Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости




НазваниеДанилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости
страница8/47
Дата публикации16.11.2013
Размер6.77 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Психология > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   47

67

но, несмотря на этот внешний, спонтанный подъем его чувств, он остается тем же человеком, тем же числом, лишь возведенным в очень высокую степень. Он порабощен; но, к несчастью, порабощен самим собою, той частью своего «Я», которая господствовала в нем; он хотел сделаться ангелом, а стал зверем, в данный момент могущественным зверем, если только можно назвать могуществом чрезмерную чувствительность при отсутствии воли, сдерживающей или направляющей ее» (все выделения мои. – А.Д.).

Эти слова Бодлер написал о гашише. Обратите внимание на выделенные места – они окажутся необходимыми во всем последующем изложении.

В рассказе Тейлора Маккинли, с которого начинается эта глава (а это был первый в истории отчет, познакомивший европейцев с эффектами действия марихуаны), появляется интересный образ, который потом будет сопровождать описания очень многих «трипов» под влиянием галлюциногенов:

«Обрамлявшие меня стены распались и рухнули...»

Одно из программных музыкальных произведений хиппи «The Wall» («Стена») рок-группы «Pink Floyd» практически целиком посвящено ощущениям и образам, возникшим под воздействием конопли.

Какую же стену пытался разрушить лирический герой диска и знаменитого художественного фильма Алана Паркера?

В ленте, кстати говоря, очень легко проследить «женственную» позицию главного героя. ^ Он абсолютно пассивен – от одного внешнего внушения к другому, от «зом-бирования» за школьной партой до «ведьмовского полета» в компании неонацистов. Он занят только тем, что отдается очередному внушению.

Это и есть так называемое открытое сознание или абсолютно «свободное восприятие», что, по сути, одно и то же.

Фритц Ладлоу – литератор, «певец» гашиша конца XIX века, покончивший жизнь самоубийством в результате неумеренного потребления конопли, писал:

«...Человек, который не верит ни во что, что не касается органов его собственного тела, будет инстинктивно прятаться в крепости того, что он считает стародавним здравым смыслом...»

В конце XX века Т. Маккена пишет:

68

«Конопля – проклятие для культуры власти, поскольку у употребляющих ее людей она снимает обусловленность поведения принятыми в обществе ценностями...» (Курсив в обеих цитатах мой. – А.Д.)

Итак, «Стена», которую пытается разрушить человек, употребляющий марихуану, по признанию самих же «апологетов культа конопли», сложена из кирпичей здравого смысла и принятых в обществе ценностей – то есть этики и морали.

В этом смысле России, как ни странно, даже «повезло», ибо «стена» принятых ее обществом ценностей разрушалась уже два раза – в 1917 году и в 1991-м. Кому, как не нам, судить, может ли такое внезапное разрушение приносить пользу отдельному человеку или обществу...

Хиппи так и не смогли понять, что их «полная свобода», усиленная марихуаной, мескалином и LSD, означает... полную пустоту.

^ Восприятию необходим смысл как некоторая ось, на которую человек может нанизывать то, что он воспринимает. Если такой оси не существует, то любые приходящие извне образы, внушенные мнения и т. п. будут восприниматься как абсолютно равные по своему значению – а в результате приоритет останется за теми из них, которые воздействуют наиболее интенсивно. Поведение будет определяться не качеством, обусловленным анализом приходящего сигнала, а всего лишь его количеством.

^ Это и есть абсолютная внушаемость. Человек слышит не то, что для него важно, а то, что звучит громче.

Он становится неспособным сделать выбор между вещами, которые имеют для него значимость, и вещами, которые к нему отношения не имеют.

^ Полная свобода подразумевает отсутствие собственного мнения. Если собственного мнения нет, принципиальным становится мнение чужое.

Под воздействием марихуаны человек теряет ощущение своего «Я», собственной индивидуальности, у него пропадает ощущение важности себя как существа отдельного...

^ Чувство «Я» и есть та самая ось, точка отсчета, с которой начинается осмысленное восприятие.

Человек, утративший уверенность в себе, не способен оценить «что такое хорошо, а что такое плохо», и ему легче всего подчиняться, выполняя прямые команды.

69

Такую внушаемость придворный врач Шен Нуна определял как «податливость», а психоаналитики считают женским началом в человеке.

Пользуясь терминами Карла Юнга, марихуана поднимает из тайников мужской психики аниму – образ женского, влажного, податливого, коллективного начала в бессознательной части души мужчины.

«Почему это начало коллективное?» – спросит читатель.

«Коллективное» – это понятие прямо противоположное понятию «индивидуальное». Когда собственное (индивидуальное – мое) мнение пропадает или атрофируется, человеку остается только полагаться на мнение окружающих людей. Его индивидуальные взгляды на жизнь как бы растворяются в пользу мнения группы или общества.

В начале 70-х годов, уже после того, как оборвалась психоделическая революция, марихуана вновь завладела молодежным сознанием. Самое прямое отношение к этому в качестве неформального лидера имел основатель музыкального стиля регги знаменитый певец и гитарист Боб Марли.

Марли приехал в Америку с Ямайки.

С собой он привез религию бога Раста.

Пророком этой религии он объявил самого себя, а главным ее ритуалом.,, свою музыку. Все последователи нового религиозного движения одновременно должны были стать и адептами нового музыкального стиля. Они называли себя «rast's people» – люди Раста. У нас их стали называть «растоманами».

Общаться с Растом было занятием непростым: для свидания с ним требовался своего рода проводник. Инстанция эта, присутствовавшая в растении Cannabis sativa, или все в той же конопле, получила имя Джа.

Бог Джа должен был открыть сознание курильщиков конопли для получения ценных указаний от бога Раста. А чтобы указания слышались особенно внятно, сопровождались они музыкой Раста. Часто через музыку или сопутствующие трансы такие указания непосредственно и передавались.

Как видите, здесь действует все тот же знакомый нам стереотип: марихуана открывает сознание для воздействия – не важно, образы ли это «райского сада» тагов или, как в данном случае, «сладкая музыка». Курение конопли создавало нужный резонанс для особого восприятия регги, чтобы именно музыка вызывала привыкание – психическую зависимость.

70

Большинство растоманов, особенно отечественных, конечно, не понимали, что Раст – крайне жестокий бог-разрушитель одного из ответвлений культа вуду, распространенного на Кубе и Ямайке. Когда колдуны того же культа создавали своих зомби на Гаити, их коллеги на островах пытались проделать те же самые манипуляции с помощью конопли...

У европейских и российских последователей растоманов постоянное курение марихуаны формировало тот же фон поведения, который еще недавно существовал у хиппи.

Те же длинные волосы (теперь их стали скатывать в десятки мелких засаленных косичек – «дредцов»), одежда слегка иная, но тоже с длинными рукавами и свободными, ниспадающими длинными брюками, как бы препятствующая какому-либо труду; все те же медленные, женственные движения и влажные глаза с расширенными, остановившимися зрачками.

Конечно, музыка – дело субъективное. Но среди меломанов существует стойкое мнение, что музыку в стиле регги слушать невозможно. Приведем высказывание одного из наших пациентов:

«Она (музыка) сладка настолько, что ты ею наедаешься, тебя начинает тошнить после первых же трех аккордов».

Боб Марли говорил в одном из интервью:

«Мы никому не сопротивляемся, ничего не добиваемся и ничего не хотим. Только слушать музыку, открыть свой ум, курить марихуану и различать сквозь нее слова нашего прекрасного Бога...»

Хотел ли Боб Марли через открытое с помощью марихуаны сознание фанатов впустить в европейскую культуру своего страшного Бога или жб просто хотел властвовать над наркоманами, «сидящими» на его музыке, как на игле, сказать трудно. Однако и в Америке, и в нашей стране любые клубы или сборища любителей регги немыслимы без постоянного курения конопли.

Сочетание галлюциногенного эффекта марихуаны и музыки производит тот же самый закабаляющий душу эффект, которого добивался «горный старец» Гасан ибн-Сабах, вызывающий у членов своей секты галлюцинации рая на Земле с помощью конопли и внушения.

«Всякая привычка скоро превращается в необходимость, – писал Бодлер. – Кто прибегает к яду, чтобы

71

мыслить, вскоре не сможет мылить без яда». Так и хочется дописать Бодлера и сказать: он будет мыслить как яд.

Временами появлялись сообщения о совершенных рас-томанами убийствах. По своей ли воле шли на это или по приказу, – осталось неизвестным...

В последнем анимационном эпизоде «Стены» А. Паркера именно стена разума (которую главный герой пытался разрушить на протяжении всего фильма) оказывается единственной защитой от жуткого символа женского начала, пытающегося (в прямом смысле) поглотить Пинка. Этот кошмарный образ анимы в фантазии (или галлюцинации) героя фильма является символическим отображением наркотика, угрожающего растворением, уничтожением его души.

Из глубины XIX века по-прежнему звучит предупреждающий голос Шарля Бодлера, и его по-прежнему никто не слышит:

«Говорят и это, кажется, верно, что это вещество не причиняет никакого физического вреда, во всяком случае, никакого серьезного вреда. Но разве можно назвать здоровым человека, непригодного к деятельности и способного только мечтать, хотя бы все члены его и были невредимы? Мы слишком хорошо знаем природу человека и можем утверждать, что человек, который с ложкой варенья может получить все блага земли и неба, не станет и тысячной доли их добиваться трудом.

Возможно ли представить себе государство, все граждане которого опьянялись бы гашишем? Каковы были бы эти граждане, эти воины, эти законодатели!... В самом деле, человеку, под страхом духовного разложения и интеллектуальной смерти, не дозволено изменять основные условия своего существования и нарушать равновесие между своими способностями и тою средою, в которой ему суждено проявлять себя; словом, не дозволено изменять свое предназначение, подчиняясь вместо того фатальным силам другого рода...

^ Легко увидеть связь между демоническими образами в по-* эзии и живыми существами, предавшимися употреблению возбуждающих средств. Человек захотел стать богом, но в силу неуловимого нравственного закона он пал ниже своей действительной природы. Это душа, продающая себя в розницу...

^ ...Нужно ли прибавлять, что гашиш, как все одиноке наслаждения, делает личность бесполезной для общества, а общество лишним для нее, побуждая ее к постоянному

72

самовосхищению, толкая ее изо дня в день к краю той сверкающей бездны, в которой она находит свое отражение – отражение Нарцисса» (выделено мной. – А.Д.).

Читатель нашей книги сможет убедиться, что люди не послушались предупреждения Бодлера. Человека конца XX века ведущие философы и психологи уже наших дней и будут описывать как Нарцисса, бесконечно любующегося своим отражением.

^ «АПОЛЛОНИЧЕСКОЕ» И «ДИОНИСИЧЕСКОЕ»

Если мы, пусть в качестве предположения, возвели первое употребление наркотика-галлюциногена к временам изначальным, к Книге Бытия, то мы должны каким-то образом закончить эту мысль.

Какой же род абсолютно греховного знания могла приобрести Ева, отведав яблоко (гриб?) с Древа познания добра и зла? И почему знание это стало причиной проклятия человеческого рода?

Возможно, в культуре Нового времени первым, не осознавая того, на этот вопрос ответил Фридрих Ницше в своей работе «Рождение трагедии из духа музыки»:

«Как среди бушующего моря, с ревом вздымающего и опускающего в безбрежном своем просторе горы валов, сидит на челне пловец, доверяясь слабой ладье, – так среди мира мук спокойно пребывает отдельный человек, с доверием опираясь на principium individuationis. (здесь Ницше цитирует Шопенгауэра.. – А.Д.). Про Аполлона можно было бы даже сказать, что в нем непоколебимое доверие к этому принципу и спокойная неподвижность охваченного им существа получили свое возвышенное выражение, и Аполлона хотелось бы назвать великолепным божественным образом principii individuationis...

В приведенном месте Шопенгауэр описывает нам также тот чудовищный ужас, который охватывает человека, когда он внезапно усомнится в формах познавания явлений, и закон достаточного основания в одном из своих разветвлений окажется допускающим исключение. Если к этому ужасу прибавить блаженный восторг, поднимающийся из недр человека и даже природы, когда наступает такое же нарушение principii individuationis, то это даст нам

73

понятие о сущности дионисического начала, более всего, пожалуй, нам доступного по аналогии опьянения. Либо под влиянием наркотического напитка, о котором говорят в самых гимнах все первобытные люди и народы (курсив мой. – А.Д.), либо при могучем, радостно проникающем всю природу приближении весны просыпаются те дионисические чувствования, в подъеме коих субъективное исчезает до полного самозабвения. Еще в немецком Средневековье, охваченные той же дионисической силой, носились все возраставшие толпы, с пением и плясками, с места на место; в этих плясунах св. Иоанна и св. Вита мы узнаем вакхические хоры греков с их историческим прошлым в Малой Азии, восходящим до Вавилона и оргаистических сакеев».

Работа Ницше посвящена двум началам, существующим в природе человека. Первое начало соответствует началу личному – «принципу индивидуации», который позволяет человеку чувствовать себя отдельным, «находясь среди мира мук». Это начало, позволяющее человеку усваивать информацию из внешнего мира, не разрушая при этом самого себя.

Второе начало Ницше напрямую связывает с опьянением и с уже знакомой нам загадочной сомой древних. Это начало, уничтожающее принцип индивидуальности, растворяющее личность в водах безумия.

Культ Диониса, явившийся на материковую Грецию из ближневосточных культов в VI–VII веке до нашей эры, русский поэт и философ Вячеслав Иванов характеризует как «массовую психическую эпидемию, незримой волной захлестнувшую население Греции».

В основе ритуалов Диониса лежало опьянение их участников вином и неизвестными нам наркотическими (возможно, тем же самым «элевсинским таинством») смесями, приводившее собравшихся в «буйный экстаз», в котором достигалось чувство единения с божеством. По разным источникам, дионисийские экстазы переходили в оргии, в которых чувство единения с божеством достигалось как гомо-, так и гетеросексуальными способами. Человек, по словам В. Иванова, должен был «убежать из себя самого в свою же собственную, но чувственную природу».

Характерно, что главные среди современников враги культа Диониса – орфики относили его культ к «титано-ву началу» в человеческой природе, следование которому

74

приводило людей к озверению. Имеется в виду прямой, а отнюдь не переносный смысл этого слова.

Титаны – это те самые хтонические силы, с которыми столкнулся в своем странствии Одиссей, – циклопы, Цирцея и горгона Медуза были их детьми.

Вячеслав Иванов писал о двух причинах повальной увлеченности греков оргаистическим культом Диониса:

«Прежде всего, таким путем люди возвращались от логической организации города к своему естественному, природному – освежающему началу...»

Была и вторая причина: «Дуализм двух царств и двух святынь, – пишет Иванов, – ночи и дня, темных <...> подземных царей и светлых богов – был, до пришествия Диониса, началом непримиримого душевного противоречия и раскола. С Дионисом наступило примирение обоих богопочита-ний и человек перестал равно, но разно трепетать от ночной бездны и отвращающихся от нее олимпийцев».

Говоря психологическим языком, Иванов утверждает, что культ Диониса помогал человеку классической древности преодолевать неустойчивость собственного психического мира. Эту неустойчивость поэт объясняет тем, что в подсознании человека тех времен постоянно существовал конфликт между духовным началом души, воплощающемся в относительно новых разумных богах Олимпа, и ее еще не преодоленным первобытным «полузвериным, по сути, природным началом». Второе начало находило свое мифологическое воплощение в чудовищных хтонических богах древности – в порождениях хаоса.

Вячеслав Иванов утверждал даже, что культ Диониса «спас эллинство от безумия», к которому вело его двоеверие, знаменовавшее... антиномию и противоречивость таинств неба и земли, законов жизни и смерти, явленного Космоса и незримого Аида.

«Спасение от безумия» заключалось в том, что в страстном сопереживании смерти Диониса «человек дает возможность выйти наружу самым потаенным своим чувствам». Получается, что психологическая задача мистерии Диониса, с точки зрения Иванова, абсолютно идентична... с главной задачей Фрейдова психоанализа – сделать бессознательные, инстинктивные импульсы психики частью сознания.

В своей повести «Тутанкамон на Крите» Дмитрий Сергеевич Мережковский описывает шествие вакханок – жен-
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   47

Похожие:

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconФеномен человека
Чтобы правильно понять данный труд, его следует рассматривать не как метафизический и тем более не как геологический трактат, а единственно...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconPsikhologicheskii zhurnal
Интернета как поведенческой аддикций, как имеющего мало общего с клиникой зависимостей поведенческого феномена, как заблуждения психологов,...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconМетаболизм гладкомышечных клеток и окружающих тканей; в влияние
К первых двум группам относятся феномен Остроумова-Бейлиса, пресорний диурез, изменение величины кровотока в зависимости от уровня...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости icon15 мифов российской истории – правда и ложь
Феномен «крепостного права» это феномен истинно московский, и он многое объясняет. Во всем мире рабами были представители других...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconТехнологии интеграции государственных информационных систем и организации...
А. В. Данилин, Менеджер по работе с государственными организациями, Представительство Microsoft в России и снг, 2003 г

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconОценка эффективности методики Б. Уайнхолда для диагностики межличностной зависимости у мужчин
Б. Уайнхолда для диагностики уровня зависимости в отечественной мужской субпопуляции. Приведены значения основных психометрических...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconФеномен «Артека»: событие без границ
«Артек» явление уникальное, заявляют артековцы: дети и взрослые, влюбленные в «Артек». «Артек» – одно из многих детских учреждений,...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconНовые технологии Сложная социотехническая система: феномен Интернета
Поэтому столь важно попытаться осмыслить феномен Интернета именно сейчас, когда по своей значимости и влиянию на развитие общества,...

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconФеномен иронии истории в легитимационной политике
Высоцкий А. Ю. Феномен иронии истории в легитимационной политике // Грані. Д., 2005. № С. 148-152

Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости iconДанилин А., Данилина И. Д17 Как спасти детей от наркотиков. «Врачи предупреждают»
Охраняется Законом РФ об авторском праве Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<