Доклад по материалам Сети «Миграция и Право»




НазваниеДоклад по материалам Сети «Миграция и Право»
страница7/18
Дата публикации26.03.2014
Размер2.07 Mb.
ТипДоклад
uchebilka.ru > Право > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

^ VI. Положение чеченцев в столичном регионе.

Май 2003 — май 2004 гг.

(по материалам Комитета «Гражданское содействие»)


В течение года, прошедшего со времени издания предыдущего доклада, чеченцы по-прежнему оставались одной из наиболее дискриминируемых групп населения. Не изменились и формы дискриминации, однако, с одной стороны, интенсивность наиболее грубых и жестких проявлений дискриминации — таких, как преследования со стороны милиции, фальсификация уголовных дел — постепенно снижалась, с другой — внешне менее заметные формы дискриминации, как, например, в сфере трудоустройства, приобрели характер повседневного, привычного явления, каким в свое время был антисемитизм.
Можно сказать, что дискриминация чеченцев приобрела устойчивые формы, сложилась в определенную систему, основными принципами которой являются: постоянный контроль со стороны милиции, отлучение от источников существования и ограничения в доступе к основным правам, которыми пользуется население России.

^ Милицейский контроль
25-летней Розе Ражаповой пришлось уехать из Чечни: ей угрожали бандиты, требовали, чтобы она сообщила, куда уехали ее соседи, с которыми у бандитов были счеты. В Москве Роза устроилась работать посудомойкой в кафе «Степан Разин» на Ореховом бульваре. 1 августа 2003 г. около 17 часов в кафе пришли сотрудники ОВД «Зябликово», проверили документы (они были в порядке) и отвезли в отделение. Там заставили написать объяснение о том, почему приехала в Москву, как устроилась на работу, где и с кем живет, когда приходит домой. Спросили, где была 5 июля, когда произошел теракт в Тушино, — она была на работе. Сняли отпечатки пальцев, сфотографировали в фас и в профиль. В 23 часа в отделение привезли работников кафе: директора, бармена, официантку, поваров и охранника. У всех требовали рассказать о Розе, потом отпустили. Около часа ночи Розу повезли на квартиру, где она проживает. Расспрашивали о ней у детей хозяйки квартиры (сама хозяйка находилась в больнице), соседей, выясняли, не ходят ли к ней мужчины-кавказцы. Оттуда опять повезли в отделение и там задавали те же вопросы. Потом сказали, что имеют указание начальства пока Розу не отпускать, и отвели в изолятор временного содержания. В 10 утра заглянули к ней и опять закрыли. Она задремала. Когда проснулась, увидела, что дверь открыта. Около 18 часов Роза беспрепятственно покинула изолятор и вышла из отделения. Встретившийся в коридоре милиционер, спросил ее, что она тут делает и кто ею занимается. Она не смогла ответить — не знала.
Депутат Государственной Думы В.В. Игрунов направил в ОВД «Зябликово» запрос о том, на каком основании проводились следственные действия в отношении Р.Ражаповой. В ответ начальник ОВД подполковник С.А.Степаненко сообщил, что Роза была задержана в ходе проведения операции «Фатима» (по предупреждению терактов женщинами-шахидками), добровольно дала объяснения и согласилась на дактилоскопирование и что никаких следственных действий в отношении нее не проводилось.
Таким образом, Роза провела в отделении более суток, подвергалась допросам (в том числе — ночным), ее сослуживцев доставляли в отделение для допросов, ее домашних и соседей подняли с постели — без каких-либо оснований.
Помимо прочего, этот эпизод характерен еще и тем, что после того, как невозможность связать Розу с терактом стала очевидной, ее все-таки отправили в изолятор — на всякий случай: вдруг найдется для нее что-нибудь другое.
6 августа 2003 г. в Комитет «Гражданское содействие» («ГС») позвонила Елизавета Зулаева, семью которой в Комитете хорошо знают. Елизавета — беженка из Грозного, бывший директор детского дома, мать шестерых детей. Ее собственные дети — четыре дочери и два сына — уже взрослые. Младший сын, 17-летний Магомед — инвалид, болен гемофилией. В семье воспитывается четырехлетняя девочка-сирота, которую Елизавете подбросили младенцем.
Елизавета сообщила, что ее с сыном Зелимханом, 25-ти лет, задержали в ОВД «Люблино» за отсутствие регистрации. У Зулаевых были проблемы с регистрацией. Депутат Госдумы В.В. Игрунов обратился в Паспортное управление ГУВД Москвы с просьбой решить эту проблему и получил положительный ответ. Но оформить регистрацию Зулаевы к тому времени еще не успели. Сотрудник Комитета «ГС» все это объяснила дежурному по отделению, и Зулаевых отпустили.
На следующий день Елизавета вновь позвонила в «ГС». В 11 часов утра к ним пришел участковый инспектор С.С.Дронов, потребовал договор аренды квартиры, сказал: «Сам поговорю с хозяйкой. Или она заплатит штраф в 20 тысяч рублей (около $650 — таких штрафов не существует), или вас выселит. Такие, как вы, у меня здесь жить не будут». Участковый повел Зелимхана в опорный пункт милиции, оттуда по телефону вызвал наряд и отправил в отделение. Там спрашивали, откуда он, что делает в Москве, утверждали, что он — шахид. Из ОВД «Люблино» повезли в РУБОП, там — те же вопросы (в ходе разговора: «Ух ты! У него четыре сестры!»). В ОВД «Люблино» Зелимхану удалось потихоньку позвонить по мобильному телефону матери и сообщить, где он находится. В РУБОП телефон отобрали. Какое-то время держали в камере, где не на что было сесть. Затем надели наручники и повезли в УВД Юго-восточного округа — снимать отпечатки пальцев и делать смывы с рук. Около 9 часов вечера его отпустили без каких-либо объяснений и извинений.
Пока Зелимхан не вернулся домой, его мать и сотрудник «ГС» постоянно звонили в ОВД и РУБОП. Сотрудники милиции на их настойчивые вопросы отвечали: проводится стандартная проверка, никаких конкретных подозрений в отношении З. Зулаева нет. В конце концов начальник РУБОП
М.Б. Пиккели, устав отвечать на их звонки, сказал им: «Да не беспокойтесь вы — ничего мы ему не подложим!».
М.Б.Пиккели счел нужным сказать об этом, потому что хорошо знает, чем нередко сопровождаются эти проверки.
5 июля 2003 г., возвращаясь с дачи и еще не зная о взрыве в Тушино, сотрудник «ГС» Людмила Гендель в переходе на станции метро «Выхино» увидела, как милиционеры заставляют двух пожилых армянок выкладывать содержимое своих сумок прямо на грязный пол. Людмила подошла к одному из постовых, предъявила свое удостоверение помощника депутата Госдумы, попросила милиционера представиться и объяснить свои действия. Постовой, — как выяснилось позднее, это был А.Д. Симачев, — ответил ей нецензурной бранью. В это время к ним подошел еще один милиционер, оказавшийся начальником первого. Л.З. Гендель обратилась со своими вопросами к нему. В ходе их разговора А.Д. Симачев несколько раз предлагал начальнику: «Да ты сумку, сумку ее посмотри». И, наконец, не выдержав, сам запустил руку в открытую сумку Людмилы и извлек оттуда незнакомый ей целлофановый пакет. Начальник тотчас выхватил у него из рук пакет и сказал Л.З. Гендель: «Не обращайте внимания, это — багульник». Недовольный Симачев, продолжая ругаться, ушел, а его начальник счел необходимым сгладить впечатление от случившегося следующим образом. Взяв Людмилу под руку, он любезно спросил: «А, вы, извиняюсь, кто по национальности?» Узнав, что она — еврейка, милиционер рассказал, что Симачев воевал в Чечне, получил ранение в грудь и с тех пор «люто ненавидит чеченцев, евреев и других лиц кавказской национальности».
В ответ на запрос депутата В.В. Игрунова по поводу этого случая, начальник ГУВД Москвы В.В. Пронин сообщил: «В ходе проведения проверки, факты, изложенные в обращении, своего объективного подтверждения не нашли. В действиях сотрудников милиции нарушений законности и служебной дисциплины не установлено».
Эти случаи (вполне рядовые) характеризуют положение, в котором находятся в Москве чеченцы: они все — на подозрении самим фактом своей этнической принадлежности. К любому из них могут в любой момент прийти домой или на работу, остановить на улице и доставить в отделение, заставить объяснять, почему они находятся в Москве и что они делали в момент совершения того или иного террористического акта.
Следующий эпизод показывает, насколько неопределенные и бессмысленные инструкции получает патрульно-постовая служба. 25 декабря около
11 ночи на станции метро «Новослободская» председатель «ГС» Светлана Ганнушкина и программист Алексей Курбатов были свидетелями обыска патрульным юноши, внешне похожего на чеченца. Московское произношение, уверенная манера держаться убедила сотрудника милиции в том, что перед ним москвич, возможно, что сыграли роль и наблюдатели. Не обнаружив в портфеле юноши ничего предосудительного, патрульный отпустил его, несмотря на отсутствие документов. После того как юноша ушел, Ганнушкина попросила постового объяснить происходившее и показала удостоверение члена Комиссии по правам человека при Президенте России. Постовой ответил, что у молодого человека не было документов, поэтому он осмотрел его вещи. Для проверки документов необходимо иметь какие-то основания, так называемую ориентировку — напомнила ему Ганнушкина. На это патрульный с готовностью показал ей бумагу со списком лиц, разыскиваемых в связи с террористическими актами в Москве. Список содержит около 50 чеченских имен и фамилий. Никакого описания, фотографий или иных данных, по которым можно было бы определить разыскиваемых, у милиции нет, поэтому под подозрением оказывается каждый, кто, по представлению сотрудника милиции, похож на чеченца. «Что мне с этим делать?» — спросил патрульный. Ответа на этот вопрос мы не знаем.

«Презумпция виновности» чеченцев и право милиции подвергать их подобным проверкам признаны на официальном уровне, — несмотря на то, что они противоречат закону.
В предыдущем докладе приводится случай с незаконным задержанием Ахмеда Арсамакова постовым московского метро Р.Гунченко. Ахмед последовательно обжаловал действия постового сначала в Прокуратуру метрополитена, затем в Прокуратуру Москвы и в Генеральную прокуратуру (дважды). Переписка по этому вопросу продолжалась с декабря 2002 г. по сентябрь 2003-го. Ахмед требовал указать конкретную причину, по которой он был подвергнут проверке, либо признать, что никаких причин для проверки, кроме его национальной принадлежности, не было, и наказать постового, так как национальная принадлежность, по закону, не может быть основанием для проверки. Прокуратура согласилась с тем, что задержание Ахмеда и требование у него объяснений относительно причастности к терактам были незаконными, то есть что никаких конкретных причин для проверки документов у него не было. Но в то же время отказалась привлечь постового к ответственности за дискриминацию на национальной почве. При этом Прокуратура Москвы попыталась оправдать действия постового следующим образом: «Согласно письму руководства ГУВД о готовящихся террористических актах с участием боевиков чеченских бандформирований сотрудники милиции обязаны усилить бдительность и контролировать поведение лиц Северо-Кавказского региона». Другими словами: конечно, это незаконно, но, сами понимаете — обстановка…

ГУВД Москвы действительно заставляет своих подчиненных «контролировать поведение лиц Северо-Кавказского региона». Есть немало свидетельств того, что ГУВД противозаконно распорядилось поставить всех проживающих в Москве чеченцев под негласный надзор милиции. Участковым инспекторам вменено в обязанность вести учет выходцев с Северного Кавказа, проживающих на их территории, и регулярно докладывать об их поведении. Посетители и сотрудники «ГС» не раз слышали от участковых жалобы на то, что им приходится составлять эти отчеты. Кроме того, у них бывают неприятности, если на участке обнаружатся чеченцы, проживающие без регистрации. Возможно, поэтому многие участковые стремятся избавиться от них: запугивают хозяев, которые сдают квартиры чеченцам, самим чеченцам угрожают выселением, если у них нет регистрации или если они зарегистрированы в Москве по другому адресу. В то же время кавказцы на участке, особенно незарегистрированные, — это для многих участковых постоянный источник дохода. Как сказала нам одна беженка из Чечни, «участковый ходит, собирает деньги, неважно — есть регистрация или нет, говорит: это за то, что приходится из-за чеченцев делать лишнюю работу — отчеты писать».
Жалобы на преследование со стороны участковых за последний год стали несколько реже, но не прекратились. К примеру, беженец из Чечни Умар-Али Межидов был вынужден дважды обращаться к нам по этому поводу.
Умар-Али с женой и ребенком снимает квартиру в районе Южное Бутово, он имеет регистрацию в Москве по другому адресу. Хозяин квартиры — алкоголик, лишен родительских прав, его несовершеннолетний сын под опекой его сестры, которая и сдала квартиру, но дать разрешение на регистрацию не может. Хозяева очень довольны жильцами: они привели в порядок совершенно загаженную квартиру. Половину платы за квартиру получает хозяин, вторую половину — его сын.
31 июля 2003 г. Умар-Али позвонил в «ГС» и сообщил, что в течение дня к нему дважды приходил участковый Ю.Н.Фисенко и один раз вызывал его в ОВД «Южное Бутово». Повод: у Умар-Али регистрация по другому адресу. Кроме того, участковый утверждает, что регистрация фальшивая. У жены Умар-Али регистрации нет, потому что в Москве у нее украли сумку с паспортом и свидетельством о рождении ребенка. Участковый и особенно его начальник, старший участковый Р.В.Белов угрожают выгнать семью Межидовых и опечатать квартиру.
Сотрудники «ГС» попробовали уладить конфликт, поговорив с участковым. Договорились, что Умар-Али придет в милицию вместе с хозяевами квартиры, чтобы они могли подтвердить свое согласие на проживание его семьи, даст снять отпечатки пальцев и т. п. (от чего, впрочем, он и раньше не отказывался). Однако 26 марта 2004 г. история повторилась — почти во всех деталях.
Вечером 2 февраля 2004 г. в «ГС» позвонил дагестанец Султан Рамазанов. Он находился у знакомых на Нижегородской улице, когда к ним пришел начальник службы участковых инспекторов ОВД «Таганский» подполковник А.В.Шлыков. Подполковник отобрал у Султана справку о регистрации, заявив, что он обязан проживать по месту регистрации и что его регистрация будет аннулирована, поскольку он проживает не там, где зарегистрирован. «ГС» направило в ОВД «Таганский» письмо, в котором указывалось, что требование проживать по месту регистрации посягает на личную свободу граждан и противоречит закону, который предписывает регистрироваться по месту проживания, а не проживать по месту регистрации. В ответном письме начальник ОВД «Таганский» подполковник И.Д.Кибальниченко сообщил о том, что справка о регистрации С.А.Рамазанову возвращена, но при этом, оправдывая действия своего коллеги, сослался на то, что Рамазанов, оказывается, «обязан был уведомить территориальное ОВД о месте фактического проживания».

^ Проблемы с регистрацией
Отсутствие регистрации или проживание не по месту регистрации — самые распространенные поводы для преследования чеченцев и вообще выходцев с Кавказа со стороны московской милиции. При этом для большинства кавказцев, находящихся в Москве, регистрация по-прежнему остается почти неразрешимой проблемой.
Беженка из Грозного Луиза Каурнукаева с мужем и четырьмя детьми с сентября 2000 г. живет в Москве — снимает квартиру. Хозяин квартиры, запуганный участковым, не решается ее регистрировать. Сотрудница местного РЭУ, видимо, пожалела Луизу и согласилась регистрировать в своей квартире. В феврале 2004 г. у нее закончился срок регистрации, и она начала оформлять регистрацию на новый 6-месячный срок. Однако в паспортном столе РЭУ ей сказали, что по распоряжению паспортного стола ОВД «Царицыно» срок регистрации чеченцев ограничен 1 месяцем. Луиза позвонила в «ГС» в отчаянии: с месячной регистрацией ей не будут платить детские пособия, которые в ее скудном семейном бюджете занимают важное место. В разговоре с сотрудником «ГС» начальник ОВД «Царицыно» В.Е.Воронцов пообещал, что решит вопрос с регистрацией Луизы, однако, когда она к нему обратилась, дал указание зарегистрировать ее лишь на 3 месяца. Только после обращения «ГС» в Паспортно-визовое управление ГУВД Москвы Луиза была зарегистрирована на 6 месяцев. При этом сотрудница ПВУ, проводившая проверку по письму «ГС», посетила хозяйку квартиры, в которой Луиза регистрируется, и разговаривала с ней в таком тоне, что та вряд ли согласится зарегистрировать ее на новый срок: милицейская дама, в частности, угрожала, что вскроет полы в ее квартире и отыщет там золото, которое она якобы получила от Луизы в качестве платы за согласие на регистрацию. Потом эта же дама посетила Луизу и имела возможность убедиться в абсурдности своего предположения, что, однако, не помешало ей угрозами довести Луизу до слез.
15 мая 2003 г. старшина милиции Е.Ковальчук остановил у станции метро «Речной вокзал» беженку из Чечни Аминат Асуеву, зарегистрированную у сотрудника «ГС» И.А.Колмановского. Несмотря на то, что Аминат предъявила справку о регистрации, старшина заставил ее сесть в машину и повез в отделение. При этом он заявил, что справка о регистрации у нее фальшивая, купленная, что чеченцам никто не оформляет регистрацию. Зная ситуацию, старшина просто не поверил, что могут найтись люди, которые согласятся на регистрацию чеченцев в своем жилье, и что может найтись ОВД, где бесплатно, то есть по закону, оформят чеченцам регистрацию.
Стоит ли удивляться, что большинство чеченцев, проживающих в Москве, не имеют регистрации.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Похожие:

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconДоклад от: Международного альянса по вич/спид в Украине; Канадской...
Страновой доклад для рабочей группы по принятию перечня вопросов для правительства Украины

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconКения: Великая Миграция Животных
Великая миграция животных в Кении это лучшее и самое зрелищное время для посещения

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconЧто такое сети нового поколения?
Архитектура современных систем сети нового поколения. Сдвиг парадигмы. Проявления сдвига парадигмы. Равноранговые сети и авторское...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» icon2000/01/31. Технологии / Миграция amps->cdma
...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconБизнес > Мировая Экономика > Причины международной миграции рабочей силы
Массовая миграция населения стала одним из характерных явлений жизни мирового сообщества второй половины XX в. Миграция населения...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Мусульманское право (Доклад)

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconИнтеллектуальной собственности, налоговое право, международное бизнес право
Школа права Бостонского университета предоставляет возможность получения LL. M по специальностям: американское право, банковское...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconЗемельне право загальна частина
Спеціальність 12. 00. 06 Земельне право; аграрне право; екологгчне право; природноресурсне право

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Основные черты афинского права. Источники, право собственности, обязательственное право, брачно-семейное право, уголовное и процессуальное...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПаспорти спеціальностей   паспорт спеціальності 12. 00. 04 господарське...
Спеціальність 12. 00. 04 охоплює юридичні науки, які досліджують господарське право як право, що регулює відносини з організації...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<