менее утопическом ключе - социальные и политические отношения, которые должны были сделать Родину счастливой, а также определял "правильные", "справедливые" параметры этого Отечества — то есть какой должна быть национальная территория и кто должен на ней жить.

2 Э. Смит много писал о роли этнического фактора в процессах формирования наций. См. Anthony Smith. The Ethnic Origins of Nations. Oxford, 1986. Последнюю дискуссию Смита и Геллнера накануне смерти последнего см. в: Nations and Nationalism. v.2, pt.3, 1996. О работах Смита см. В. Коротеева. Энтони Смит: историческая генеалогия современных наций // А. Миллер (ред.) Национализм и формирование наций. М., 1994.

3 Еmmanuel Wallerstein. Does India Exist? // Wallerstein Е. Unthinking Social Science. The Limits of Nineteenth-century Paradigms. Cambridge, 1995, P.131-134.

4 См. Hosé-M. Núñez. Historical Research on Regional and Peripheral Nationalism in Spain: a Peappraisal. EUI Working Paper ESC No.92/6. Badia Fiesolana, San Domenico, 1992. P.87-91. Справедливости ради заметим, что работы по деконструкции английского и французского мифов "естественного и освященного веками" формирования этих наций тоже начали появляться не слишком давно, лишь в 1970-е гг.

5 Mark von Hagen. Does Ukraine Have a History? // Slavic Review, Fall 1995.

6 Klaus Zernack. Germans and Poles: Two Сases of Nation-Building // Hagen Schultze (ed.) Nation-Building in Сentral Europe. Leamington Spa, Hamburg, New York, 1994. P.159.

7 Franz Schnabel. Federalism Рreferable to a National State // Otto Pflanze. (ed.) The Unification of Germany, 1848-1871. Holt, Rinehart and Winston, N.Y., etc., 1968, P.98.

8 Eugen Weber. Peasants into Frenchmen. The Modernization of Rural France, 1870-1914. Stanford Univ. Press, Stanford Cal., 1976, P.67-69.

9  Ibid., P.74-75.

10 Tom Nairn. Scotland and Europe // Jeoff Eley and Ronald Grigor Suny (eds.) Becoming National. A Reader. NY, Oxford, Oxf. Univ.Press, 1996. P.81.

11 Cм. T. C. Smouth. A Century of the Scottish People, 1830-1950. London, 1988, о том, как большинство шотландцев заблокировало в конце XIX в. попытки националистов ввести преподавание на гэльском вместо английского.

12 См, например, Reece J. E. The Bretons against France. Ethnic minority nationalism in twentieth-century Brittany. Chapel Hill, 1977. P.30-32.

13 Eugene Weber. Peasants into Frenchmen..., P. X; Peter Sahlins. Boundaries. The Making of France and Spain in the Pyrenees. Berkeley, Univ. of California Press, 1989. P.282-285.

14 Peter Sahlins. Boundaries. The Making of France and Spain in the Pyrenees. P.290-291.

15 Якобитами назывались шотландские сторонники свергнутого в 1688 г. короля Якова II Стюарта, которые в 1715 и 1745 гг. поднимали восстания против англичан. В течение XVIII в. они получали поддержку из Франции.

16 Stephen Velychenko. Empire Loyalism and Minority Nationalism in Great Britain and Imperial Russia, 1707 to 1914: Institutions, Laws, and Nationality in Schotland and Ukraine // Comparative Studies in Society and History. Vol 39, No.3 , July 1997, P.419-422. Величенко вообще дал очень хороший обзор английской политики в Шотландии и обширную библиографию проблемы. В его сравнении английской политики в Шотландии с российской политикой на Украине также есть немало интересных наблюдений, однако со многим в его интерпретации российской политики в XIX в. и рядом его выводов cогласиться трудно. Впрочем, Величенко сам признает, что многие проблемы русско-украинских отношений исследованы недостаточно и что это затрудняло его работу.

17 Наиболее целостный анализ британской стратегии строительства нации дан Линдой Колли. См.: Colley L. Britons. Forging a Nation. 1707-1837. Yale Univ. Press, 1992.

18 Józef Сhlebowczyk. Procesy narodotwórcze we wschodniej Europie Środkowej w dobie kapitalizmu. PWN, Warszawa-Kraków, 1975. S.29.

19 Josep R. Llobera The God of Modernity. The Development of Nationalism in Western Europe. Berg, Oxford UK, Providence, USA, 1994, P.214.

20
1   2   3   4

Похожие:

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Прародиной славян считают территорию от реки Эльбы до Днепра. С этой территории славяне в первой половине 1-го тысячелетия начали...

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconПреемственность языческой и христианской культуру восточных славян

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconМоего реферата звучит “Язычество восточных славян и его элементы...
Во-первых, она недостаточно разработана. Религия пропитывала жизнь наших предков, она оказала влияние на формирование русского менталитета,...

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconДоклад на тему: «соседи восточных славян. Кочевники и византия.»

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconРеферат по истории России на тему: «Происхождение восточных славян....

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Восточные славяне в древности. Возникновение государственности у восточных славян

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconКурсовая работа по Истории государства и права России Тема: «Киевская...

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconУ Восточных славян
Феодальная раздробленность. Предпосылки феодальной раздробленности. Особенности общественно-политического строя Руси в период раздробленности...

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconДанной курсовой работы – «Киевская Русь как раннефеодальная монархия»....
Киевская Русь – первое государство восточных славян. Киевская Русь сыграла большую роль в истории восточнославянских народов. Образование...

А. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста iconТема I: Восточные славяне. Становление русской государственности
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<