Реферат скачан с сайта allreferat wow ua




Скачать 391.86 Kb.
НазваниеРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
страница1/4
Дата публикации21.04.2014
Размер391.86 Kb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Право > Реферат
  1   2   3   4
Реферат скачан с сайта allreferat.wow.ua


Проекты решения аграрного вопроса в России

Проекты решения аграрного вопроса в России


Учебный материал
РОССИЙСКОЙ КОЛЛЕКЦИИ РЕФЕРАТОВ (с) 1996
http://referat.students.ru; http://www.referats.net; http://www.referats.com
+-
ВСТУПЛЕНИЕ.
Вопрос о крепостном праве, о порядке землевладения уже давно стоял перед правительством России, но к коренному его реформированию Россия смогла подойти только в начале XIX века. Конечно, до обострения этого вопроса были попытки улучшить положение крестьян, а как следствие улучшить и экономическое положение страны. В этом большую роль сыграл и Петр I, и Екатерина II, сумевшие небольшими реформами улучшить положение своего народа. В истории отмены крепостного права в России их реформы сыграли, безусловно, большую роль. Но самыми значимыми для решения аграрного вопроса в России стали реформы, начавшиеся при Александре I. В истории России можно выделить несколько фигур, деятельность которых оставила, несомненно, большой след в реформировании крепостной России.
Но перед тем как перейти к рассмотрению вопросу темы реферата, нужно понять, почему XIX век стал той отправной точкой в формировании новой России. Первые трещины в старом порядке, обнаружившиеся как раз при Александре I, обязаны своим появление вовсе не его личным взглядам. Наоборот, эти последние становятся нам понятны только в связи с общей переменой воззрения на крепостное право со стороны известной части дворянства. Эту перемену мы можем проследить от эпохи более ранней, чем начало XIX века. Когда Екатерина II предложила в 1765 году Вольному Экономическому обществу известную тему: «Что выгоднее для земледелия, чтобы земледелец имел в собственности землю, или только движимое имение», и на эту тему Беарде де Лаббе ответил, вполне согласно со взглядами самой императрицы, что для успешности земледелия необходимо право собственности крестьянина на землю - а для этого, в свою очередь, необходимо освободить крестьянина, ибо раб собственности иметь не может, - в обществе, и Вольном Экономическом, и вообще дворянском, произошел большой и весьма знаменательный раскол. Одни, как Сумароков, заявляли, что «свобода крестьянская не только обществу вредна, но и пагубна, а почему пагубна, того и толковать не надлежит». Но наряду с несогласными были и защитники такого суждения Беарде. В числе этих защитников мы встречаем как раз представителей крупного землевладения.
Из сказанного напрашивается вывод: вопрос об отмене крепостного права был актуален уже при Екатерине, Александр же приступил к решительным действиям.
Теперь перейдем непосредственно к рассмотрению проектов, в том, или ином роде ставших опорой для будущих реформ.

^ АЛЕКСАНДР I. ПРОЕКТЫ СПЕРАНСКОГО И МОРДВИНОВА.
Порядку, обеспечивавшему дворянство при Павле, угрожала личность. От нового императора ждали прежде всего гарантий против личного произвола. Александр оправдал ожидания очень быстро. 26 марта 1801 г., через две недели после вступления на престол, он упразднил «совет при императорском дворе», влачивший при Павле жалкое существование: под конец он собирался только для цензуры иностранных книг, а когда их вовсе было запрещено привозить из-за границы, исчезло и это занятие. Столь дискредитированное в общественном мнении учреждение могло только мешать. Вместо него, указом 30-го марта был учрежден «Совет непременный из лиц, доверенностью нашею и общею почтенных». Назначение Совета, говорил указ, состоит в том, чтобы «постановить силу и блаженство империи Всероссийской на незыблемом основании закона». «Оградив два первых состояния подданных наших непоколебимыми правами и преимуществами», продолжал указ, «мы призываем Совет к уважению последнего из них». Совет должен « . вдохнуть дух жизни и бодрости в важные состояния людей». Дела из Совета вносятся на утверждение государя, «когда большинством голосов будут уважены. Не имеющие сего уважения остаются без действия».[1]
Итак, новые узаконения не будут больше продуктом личной воли: они будут пропускаться через фильтр «избранного сословия» (так называется «непременный Совет» в указе 30-го марта) и отвергнутые большинством лиц, «доверенностью общею почтенных», они не могут получить обязательного для всех значения. Торжественно восстановленная Александром «жалованная грамота» дворянству (манифест 2-го апреля 1801 г.) находилась теперь под надежной охраной. Но тот же указ 30 марта уже содержал в себе указание, что грамоте может грозить опасность с другой стороны: указ напоминал Совету о существовании «последнего» из общественных классов тогдашней России, крепостного крестьянства, - а 16 мая в Совете уже обсуждался вопрос о непродаже крестьян без земли. Только что успокоенное «первенствующее сословие» должно было опять обеспокоиться.
В 1807 г. Александр говорил генералу Савари: «Я хочу вывести народ из того варварского состояния, в котором он находится при существовании торга людьми. Я скажу даже более. Если бы образованность была на более высокой ступени, я уничтожил бы рабство, если бы даже это стоило мне жизни».[2] Современник объяснял это влиянием воспитателя Александра, Лагарпа, который «глубоко внедрил в сердце своего воспитанника религиозное уважение к человеческому достоинству» (Стурдза).[3]
Можно было бы проследить и другую идейную связь: влияние французской революции на Александра было более сильно и непосредственно, чем это обыкновенно себе представляют. Бабушка, Екатерина II, когда ему было четырнадцать лет, читала с ним конституцию 1791 г. и объясняла ему причины революции. Его друзья, - в особенности бывший член якобинского клуба Строганов, - приносили ему живые, непосредственные впечатления великой борьбы. Он настолько проникся ими, что принес с собой на престол даже республиканскую терминологию эпохи: в одной записке, писанной уже императором Александром, высказывается задушевное желание стать когда-нибудь «полезным гражданином своего отечества» (citoyen de la patrie). И еще за несколько недель до смерти, в самый разгар аракчеевщины, Александр сказал одному из своих домашних - человеку, перед которым не нужно и не интересно было рисоваться: «Что бы обо мне ни говорили, но я жил и умру республиканцем».[4]
Как ни резок был контраст этих слов императора с тогдашним действительным положением его империи, при данной обстановке нет оснований подозревать их неискренность. Но именно этот контраст и показывает нам, что дело было совсем не в искренности или неискренности Александра, - как нередко в раздражении утверждали его современники. Если республиканизм Александра не помешал аракчеевщине, то и его «религиозное уважение к человеческому достоинству» нисколько не помешало бы дальнейшему прогрессу крепостного права: что именно и случилось в свое время с Екатериной II .
Если мы присмотримся к экономическому положению крупного русского землевладения при Екатерине II, мы без труда получим разгадку явления. Почти все наиболее крупные вотчины были на оброке; почти все владельцы таких вотчин не жили в них, а пребывали в Петербурге при дворе. Именно наблюдение над ближайшим к ней кругом привело Екатерину к неправильному выводу, что у помещиков «все деревни почти на оброке». В то время как владелец барщинного имения видел в себе прежде всего, владельца крепостных «душ», живой рабочей силы, - хозяин имения на оброке должен был видеть в себе, главным образом, собственника земли и получателя ренты. При переходе к капиталистическому строю первый заботился о том, чтобы как можно лучше использовать труд своих крестьян, - второй о том, чтобы поднять ренту; если этого можно было достигнуть путем юридического раскрепощения, но сохранив при этом экономическую зависимость крестьян от владельца, он ничего не имел бы против.
Раскрепощение, наоборот, само по себе могло бы стать источником денежного дохода, если бы оно произошло не сразу, а постепенно, и притом не даром, а с выкупом. Популярнейший теоретик русского «лэндлордизма» Александровской эпохи, Адмирал Мордвинов, так именно и предполагал организовать освобождение крестьян. «Свободу», писал он, «следует давать не сразу, а постепенно, в виде награды трудолюбию и приобретаемому умом достатку: ибо сим только ознаменовывается всегда зрелость гражданская».[5] Он приводит и детальную расценку «выкупных платежей» - не на землю, а за личность крестьянина. Дороже всего оцениваются, как это понятно, мужчины в наиболее работоспособном возрасте: от 20 до 40 лет выкуп составляет 1500-2000 рублей за «душу». Напротив, за детей от 2 до 5 лет назначается лишь по 100 р., а за стариков старше 50 лишь 500 р. Люди старше 60 лет, т. е. совершенно негодные в качестве работников, отпускаются совсем даром.
Одновременное и повсеместное освобождение всех крепостных Мордвинов считал для России (т. е. для землевладельцев) своего времени крайне невыгодным. «В стране малонаселенной, говорит он, и где денежные капиталы столь еще редки, что едва ли без затруднения могут быть оплачиваемы пахание и посевы прежде возвращения жатвою издержек, на оные употребленных, переходом с места на место работников не может быть без вреда и расстройства сельских хозяйств». Напротив, «когда Россия получит избыток в денежных капиталах и земля войдет в дорогую цену, тогда, естественно, никто из расчетливых владельцев не пожелает иметь на ней работников, коим половинную часть достояния своего уделять должно за их работу, и тогда, конечно, сословие нынешних крестьян (рабов) само по себе уничтожится».[6]
Как видно, русская аристократия начала VIII века прекрасно понимала связь между развитием капитализма и переходом к вольнонаемному труду. Для нее это было только вопросом времени. Во всяком случае, принципиальные возражения против эмансипации Александр I мог услышать не с этой стороны: они явились, как мы увидим впоследствии, из среды провинциального дворянства, экономические понятия которого настолько же отставали от только что изложенных взглядов, насколько отсталыми были методы его хозяйства. Но видно и сейчас, что и для крупной земельной знати уже экономически было далеко не безразлично, как совершится освобождение: тем более было ей это не безразлично политически. Такое освобождение, которое усилило бы и без того достаточно тяготевшую над дворянством личную власть, вовсе не входило в ее интересы. В глазах экономически прогрессивной части дворянства необходимым условием эмансипации была выгодная, с точки зрения дворянских интересов, конституция.
Мордвинов также предлагал проект по государственному устройству России. (Данный проект не представляет особого интереса, в обсуждении данного вопроса.)
Не стоит считать Мордвинова каким-то закоренелым крепостником, как это готовы сделать некоторые либеральные историки. Для тогдашних великосветских радикалов, «молодых друзей» Александра, Мордвинов был решительно левым. В своих стремлениях поощрить в России более прогрессивные формы помещичьего хозяйства, он рассчитывал не на одну знать и, «чтобы сделать что-нибудь для крестьян», предлагал разрешить крестьянам государственным и удельным покупать земли (без крепостных). Весьма возможно, что им же был внушен и дальнейший проект, в дневнике Строганова приписанный самому императору: разрешить этим крестьянам покупку и населенных имений, но с тем, чтобы права новых владельцев относительно крепостных были очень ограничены. «Молодые друзья» единодушно восстали против этого «слишком большого нововведения» - и разрешение было ограничено землями ненаселенными.
Идеалы «молодых друзей» в крестьянском вопросе лучше всего могут быть обрисованы словами самого Строганова, к которым нечего ни прибавить, ни убавить: «Задача в том, чтобы провести (освобождение крестьян) без потрясений - если нельзя выполнить этого условия, лучше совсем ничего не делать. Нужно щадить собственников (il y a menager les proprietaires) и идти к своей цели посредством ряда указов, которые, не обижая их (собственников), произведут некоторое улучшение в положении крестьян».
Теперь перейдем к другому реформатору, отличительной чертой которого от Мордвина явилось, быть может, более глубокое понимание сути дела и большая «подвижность» в попытке разрешения тогдашних проблем.
Сперанский был лучшим, даровитейшим представителем старого, духовно-академического образования. По характеру этого образования он был идеолог, как тогда говорили, или теоретик, как назвали бы его в настоящее время. Ум его вырос в упорной работе над отвлеченными понятиями и привык с пренебрежением относиться к простым житейским явлениям, или, говоря философским жаргоном, к конкретным, эмпирическим фактам жизни. Философия XVIII в., как известно, народила много таких умов. Это был Вольтер в православно-богословской оболочке. Но Сперанский имел не только философский, но еще и необыкновенно крепкий ум, каких всегда бывает мало, а в тот философский век было меньше, чем когда-либо. Упорная работа над отвлеченностями сообщила необыкновенную энергию и гибкость мышлению Сперанского; ему легко давались самые трудные и причудливые комбинации идей. Продолжительным и упорным трудом Сперанский заготовил себе обширный запас разнообразных знаний и идей. В этом запасе было много роскоши, удовлетворяющей изысканным требованиям умственного комфорта; было, может быть, даже много лишнего и слишком мало того, что было нужно для низменных нужд человека, для понимания действительности (у него больше политических схем, чем идей); в этом он походил на Александра, и на этом они сошлись друг с другом. Но Сперанский отличался от государя тем, что у первого вся умственная роскошь была прибрана и стройно расставлена по местам, как дорогие безделки в опрятной уборной светской женщины. Со времен Ордина-Нащокина у русского престола не становился другой такой сильный ум. Это была воплощенная система. Ворвавшись со своими крепкими неизрасходованными нервами в петербургское общество, уставшее от делового безделья, Сперанский взволновал и встревожил его, как струя свежего воздуха, пробравшаяся в закупоренную комнату хворого человека, пропитанную благовонными миазмами. Но в русский государственный порядок он внес такого движения, как в окружавшую его петербургскую правительственную среду. Тому причиной был самый склад его ума. Это был один из тех сильных, но заработавшихся умов, которые, без устали все, анализируя и абстрагируя, кончают тем, что перестают понимать конкретное. Сперанский и доработался было до этого несчастия. Он был способен к удивительно правильным политическим построениям, но ему туго давалось тогда понимание действительности, т. е. истории. Приступив к составлению общего плана государственных реформ, он взглянул на наше отечество, как большую грифельную доску, на которой можно чертить какие угодно математически правильные государственные построения. Он и начертил такой план, отличающийся удивительной стройностью, последовательностью в проведении принятых начал. Но, когда пришлось осуществлять этот план, ни государь, ни министр никак не могли подогнать его к уровню действительных потребностей и наличных средств России.
Хотелось бы остановиться на программе Сперанского в социальной области: именно здесь Сперанский выдвигает наиболее консервативные проекты решения как в области крепостного права, та к и в области устройства «нового государства Сперанского».
Сперанский предлагает начать реформу с наделения всех одинаковыми гражданскими правами: этого, однако, совсем не следует понимать в том смысле, что все подданные русского императора должны стать равноправными. Это не обозначает даже немедленной отмены крепостного права. «Дворянство сохранит свою привилегию, говорит Сперанский, но лишь на некоторое время». «Рабы однако же всегда и везде существовали», прибавляет он в утешение себе и своему читателю. «В самих республиках число их почти равнялось числу граждан, а участь их там была еще горше, чем в монархиях».[7] «Нет никакого основания предполагать, чтобы в России не могло оно (рабство) уничтожиться, если приняты будут к тому действительные меры. Но чтобы меры сии были действительны, они должны быть постепенны».[8] Угрожаемое лишением своей «прерогативы» в более или менее отдаленном будущем, дворянство в данную минуту должно было получить крупное приращение к этой «прерогативе»: политические права, т. е. право избирать и быть избираемыми в местные, а через них и в государственную думу, предоставлялось исключительно землевладельцам. «Народ рабочий имеет общие права гражданские, но не имеет прав политических. Переход из сего класса всем отверзть, кто приобрел недвижимую собственность в известном количестве и исполнил повинности, коим обязан был по прежнему состоянию». Выделенные строки показывают, что не только владельцы движимого капитала, но и мелкие земельные собственники не пользовались, по конституции Сперанского, правом голоса: иными словами, что право это было предоставлено исключительно помещикам. Правда, что политические права помещик приобретал не в силу своего дворянского происхождения, а «не иначе, как на основании собственности»: но, во-первых, тут не было ничего принципиально нового, ибо безземельные дворяне и в дворянских выборах не участвовали. А во-вторых, это была оговорка чисто теоретическая, ибо помещики не-дворяне составляли ничтожное исключение, и должны были еще надолго таковыми остаться, так как дворянское землевладение сохраняло, по-прежнему, свою главную привилегию: за дворянством оставалось «особенное право приобретать недвижимые имения населенные, управляя ими по закону». Трудно сказать, что имела в виду последняя оговорка: совершать беззаконные поступки над своими крестьянами помещики никогда не имели права. Вопрос был в том, как удержать в границах закона полновластного владельца крепостных людей - и на этот вопрос конституция Сперанского не дает точного и ясного ответа: с одной стороны, как будто крестьянам предполагалось дать «общие права гражданские» - к «народу рабочему», получавшему эти права, «причисляются все поместные крестьяне, мастеровые, их работники и домашние слуги». С другой стороны, мы видели, что принять «действительные» меры к упразднению крепостного права предполагалось лишь «постепенно». А составленная исключительно из помещиков государственная дума едва ли очень хлопотала бы об ускорении хода этого дела. И в этом пункте план Сперанского оказывается таким же неискренним и половинчатым, как и во всех других.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Политология. (реферат)

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Реферат скачан с сайта allreferat wow ua iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<