А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций




НазваниеА. М. Дерибас Сборник статей и публикаций
страница3/15
Дата публикации27.02.2013
Размер2.57 Mb.
ТипСборник статей
uchebilka.ru > Литература > Сборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Примечания

1. ОГЛМ, КП-17163, Р-1828

2. Уткинский сборник: Письма В.А.Жуковского М.А.Мойер и Е.А.Про-тасовой. - М., 1904. - С. 101-102

3. Там же. - С.111

4. [Надеждин Н.И.] Литературная летопись Одессы // Одесский альманах на 1840 год. - Одесса, 1839. - С. 30.

5. Стихотворения В.А.Жуковского. - 9-е изд., под ред. П.А.Ефремова. - Спб., 1895. - Т.2. - С. 559-560.

6. Дорожные письма С.А.Юрьевича, 1837 года // Русский архив. - 1887. -

Кн. 2. - С.174-175.

7. Дневники В.А.Жуковского // Русская старина. - 1902.- Кн.3 (май-июнь). - С.354.

8. Плетнев П.А. Сочинения и переписка. - СПб., 1885. - Т.3. - С. 604-605.

9. Зонтаг А.П. Воспоминания о детстве В.А.Жуковского // Русская мысль. - 1883. - № 2. - С. 279.

Три письма А.П.Зонтаг из Одессы

1.
А.П.Зонтаг - Р.Р.Родионову. Одесса. 2 апреля 1843 г.

Милостивый государь

Ростислав Родионович!

На сих днях я получила письмо от Василья Андреевича Жуковского, который извещает меня, что новая поэма его “Наль и Дамаянти” отправлены к вам для напечатания. Василью Андреевичу угодно, чтобы деньги, следующие ему по условию с Фишером, были доставлены ко мне. Вероятно, он и сам вас об этом уведомил. Итак, прошу вас, милостивый государь, сделать милость, деньги, которые останутся по расчету с Фишером и живописцем Майдем (Майделем. - Г.С.), гравировавшим картинки для поэмы, передать Петру Александровичу Плетневу, который уже доставит их ко мне. Прошу вас также взять на себя труд показать мое письмо Петру Александровичу; я пишу на этой же почте и к нему. Моего адреса не могу вам дать, потому что я в июне уезжаю из Одессы и сама еще не знаю, где Бог приведе основать мою жизнь, но Петр Александрович будет уведомлять, где меня отыскать. Простите, что я, будучи вам незнакома, осмеливаюсь озабочивать вас моими делами; я это делаю по приказанию Василья Андреевича, который предписал мне все,что я должна сделать в этом случае.

Если вы за благо рассудите отвечать мне, то до начала июня адрес мой: Анне Петровне Зонтаг, в Одессу.

Примите уверение в совершенном почтении, с которым честь имею быть
Апреля 2-го Милостивый государь

1843 года вашею

Одесса покорнейшей слугою

Анна Зонтаг
^ 2.
А.П.Зонтаг - Р.Р.Родионову. Одесса. 16 мая 1843 г.
Милостивый государь

Ростислав Родионович!

По приказанию Василья Андреевича Жуковского я имела честь писать к вам 2-го апреля, чтобы уведомить вас, что он желает, чтобы деньги, которые книгопродавец Фишер обязан заплатить за поэму “Наль и Дамаянти”, были доставлены ко мне (Василий Андреевич писал к вам о том же). Но до сих пор я не получила от вас никакого известия касательно этих денег; а как в конце месяца я должна оставить Одессу, то и желала бы знать что-нибудь об этом предмете, почему и прошу вас, милостивый государь, сделать милость известить меня, когда мне можно будет ожидать денег за поэму Василья Андреевича. Письмо ваше может быть адресовано просто на мое имя в Одессу: ея П.: Анне Петровне Зонтаг.

Прошу принять уверение в совершенном почтении, с которым честь имею быть

16 мая Милостивый государь

1843 года вашею

Одесса. покорнейшей слугою

Анна Зонтаг

^ 3.
А.П.Зонтаг - Р.Р.Родионову. Одесса. 4 июня 1843 г.
Милостивый государь

Ростислав Родионович!

Покорнейше благодарю вас, милостивый государь, за уведомление, которое вы мне доставили, мне было оно очень нужно. Теперь прошу вас еще об одной милости: чтобы вы взяли на себя труд доставить прямо ко мне деньги, которые вы получите с книгопродавца Фишера за поэму Василья Андреевича, обещанные в конце нынешнего месяца; я по необходимости должна ожидать их в Одессе, к которой приковывает меня как болезнь, так и недостаток денег, с чем бы могла выехать. Василий Андреевич будет вам очень благодарен за эти хлопоты, и сам Бог наградит вас за благодеяние, какое вы окажете мне скорейшим доставлением этих денег. Они помогут мне оставить место моего мучения! Одному Богу известно, что ожидает меня!... Если Ему будет угодно послать мне облегчение и продлить еще жизнь мою, то может статься, я лично смогу изъявить вам мою благодарность в Петербурге, а пока прошу вас принять уверение в истинном почтении и совершенной преданности, с которыми честь имею быть
4 июня Милостивый государь

1843 года вашею

Одесса покорнейшей слугою

Анна Зонтаг

Л.С.ХИВРЕНКО
П.А.Вяземский и Одесса.
“Один из самых оригинальных писателей наших”, - так отзывался А.С.Пушкин о творчестве Петра Андреевича Вяземского, талантливого поэта, критика, публициста. В 1823-24 гг., когда Пушкин жил в Одессе, Вяземский, издав уже ранее за свой счет поэму “Кавказский пленник”, занимался изданием “Бахчисарайского фонтана”. Письма Вяземского Пушкину в Одессу в значительной степени посвящены подготовке этого издания. Пушкин в письме из Одессы 4 ноября 1823 г. просит Вяземского присоединить к поэме предисловие или послесловие. Вяземский предложил приложить к поэме рисунок фонтана и описание Бахчисарая, но Пушкин отклонил это предложение: “В моем эпилоге описание дворца в нынешнем его положении подробно и верно”1. Вяземский согласился с Пушкиным и вместо описания дворца написал к поэме вступительную статью “Разговор между издателем и классиком с Выборгской стороны или с Васильевского острова”, ставшую манифестом русского романтизма. Позднее, в 1830 г., при переиздании “Бахчисарайского фонтана”, Пушкин посвятил поэму Вяземскому: “Посвящаю тебе стихотворение, некогда явившееся под твоим покровительством и которое тебе обязано большею частью успеха. Да будет оно залогом нашей неизменной дружбы и скромным памятником моего уважения к благородному твоему характеру и любви к твоему прекрасному таланту”2.

В конце мая 1824 г. Вяземский писал Пушкину о своем желании приехать в Одессу: “ Я охотно поселился бы у вас”3.

24 мая 1824 г. для лечения детей в Одессу отправилась Вера Федоровна Вяземская. Она приехала 7 июня и в тот же день познакомилась с Пушкиным. “Жена твоя приехала сегодня, привезла мне твои письма”4, - сообщал Пушкин Вяземскому. Возникшее сразу же после знакомства в Одессе дружеское доверие и симпатия сделали Веру Федоровну и Пушкина близкими друзьями. “Я пытаюсь приручить его к себе как сына, но он непослушен как паж”, - писала Вера Федоровна мужу. - “Мы с ним в прекрасных отношениях; он забавен до невозможности. Я браню его как будто бы он был моим сыном”5.

Вера Федоровна принимала живейшее участие в одесских событиях жизни Пушкина, кончившихся его высылкой в Михайловское, знала подробности его отношений с М.С. и Е.К. Воронцовыми и как единственный друг старалась предостеречь его и оградить от возможных неприятностей.

А П.А.Вяземский в это время полон намерений приехать в Одессу и даже думает о возможности поступления на службу к Воронцову. “Но я и без службы... мог бы жить приятно в Одессе и предпочел бы ее всегда всем другим губернским и столичным острогам, потому что есть там солнце и море, два мои божества”, - пишет он Вере Федоровне 6 июля 1824 г. - “Для этого однакоже нужно знать, каково внутреннее содержание этого острога и каков будет присмотр за мною; потому что если будут караулить там каждый мой шаг, каждое мое дыханье, то мне ни море, ни солнце не помогут, как разве только в том, чтобы от скуки и досады броситься в первое...”6

Сомневался в возможности одесской службы для Вяземского и Пушкин. 15 июля 1824 г. он писал: “Приедешь ли к нам в полуденную пыль? Дай бог! но поладишь ли ты с здешними властями - это вопрос, на который отвечать мне не хочется, хоть и можно бы”7.

Вяземский всей душой рвался на юг, надеялся на скорую встречу с Пушкиным. “Если Пушкину есть возможность оставаться в Одессе, то пусть остается он для меня, чтобы провести несколько месяцев вместе. Мы создали бы что-нибудь!”8 - мечтает он в письмах к жене.

31 июля 1824 г., уже зная о высылке Пушкина из Одессы, Вяземский пишет Вере Федоровне: “Теперь проживем зиму в Одессе и, вероятно, около года единственно для здоровья детей, единственно, - а о прочих видах и говорить нечего. Да и что за виды? История Пушкина меня не очень привлекает к одесской службе. Из Петербурга пишут, что он выключен из службы и велено ему жить у отца в деревне. Правда ли? И проедет ли он через Москву? Надобно было дарование уважить! Грустно и досадно!”9

От поездки в Одессу Вяземский все же отказался, но не сразу и с сожалением. “Признаюсь, мне жаль отстать мыслию от Одессы, куда я было уже перенесся духом”10, - писал он Вере Федоровне 18 августа 1824 г.

Впервые П.А.Вяземский посетил Одессу в июне 1849 г. Первые же одесские публикации поэта относятся к 1839 г., когда был издан “Одесский альманах на 1840 год”, в котором были напечатаны два его стихотворения: “Любить. Молиться.Петь.” и “Надгробная надпись Кушникову”. Еще одна одесская публикация Вяземского - стихотворение “Песнь на день рождения В.А.Жуковского”, напечатанное в “Одесском вестнике” № 13 от 12 февраля 1849 г. под заглавием “Приветствие В.А.Жуковскому 29 января 1849 года в день рождения его...” (Перепечатано из “Русского инвалида”).

В начале июня 1849 г. П.А.Вяземский вместе с Верой Федоровной отправился в длительное путешествие на Ближний Восток. Целью путешествия было и желание увидеться с сыном Павлом, служившим в Константинополе, и паломничество к Святым местам в Иерусалиме, знакомство со странами Ближнего Востока.

В Одессу из подмосковного Остафьева Вяземские добирались почти две недели. В пути поэтом были написаны стихотворения “Степь”, “Степью”, “Полтава”, отразившие его грустные дорожные раздумья.
Как брошенный погост, селом давно забытый,

Где стерлись надписи, где памятники сбиты,

Где время погребло в молчаньи вековом

Былую жизнь, а с ней и память о былом, -

Так грустно смотрит степь кладбищем запустевшим.

Бесплодно на нее легла столетий пыль

И ни одним, до нас обломком уцелевшим,

Не скажется на ней веков минувших быль11.
17 июня 1849 г. Вяземские добрались до Одессы. “Вот мы и в Одессе, но к сожалению завтрашний пароход унесет не нас, а только письмо наше”, - сообщал Петр Андреевич сыну 19 июня. - “Мне грустно и почти совестно, что десятью днями отдалено свидание наше с вами, мои милые. Но признаюсь, я так разбит дорогою, голова еще так устала и кружится, что как-то страшно опять приняться за сборы и пускаться в мокрый путь, не отдохнув от сухого и пыльного. Тем более, что ни для меня, ни для жены морское путешествие не есть отдых, а напротив тоска и изнурение - или извержение”12.

Из приписки к этому письму от 20 июня узнаем о первых днях, проведенных в Одессе, о том, что 19 июня они поселились в Лондонской гостинице на бульваре, о первых визитах и знакомствах. “Вчера молились мы за вашего мученика Патриарха Григория. Я удачно попал в Греческую церковь, где Преосвященный Иннокентий служил обедню за упокой души патриарха и кончил словом, приличным дню и обстоятельствам. Вечером я был у него, а позднее на хуторе у Титовых. Мы вчера переехали в гостиницу Лондон на бульваре, т.е. на берегу моря. Не знаю как впереди, а теперь я совсем одурел от жары. Нет ни мысли, ни воли: та и другая тают и изливаются путом... Надеюсь запастись здесь русскими книгами”13.

П.А. и В.Ф.Вяземские прожили в Одессе до 30 июня. Они осматривали город и его окрестности, посещали знакомых, в числе которых - писатель А.С.Стурдза, редактор “Одесского вестника” А.Г.Тройницкий, Лев Сергеевич Пушкин, профессора Ришельевского лицея Н.Н.Мурзакевич и К.П.Зеленецкий.

Накануне отъезда поэта в Константинополь, 29 июня - в день именин князя - в его честь был устроен обед в ресторане Оттона в Ришельевской гостинице. На обеде от имени одесских литераторов и почитателей творчества Вяземского к нему обратился К.П.Зеленецкий - с предложением издать собрание его сочинений. Вяземский поблагодарил собравшихся за внимательный прием, оказанный ему в Одессе, и пообещал осуществить издание своих произведений.

Несмотря на то, что Вяземский был знаменитым поэтом и его стихи публиковались в различных периодических изданиях и даже в “Собраниях образцовых сочинений”, он еще никогда не издавал ни одного большого поэтического сборника и тем более собрания сочинений. К предложению Зеленецкого поэт отнесся серьезно, и уже в 1850 г. началась работа по подготовке собрания стихотворений Вяземского, которое должно было выйти в Одессе.

30 июня 1849 г., на следующий день после чествования поэта в Одессе, Петр Андреевич и Вера Федоровна Вяземские на пароходе “Одесса” отплыли в Константинополь. В “Одесском вестнике” № 55 от 9 июля 1849 г. было напечатано сообщение об их прибытии в Константинополь 2 июля и опубликована статья “Князь Петр Андреевич Вяземский в Одессе”.

Спустя месяц, 6 августа 1849 г. в “Одесском вестнике” был напечатан большой очерк П.А.Вяземского “15 июля 1849 года в Буюкдере”. В статье Вяземский рассказывает о праздновании русской колонией в Константинополе православного праздника - дня святого и равноапостольного князя Владимира. Здесь же опубликовано и стихотворение Вяземского, посвященное именинам русского посланника в Константинополе Владимира Павловича Титова, - друга семьи Вяземских, дипломата и поэта. Завершается очерк поэтичным описанием Буюкдерской набережной, Босфора, вида на противоположный азиатский берег. “Вправо выглядывает из сумрака Терапия с красивыми домами посольств Английского и Французского. Здесь на набережной пестреет и кипит настоящий Венецианский карнавал. Мимо нас проходит, свивается и развивается разноплеменная толпа в разнообразных одеждах. Тут грек, армянин, турок, славянин, каждый, отличающийся особенным отпечатком в чертах, в походке, рисуется пред вами и придает общей картине отдельный образ, отдельную жизнь и краску. Весь Восток в лицах, и стройный однообразный Запад теряется в этом радужном смешении красок, разностей и народностей...

Вот вам, далекие друзья, наскоро наброшенный очерк одного из дней, проведеным мною на берегу Босфора”14.

Около года П.А.Вяземский провел на Ближнем Востоке. Из Константинополя он ездил в Грецию, на острова Средиземного моря; апрель-май 1850 года провел в Иерусалиме. Во время Восточного путешествия он вел путевой дневник; им написано девять стихотворений и два очерка. Последнее из стихотворений - “15 июля 1850 года (Владимиру Павловичу Титову)” - было напечатано в “Одесском вестнике” 2 августа 1850 г.

Сын Вяземских Павел вместе с семьей уехал по делам службы в Петербург еще в начале июня 1850 г. П.А. и В.Ф.Вя-земские отплыли из Константинополя 4 августа 1850 г., около десяти часов вечера. В.П.Титов писал Павлу Вяземскому: “Ваши добрые родители сегодня покидают нас. Весьма грустно, без фраз...“15

“Одесский вестник” сообщил об их прибытии в Одессу утром 6 августа. Все 22 пассажира, в том числе и Вяземские, были помещены в Одесский карантин. 7 августа 1850 г. из карантина Вяземский пишет письмо сыну в Петербург. “Благополучно прибыли мы сюда на “Херсонесе” вчера около полудни. Поместились мы в карантине в тех же комнатах, где и вы жили, и тот же гвардион стережет нас. Карантин очень чист, но все таки грустно возвращаться восвояси через тюрьму. Мы надеялись найти здесь письмо от вас, но до сей поры нет. И последний пароход не привез нам письма от вас, впрочем и никому в Буюкдере не было с ним частных писем. Это нас несколько успокоило. Бог даст, не уедем из Одессы без добрых вестей от вас. Это тем нужнее, что вероятно до Москвы не будем иметь писем от вас. Пишите к нам в Москву в конце августа чрез Булгакова.

Наши прощания в Буюкдере были самые нежные и сердечные. Титовы и вся миссия обоего пола провожали нас до Фанараки при лунном сиянии. Мне очень грустно было расстаться с ними и с Босфором. Все вам кланяются и все зовут вас обратно... Одним словом мы вывезли с берегов Босфора самые приятные и дружелюбные впечатления. Для тебя, милый Павел, ходил я в дом Спандони и пересмотрел все углы и поры, и сараи, в которых мы бивуакировали. Сторож дома - не тот, что был при нас, - расказывал мне с насмешкой, что какие-то глупые русские князья платили за этот амбар 25000 пиастров и чуть в нем не замерзли. Если не буквально передаю тебе слова его, то передаю существенный их смысл. Твоя маменька торжественно въехала в карантин на роспусках, в которые запряжены были два вола, и окруженная горшками со цветами и деревьями... Теперь, кажется входим в колею западной прозы. Жаль, что нельзя прямо из-за границы переброситься в сердце, в глубь святой Руси, куда нибудь на матушку Волгу, или даже на Москву-реку. А здешняя полу-Россия не шевелит ретивого. Это серенькое небо, это серенькое море как-то грустно смотрит. Тут же тотчас бросается в глаза мундирная Россия, карантинная и таможенная стража, и вся наша официальность и формальность. Все это поддельная, а не коренная матушка Россия, по которой тоскую и которую надеюсь найти в незнакомом мне Киеве, и в родной Москве, и в задушевном Остафьеве...”16

10 августа 1850 г., по окончании срока карантина, получив свидетельство Одесского Карантинного Правления, удостоверяющее, что князь Петр Андреевич Вяземский, прибывший из Константинополя на пароходе “Херсонес” с супругою Верою Федоровною, “по благополучном окончании карантинного термина сего числа выпущен в практику”17, они снова поселились в Лондонской гостинице.

В этот приезд Вяземский не застал в Одессе ни А.С.Стурдзы, ни Преосвященного Иннокентия, о чем очень сожалел. Лев Сергеевич Пушкин представил Вяземскому молодого поэта Н.Ф.Щербину, который впоследствии всегда пользовался поддержкой Петра Андреевича.

Н.Н.Мурзакевичу для Одесского общества истории и древностей Вяземский передал в подарок от своего сына Павла картину “Сражения при реке Пруте, происходившего в 1711 г.”, найденную в Смирне. “Мурзакевич восхищается твоим подарком”18, - сообщал Вяземский сыну.

Посетил поэт и Одесскую Городскую Публичную библиотеку - об этом сохранилась запись в библиотечном архиве.

18 августа 1850 г. Вяземский пишет письмо сыну из Одессы в Петербург. “А мы все еще здесь за перекладками, за укладками, за исправлением экипажей. Обливаемся путом и обжираемся пылью: вот две главные стихии одесской жизни. Завтра, кажется, едем. Сегодня некоторые литераторы и добрые люди празднуют меня обедом. Вчера получили мы письмо от Титовых, которые тоскуют по нас, по вас и надеются, что мы все к ним возвратимся... Отсюда писать нечего. Пусто и скучно, хоть многолюдно и шумно, особенно после Перы. Грешно жаловаться на скуку, потому что здесь много приветливости и радушия. Но я не люблю здешней атмосферы и физической и общественной...“19

В тот же день, 18 августа, Вяземский посетил выставку картин И.К.Айвазовского - в здании одесской биржи. А ближе к вечеру Айвазовский присутствовал на обеде, который, как и год назад, одесские литераторы устроили в честь Вяземского в той же Ришельевской гостинице. Статья Константина Зеленецкого с описанием этого обеда была напечатана в “Одесском вестнике” 23 августа 1850 г., на следующий день после отъезда Вяземского из Одессы.

В свой второй приезд в Одессу, возвращаясь из-за границы на родину, П.А.Вяземский оставил профессору К.П.Зеленецкому рукописи более 200 своих стихотворений, поручив ему подготовить и издать в Одессе первое собрание своих сочинений. Интереснейшая переписка Зеленецкого с Вяземским дает представление о замысле и о работе над будущим сборником. Уже 10 октября 1850 г. в первом письме-отчете К.П.Зеленецкий пишет: “Позвольте подать о своих трудах весточку. У меня есть два текста стихотворений Ваших, князь, один in folio, по отдельным листам, другой в девяти тетрадках в четвертку. Оба они неполны, потому что в первом нет стихотворений, начиная с 30-х годов; а второй прерывается неоконченным стихотворением, что предполагает существование других тетрадок. Не находятся ли они между Вашими бумагами, князь. В таком случае покорнейше прошу выслать их. У меня есть до 215 стихотворений. Вероятно их однако больше. Дней через десять вышлю к вам, князь, во первых список тех стихотворений, которые у меня находятся, с систематическим их разделением; а во вторых список тех книг и журналов, в коих я нашел кое-что, ненаходящееся в двух вышеозначенных текстах. Касательно системы, в коей предполагаю расположить стихотворения, замечу что та, о которой я говорил Вашему Сиятельству в Одессе (т.е. на три периода) признана теперь, когда я ближе познакомился с ними, неудобною и несовместною. Лучше разделить их, по содержанию, на отделы, каковы: послания, стихотворения в дидактическом роде, стихотворения эпиграмматические, эпиграммы собственно (особый отдел, потому что их довольно много), стихотворения в эротическом роде, и наконец стихотворения из русской жизни...”20 Вскоре Зеленецкий, как и обещал, отправляет списки автору. “Честь имею препроводить при этом два списка сочинений, оставленных Вами мне, и немногих, кроме того, найденных мною в Одессе. Один из этих списков, - с указанием откуда взяты стихотворения, - составлен для того, чтобы легче было отыскать те из них, коих нет в Одессе. В другом стихотворения расположены по системе с означеним года их напечатания. Под некоторыми означено: “года нет”. Это значит, что время напечатания неизвестно. Для хронологической точности означение года необходимо. Позвольте просить Вас, князь, пересмотреть эти годы и те, которые не соответствуют времени сочинения означить и исправить, а при тех, в коих вовсе года нет, поставить его. Что касается системы, в которой я расположил стихотворения, то я пытался, как это казалось мне приличнейшим, положить в основание ее самое содержание стихотворений. Мне казалось грешно издавать стихотворения в виде неорганическом и нераздельном, как изданы например стихотворения Баратынского. Простой хронологический порядок показался мне слишком сух. Дело в том, - пригодна ли моя система. Это не могу уже решить я сам. Замечу только, что в разряд песен отнесены мною и такие стихотворения, при коих хотя и нет этого названия, но кои по содержанию, а особенно по форме стиха, должны быть, по моему мнению, отнесены к этому отделу поэтических произведений. Таковы например “Стол”, “Постеля”, “Кн. Барятинскому”, “Шутка в альбом”.

Всепокорнейше прошу Ваше Сиятельство переварить это и благосклонно сообщить мне свои замечания, как по этому, так и по другим разделам. Конечно, подобное разделение собрания стихотворений будет в нашей литературе первым, но смею думать, что основанием этому разделению служит сама жизнь, к которой стихотворения эти относятся. Подобную систему для своих мелких стихотворений принял и Гете. При том это можно будет пояснить в предисловии. Остается теперь препроводить в Одессу те стихотворения, которых нет здесь, - а здесь нет почти ничего...”21

В третьем письме, написанном 11 декабря 1850 г., Зеленецкий пишет: “Между тем я продолжаю помаленьку трудиться над текстом, жду только ответа на второе мое письмо, или лучше замечаний на мою систему, и присылки остальных. Там дело закипит опять и, разумеется, скоро будет приведено к концу... Из сочинений же Ваших, что нужно, переписывают студенты и очень правильно и хорошо, и разумеется безвозмездно”22.

Вскоре Зеленецкий получил ответ Вяземского - письмо передал ему вернувшийся из Петербурга Н.Н.Мурзакевич. “В нем довольно ясно обозначены мысли Вашего Сиятельства, касательно издания сочинений Ваших”, - пишет Константин Петрович в своем следующем письме автору. - “Винюсь перед Вашим Сиятельством в том, что пытался наложить оковы системы на сочинения Ваши. Единственным оправданием в этом случае служит для меня то, что у Гете, Виктора Гюго и у других поэтов есть, подобные моему, разделения и оглавления системы. В издании стихотворений Пушкина тоже допущена некоторая система. У Языкова и Дельвига, по малому числу стихотворений, этого можно было и избежать, но в большом собрании разделение на отделы полезно. Думаю, что стихотворения должны быть изданы возможно тщательно, т.е. прежде всего во всей полноте. Если можно было собрать половину их, то и остальную половину их также можно отыскать, особенно в Петербурге, где Публичная библиотека под рукою. Стоит только поручить это дело какому нибудь молодому, совестливому человеку. Соединение же части стихов с прозою будет отзываться делом-наскоро и без предварительного плана”23.

Как видим, Вяземский предлагал включить в будущее собрание часть своих стихотворений, а также некоторые прозаические произведения. Зеленецкий же настаивал, что издание должно быть полным собранием стихотворений Вяземского.

Еще одно письмо Зеленецкого, последнее из датируемых 1851 годом, посвящено продолжению работы над будущим сборником. В нем Зеленецкий сообщает: “Теперь честь имею препроводить к Вам все находящиеся у меня стихотворения Вашего Сиятельства. Они расположены по годам и, для удобнейшего дополнения каждый год находится в особом портфеле. Есть стихотворения, коих год не означен. Таковы извлечения из Образцовых сочинений 1816-1821 и 1821-23 г.г. В них следует означить годы, хоть приблизительно. Из остальных, большая часть отнесены к тем годам, в кои они были напечатаны. Потом уже, при окончательном распределении, можно будет в каждом годе и при переходе от одного года к другому подобрать однородные в соседство одно с другим... Между тем всеубедительнейше прошу Ваше Сиятельство положить конец нашему собранию, то есть приказать собрать и списать на отдельных листах остальные стихотворения, коих нет в препровождаемом при этом письме собрании, и переверить все. Список всех стихотворений, в Одессе находящихся, был уже доставлен мною Вашему Сиятельству”24. После того, как Зеленецкий отправил Вяземскому в Петербург рукописи, переписка автора с издателем на некоторое время прекращается. Только в 1855 г. К.П. Зеленецкий пытается вернуться к работе над изданием. 26 сентября 1855 г. он пишет Вяземскому: “Позвольте уведомить, Сиятельнейший князь, что еще в 1851 г. отправлена была мною в С.Петербург на имя Ваше, полученная мною от Вас в особых листах и расположенная в хронологическом порядке, рукопись стихотворений Ваших. Смею думать, что Вы изволили получить ее. Вместе с этим считаю присовокупить, что у меня осталось еще одно рукописное собрание сочинений Ваших in 4, расположенное не хронологически. Оно оставлено было мною для сличения вариантов, если бы Ваше Сиятельство приказали начать печатание. За особенную, высокую честь и счастие почел бы я для себя, если бы Вы, Сиятельнейший князь, продолжив свое благоволение ко мне, оставили все таки поручение Ваше за мною. Я приложил бы самое добросовестное старание ко труду, который, поистине, восполнит важный недостаток в литературе нашей. Только текст необходимо заготовить в Петербурге, потому что собрать все вполне произведения, помещенные в разных повременных изданиях, здесь в Одессе, по совершенному недостатку этих изданий нельзя”25. Однако Вяземский так и не переслал рукопись в Одессу. Еще в одном письме К.П.Зеленецкого (от 20 февраля 1856 г.) есть упоминание о несостоявшемся одесском издании собрания сочинений П.А.Вяземского: “Гр. П.Данилевский из-вестил меня, что Ваше Сиятельство не оставляете мысли издать свои сочинения в Одессе. Это привело меня в восторг неописанный”.26

Больше к работе над одесским изданием ни Зеленецкий, ни Вяземский не возвращались.

Интересно, что именно благодаря знакомству с Вяземским и его покровительству, Зеленецкий вскоре навсегда покинул Одессу. 22 июля 1857 г., в своем последнем письме из Одессы Вяземскому, Зеленецкий писал: “Благодеяние, которое, Сиятельнейший князь, сделали Вы мне, дав возможность в скором времени променять знаменитую, но пыльную и все таки провинциальную Одессу на Север, которому принадлежу я по рождению, по первому воспитанию, по мыслям и чувствам, - глубоко врезалось в моем сердце. Неуместно было бы здесь распространяться в словах: чувство не многословно, а слова, всегда имея какой либо смысл, не всегда имеют значение и смысл самой действительности. Осмелюсь присовокупить только, что все настоящие и будущие труды мои посвящены теперь и будут посвящены на приведение к общественному сознанию значения и заслуг тех мужей, которых имена сами собою входят в историю Земли нашей...”27
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей американських и украинских теоретиков
Социологическая теория сегодня. Сборник статей американських и украинских теоретиков / Под ред. В. Танчера // Национальная академия...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСовременное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы сборник научных статей
Сборник научных статей по итогам IX всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Артемовские чтения» (16-17...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconОбложка уда универсальная дезинтеграторная активация сборник научных статей
Уда. Универсальная дезинтеграторная активация. Сборник научных статей (1980 год, 112 страниц, 2000 экземпляров)

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей участников планируется издать до проведения круглого...
Антропология права: философское и юридическое измерения (состояние, проблемы, перспективы)”

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconПравила представления рукописей статей в сборник научных трудов Донецкого...
Для публикации в сборнике подаются статьи, отражающие новые теоретические и практические результаты исследований в области машиностроения...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconТребования к оформлению статей в Сборник научних трудов Полтнту
«Сборник научних трудов. Серия: отраслевое машиностроение, строительство» принимает в печать написанные специально для него оригинальные...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconПравила оформления статей в межведомственный тематический научный...
Межведомственный тематический научный сборник «Ветеринарная медицина» включен в перечень специализированных изданий вак украины,...

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций icon-
Баскин Ю. А. История правовых политических учений: Сборник статей. Спб: Познание, 2000. – 254 с

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций icon-
Опубликовано в "Мальчики и девочки: реалии социализации. Сборник статей". – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2004. – 373 с....

А. М. Дерибас Сборник статей и публикаций iconСборник статей Составитель
Материалы данного сборника посвящены проблеме социально-психологической адаптации военнослужащих, уволенных из армии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<