А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций




НазваниеА. М. Дерибас Сборник статей и публикаций
страница2/15
Дата публикации27.02.2013
Размер2.57 Mb.
ТипСборник статей
uchebilka.ru > Литература > Сборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Н.Н.РЫМАРЬ
В.С.Печерин. Жизнь и судьба.
В 1836 году Россию покинул 28-летний профессор греческого языка и словесности, поэт и переводчик В.С.Печерин.

В письме графу С.Г.Строганову он писал, что не может жить среди людей, на челе которых “напрасно было бы искать отпечатка их Создателя”1, что, предчувствуя свою миссию освободителя угнетенного человечества, он надеется, что в Западной Европе сумеет осуществить свое великое предназначение.

В 1840 году Печерин, человек высокого образования и общеевропейской культуры, атеист и республиканец, принимает католичество. Вся его последующая жизнь прошла в лоне католической церкви. В передовых кругах русского общества личность Печерина всегда вызывала интерес. Его поэтический дар, незаурядные лингвистические способности (он знал 18 языков), материальная обеспеченность, ожидавшая его в России, - и внезапный побег за границу, жизнь в нищете и бесславии, неожиданный переход в католичество - все это окружило его имя легендами и домыслами. Фонды ОГЛМ хранят уникальные экспонаты, связанные с именем Печерина, по которым можно более подробно рассказать о его необычной жизни и оригинальном мировоззрении... Итак, кто он, этот Владимир Сергеевич Печерин, почему его непонятная жизнь была так интересна, и чем замечательна книга, им написанная?

Побег принес Печерину скандальную известность, потом о нем надолго забыли. Мемуары, написанные им в Дублине в 1870-е годы и известные в России в рукописном варианте, вновь всколыхнули общественное мнение и привлекли к Печерину сочувственное внимание. “Эти записки - мое единственное достояние, единственная память, что останется по мне в России”2, - отмечает он в своих воспоминаниях. Понимая, что перспективы издания мемуаров на Родине при жизни весьма туманны, Печерин писал:”Я адресую свои записки прямо на имя потомства”3.

С 1909 года изучением мемуаров и жизни Печерина занимается М.О.Гершензон. Ему принадлежат первые образцы биографической и исследовательской литературы о Печерине. Некоторые из них есть в фондах ОГЛМ: книга “История молодой России”. (М., 1910), одна глава которой была посвящена Печерину, и первый том сборника “Русские Пропилеи” (СПб., 1910), где были опубликованы отрывки из воспо-минаний Печерина. Незадолго до своей смерти (1925 г.) М.О.Гершензон сделал копии мемуаров, предполагая их издать, но не успел.

Впервые мемуары Печерина частично были изданы в Калинине в кооперативном издательстве “Мир” в 1932 году, и ныне один экземпляр этой книги хранится в фондах музея. Особый колорит этому экспонату придает небольшой прямоугольный штамп, сохранившийся на верхнем форзаце: в нем указано имя ответственного редактора Л.Б.Каменева. Само имя Каменева и какие-либо упоминания о его деятельности долгое время были под запретом, и можно только предполагать, как и при каких обстоятельствах он заинтересовался мемуарами Печерина. По всей вероятности, это было так.

Известно, что Каменев занимался историей русской общественной мысли еще в дореволюционный период. В 1930-е годы, отстраненный от политической деятельности, он снова обращается к литературе и пишет историко-литератур-ные очерки о Герцене для Большой Советской энциклопедии (Т.2, 1929 г.) и для Литературной энциклопедии (Т.2, 1932 г.). В процессе работы над этими статьями Каменев, должно быть, встретил имя Печерина в мемуарах Герцена, который написал о Печерине небольшой очерк. Тогда, вероятно, Каменев и заинтересовался жизнью Печерина. Ознакомившись с литературой о Печерине, Каменев, надо полагать, обратился в архив Гершензона и нашел копии мемуаров, подготовленные для печати. Написав вступительную статью, Каменев весь материал отдает в печать. Так, очевидно, и появилась книга “Замогильные записки”. На верхней крышке переплета помещен овальный фотопортрет Печерина. Его биография в этом издании доведена до 1848 года, последняя глава носит название “От мая до августа 1848 года”. Судьба этой книги оказалась такой же трудной, как и жизнь автора.

Еще в 1870 году, предсказывая будущее своих мемуаров, Печерин писал: ”Через каких-нибудь 50 лет русское правительсво в припадке перемежающегося либерализма разрешит печатать мои записки”4. “Припадок либерализма” был недолгим. После 1937 года литературное наследие Каменева было тщательно уничтожено. В книге “Замогильные записки” изымаются первые 14 страниц, содержащие вступительную статью, в оглавлении имя Каменева старательно зачеркивается тушью. Совершенно случайно уцелел штамп, в котором даны выходные данные книги и фамилия ответственного редактора - Л.Б.Каменева... Имя Печерина надолго становится известным лишь узкому кругу специалистов.

Издание 1932 года позволяет проследить жизнь Печерина до 1848 года. Детство его прошло в Новороссии и отчасти в Одессе (главы “Первые воспоминания”, “1815 год. Одесса в казармах”, “Мой роман”). Это был юноша с душой ранимой и впечатлительной. Силой своего ума и характера он возвышается над нравственным и интеллектуальным уровнем окружающих его людей. Взгляды Печерина сформированы книгами. “Книги имели решительное влияние на главные эпохи моей жизни”, - вспоминает он на страницах своих мемуаров. В юности Печерин становится пылким республиканцем и убежденным атеистом. “Зрелище неправосудия и ужасной бессовестности во всех областях русского быта - вот первая проповедь, которая на меня подействовала”5, - пишет Печерин в мемуарах. В воображении он видит себя защитником всех обездоленных и угнетенных. Тогда, в юности, ему казалось, что только на Западе горит свет красоты и просвещения”5, что только там его мечты станут реальностью.

В 1836 году Печерин тайком навсегда покинул Россию. “Я бежал из России, как бегут из зачумленного города”6, - откровенно признается он. Он оказался за границей, не имея ни друзей, ни денег, но он уверен в себе, полон надежд и тем счастлив. В Берлине, опьяненный сознанием своей свободы, он пишет небольшое стихотворение:
Как сладостно отчизну ненавидеть

И жадно ждать ее уничтоженья

И в разрушении отчизны видеть

Всемирного денницу Возрожденья6.
Печерин пускается в политическую жизнь. Он с упоением изучает труды Сен-Симона, учение Бабефа, Фурье, во Франции знакомится с польскими эмигрантами и итальянскими карбонариями. Так проходят 4 года. Одна за другой изучаемые политические теории подвергаются строгому критическому анализу. Печерин начинает понимать их отвлеченный и умозрительный характер. Его собственная природа не соответствует принятому образу жизни. Потеряв веру в разумность и целесообразность революционных преобразований в мире, в способность человека собственными силами изменить столь несовершенный мир, Печерин обращается к религии. В 1840 году он принимает католичество и уходит в один из монастырей ордена редемптористов (глава “Приня-тие в орден редемптористов”).

Его вера в действенность католической религии, в ее способность усовершенствовать человека и человеческое общество, была искренней, горячей и действенной. В миссионерстве и проповедничестве Печерин нашел свое призвание. Руководство ордена настолько высоко оценило его деятельность, что ходатайствало перед Папой Римским о его прижизненной канонизации (глава “Блаженны алчущие и жаждущие правды”). Но республиканские взгляды и неосторожные высказывания против светской власти пап разрушили эти планы. В 1848 году Печерин живет в одном из лондонских монастырей. На этом “Замогильные записки” заканчиваются (последняя глава носит название “От мая до августа 1848 года”).

О жизни Печерина в монастыре и дальнейшей эволюции его мировоззрения рассказывают два номера журнала “Русская старина”. В 1848 году Печерина в Лондоне посетил его старинный друг Ф.Чижов. В журнале “Русская старина”, т. XI за 1897 год, опубликовано письмо Ф.Чижова к А.В.Ни-китенко, в котором он пишет о своих встречах с Печериным в Лондоне и подробно пересказывает содержание их бесед. Чижов искренне пытался понять своего друга и постичь смысл его духовных исканий. Но он не видел конечного результата этой гигантской душевной работы. И поэтому не сумел оценить ее глубину и напряженность. Он понял только, что она бесполезна, бесцельна, а потому не нужна. “Обстоятельства и самолюбие воспитали в нем страсть к деятельности. За нею он бросался повсюду и, не справляясь со своими силами, поднимая на плечи тяжести, налагаемые не убеждением, а беспредельно высоким понятием о себе и низким о людях, он падал под ними на каждом шагу”7. Так воспринял 4-летнюю одиссею Печерина его друг, предпочитавший практическую деятельность философским размышлениям.

В январском номере журнала “Русская старина” за 1911 год опубликована переписка Печерина и И.С.Гагарина, русского эмигранта, тоже принявшего католичество. Переписка продолжалась в течение 20 лет, которые Печерин провел в монастыре, и отражает духовную жизнь Печерина до 1862 года. В одном из писем за 1848 год он пишет, что без ко-лебаний отказался от русского подданства: ”Таким образом, не считая себя русским подданным, я могу до некоторой степени наслаждаться спокойствием в Англии, ибо относительно России никогда нельзя быть совершенно спокойным”8, - пишет он.

Решающую роль в совершенствовании человеческого общества Печерин отводит католической религии: ”Именно католическая религия должна смирить политические страсти и бури”, - пишет он Гагарину в одном из писем в 1850-е годы. Присоединение России к католическому миру, по его мнению, неотвратимо и неизбежно: ”Сила обстоятельств заставит Россию соединиться с Римом”9. В последних письмах, в 60-е годы, появляется острая тоска по России: ”После 25-летнего изгнания любовь к отечеству с большим жаром, чем когда-либо, возгорелась в моем сердце. Вижу, поднимается заря нового дня, но восхода мне не видать!”9 В одном из писем Печерин предлагает объединиться всем русским эмигрантам-католи-кам: ”Мы - дети одной матери, и вот эта мать пробуждается от долгого сна”10, - имея в виду события в России в 1861 году. Далее отношения между Гагариным и Печериным обрываются.

И последний экспонат - журнал “Наше наследие”

№№ 1-3 за 1989 год, где мемуары Печерина опубликованы полностью под названием “Оправдание моей жизни”. В это издание введены все письма, пропущенные в книге ”За-могильные записки”, и, в частности, те, в которых он подводит печальный итог своей жизни и философских раздумий. В 60-е годы начинают рассеиваться иллюзии, которые он питал в отношении католической церкви. Его самостоятельная духовная жизнь, его собственное мироощущение шли вразрез с узким формализмом монашеского быта. Теперь он считает бесцельно потраченными годы, проведенные в монастыре. “Я проспал 20 лучших лет своей жизни”, - с горечью признается он в мемуарах. “Эта консервативная церковь - приятельница всех деспотов, прикрывавшая своей мантией вековые злоупотребления власти”, - так отзывается Печерин о католической церкви в мемуарах. Он страдает при мысли о том, что в течение 20 лет был слепым орудием мелкого честолюбия и корыстолюбия монастырского начальства. В 1862 году Печерин выходит из ордена и поселяется в Дублине, исполняя обязанности патера при городской больнице. Снова, ощущая в себе незаурядные творческие способности, он с ужасом осознает несоответствие своей индивидуальности и своих дарований и той роли в жизни, которую он сам себе навязал: ”Мне кажется, я был рожден для какой-то беспредельной деятельности. Но судьба заперла меня в тесном круге”11, - пишет он.

Теперь смысл его жизни составляет работа над мемуарами, так как это единственная нить, связывающая его с Россией. Последние главы его мемуаров раскрывают мировоззрение, основанное на глубоком пессимизме и разочаровании. Обладая громадной философской и исторической эрудицией, Печерин приходит к неожиданному выводу: “Я просто верую в постепенное развитие человеческого рода посредством науки и промышленности, я уверен, что со временем жизнь сделается удобнее и легче. Но веровать в какой-то земной рай, где все будут одинаково счастливы и умны, это, по-моему, тот же фанатизм, только в другом виде, и я это верование представляю поклонникам социализма, коммунизма и пр. Они без малейших разумных доводов слепо веруют в земной рай, обещанный им пророками”12. Эти слова Печерин написал в 1874 году, когда политическая жизнь в Европе бурлила и в которой он уже не хотел искать свое место: Печерин уже не верил в целесообразность и разумность тех методов, которые предлагались “апостолами коммунизма, социализма и пр.” Остается ему в удел одиночество, отягченное сознанием непоправимости ошибок молодости, и горячая, неутолимая тоска по Родине. Умер Печерин в 1885 году.
Примечания.
1. Автобиография В.С.Печерина // Русские Пропилеи. - 1910. -Т. 1. - С.210.

2. Печерин В.С. Замогильные записки. - Калинин, 1932. - С.45.

3. Там же. - С.60.

4. Там же. - С.65.

5. Там же. - С.60.

6. Переписка В.С.Печерина и И.С.Гагарина // Русская старина. - 1911.

7. Там же. - С.100.

8. Там же. - С.101.

9. Там же. - С.103.

10. Печерин В.С. “Apologia pro vita mea” // Наше наследие. - 1989. - № 3. - С.55.

11. Там же. - № 4. - С.67.

12. Там же. - № 5. - С.71.

Г.Г.СЕМЫКИНА
Письма А.П.Зонтаг.
В 1985 г. в Одесский литературный музей поступили письма русской писательницы А.П.Зонтаг. Эти материалы, не публиковавшиеся ранее, могут представлять интерес для историков литературы, краеведов, музейных работников.

Три письма А.П.Зонтаг были отправлены из Одессы 2 апреля, 10 мая и 4 июня 1843 г. и адресованы Р.Р.Родионову, комиссионеру Василия Андреевича Жуковского в Петербурге. На письмах, служивших одновременно и конвертами, отчетливо видны почтовые штемпели Одессы и Петербурга и остатки черных восковых печатей с оттиском печатки А.П.Зонтаг.

Содержание писем носит деловой характер. Первое послание начинается строками: “На сих днях я получила письмо от Василья Андреевича Жуковского, который извещает меня, что новая поэма его “Наль и Дамаянти” отправлена к вам для напечатания. Василью Андреевичу угодно, чтобы деньги, следующие ему по условию с Фишером, были доставлены ко мне. Вероятно, он и сам вас об этом уведомил”1. Далее Зонтаг просит Родионова передать деньги, после расчета с книгоиздателем Фишером и живописцем Майделем, П.А.Плетневу, который должен доставить их в Одессу. Следующее письмо повторяет просьбу, и в последнем содержится благодарность за полученное уведомление и просьба переслать деньги прямо в Одессу.

Экспонаты приоткрывают еще одну страницу взаимоотношений замечательного русского поэта В.А.Жуков-ского и одесской писательницы А.П.Зонтаг. Но сперва обратимся к предыстории писем.

Анна Петровна Зонтаг, урожд. Юшкова (1786-1864), известная в свое время детская писательница и переводчик, автор воспоминаний о детстве В.А.Жуковского, была племянницей поэта. В юные годы они вместе воспитывались в доме М.Г.Буниной (бабушки Зонтаг и жены отца Жуковского) в с.Мишенском Тульской губернии. “Одноколыбельница”, “милая сестра и товарищ лучшего времени жизни”, - так ласково называл А.П.Зонтаг В.А.Жуковский, вспоминая свое детство.

В 1817 г. Анна Петровна вышла замуж за Егора Васильевича Зонтага, американского моряка, поступившего на службу в черноморский флот. В 1824 г. Е.В.Зонтага назначают капитаном над одесским карантинным портом. Дом Зонтагов в Одессе становится заметным культурным центром, где устраивались литературные вечера и бывали в разные годы А.С.Пушкин, Н.И.Гнедич, В.И.Туманский, Ф.Ф.Вигель, А.С.Стурдза. Анна Петровна с увлечением занималась литературной деятельностью. Ее первый значительный труд-перевод романа В.Скотта “Эдинбургская темница” вышел в свет в Петербурге в 1825 году.

В.А.Жуковский оказал немалое влияние на становление литературных вкусов одесской писательницы.

Еще в 1816 г. поэт поручил Анне Юшковой и ее сестре Авдотье собирать для него в с. Мишенском русские народные сказки и предания. Заметив у Зонтаг “чувство родного языка”, Жуковский стал руководить ее духовным развитием. Он посылал в Одессу книги своих любимых авторов - Гете, Шиллера, детские книги, предназначенные для переводов, а также собственные сочинения и рисунки. Поэт постоянно побуждал Зонтаг к литературным занятиям. “Пишите сами и переводите то, что написано лучшего о воспитании и для детей, - писал Жуковский в Одессу 27 апреля 1827 г., - принимайтесь за работу, милая, а я буду вашим издателем здесь, в Петербурге”2. Жуковский предлагал Зонтаг темы и сюжеты будущих сочинений: “...А между тем принимайтесь за роман. Я уверен, что Вы можете написать прекрасный. Описывайте тот свет, который знаете теперь, т.е. ваш одесский, сцена может быть живописная, разнообразная, ...можно написать не один роман, а несколько, взяв, например, за предмет изобразить судьбу женщины в разные фазисы. Пишите, пишите непременно.” (В.А.Жуковский - А.П.Зонтаг, апрель 1836)3.

В 1839 г. Жуковский привлек А.П.Зонтаг и ее сестру А.П.Елагину к составлению “Библиотеки народных сказок”. Зонтаг готовила для “Библиотеки” переводы сказок “Тысяча и одной ночи” и обрабатывала русские народные сказки. Для будущего издания Жуковский передал ценнейшие материалы-записи русских народных сказок, найденные им в бумагах А.С.Пушкина после смерти поэта. Кто из сестер работал с пушкинскими рукописями, неизвестно. К сожалению, книгоиздатель Смирдин, испытывавший в это время денежные затруднения, с предприятием не справился. Подготовленные к печати переводы и литературные обработки сказок не увидели свет и остались в рукописях.

В конце 1830-х годов А.П.Зонтаг становится, по словам Н.И.Надеждина, “главною представительницей одесской беллетристической деятельности, имеющей литературную известность”4. Ее “Священная история для детей”, оригинальные и переводные детские повести, рассказы и сказки пользовались большой популярностью.

Жуковский ценил не только литературные способности своей одесской родственицы, но и ее человеческие качества - способность любить и сопереживать. В 1823 г. он просил Зонтаг навестить в Симферополе больного поэта К.Н.Батюшкова, а поэту Н.И.Гнедичу, жившему в 1827-1828 гг. в Одессе, рекомендовал “беседы женщины милой с душой поэтической”, ибо “дружба ее целительней воздуха”5 . Все эти добрые слова сказаны об Анне Петровне.

Друзья переписывалисьв течение всей жизни, до самой смерти Жуковского. Встречались крайне редко. Одна из таких встреч состоялась в Одессе. В августе 1837 года Жуковский, сопровождавший наследника престола в путешествии по стране, покинул его в Вознесенске и поспешил в Одессу “сам по себе, по собственному желанию”6. Так отметит в дневнике один из придворных свиты. В Одессе Жуковский остановился в домике Анны Петровны на Приморском бульваре, гостил на ее хуторе [в Русском музее (г. Санкт-Петербург) хранится зарисовка этой местности], вместе с ней навещал и принимал знакомых. Разговоры не могли не касаться темы, одинаково волнующей всех - трагической гибели А.С.Пушкина. В дневник поэта попадает запись о Н.Н.Раевском (младшем), который, обедая в доме Зонтагов, много говорил о Пушкине7.

В дальнейшей переписке Жуковского и Зонтаг все чаще звучат грустные, ностальгические нотки, и поэт просит Анну Петровну написать об их общем прошлом. Зонтаг выполнила его просьбу: сперва воспоминания появились в письмах, адресованных Жуковскому, затем была написана статья. Так Зонтаг стала автором едва ли не единственных воспоминаний о детстве Жуковского, которые были опубликованы еще при жизни поэта (журнал “Москвитянин”. - 1849. - № 9), затем несколько раз перепечатывались и дополнялись.

А теперь снова вернемся к письмам Зонтаг. В 1841 году умер Егор Васильевич Зонтаг. Писательница оказалась в крайне стесненных материальных обстоятельствах. Жуковский, принимавший горячее участие в судьбе своей племянницы, выхлопотал для Анны Петровны пенсион, присоединив к нему четвертую часть от своего собственного. Кроме того, деньги от издания поэмы “Наль и Дамаянти” (6 тыс. руб.) поэт решил передать Анне Петровне. Последнее обстоятельство отражено в письмах А.П.Зонтаг к Р.Р.Родионову.

Ростислав Родионович Родионов - комиссионер (т.е. посредник в торговых поручениях) В.А.Жуковского, служивший старшим чиновником в собственной канцелярии императрицы Александры Федоровны. Во время пребывания Жуковского за границей Родионов вел денежные и хозяйственные дела поэта. ”Он был моим деятельным опекуном,- писал В.А.Жуковский, - во все продолжение моей заграничной жизни, самый добрый, благородный, чистый человек”8. К нему-то и обращалась Анна Петровна, жалуясь на нездоровье и умоляя как можно скорее выполнить распоряжение Жуковского.

После отъезда из Одессы в 1844 г. Зонтаг поселилась на родине, в селе Мишенском. “Мишенское для меня, - писала Анна Петровна, - имеет двойную прелесть своими воспоминаниями. Здесь все напоминает Жуковского. Церковь, где мы вместе молились, роща и сад, где мы гуляли вместе, любимый его ключ Гремячий, и, наконец, холм, на котором было переведено первое его стихотворение “Сельское кладбище”9 .

Неопубликованные письма А.П.Зонтаг - еще одно свидетельство необыкновенной щедрости души В.А.Жуков-ского, поэта-гуманиста, покровителя многих русских литераторов, и еще одно напоминание о дружбе поэта и одесской писательницы.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей американських и украинских теоретиков
Социологическая теория сегодня. Сборник статей американських и украинских теоретиков / Под ред. В. Танчера // Национальная академия...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСовременное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы сборник научных статей
Сборник научных статей по итогам IX всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Артемовские чтения» (16-17...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconОбложка уда универсальная дезинтеграторная активация сборник научных статей
Уда. Универсальная дезинтеграторная активация. Сборник научных статей (1980 год, 112 страниц, 2000 экземпляров)

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей участников планируется издать до проведения круглого...
Антропология права: философское и юридическое измерения (состояние, проблемы, перспективы)”

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconПравила представления рукописей статей в сборник научных трудов Донецкого...
Для публикации в сборнике подаются статьи, отражающие новые теоретические и практические результаты исследований в области машиностроения...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconТребования к оформлению статей в Сборник научних трудов Полтнту
«Сборник научних трудов. Серия: отраслевое машиностроение, строительство» принимает в печать написанные специально для него оригинальные...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconПравила оформления статей в межведомственный тематический научный...
Межведомственный тематический научный сборник «Ветеринарная медицина» включен в перечень специализированных изданий вак украины,...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций icon-
Баскин Ю. А. История правовых политических учений: Сборник статей. Спб: Познание, 2000. – 254 с

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций icon-
Опубликовано в "Мальчики и девочки: реалии социализации. Сборник статей". – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2004. – 373 с....

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей Составитель
Материалы данного сборника посвящены проблеме социально-психологической адаптации военнослужащих, уволенных из армии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<