Доклад по материалам Сети «Миграция и Право»




НазваниеДоклад по материалам Сети «Миграция и Право»
страница6/18
Дата публикации26.03.2014
Размер2.07 Mb.
ТипДоклад
uchebilka.ru > Право > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

^ Принуждение к возвращению в Чечню
Если за происходящим с ВПЛ из Чечни, проживающими в палаточных лагерях Ингушетии, постоянно наблюдают международные организации и НПО, о том, какое давление оказывается на ВПЛ в Центрах временного размещения (ЦВР) в других регионах России, известно очень мало. Однако за последний год меры по принуждению ВПЛ к возвращению существенно усилились. Особенно это проявляется в центральных областях России — Воронежской, Тамбовской, Тверской и Брянской, где расположены ЦВР. Возможно, что отсутствие внимания к жителям ЦВР связано с их весьма незначительным числом, никогда не превышавшим 1000 человек. Жертвы первой волны военных действий в Чечне расселялись в ЦВР, которые специально для них организовались. Это были, главным образом русские, поскольку чеченцы разъезжались по тем селам, которые военные в то время не трогали. Однако к концу 1999 г. было четко заявлено, что ЦВР не предназначены для ВПЛ из Чечни. Можно сказать, что переселенцы при поддержке НПО их брали с боем, добиваясь заполнения свободных мест.
Принуждение к возвращению в Чечню имеет характер экономического, административного и милицейского давления на жителей.
В ЦВР г. Воронежа проживает несколько многодетных семей, не желающих возвращаться на прежнее место жительства из страха за собственную жизнь и жизнь своих детей. В настоящее время Управление по делам миграции (УДМ), манипулируя действующим законодательством на ведомственном уровне, лишает эти семьи материальной поддержки, без которой они практически не могут существовать.
Яркий пример борьбы за существование дает история семьи Озниевых.
Х.А. Озниев, 1962 г. рождения, вместе с женой и тремя детьми (1989 г., 1991 г. и 1992 г.р.) был вынужден покинуть г. Грозный в октябре 1999 г.
Семья прибыла в Воронежскую область и размещена в ЦВР вынужденных переселенцев г. Воронежа по направлению Миграционной службы Республики Ингушетия в декабре 1999 г. Тогда же Х.А. Озниев подал в Миграционную службу Воронежской области ходатайство о признании всех членов семьи вынужденными переселенцами, но получил отказ. Его семья значилась в списках жителей ЦВР как «временно покинувшая места постоянного проживания на территории ЧР и находящаяся в местах временного размещения на территории РФ».
До февраля 2003 г. их содержание осуществлялось за счет средств Федерального бюджета в соответствии с ПП РФ №163 от 03.03.2001 г.: «О финансировании расходов на содержание и питание граждан, временно покинувших места постоянного проживания в ЧР и находящихся в местах временного размещения на территории РФ…..», что давало многодетной семье возможность существования.
Решением Управления по делам миграции ГУВД Воронежской области (УДМ ГУВД ВО) от 21 февраля 2003 г. семья была лишена льгот по оплате питания и проживания в ЦВР.
Х.А. Озниев в течение 6 месяцев после принятия этого решения находился в переписке с органами ФМС, пытаясь уяснить правовой статус своей семьи в вопросе о праве на финансирование ее затрат на проживание и питание из госбюджета. В июле 2003 г. он получил окончательный отказ УДМ ГУВД ВО, основанный на казуистическом толковании норм, содержащихся в ПП №163 и в «Типовом положении о центре временного размещения вынужденных переселенцев», утвержденном ПП РФ №53 от 22.01.1997 г.
Основанием такого решения УДМ послужило письмо одного из подразделений ФМС МВД — Управления кризисных ситуаций (УКС).
По мнению высшего миграционного органа, с одной стороны, ЦВР предназначен для вынужденных переселенцев и не является местом временного размещения лиц, покинувших Чечню, а следовательно его жильцы не подпадают под ПП РФ №163. С другой стороны, ВПЛ не имеют статуса вынужденного переселенца, т.е. на них не распространяется и ПП РФ №53.
Х.А. Озниев оспорил Решение УМД ГУВД ВО в Левобережном районном суде г. Воронежа. 24 декабря 2003 г. суд отказал в удовлетворении его заявления, согласившись с решением УДМ и не дав оценки правомерности и юридической силе толкования постановлений Правительства РФ, рекомендованного УКС и исходящего не из реального положения людей, а из формального статуса ЦВР.
В кассационной жалобе Х.А. Озниев указал, что члены его семьи неоспоримо относятся к числу лиц, покинувших места постоянного проживания на территории ЧР, а ЦВР столь же неоспоримо относится к «местам их временного размещения». Именно это обстоятельство позволяло семье получать бесплатное питание и не оплачивать проживание в ЦВР до 21.02.2003 г.
Х.А. Озниев также указал, что правовой статус жилья (пункты временного размещения, аренда у юридических или физических лиц, федеральные ЦВР), в котором временно размещены лица, покинувшие ЧР после 01.10.1999, не может иметь право устанавливающего значения в решении вопроса о их содержании за счет средств федерального бюджета.
Однако, несмотря на доводы кассационной жалобы, положительное решение в пользу семьи Озниевых маловероятно, судебный процесс продолжается.
Семья Ясаевых также безуспешно пытается найти защиту в суде.
Третья семья — Шаиповых — была вынуждена покинуть ЦВР.

Такой же метод выдавливания использует УДМ Тамбовской области.
Люди, проживающие в ЦВР, в соответствии с ПП РФ №163 в течение 2001 г. получали талоны на питание из расчета 15 руб. на 1 человека в день. Уже в 2002 г. приходилось по суду взыскивать денежную компенсацию по талонам на питание. Тогда суд удовлетворял все исковые заявления.
В 2003 г. в Тамбовском ЦВР талоны выдавались нерегулярно. Проживающие в нем люди обратились к руководству ЦВР и УДМ с просьбой выдать им талоны на питание, ссылаясь на то, что продлен срок действия Постановления № 163. Полученные ответы содержали отказ, фактически ничем не обоснованный.
22 человека обратились в суд с исками о взыскании задолженности по талонам. Все иски рассматривал тот же судья, который удовлетворял их в 2002 году. Но теперь он совершенно по иному отнесся к истцам. По их свидетельствам, он цинично заявил, что «надо работать, а не на шее сидеть». При этом судья не разъяснил порядок обжалования его решения, а, напротив, ввел в заблуждение тех, кто заявил о своем несогласии с решением. Он заявил, что они должны ждать, когда суд им вышлет решение и что это будет не скоро, провоцируя таким образом пропуск срока подачи жалобы.
Из Оренбурга от проживающих в ЦВР также поступают жалобы на отсутствие талонов на питание и социальной помощи. То же происходит в ЦВР «Серебряники» Тверской области. Его жители из-за близости к Москве часто посещают Комитет «Гражданское содействие». Комитет время от времени отвозит туда гуманитарную помощь и оказывает материальную поддержку жильцам, не имеющим талонов на питание. Эта работа требует хорошо налаженного контакта с Директором ЦВР Галиной Евгеньевной Хитяевой, которая, как и другие руководители, получает жесткие инструкции и не получает финансирования из федерального органа миграции, при этом в глазах ВПЛ становится главным объектом выражения недовольства. Таким образом, кроме материальных трудностей, жители и сотрудники ЦВР находятся в постоянном нервном напряжении.
Усилилось административное давление на проживающих в ЦВР, с целью подтолкнуть их к возвращению в Чечню.
В Тамбовском ЦВР в начале марта 2004 г. каждому из жильцов, не имеющему статус вынужденного переселенца, вручили официальное «Предупреждение» о выселении из ЦВР в административном порядке. Такие предупреждения получили Мавтаева Айзан Сайдалиевна, Абубакарова Лайса Мималатовна, Ахмадов Дауд Абдрахманович и другие — всего 42 человека, среди которых есть инвалиды и 82-летняя Абухаджиева Петимат. У каждого из них разрушено жилье в Грозном, и возвращаться некуда. При этом в Тамбовском ЦВР есть пустующие комнаты.
25 и 26 марта комиссия УДМ в составе начальника отдела и двух сотрудников УДМ, директора ЦВР, коменданта, участкового инспектора вызывала жильцов, не имеющих статус вынужденного переселенца, на беседу. Вызвали также тех, кто имеет статус ВП и зарегистрирован в ЦВР, но проживает на частной квартире, так как им не нашлось мест в ЦВР при выселении из гостиницы «Толна». Эта гостиница была арендована Минфедерации РФ для беженцев из Чечни в начале «второй чеченской» войны, а потом «освобождена» от них. Члены комиссии задавали вопросы об имеющихся средствах к существованию и об их источнике и позволяли себе делать замечания о том, что одежда людей не похожа на одежду беженца. Настоятельно советовали возвращаться в Чечню.
В защиту прав ВПЛ из Чечни к руководству УДМ УВД области обратилась председатель Совета общественной организации беженцев и вынужденных переселенцев из Чеченской республики Л.Н. Федюшкина На ее запросы руководство УДМ отказалось давать какие-либо ответы по существу, заявив: «Никакой Общины не знаем, и знать не хотим. Вы для нас не существуете». А в ответ на обращения и жалобы Совета Общины и ее членов, в которых сообщались факты нарушения прав мигрантов и злоупотреблений со стороны сотрудников УДМ, начальник отдела областного Управления юстиции Горностаев В.М. устроил проверку работы этой общественной организации.
Юрист Сети ПЦ «Мемориал», работающий в Брянской области, сообщает, что УДМ УВД Брянской области целенаправленно проводило кампании за возвращение чеченцев в Чечню; давались даже объявления в СМИ о том, что проезд в Чеченскую Республику будет оплачен за счет УДМ. Однако на деле, это оказалось лишь приманкой, т.к. людям, уезжавшим в Чечню, в оплате за проезд было отказано.
Давление оказывается и путем увеличения строгостей в ЦВР. Так в помещении ЦВР в Тамбове систематически проводится проверка паспортного режима в 6 часов и в 22 часа.
На проходной, кроме дежурного, постоянно сидит сотрудник милиции, закрепленный только за ЦВР.
При продлении регистрации в Тамбовском ЦВР только чеченцам предписывается в обязательном порядке пройти кабинеты старшего участкового инспектора, уголовного розыска. В первых двух кабинетах участковый и оперативники «выявляют» людей, склонных к терроризму, или пытаются получить подобную информацию. Третий сотрудник проводит дактилоскопирование. Такое нарушение прав характерно только по отношению к этническим чеченцам.
В 2003 г. более 50 чеченцев покинули Брянскую область. Это в основном многодетные чеченские семьи Виситы Лукмановича Индербиева (всего 6 человек), Хаспи Дучаевича Хапсиева (8 человек), Руслана Заиндиевича Дидаева (7 человек), Хожахмета Хасмагоимедовича Идрисова (6 человек) и др., уехавшие в Чечню и в другие регионы России. И это несмотря на то, что всем этим семьям удалось в судебном порядке получить статус вынужденных переселенцев. Причины, по которым они вынуждены были покинуть Брянскую область носят дискриминационный характер. Никто из них не мог найти работу: как только работодатели узнавали их национальность, сразу же следовали отказы. Власти отказывали им в обеспечении жильем, хотя эти семьи состояли в жилищной очереди. На детей не выплачивались пособия. По отношению к чеченским семьям обострился и бытовой национализм; в школах избивали и оскорбляли детей.
В Чувашии в 1999–2000 гг. проживало от 150 до 200 чеченцев, сегодня их насчитывается менее 40 человек. Некоторые семьи, побывав в Чечне, вернулись обратно. Например, семья Вахи и Хадижат Ибрагимовых, у которых 7детей. Мужа лишили статуса переселенца и уволили с работы еще в 1999г. Суды всех инстанций оставили решение в силе. Тем не менее, они вернулись обратно, но стараются не появляться в административных органах. Им помогают общественные организации: Детский фонд, женские организации.

^ Задержания, обыски, незаконные требования
Переселенцы из Чечни во многих регионах России не чувствуют себя в безопасности, главным образом из-за постоянного давления со стороны органов внутренних дел. Значительное ужесточение милицейского нажима характерно для южных областей России.
О вопиющем случае произвола в отношении студентов сообщает юрист Сети ПЦ «Мемориал» из Краснодара. В городе в конце августа 2003 г. началась кампания по задержанию чеченцев. Жертвами ее оказались и те студенты, которые учатся в Краснодаре по направлению от Министерства образования и МВД ЧР. Порядок действий милиционеров такой: задерживают молодых людей на блокпостах при проверке документов или прямо в общежитиях, произведя обыск в комнате. Их привозят в ИВС, обвиняют в хулиганстве, мировой судья, не видя обвиняемых, приговаривает их к пяти или десяти суткам ареста. Отсидев, молодой человек выходит на волю, но за воротами его снова забирают и опять осуждают на пять или десять суток. Вот список студентов, которых задерживали в Краснодаре: Эдиев Аслан Сулейманович, 1982 г.р.; Акбулатов Сулейман Адамович, 1982 г.р.; Эдиев Бислан, 1982 г.р.; Хашимов Ибрагим Сайдахмедович, 1977 г.р.; Шахбулатов Ризван Адамович, 1982 г.р.; Хасимиков Ахмед, 1980 г.р.
Все они учатся в юридическом институте, поступали по направлению МВД ЧР как участники антитеррористической операции. Их задержали по подозрению в террористических актах.
Вот краткий пересказ этих событий со слов Хаваджи, одного из задержанных студентов (его фамилия и другие данные имеются).
При выезде из Краснодара на посту остановили машину, в которой ехал Хаваджи и два его дяди, потребовали предъявить документы. У дядей прописка российская, их не тронули, а паспорт Хаваджи милиционер унес на пост и вышел с бумагой, в которой было указано, что он подозревается в преступлении, но в каком — не написано, оставлен пробел. Вызвали оперативную группу, доставили в отдел, сняли отпечатки пальцев. Через три часа доставили в Прикубанский отдел, ничего не предъявив посадили в «клетку» (за решетку).
Через сутки в 12 часов ночи повели на допрос. Для отвода глаз задавали незначащие вопросы, а потом предложили не читая подписать протокол. Хаваджи, как человек грамотный, его прочел.
Там было написано, что он находился в центре города, был пьян, дебоширил, ругался, к нему подошли сотрудники милиции, попросили документы, на что он стал грубить, выражаться нецензурно в их адрес, на замечания не реагировал. За это — десять суток ареста. Хаваджи отказался подписывать. Его снова посадили. На следующий день должен был подъехать судья, но ждали его напрасно.
К вечеру Хаваджи определили в спецприемник, где были еще три студента — два чеченца и черкес. Перед выездом он попросил показать постановление судьи, так как боялся, что ему предъявят обвинение в терроризме. В постановлении было то же, что и в протоколе, но срок другой — пять суток. Хаваджи запомнил фамилию мирового судьи — Денюжкина.
Окончился срок, всех четверых студентов вывели, составили протокол, отдали вещи, а после этого опять отвезли в тот же отдел, в уголовный розыск и передали их оперуполномоченному по имени Миша. Тот сказал, что у него приказ сверху, от генерала ФСБ, чтобы их опять задержать, было подсказано даже подкинуть им патроны, наркотики и т.п. Студенты были потрясены.
Хаваджи спросил, можно ли штрафом отделаться. Миша подумал и назначил по 1500 рублей «с носа». Ребята собирали деньги по всему общежитию, заплатили выкуп и их отпустили.
Хаваджи упоминает еще про одного студента-чеченца из их камеры. У того при обыске в комнате общежития нашли бейсбольную биту, изъяли, оформили как холодное оружие. После окончания срока ареста этот студент должен явиться к следователю на допрос, повестка на руках.
Когда дядя Хаваджи пришел узнать о судьбе племянника, его тоже задержали, взяли отпечатки пальцев, продержали несколько часов.
Все это происходило с 30 августа по 4 сентября 2003 г.
В милиции говорили, что у них приказ — поголовно всех чеченцев, кто попадет, сажать. Статьи можно приписывать какие угодно. Адвокатов не предоставлять.
Такой вот урок правоведения, в духе Краснодарского представления о праве, получили студенты юридического института.

^ При таком размахе произвола со стороны правоохранительных органов нет смысла обращаться к ним же с заявлениями и жалобами.

Практически в это же время, с 15 по 17 сентября 2003 г., в Нальчике произошли массовые избиения студентов чеченской национальности. Избиения носили характер организованной акции, так как начались одновременно в нескольких районах города в учебных заведениях и общежитиях.
Администрации ряда учебных заведений даже разрешили ученикам и студентам чеченской национальности временно не посещать занятия. Местные власти попытались воспрепятствовать возбуждению уголовных дел в отношении организаторов и исполнителей акции, но это им не удалось во многом благодаря настойчивости представителей чеченской диаспоры, потребовавших проверки материалов следствия Генеральной прокуратурой. Было возбуждено 4 уголовных дела, которые поступили в производство прокуратуры КБР.
В мае 2004 г. юрист Сети ПЦ «Мемориал» послал запрос в прокуратуру о состоянии этих дел. Письменный ответ так и не прислали, но устно сообщили, что все дела об избиении чеченских студентов приостановлены в связи с невозможностью установить лица, подозреваемые в совершении преступления.
В то же время Депутат Госдумы В.В.Игрунов обратился к министру внутренних дел В.В.Грызлову с просьбой привлечь виновных к ответственности и обеспечить безопасность чеченцев, проживающих в Кабардино-Балкарии. В ответом письме заместителя министра внутренних дел С.Ф.Шадрина сообщалось, что «15–17 сентября 2003 г. в Нальчике действительно имели место нарушения общественного порядка с участием групп молодежи», в ходе которых получили телесные повреждения 5 человек (три чеченца и два местных жителя), но «в большинстве случаев нарушение порядка спровоцировано было лицами чеченской национальности». Таким образом, виноватыми оказались сами пострадавшие.

Незаконные обыски и задержания в домах переселенцев часто напоминают бандитские налеты. Так в пос. Сокол Саратовской области 24 июля 2003г. в 6 часов утра в дом, где проживала семья Адама и Зулихан Магомадовых ворвались шестеро мужчин в камуфляже, разбудили всех в грубой форме и повезли Адама, Зулихан и их старшую дочь в отделение милиции. Зулихан Магомадова попросила показать документы, объяснив, что хочет быть уверенной, что имеет дело не с бандитами, а с работниками милиции. Один из прибывших показал удостоверение УБЭП (Управление по борьбе с экономическими преступлениями) — оперуполномоченный Холодов. На допросе Магомадова попросила показать распоряжение, на основании которого задержали ее, мужа и дочь. Ей заявили, что таким документом являются взрывы по всей стране и распоряжение Владимира Путина. Мужа допрашивали до 14 часов, потом всех отпустили. Никаких обвинений Магомадовым предъявлено не было. После «налета» в доме пропали золотые серьги Зулихан. З.А.Магомадова направила заявление прокурору Саратовской области о незаконных действиях работников УБЭП. Но Генеральная прокуратура проигнорировала доводы о том, что сотрудники УБЭП нарушили конституционное право Магомадовых на неприкосновенность жилища, допустили необоснованную проверку документов, незаконно доставили их в милицию, задержали А.Магомадова на срок свыше 3 часов, — и, как обычно, никаких оснований для привлечения сотрудников МВД к ответственности не нашла.
Российская глубинка вовсе не более доброжелательна к жителям Чечни, чем большие города. 4 июля 2003 г. Саид-Магомед Муслиев, 1969 г.р., обратился в ПВУ ГУВД Москвы с просьбой выдать ему временное удостоверение личности, с которым он мог бы поехать в Чечню для получения паспорта взамен потерянного. Ожидая решения этого вопроса, Саид-Магомед, чтобы не находиться в Москве без паспорта, отправился к родственникам в г. Кольчугин Владимирской области. Там 11 июля без всякого повода он был задержан и 10 дней, по постановлению местного прокурора, содержался в ИВС Кольчугинского ОВД. При освобождении от него потребовали в течение трех часов покинуть Владимирскую область.
Решение Кольчугинского прокурора было вынесено незаконно, так как согласно Конституции РФ, гражданин может быть задержан на срок свыше 48 часов только по решению суда. Однако Владимирская прокуратура не обнаружила в действиях Кольчугинского ОВД и прокуратуры никаких нарушений, кроме того, что постановление о задержании С.-М.Муслиева «исполнено на бланке устаревшего образца». 10-дневный арест Муслиева прокуратура обосновала ссылкой на указ Президента РФ № 1815 от 02.11.1993 г. «О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества». Насколько эта ссылка соответствует реальным обстоятельствам, позволяет судить информация Владимирского УВД, согласно которой Муслиев был задержан, когда находился в автомобиле, остановленном ГИБДД за превышение скорости, за рулем сидел его родственник.

В Хасавюрте местная администрация приняла постановление № 56-11 от 23.05.2003 г. «О мерах по улучшению криминогенной обстановки», в котором рост преступности связывается с ростом мигрантов из соседней Чечни. Постановление активизировало деятельность правоохранительных органов, в результате большее число переселенцев страдают от унизительных процедур дознания, незаконных задержаний и арестов.
Джамиля Батаева, приехавшая из Чечни, пошла в ГОВД г. Хасавюрта узнать о родственнике, которого забрали ночью 23 февраля 2003 г. У нее отобрали паспорт, обругали и оскорбили. Паспорт вернули только после вмешательства юриста Сети ПЦ «Мемориал», заставив Батаеву заплатить 500 рублей. Квитанцию об уплате штрафа, разумеется, не дали.
При въезде в Махачкалу у водителей-чеченцев берут мзду. С водителя Лили Юсуповой, Рамазана, потребовали 500 рублей. Когда он спросил, за что, ему прямо ответили: «за то, что ты чеченец».
Из Краснодара юрист «Мемориала» сообщает о фактах административного произвола со стороны работников милиции в отношении семьи Хасуевых. В частности, 15 февраля 2004 г. сержант ППСМ УВД Дьяченко А.А. произвел незаконное задержание Сепият Хасуевой с составлением протокола об административном нарушении. Она удерживалась в приемнике УВД в течение восьми часов, несмотря на наличие паспорта с отметкой о регистрации. Милиционер А.А. Дьяченко допускал оскорбительные выражения в ее адрес. Его действия были обжалованы Хасуевой прокурору, но никаких действенных мер в отношении А.А. Дьяченко принято не было.
В Чебоксарах переселенец из Чечни Мавлид Данилович Басаев находится под постоянным бдительным наблюдением со стороны работников милиции и даже пожарных. Часто посещают дом, опрашивают соседей. Один «смешной» случай произошел 5 августа 2003 г. Пришли сотрудники милиции и потребовали сообщить, где его сын: он якобы находится в розыске. Мавлид вывел своего десятилетнего сына, родившегося под бомбежками и вздрагивающего от каждого шороха. Мавлид Данилович говорит, что, когда сын спрашивает, почему отец не может защитить его от милиции, ему не хочется жить.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconДоклад от: Международного альянса по вич/спид в Украине; Канадской...
Страновой доклад для рабочей группы по принятию перечня вопросов для правительства Украины

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconКения: Великая Миграция Животных
Великая миграция животных в Кении это лучшее и самое зрелищное время для посещения

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconЧто такое сети нового поколения?
Архитектура современных систем сети нового поколения. Сдвиг парадигмы. Проявления сдвига парадигмы. Равноранговые сети и авторское...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» icon2000/01/31. Технологии / Миграция amps->cdma
...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconБизнес > Мировая Экономика > Причины международной миграции рабочей силы
Массовая миграция населения стала одним из характерных явлений жизни мирового сообщества второй половины XX в. Миграция населения...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Мусульманское право (Доклад)

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconИнтеллектуальной собственности, налоговое право, международное бизнес право
Школа права Бостонского университета предоставляет возможность получения LL. M по специальностям: американское право, банковское...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconЗемельне право загальна частина
Спеціальність 12. 00. 06 Земельне право; аграрне право; екологгчне право; природноресурсне право

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Основные черты афинского права. Источники, право собственности, обязательственное право, брачно-семейное право, уголовное и процессуальное...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПаспорти спеціальностей   паспорт спеціальності 12. 00. 04 господарське...
Спеціальність 12. 00. 04 охоплює юридичні науки, які досліджують господарське право як право, що регулює відносини з організації...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<