Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики




Скачать 143.7 Kb.
НазваниеСпособы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики
Дата публикации24.06.2013
Размер143.7 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Право > Документы

IV Международные Севастопольские Кирилло-Мефодиевские чтения : сб. научных работ. – Т1.- Севастополь : Гитпак, 2010. С. 189-196.


СПОСОБЫ ФИКСАЦИИ ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ ПРИ СКЛОНЕНИИ ПРОПРИАЛЬНОЙ ЛЕКСИКИ
Владимир Иванович Мозговой

к.филол.н., проф. кафедры менеджмента и

хозяйственного права Донецкого национального

технического университета, Украина
В статье на примере специфики склонения разных типов проприальной лексики рассматриваются проблемы ее функционирования и передачи с точки зрения адекватности фиксации средствами языка правовых отношений между собственниками.

Ключевые слова: проприальная лексика, формы склонения, правовые отношения.
У статті на прикладі специфіки відмінювання різних типів пропріальної лексики розглядаються проблеми її функціонування й передачі з погляду адекватності фіксації засобами мови правових відносин між власниками.

Ключові слова: пропріальна лексика, форми відмінювання, правові відносини.
Постановка проблемы. Сложность проблемы функционирования проприальной лексики в современной общественной практике состоит в том, что языковые нормы и речевые употребления, описанные в многочисленных исследованиях, словарях и справочниках (см.: [1; 3; 4; 11; 12; 14; 15; 16; 17; 18], не в состоянии адекватно фиксировать правовые отношения между собственниками. Проявления подобной неадекватности ощущаются в Украине как на уровне конкретной личности, страдающей от чиновничьего произвола при фиксации «единственно правильного» русского, украинского или другого «национального» варианта имени (русск. Николай – укр. Микола; укр. Івана Дудко, Євгеньєвича вместо Івана Дудка, Євгенійовича), так и на уровне жизни городов, народов, регионов или государства при стремлении узурпировать политическими партиями, национальными движениями или их «демократическими лидерами» право общественной собственности на название (Артемовск, Карло-Либкнехтовск), его переименование (Елисаветград – Зиновьевск – Кирово – Кировоград), межъязыковую передачу (Горловка – Горлівка, Константинополь – Костянтинопіль) или восстановление (Евпатория – Гёзлов?, Севастополь – Ахтиар?). Что касается последнего (восстановление), то оно может осуществляться, если не нарушает право первичного собственника (с этой точки зрения возвращение названия Гьозлов возможно для каких-то районов города, но неприемлемо для всей Евпатории с первично греческой культурой) либо право большинства современных собственников, если названная ими «собственность» имеет международную «значимость» (как это случилось с Севастополем, Сталинградом и т.п.).

Цель статьи проследить, как в языке может реализовываться право на имя и связанное с ним право на первичную собственность при склонении разных типов проприальной лексики.

Изложение материала. Проблема словообразования и словоизменения в современной науке о нормах передачи имен собственных средствами другого языка является наименее изученной [6; 7; 8; 10], несмотря на то что она, казалось бы, описана в любой учебно-справочной и научной литературе [1; 2; 4; 5; 11; 13; 14; 18]. Дело в том, что окончания имеют обыкновение менять свою межъязыковую форму не только потому, что они вписываются или не вписываются в другую грамматическую систему (Сороке Ольге – Сороці Ользі, в Кременчуге – у Кременчуку, в Волновахе – у Волновасі). Подобные изменения фиксируют лишь произношение, которое не искажает денотат и не наносит вред идентификации объекта. Существует другая проблема, связанная с грамматикой лишь отчасти. Речь идет о сохранении на письме информации о социально-адресной и материально-правовой «сущности» имени собственного: Иваново – Єнакієве (Россия – Украина), був у Єнакієво – був у Єнакієвому, (был в России или в Украине?). Социальные мотивы, из-за которых может измениться объект номинации, необходимо учитывать гораздо больше, нежели грамматику, и считаться с ними при фиксации разных категорий онимной лексики.
Мотив первый – сохранение права первичного собственника, который не только отменяет прямой перевод онимной лексики (Анна – Ганна, Никитовка – Микитівка) или переименование объектов номинации (Луганск – Ворошиловград, Царицын – Сталинград – Волгоград) [8], но и не допускает изменение формы при передаче названий средствами близкородственного языка, если не установлен их первичный собственник.

Так, при передаче географических названий, образованных от русских фамилий (первичный собственник), нельзя изменять в административной и юридической практике суффиксы -ов-, -ев- на -ів-, -їв- (ВорошиловВорошиловськ, Єнакієв – Єнакієве, ГорловГорловка), тогда как в названиях, образованных от русских имен это вполне логично: Авдіївка от Авдій, город Ніколаїв от имени русского императора Ніколай (а не Ніколаєв или Миколаїв от художественно-поэтического цар Микола). От установления первичного собственника зависит также возможность / невозможность варьирования корней -поль- // -піль- (Севастополь, Мариуполь, Константинополь – объекты, связанные с греческой культурой, где -поль- означает “город”; Тернопіль, Добропілля – названия, связанные со славянской культурой, «полем») и -гор- //ір-: Углегорск – Вуглегорськ город в Донбассе, где добывают уголь, но Святогорск – Святогірськ – населенный пункт на Святых Горах (см. об этом более подробно: [6; 8; 10]).

В этом контексте следует говорить о нарушении прав первичного собственника и при неумелом обращении с вариантами окончаний в разных типах имен собственных:

1. Поскольку исторически право аристократичного рода передавалось только по мужской линии, оно должно было быть зафиксировано в материальном компоненте этого права – отчестве и фамилии. При этом только у мужчин фамилии, образованные от существительных, имели свое грамматическое оформление – изменение по падежам независимо от рода слова, лежащего в основе наименования: Пудак Николай – Пудака Николая, Навка Илья – Навке Илье. Это особенно подчеркивается в современном украинском языке, где мужские фамилии, за исключеним тех, которые не вписываются в грамматическую систему (Олег Чапні – Олегу Чапні; Олексій ТолстихОлексія Толстих; від Живаго, Дурново и т.п.) изменяются всегда: Шевченко Тарас – Шевченка Тараса, Сорока Іван – Сороці Івану. Вот почему осознанные или неосознанные попытки «лишить» украинского (и русского!) владельца фамилии возможности ее изменения по падежам (Красько Іван – Красько Івана, вместо Краська) не только отчуждают его от права первичного собственника, но и изменяют ему пол. В не таком далеком прошлом женские фамилии не являлись фамилиями в первичном значении этого слова, они в неизменной форме фиксировали принадлежность женщин отцу или мужу (сравните для женщин: русск. Ступак Елене, Кужель Ольге, укр. Степаненко Тетяні; и для мужчин: русск. Ступаку Владимиру, Кужелю Михаилу, укр. Степаненку Миколі). Исключением могли быть лишь случаи, когда фамилии владельца (отца, мужа) были «женскими, т.е. структурно совпадали с женским родом: Чернега Людмила – Чернеге Людмиле, но: Коваль Нина – Коваль Нине (укр. Чернега Людмила – Чернезі Людмилі, Коваль Ніна – Коваль Ніні).

2. В двойных фамилиях изменяются по падежам обе части, символизируя равенство аристократических прав первичного собственника: имени М.И.Тугана-Барановского, Мусина-Пушкина (русск.); І.Нечуя-Левицького, Квітки-Основяненка (укр.) и т.п. (но: из города Ивано-Франковска, так как в этом случае объединяются имя и фамилия). Формы М.И.Туган-Барановского, Мусин-Пушкина, І.Нечуй-Левицького, Квитка-Основяненка ошибочны не с точки зрения грамматики – они «уничтожают» право на существование одного из родов, как правило, наиболее знатного (того, кому определено первое место в иерархии многокомпонентной структуры наименования).

3. Названия населенных пунктов (и, шире, географических названий), которые имеют право первичного (основного) собственника, склоняются по обычным моделям первого, второго или третьего склонений, кроме случаев, когда род или многокомпонентная структура имени собственного не согласуется с номенклатурным термином «город», «река» и т.п.: Киев – к городу Киеву (а не к городу Киев), Одесса – в Одессе (но: Одесса – в городе Одесса, Припять – на речке Припять, Ровно – к городу Ровно, Желтые Воды – в городе Желтые Воды). Вот почему названия железнодорожных станций, аэродромов, портов, принадлежащих населенному пункту, т.е. не имеющих первичной собственности, не изменяются по падежам: к станции Донецк, возле станции Житомир, от порта Николаев и т.п. Вот почему непозволительно лишать кафедры, организации, комитеты права первичного собственника, присваивая им статус единичного объекта (например, кафедра «Учет и аудит» или кафедра «Экономика предприятия») лишенного лексического значения (правильно: кафедра учета и аудита, кафедра экономики предприятия и т.п.). Иначе на названных именами собственными кафедрах неизвестно чем занимаются, равно, а в «Титанике» (название ресторана в г.Донецке) следует ожидать катастроф, а не развлечений.
Мотив второй – дифференциация прав разных собственников, который особенно актуален в условиях параллельного употребления и сосуществования близкородственных названий либо их одноструктурных форм со «знакомыми» в обеих языках морфемами.

1. Окончаниями -о или в названиях, которые происходят от притяжательных прилагательных, передается национально-адресная идентификация. Русские населенные пункты обозначаются в украинском языке «маркером» -о (Іваново, Домодєдово, Внуково), а украинские – окончанием (Дебальцеве, Ханжонкове, Мукачеве, Рівне). При этом склонение названий населенных пунктов отличается от склонения однозвучных фамилий: укр. поїхав до Єнакієва (к кому-то в гости), но поїхав до Єнакієвого («в город Донецкой области»); русск. Кирова, Пушкина Кировым, Пушкиным (фамилии), но Кировом, Пушкином (географические названия); к Пушкину («к писателю») – к Пушкино («к населенному пункту»).

2. Оформление фамилий, образованных от прилагательных, принципиально отличается от форм словоизменения обычных слов. Если в апеллятивах для прилагательных мужского рода в зависимости от ударения употребляется окончание -ой (в русском языке – большой, золотой; укр. – великий, золотий) или -ий, -ый (в русском языке – маленький, совершенный; укр. – маленький, досконалий), то при передаче фамилий такая «грамматика не действует». В этом случае все зависит от русской или украинской идентификации имени, т.е. от его принадлежности к определенной национальной культуре: русск. Толстой, Крамской – укр. Толстой, Крамськой (русский собственник), но: русск. Чепурной, Бережной – укр. Чепурний, Бережний (украинский собственник).

3. При воспроизведении русских форм имени собственного типа Кравец, Швец, Кролевец и Лифшиц, Клаузевиц, Кац в украинском языке следует помнить о славянской или неславянской идентификации имени: славянские имена приобретают в украинской культуре традиционный для древнерусского языка смягченный звук [ц’] (Кравець – Кравця – Кравцю, Швець – Швеця – Швецю, Кролевець – Кролевця – Кролевцю), а неславянские – продолжают фиксировать первично твердую основу иностранного онима (Ліфшиц – Ліфшица – Ліфшицу, Клаузевіц – Клаузевіца – Клаузевіцу, Кац – Каца – Кацу).
Мотив третий – фиксация первичного аристократизма собственника при помощи звательного падежа или отчества.

1. В русской культуре звательный падеж (Микуло Селяниновичу, Отче наш) постепенно исчез при избыточной редукции безударных гласных на определенной стадии развития языка. Но в украинском языке, где произношение отличается полнотой и четкостью, его употребление в официальном контексте не только необходимо, но и обязательно: звательный падеж (укр. «кличний відмінок») подчеркивает «важность» и первичный «аристократизм» человека, к которому обращаются.

В украинском языке он фиксируется окончаниями (-ю), у существительных мужского рода второго склонения единственного числа (Олегу употребляется как официальное обращение // Олеже – ласкательная форма; Іване, Юрію) и , (-є), у существительных мужского, женского рода первого и третьего склонения (Миколо, Варваро, Маріє, Надіє, Лесю). Языковой этикет требует в этих случаях лишь определенных форм: при обращении по имени и отчеству – Шановний Євгенію Степановичу! Шановна Ольго Петрівно!; при обращении со словом пан, паніШановний пане Андрію! Шановна пані Олено! (только имя); Шановний пане Пилипчук І.О.! Шановна пані Шевченко! (только фамилия, можно с инициалами) Шановний пане професоре! Шановний пане докторе! Шановний пане ректоре! (по званию, степени или должности). И нельзя пане ректоре Іванчук, пані Олена Степанівно, пане слюсаре и т.п.

2. Отчество в русской и украинской культурах является обязательным атрибутом правовых отношений, фиксирующим первичное право аристократа на передачу наследства по мужской линии. Таким образом, главным структурным компонентом отчества является фиксация в нем точного имени отца (особенно в украинской культуре), к которому могут присоединяться несколько видоизмененные суффиксы в русском и украинском языках: -ович, -евич- (украинские -ович-, -йович-) для мужских отчеств и -овн-, -евн- (украинские -івн-, -ївн-, фиксирующие древнее чередование [о], [е] с [і] в закрытом слоге) для женских, которые понятны в обеих языках и не разрушают информацию об имени первичного собственника – отца: Юрий – Юрьевич, Юрьевна, ЮрійЮрійович, Юріївна; Игорь – Игоревич, Игоревна, ІгорьІгорович, Ігорівна; Евгений – Евгеньевич, Евгеньевна, ЄвгенійЄвгенійович, Євгеніївна, ЄвгенЄвгенович, Євгенівна; Иван – Иванович, Ивановна, ІванІванович, Іванівна. В этом контексте неправильными являются образования типа Миколайович и Миколаївна от Миколи (тогда это дети Миколая). Логичными для делового стиля были бы употребления Миколович от Миколи и Миколайович от Миколая.

К исключениям можно отнести лишь некоторые русские и украинские формы отчеств: русск. Юрьевич от Юрий (укр. только Юрійович от Юрій), Евгеньевич от Евгений (укр. Євгенович от Євген и Євгенійович от Євгеній), Лукич от Лука (в украинском языке Лукич, но и Лукович), Ильич (укр. Ілліч) от Илья (укр. Ілля), Саввич (укр. Савич и Савович) и Кузьмич (укр. Кузьмич и Кузьмович) от Савва (укр. Сава) и Кузьма (укр. Кузьма).

Итак, вариативность при употреблении окончаний в большинстве случаев зависит не столько от особенностей произношения, сколько от адекватной передачи правовых отношений собственности, сосредоточенной в структурных єлементах собственного имени. Вот почему орфографических правил следует придерживаться лишь в тех случаях, когда они не противоречат мотивам фиксации их правового статуса.

Выводы и перспективы исследования. Предложенная методика передачи средствами украинского языка адекватной информации об объекте, сосредоточенной в имени собственном (в данном случае в его окончаниях), до сих пор не имеет своих приверженцев в юридической практике. Эквивалентность (Николаев – Миколаїв, Елена – Олена) и потенциальная опасность переименований (Юзовка – Сталино – Донецк), полного или частичного перевода (Приятное Свидание – Приємне Побачення), многозначность (Заречное – Зарічне – «загодовое»?, ул.Горная – вул. Гірська – «связанная с горным производствои или горами»?), фонетические субституты, характерные для обычной лексики и безграничной вариативности индивидуальной речи (Горловка – Горлівка, Константинополь – Костянтинопіль, Микола – Миколай – Ніколай – Коля), абсолютизируются в языковом функционировании онимной лексики, переносятся в юридическую или административную плоскость и даже государственную политику, превращаясь разве что задекларированное право человека на неприкосновенную собственность (см., хотя бы [4; 6; 8; 9]).

Главный конфликт между универсальной природой языка и политически заангажированными временными рамками его функционирования переносится в имена собственные, являющиеся словами лишь условно и превращающиеся в аналог конкретных объектов, часто не связанный со значением слова, но передающий информацию о его владельце (адресную, национальную, территориальную, генеалогическую и т.п.). Вот почему количество официальных вариантов для конкретного собственника в разных языках и языковых культурах ограничено условиями адекватной передачи информации об объекте. При этом форма должна совпадать с оригиналом лишь настолько, насколько она отображает сущность конкретного объекта. Иначе социально-правовая природа имени вступит в противоречие с языковой интерпретацией, разрушит его принадлежность к определенному классу и статусу и создаст почву для конфликтного антилога, разрешение которого возможно при обращении с именем собственным только как с важнейшим инструментом правовых отношений собственности.
БИБЛИОГРАФИЯ
1. Гиляревский Р.С. Иностранные имена в русском тексте / Р.С.Гиляревский, Б.А.Старостин – М.: Международные отношения, 1978. – 239 с.

2. Граудина Л.К. Современная норма склонения топонимов (в сочетаниях с географическим термином) / Л.К.Граудина // Ономастика и грамматика. – М.: Наука, 1981. – С. 122-145.

3. Железняк И.М. Про деякі лінгвістичні ознаки власних назв / І.М.Железняк // Мовознавтво. – 2001. – №1. – С. 15-18.

4. Креч Т.В. Словарь транслитерации русских и украинских имён / Т.В.Креч. – Харьков, 2001.

5. Максимова Л.К. О склонении некоторых групп собственных имен, оканчивающихся на -а / Л.К.Максимова // Ономастика. – М.: Наука, 1969. – С.245-250.

6. Мозговой В.И. Специфіка фонологічних і фонематичних субституцій у спільному українсько-російському онімному просторі / В.І.Мозговий // Наукові записки Кіровоградського державного педагогічного універистету. Серія: Філологічні науки (мовознавство): У 4 ч. – 2009. – Випуск 81 (4). – С.185-190.

7. Мозговой В.И. Социальная конфликтность взаимодействующих проприальных культур при абсолютизации однополярных ономастических норм / В.И.Мозговой // Информационный Вестник Форума русистов Украины. Вып.12. – Симферополь: Крымский центр гуманитарных исследований, 2010, с. 264-270.

8. Мозговой В.И. Переклад власних назв у світлі права / В.І.Мозговий // Лінгвістичні та методичні проблеми навчання мови як іноземної : Матеріали VIII Міжнародної науково-практичної конференції / За ред. В.К.Зернової. – Полтава : Полтавський університет економіки і торгівлі, 2010, с.264-270.

9. Мозговой В.И. Велика літера як спосіб фіксації правового статусу об’єктів номінації / В.І.Мозговий, Н.І.Мозгова // Лінгвістичні та методичні проблеми навчання мови як іноземної : Матеріали VIII Міжнародної науково-практичної конференції / За ред. В.К.Зернової. – Полтава : Полтавський університет економіки і торгівлі, 2010, с.336-340.

10. Мозговой В.И. Типологія власних назв у мові і мовленні: проблеми і перспективи / В.І.Мозговий // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И.Вернадского : Науковий журнал. Серія Філологія. Соціальні комунікації». Том 23(62). 32. Часть 1. – Сімферополь : Таврійський національний університет ім. В.І.Вернадського, 2010, с.133-138.

11. Новий російсько-український словник-довідник: Близько 65 000 слів / С.Я.Єрмоленко и др. – К. : Довіра, 1996. – 797 с.

12. Рыкова З.Г. Русско-украинский словарь / Рыкова З.Г., Щегольковская Н.В. – Харьков: РИП «Оригинал», 1997.

13. Сталтмане В.Э. О двояком морфологическом оформлении иноязычных хоронимов в русском языке / В.Э.Сталтмане // Ономастика и норма. – М.: Наука, 1976. – С.10-115.

14. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного / А.В.Суперанская – М.: Наука, 1973. – 366 с.

15. Трийняк И.И. Словник українських імен / Трійняк І.І. – К.: Довіра, 2005. – 509 с.

16. Український орфографічний словник: близько 172 000 слів / уклали: В.В.Чумак, І.В.Шевченко, Л.Л.Шевченко, Г.М.Ярун; за ред. В.Г.Скляренка. – Вид. 7-е, переробл. і допов. – К.: Довіра, 2008. – 983 с. – (Словники України).

17. Український правопис / НАН України, Інститут мовознавства ім. О.О.Потебні; Інститут української мови. – К.: Наук. думка, 2005. – 240 с.

18. Універсальний довідник-практикум з ділових паперів / С.П.Бибик, І.М.Михно, Л.О.Пустовіт, Г.М.Сюта. – К.: Довіра, 1997. – 399 с.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconМетодические рекомендации по оформлению наследственных прав на квартиры,...
Одним словом, и при общей совместной собственности на квартиру сособственники тоже имеют право на определение долей, но размер их...

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconНациональная академия наук украины Институт экономико-правовых исследований
Экономико-правовые исследования в ХХI веке: актуальные вопросы развития отношений публичной собственности

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconКурс Модуль Протезирование при отсутствии зубов Контрольные вопросы...
Анатомо – физиологические особенности жевательного аппарата при полной потере зубов

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconКурс Модуль Протезирование при отсутствии зубов Анатомо физиологические...
Анатомо – физиологические особенности жевательного аппарата при полной потере зубов

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconОлимпиадные задания по русскому языку и литературе
Г при склонении составных количественных числительных изменяется только последняя часть

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconПонятие и виды защиты права собственности
Главой 29 ст. 386 Гражданского кодекса Украины (далее гку) установлено, что защита права собственности это использование установленных...

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Право собственности как проявление отношений собственности. Частная и общественная собственность

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconСкварча О. Н., Украина, г. Сумы, Сумгу проблема и принципы отбора...
Задачи изучения лексики состоят в том, чтобы иностранные учащиеся могли понимать русскую речь и объясняться на русском языке, овладели...

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики icon“Фиксация коронок и мостовидных протезов”
Знать технологии фиксации несъёмных конструкций различными видами цементов для фиксации (цинк-фосфатными, поликарбоксилатными, стеклоиономерными,...

Способы фиксации правовых отношений собственности при склонении проприальной лексики iconУчебно-методическое пособие для студентов юридических специальностей...
Действие права в системе общественных отношений. Содержание правовых отношений в обществе

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<