Время




НазваниеВремя
страница8/29
Дата публикации17.11.2013
Размер4.93 Mb.
ТипМонография
uchebilka.ru > Психология > Монография
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

70 Личностная организация времени деятельности ____ __

задавалось извне, и если они определяли его сами. Но тогда самым принципиальным в отношении личностной организации времени жизни является следующий вопрос: могут ли лица, которые при­выкли действовать только при внешне заданном сроке (при осу­ществлении деятельности), в отношении жизни в целом свободно располагать своим временем, т. е. определять его сами? Соответ­ственно, может быть поставлен и другой вопрос: способны ли лица, которые склонны сами определять время своей деятельности, сво­бодно располагать временем своей жизни?

Важнейшим оказался вывод, касающийся принципа единства сознания и деятельности, разработанного С. Л. Рубинштейном. Важнейшим звеном этого принципа являлось положение о регу-ляторной роли сознания по отношению к деятельности. Мы полу­чили данные, касающиеся только особенностей личностной орга­низации времени деятельности, свидетельствующие, что этот прин­цип должен быть конкретизирован типологически. Фактически оказалось, что не у всех людей сознание играет решающую роль в регуляции деятельности. В трехкомпонентной модели, образуемой сознанием, переживанием и практической регуляцией деятель­ности, переживание времени может блокировать регуляторную роль сознания. Более того, обнаружились не только прямые, но и об­ратные связи между сознанием и деятельностью, а также пережи­ванием времени и деятельностью во времени. Деятельность может быть представлена в сознании, причем неадекватно, и, соответст­венно, может неадекватно регулироваться им (или вообще не ре­гулироваться). Переживание может оказаться барьером, блокиру­ющим связь сознания и деятельности или искажающим ее. В свою очередь, в переживании выражается способ деятельности (или об­ратно — способ переживания определяет способ действия). Причем у одних в переживании выражается только позитивный, а у других негативный (неудачный) способ действия. Эти выводы носят сугубо предварительный характер, выступая скорее как основание для по­строения- новых гипотез и проверки новых предположений.

Типологическая природа временной организации личности по­зволяет понять, что каждому типу релевантны, более удобны, «сен-зитивны» разные объективные структуры (события, ситуации, дея­тельности). Но это означает и то, что тип, попадающий в неадекват­ные ему структуры, вынужден решать дополнительные, сравни­тельно с другим, временные задачи, которые иногда выводят его на предельные состояния без видимых к тому внешних причин. Соот­ветственно, при осуществлении одной и той же профессиональной деятельности разные типы людей также решают разные временные задачи (например, лица, привыкшие подчиняться внешней регламен­тации, освобождаются от необходимости самоорганизации во вре­мени, необходимости планировать, тогда как оказавшись в ситуации

_ __ _Глава вторая _ __________ _ 71

с незаданным временем, они испытывают дефицит этих способнос­тей, но зато в «своем времени» они должны развить в себе способность к своевременности, точности, должны успевать совмещать свою ак­тивность с критическими моментами деятельности и т. д.).

Результаты исследования позволяют ориентировать людей прежде всего в направлении осознания своих возможностей и огра­ничений для включения в более адекватные их типу сферы жизни и деятельности.

2. Компьютерное моделирование временных режимов деятельности и диагностика личности

Таким образом, исследование, проведенное нами совместно с Л. Ю. Кублицкине, привело к двум новым исследовательским задачам и моделям. Первая, осуществленная нами совместно с О. В. Кузьминой, являлась более конкретной, реализованной на компьютере моделью, в которой деятельность (ее способ осущест­вления во времени) была реальной, а не выявлялась только с помощью вербальных (рефлексивных) данных.

Первая модель О. В. Кузьминой в исследовании способа орга­низации деятельности во времени отличалась от той, которая ис­пользовалась Л. Ю. Кублицкине, тем, что деятельность была не рефлексивно, обобщенно оцениваемой респондентами, а реальной, осуществляемой на компьютере. Компьютерная модель позволяла включить большее, чем допустимо в естественном и даже лабора­торном эксперименте число переменных, а именно — включить в трехкомпонентную структуру и восприятие времени, кроме осо­знания, переживания и практической регуляции времени. Изуче­ние временных особенностей личности осуществлялось через изу­чение взаимосвязи, существующей между индивидуальным вос­приятием, переживанием, осознанием времени и практической деятельностью в разных временных режимах. Теоретически этот вопрос является принципиальным: огромное число исследований относится прежде всего к проблеме восприятия времени и некото­рых хронометрических характеристик человека (А. С. Дмитриев, В. П. Лисенкова, Б. И. Цуканов, Д. Г. Элькин и др.), но, как известно, уровень восприятия никак не связывался с личностным уровнем и способом организации времени. Наша первая гипотеза касалась именно того, входит ли восприятие времени в личностный контур его организации (связано ли оно с полученной нами на первом этапе типологией).

Однако при попытке экспериментально реализовать эту задачу, выявилось много проблем. Во-первых, какую объективно измеряе-

72^____^ Личностная организация времени деятельности

мую деятельность можно выбрать в качестве модели для исследо­вания, если любая профессиональная деятельность привязана к своим специфическим формам, складывается из очень специфичес­ких задач, событий, а главное, предполагает свое «прошлое», исто­рию, запечатленное в ее собственной логике и в «логике» ее субъ­екта (его профессионализме, мотивации и т. д.). Как вырвать фрагмент такой деятельности из этой логики и истории и при этом уравнять мотивацию, профессионализм, отношение к этой деятель­ности испытуемых? Во-вторых, как вычислить среднее, т. е. нор­мативное время этой деятельности, как смоделировать ее архитек­тонику, если в любой более-менее сложной деятельности совершен­но различны ее этапы, композиция, последовательность событий и задач? В-третьих, как уравнять и можно ли в принципе уравнять мотивацию любой деятельности? Можно ли в принципе вычислять среднюю скорость, чтобы затем учитывать мотивационную «по­правку» и т. д.? Наконец, как ликвидировать момент случайности, связанный с локальностью каждой ситуации деятельности по от­ношению к тому, как человек действует обычно? Эта традиционная для любого психологического исследования дилемма была здесь особенно сложна: насколько сегодняшний замер типичен для данной личности и сколько замеров достаточно, чтобы выявить сложив­шийся способ ее деятельности?

Поэтому компьютерная модель была ограничена только двумя из пяти использованных выше режимов (диагностировался норма­тивный режим и дефицит времени). Это сокращение числа режимов по отношению к первому этапу исследования было сделано не только по техническим, но и по теоретическим причинам. Была поставлена задача: удастся ли выявить описанные выше пять типов только на двух режимах, т. е. могут ли они впоследствии служить достаточным диагностическим средством определения типа или будут получены совершенно другие типы, особенно учитывая вве­дение восприятия в число компонентов личностной организации времени. Таким образом, новая модель была более широкой по числу исследуемых компонентов структуры времени и более узкой по числу диагностируемых режимов.

Наконец, она отличалась от первого исследования тем, что там компонент осознания выявлялся с помощью интервью и потому, как выявилось, только у некоторых типов сознание оказалось связано с деятельностью (тогда как другие осознают время жизни в целом или время как абстрактно-философскую категорию), а здесь на осознание были поставлены две разные задачи: выявить осознание времени (в целом) и рефлексию конкретного способа деятельности на компьютере (после того, как она завершена). Эта дифференциация задач вытекала из данных первого этапа и оформ­лялась в гипотезы: могут ли типы, осознающие время вообще,

__ _ Глава вторая _ _____ _____73

адекватно рефлексировать свой способ действия во времени (а далее — как связана рефлексия времени жизни и времени дея­тельности), и наоборот — способны ли типы, рефлексирующие свой способ действия во времени, осознавать время в целом. Иными словами, задача заключалась в выявлении связи (различий, про­тиворечий) двух «видов» сознания—осознания времени вообще и рефлексии способа действия. Это одновременно и более глубокая теоретическая проблема. В первом исследовании не удалось вклю­чить компонент сознания в характеристику полученных типов, они были описаны только по двум компонентам: переживанию и практической организации времени. Может ли рефлексия способа реальной деятельности служить связующим компонентом в выде­ленной вначале трехкомпонентной структуре организации времени?

Дополнительная гипотеза касалась характера связи между ког­нитивными компонентами структуры: как связаны и связано ли вообще осознание и восприятие времени (и более тонко: связано ли восприятие времени с рефлексией деятельности или с осознанием времени в целом).

Методический аппарат состоял из двух составляющих — вер­бальных, опросных (в том числе диагностических) средств и соб­ственно экспериментальных, привязанных к компьютерной модели и потому точно измеряемых. На компьютере несложно установить взаимосвязь между целями и качеством процедуры деятельности. Вначале использовался комплекс компьютерных заданий (6 задач), в которых фиксировались способы выполнения деятельности в двух режимах дефицита и нормативно заданного времени (специально установленного для данной деятельности «среднего» времени), а также степени точности—неточности восприятия временных ин­тервалов, заполненных деятельностью на компьютере, по парамет­рам: оценка, воспроизведение, отмеривание, сравнение. Иными словами, измерялось не абстрактное восприятие времени, а вос­приятие, включенное в «контур» деятельности. Испытуемым пред­лагалась работа с текстом (в условиях оптимальной временной заданности было необходимо выделить буквы «а», в режиме дефи­цита времени предлагалось заменить букву «а» на букву «е»).

Затем после завершения деятельности в ходе беседы выявлялась адекватность—неадекватность рефлексии — оценивания своего спо­соба выполнения заданий по критериям: качество работы, скорость деятельности и точность восприятия временных интервалов.

Далее применялись два диагностических вербальных метода, которые были направлены на осознание времени и на рефлексию своего привычного способа деятельности в профессии (как в первом исследовании, но с существенными методологическими уточнения­ми). Первый тест «временные ценности личности», разработанный О. В. Кузьминой, требовал проранжировать 10 понятий по крите-

'74___ _ ^ Личностная организация времени деятельности

рию активности—пассивности личности (осознание внешней и вну­тренней детерминации деятельности). Второй включал пять аль­тернативных высказываний для выявления рефлексии способа де­ятельности по параметрам: скорость, цикличность, планомерность, самостоятельность процесса деятельности.

Для определения компонента переживания использовались не только методики Р. Кнаппа и др., но и диагностировалась ситуа­тивная и личностная тревожность с помощью опросника Спилбер-гера, использовался также опросник Ю. М. Орлова, измеряющий потребность в достижении. Нам представлялось, что тревожность больше связана с настоящим временем, в котором осуществляется деятельность, чем переживания, выявляемые с помощью метафор и образов.

Как отмечалось, деятельность осуществлялась только в двух режимах — нормативном и дефиците, но дополнительно измеря­лась ее скорость (темп).

Все данные по выборке (111 человек) анализировались в двух направлениях: 1. Давалась общая характеристика времени деятель­ности отдельно для каждого режима (нормативного и дефицита), каждого испытуемого отдельно относительно среднего арифмети­ческого их значения Но выборке. 2. Особо анализировалась скорость деятельности как одна из основных характеристик ее динамики по критерию увеличения—снижения скорости. Основным резуль­татом была ярко выраженная типология.

Основой типологии (выделилось 8 типов, или групп, испытуе­мых) оказалась скорость, которая дифференцировалась на высокую и низкую (замедление), возрастающую—снижающуюся к концу дея­тельности.1 По каждому испытуемому сравнивалась скорость в первые 150 сек. деятельности и во вторые 150 сек., а также различие скоростей в разных режимах деятельности. Вторым ос­нованием типологии явилось качество деятельности, замерявшееся по числу ошибок,2 которое оставалось у одних типов константным, у других — уменьшалось, у третьих — увеличивалось в связи с характером изменения скорости.

Данные типы не представляют иерархии. В их обозначении первое слово отражает общую тенденцию скорости деятельности

' Высокой скорость считалась в том случае, если ее значение выше среднего арифметического по выборке (V\ = 187 сек., Уд = 171 сек.), где V\ — средняя скорость времени в режиме дефицита, a Vg — средняя ско­рость в условиях нормативного режима.

2 В режиме дефицита качество деятельности в целом ниже (V, = 5,03), где V\ — среднее арифметическое количество ошибок в режиме дефицита), чем при работе в нормативном времени (Уд = 4,8), где Уд — среднее ариф­метическое количество ошибок в режиме нормативно заданного времени.

_ ___ ^ Глава вторая _ __________75

(высокая—низкая) относительно среднего арифметического, второе раскрывает характер скорости деятельности (увеличение—сниже­ние) в процессе деятельности как в режиме оптимальной временной заданности, так и в условиях временного дефицита.

Первой тип назван «скоростным — возрастающим». У его пред­ставителей наблюдается высокая скорость деятельности. Ее пока­затель выше среднего арифметического по всей выборке как в условиях дефицита времени, так и в режиме оптимальной времен­ной заданности. Причем необходимо отметить то, что скорость вы­полнения деятельности имеет тенденцию постепенно увеличиваться от начала к концу в обоих режимах.

Второй тип обозначен как «скоростной — неопределенный» и характеризуется тем, что скорость работы испытуемых в условиях Временного дефицита и оптимальной заданности времени выше среднего ее показателя по выборке отдельно в обоих режимах. Для процесса выполнения деятельности в режиме дефицита времени характерны либо постепенное понижение скорости (73%), либо ее постоянство (27%). В процессе деятельности в условиях оптималь­ной временной заданности наблюдается либо постепенное увеличе­ние скорости (15%), либо ее снижение (85%).

Третий тип — «медлительно-возрастающий» — представлен ис­пытуемыми, для деятельности которых в режиме дефицита времени и оптимальной заданности срока характерна невысокая (ниже сред­него показателя по выборке) скорость работы. Причем ее значение постепенно увеличивается от начала деятельности к ее концу в обоих режимах.

Четвертый тип назван нами — «медлительно-неопределенный». Деятельность испытуемых данного типа отличает невысокая ско­рость (ниже среднего по выборке), и для нее характерно или постепенное понижение в условиях временного дефицита, или слож­ное сочетание: понижение у 13,55% испытуемых и увеличение у 86,5% испытуемых в режиме оптимальной заданности времени.

Пятый тип — «медлительно-постоянный». У его представите­лей, с одной стороны, при выполнении деятельности наблюдается в обоих режимах невысокая скорость работы относительно среднего показателя (ее значение меньше среднего арифметического по вы­борке) и, с другой стороны, отмечается, что при выполнении за­дания темп деятельности лиц данной группы постоянен как в режиме дефицита, так и в условиях оптимальной временной за­данности. Скорость выполнения деятельности постоянна.

Шестой тип — «разноскоростной — возрастающий» представ­лен испытуемыми, для деятельности которых в режиме дефицита времени характерна невысокая скорость (ниже среднего показателя по выборке). При выполнении задания в условиях оптимальной временной заданности им свойственен показатель скорости выше

72^ __^ Личностная организация времени деятельности _ _

мую деятельность можно выбрать в качестве модели для исследо­вания, если любая профессиональная деятельность привязана к своим специфическим формам, складывается из очень специфичес­ких задач, событий, а главное, предполагает свое «прошлое», исто­рию, запечатленное в ее собственной логике и в «логике» ее субъ­екта (его профессионализме, мотивации и т. д.). Как вырвать фрагмент такой деятельности из этой логики и истории и при этом уравнять мотивацию, профессионализм, отношение к этой деятель­ности испытуемых? Во-вторых, как вычислить среднее, т. е. нор­мативное время этой деятельности, как смоделировать ее архитек­тонику, если в любой более-менее сложной деятельности совершен­но различны ее этапы, композиция, последовательность событий и задач? В-третьих, как уравнять и можно ли в принципе уравнять мотивацию любой деятельности? Можно ли в принципе вычислять среднюю скорость, чтобы затем учитывать мотивационную «по­правку» и т. д.? Наконец, как ликвидировать момент случайности, связанный с локальностью каждой ситуации деятельности по от­ношению к тому, как человек действует обычно? Эта традиционная для любого психологического исследования дилемма была здесь особенно сложна: насколько сегодняшний замер типичен для данной личности и сколько замеров достаточно, чтобы выявить сложив­шийся способ ее деятельности?

Поэтому компьютерная модель была ограничена только двумя из пяти использованных выше режимов (диагностировался норма­тивный режим и дефицит времени). Это сокращение числа режимов по отношению к первому этапу исследования было сделано не только по техническим, но и по теоретическим причинам. Была поставлена задача: удастся ли выявить описанные выше пять типов только на двух режимах, т. е. могут ли они впоследствии служить достаточным диагностическим средством определения типа или будут получены совершенно другие типы, особенно учитывая вве­дение восприятия в число компонентов личностной организации времени. Таким образом, новая модель была более широкой по числу исследуемых компонентов структуры времени и более узкой по числу диагностируемых режимов.

Наконец, она отличалась от первого исследования тем, что там компонент осознания выявлялся с помощью интервью и потому, как выявилось, только у некоторых типов сознание оказалось связано с деятельностью (тогда как другие осознают время жизни в целом или время как абстрактно-философскую категорию), а здесь на осознание были поставлены две разные задачи: выявить осознание времени (в целом) и рефлексию конкретного способа деятельности на компьютере (после того, как она завершена). Эта дифференциация задач вытекала из данных первого этапа и оформ­лялась в гипотезы: могут ли типы, осознающие время вообще,

_ Глава вторая _ ___________73

адекватно рефлексировать свой способ действия во временидалее — как связана рефлексия времени жизни и времени дея­тельности), и наоборот — способны ли типы, рефлексирующие свой способ действия во времени, осознавать время в целом. Иными словами, задача заключалась в выявлении связи (различий, про­тиворечий) двух «видов» сознания—осознания времени вообще и рефлексии способа действия. Это одновременно и более глубокая теоретическая проблема. В первом исследовании не удалось вклю­чить компонент сознания в характеристику полученных типов, они были описаны только по двум компонентам: переживанию и практической организации времени. Может ли рефлексия способа реальной деятельности служить связующим компонентом в выде­ленной вначале трехкомпонентной структуре организации времени?

Дополнительная гипотеза касалась характера связи между ког­нитивными компонентами структуры: как связаны и связано ли вообще осознание и восприятие времени (и более тонко: связано ли восприятие времени с рефлексией деятельности или с осознанием времени в целом).

Методический аппарат состоял из двух составляющих — вер­бальных, опросных (в том числе диагностических) средств и соб­ственно экспериментальных, привязанных к компьютерной модели и потому точно измеряемых. На компьютере несложно установить взаимосвязь между целями и качеством процедуры деятельности. Вначале использовался комплекс компьютерных заданий (6 задач), в которых фиксировались способы выполнения деятельности в двух режимах дефицита и нормативно заданного времени (специально установленного для данной деятельности «среднего» времени), а также степени точности—неточности восприятия временных ин­тервалов, заполненных деятельностью на компьютере, по парамет­рам: оценка, воспроизведение, отмеривание, сравнение. Иными словами, измерялось не абстрактное восприятие времени, а вос­приятие, включенное в «контур» деятельности. Испытуемым пред­лагалась работа с текстом (в условиях оптимальной временной заданности было необходимо выделить буквы «а», в режиме дефи­цита времени предлагалось заменить букву «а» на букву «е»).

Затем после завершения деятельности в ходе беседы выявлялась адекватность—неадекватность рефлексии — оценивания своего спо­соба выполнения заданий по критериям: качество работы, скорость деятельности и точность восприятия временных интервалов.

Далее применялись два диагностических вербальных метода, которые были направлены на осознание времени и на рефлексию своего привычного способа деятельности в профессии (как в первом исследовании, но с существенными методологическими уточнения­ми). Первый тест «временные ценности личности», разработанный О. В. Кузьминой, требовал проранжировать 10 понятий по крите-

'74_____ ____ Личностная организация времени деятельности

рию активности—пассивности личности (осознание внешней и вну­тренней детерминации деятельности). Второй включал пять аль­тернативных высказываний для выявления рефлексии способа де­ятельности по параметрам: скорость, цикличность, планомерность, самостоятельность процесса деятельности.

Для определения компонента переживания использовались не только методики Р. Кнаппа и др., но и диагностировалась ситуа­тивная и личностная тревожность с помощью опросника Спилбер-гера, использовался также опросник Ю. М. Орлова, измеряющий потребность в достижении. Нам представлялось, что тревожность больше связана с настоящим временем, в котором осуществляется деятельность, чем переживания, выявляемые с помощью метафор и образов.

Как отмечалось, деятельность осуществлялась только в двух режимах — нормативном и дефиците, но дополнительно измеря­лась ее скорость (темп).

Все данные по выборке (111 человек) анализировались в двух направлениях: 1. Давалась общая характеристика времени деятель­ности отдельно для каждого режима (нормативного и дефицита), каждого испытуемого отдельно относительно среднего арифмети­ческого их значения По выборке. 2. Особо анализировалась скорость деятельности как одна из основных характеристик ее динамики по критерию увеличения—снижения скорости. Основным резуль­татом была ярко выраженная типология.

Основой типологии (выделилось 8 типов, или групп, испытуе­мых) оказалась скорость, которая дифференцировалась на высокую и низкую (замедление), возрастающую—снижающуюся к концу дея­тельности.1 По каждому испытуемому сравнивалась скорость в первые 150 сек. деятельности и во вторые 150 сек., а также различие скоростей в разных режимах деятельности. Вторым ос­нованием типологии явилось качество деятельности, замерявшееся по числу ошибок,2 которое оставалось у одних типов константным, у других — уменьшалось, у третьих — увеличивалось в связи с характером изменения скорости.

Данные типы не представляют иерархии. В их обозначении первое слово отражает общую тенденцию скорости деятельности

Высокой скорость считалась в том случае, если ее значение выше среднего арифметического по выборке (V; = 187 сек., Уд = 171 сек.), где V, — средняя скорость времени в режиме дефицита, a Vg — средняя ско­рость в условиях нормативного режима.

2 В режиме дефицита качество деятельности в целом ниже (V, == 5,03), где V, — среднее арифметическое количество ошибок в режиме дефицита), чем при работе в нормативном времени (Vg = 4,8), где Vg — среднее ариф­метическое количество ошибок в режиме нормативно заданного времени.

___ _ ^ Глам вторая ___ _______75

(высокая—низкая) относительно среднего арифметического, второе раскрывает характер скорости деятельности (увеличение—сниже­ние) в процессе деятельности как в режиме оптимальной временной заданности, так и в условиях временного дефицита.

Первой тип назван «скоростным — возрастающим». У его пред­ставителей наблюдается высокая скорость деятельности. Ее пока­затель выше среднего арифметического по всей выборке как в условиях дефицита времени, так и в режиме оптимальной времен­ной заданности. Причем необходимо отметить то, что скорость вы­полнения деятельности имеет тенденцию постепенно увеличиваться от начала к концу в обоих режимах.

Второй тип обозначен как «скоростной — неопределенный» и характеризуется тем, что скорость работы испытуемых в условиях Временного дефицита и оптимальной заданности времени выше среднего ее показателя по выборке отдельно в обоих режимах. Для процесса выполнения деятельности в режиме дефицита времени характерны либо постепенное понижение скорости (73%), либо ее постоянство (27%). В процессе деятельности в условиях оптималь­ной временной заданности наблюдается либо постепенное увеличе­ние скорости (15%), либо ее снижение (85%).

Третий тип — «медлительно-возрастающий» — представлен ис­пытуемыми, для деятельности которых в режиме дефицита времени и оптимальной заданности срока характерна невысокая (ниже сред­него показателя по выборке) скорость работы. Причем ее значение постепенно увеличивается от начала деятельности к ее концу в обоих режимах.

Четвертый тип назван нами — «медлительно-неопределенный». Деятельность испытуемых данного типа отличает невысокая ско­рость (ниже среднего по выборке), и для нее характерно или постепенное понижение в условиях временного дефицита, или слож­ное сочетание: понижение у 13,55% испытуемых и увеличение у 86,5% испытуемых в режиме оптимальной заданности времени.

Пятый тип — «медлительно-постоянный». У его представите­лей, с одной стороны, при выполнении деятельности наблюдается в обоих режимах невысокая скорость работы относительно среднего показателя (ее значение меньше среднего арифметического по вы­борке) и, с другой стороны, отмечается, что при выполнении за­дания темп деятельности лиц данной группы постоянен как в режиме дефицита, так и в условиях оптимальной временной за­данности. Скорость выполнения деятельности постоянна.

Шестой тип — «разноскоростной — возрастающий» представ­лен испытуемыми, для деятельности которых в режиме дефицита времени характерна невысокая скорость (ниже среднего показателя по выборке). При выполнении задания в условиях оптимальной временной заданности им свойственен показатель скорости выше

76__ ____^ Личностная организация времени деятельности___ ___

среднего значения по выборке, для других — ниже. Для процесса деятельности характерно постепенное увеличение скорости от на­чала к концу.

Седьмой тип — «разноскоростной — замедленный» составили испытуемые, для деятельности которых характерна высокая ско­рость (выше средней арифметической по выборке) в условиях де­фицита и невысокая (ниже среднего значения) в режиме оптималь­ной временной заданности. Для процесса деятельности в обоих режимах свойственно постепенное замедление от начала к концу (скорость работы в начале выше, чем в конце).

Восьмой тип — «разноскоростной — неопределенный» отлича­ется от других отсутствием единой картины. Так, для одних ис­пытуемых характерна невысокая (ниже среднего показателя по выборке) скорость работы в условиях оптимальной заданности, высокая (выше среднего по выборке) в условиях дефицита времени. В условиях дефицита времени наблюдается или постепенное ее понижение, или повышение, или постоянство. При оптимальной же временной заданности скорость либо повышается, либо остается постоянной в процессе всей деятельности в данном режиме времени. Этот тип должен быть разбит на подтипы и специально исследован.

Достаточно сложно соотнести полученные О. В. Кузьминой типы с типологией Л. Ю. Кублицкине, но одним из оснований соотне­сения может быть категория ускорения, проявившаяся в ускорении темпа деятельности к концу работы. Причем это увеличение ско­рости, как ни парадоксально, происходит в равной мере и в режиме нормы, и в дефиците. Это, по-видимому, означает, что ускорение, мобилизация свойственны не только лицам, которые успешны в дефиците. Это внутренняя детерминация темпа (скорости) к концу деятельности, проявляющаяся и при высоком, и при низком, и при среднем уровне скорости в целом. Можно резюмировать, что это типы, склонные к ускорению, причем при всех режимах, т. е. обладают способностью увеличивать скорость к концу деятельности. Это особенно очевидно при сравнении с пятым типом, скорость которого остается на всем протяжении постоянной (мы бы назвали его ритмичным типом). Это эмпирическое подтверждение того, что среди важнейших временных способностей существует способность ускорения.

Чрезвычайно интересны в плане сравнительном типы, которые имеют разные уровни скорости в разных режимах, но тем не менее увеличивают ее к концу работы. Последнее свидетельствует о том, что повышение скорости к концу деятельности является показа­телем способности ускорения, которая, во-первых, безотносительна к темпу работы в разных режимах (одинаковому в обоих или в обоих разному) и, во-вторых, к уровню скорости вообще. Таково

_ _____ ___ Глава вторая_____________77

эмпирическое доказательство наличия способности ускорения и ее независимости от успешности режима деятельности.

Тип, сохраняющий одинаково невысокую и равномерную ско­рость в обоих режимах, прямо совпадает с третьим «скоростным» типом (по Л. Ю. Кублицкине).

Очень интересен седьмой тип, который, по-видимому, ближе всего к дефицитному типу (по Л. Ю. Кублицкине), поскольку он развивает высокую скорость в режиме дефицита. Ему неадекватен оптимальный режим, норма, но парадоксально то, что при этом различии он к концу деятельности снижает свою скорость. Это, по-видимому, обозначает, что у разных типов существует выраженное различие, состоящее в том, что одни наращивают, другие снижают скорость к концу деятельности. Но это в свою очередь обозначает, что каждый тип устанавливает по-своему временной период мак­симального напряжения (на протяжении деятельности).

Второй этап был посвящен сопоставлению по типам качествен­ной и скоростной сторон процесса деятельности. Это дало возмож­ность выявить следующие зависимости и взаимосвязи, существую­щие между скоростью деятельности и ее качеством.

Временной режим оказывает прямое влияние на процесс вы­полнения деятельности. Так, при работе в условиях временного дефицита качество деятельности в целом ниже (т; = 5,03; где т, — среднее арифметическое количества ошибок в режиме дефицита времени), чем при работе в режиме оптимальной временной задан­ности (nig E= 4,8, где m^ — среднее арифметическое количества оши­бок при выполнении деятельности в режиме оптимальной времен­ной заданности).

На основе анализа качества деятельности по критерию сниже­ния—повышения количества ошибок в двух исследуемых режимах можно сделать заключение о том, что у типов, условно названных нами «скоростными» (1-й, 2-й), тенденция к снижению качества работы растет в условиях временного дефицита. Для деятельности в режиме оптимальной временной заданности свойственно посте­пенное улучшение качества деятельности. Из этого следует, что ускорение деятельности не всегда адекватно, т. е. оно не всегда обеспечивает качество работы. Подлинным ускорением может счи­таться только обеспечивающее сохранение качества.

Стойкая тенденция к постепенному снижению качества дея­тельности прослеживается в обоих режимах деятельности у испы­туемых 3 и 4 типов.

Для большей части испытуемых (80%) 5-го типа свойственна поразительная константность качества выполнения деятельности в исследуемых режимах деятельности.

Следует отметить, что у выше описанных типов (3-й, 4-й, 5-й) наблюдается однотипность деятельности как в условиях временного

78 __ ^ Личностная организация времени деятельности _ _

дефицита, так и в режиме оптимальной временной заданности. Это позволяет сделать вывод о том, что у испытуемых данных типов существует постоянный, не меняющийся в различных временных режимах способ действия (стратегия поведения). Временной режим для этих испытуемых не оказывает существенного влияния на способ (скорость, качество) выполнения действия.

Для деятельности испытуемых 6 и 7 типов в режиме дефицита времени свойственна неоптимальность: допускаются ошибки, со­вершаются лишние движения курсором, чего не наблюдается в условиях оптимальной временной заданности. На основе этих дан­ных можно рекомендовать испытуемым этих типов реже работать в условиях временного дефицита, т. к. в этом времени им трудно добиться больших успехов; им понадобится гораздо больше усилий, чем при выполнении той же работы в режиме оптимальной вре­менной заданности.

Временной режим оказывает прямое влияние на качество вы­полнения деятельности, но это влияние различно у разных типов:

у двух типов качество деятельности ухудшается только в дефиците, у двух других в обоих режимах, но существует тип, которому свойственна константность качества деятельности в обоих режимах:

можно предполагать, что это и есть так называемый «оптимальный» тип из типологии Л. Ю. Кублицкине, для которого оптимальны были все пять режимов.

Индивидуальные особенности восприятия времени достаточно определенно обнаруживаются и проявляются в стойких тенденциях к переоценке или недооценке времени. В свою очередь, склонность к недооцениванию и недоотмериванию длительности интервалов при восприятии времени оказывает влияние на скорость выполне­ния практической деятельности, стимулирует ее увеличение. Таким образом, выявляется, что не только переживание, но и восприятие времени (по определенным параметрам) регулирует деятельность (в данном случае в направлении ее ускорения), что является новым моментом в интерпретации взаимосвязи восприятия времени и деятельности. Можно сделать вывод, что ускорение в ряде случаев вызвано неадекватным восприятием времени и превращается в торопливость, ведущую к ошибкам. Но иногда ускорение может быть вызвано неспособностью распределить напряжение равномерно на всем протяжении деятельности, т. е. найти нужный темп дея­тельности.

У некоторых типов выявились зависимости между скоростью и предпочитаемыми временными ценностями.

1. Лица, действующие со скоростью выше среднего арифметичес­кого по выборке (1-й, 2-й, частично 8-й типы) в иерархии временных ценностей на первое место в основном (85%) ставят такое качество, как «дисциплинированность» — умение выполнять работу к сроку.

__ ______ _____ _ ^ Глава вторая_____________79

2. Испытуемые, чья деятельность определяется невысокой ско­ростью (ниже среднего) и постоянно возрастающим темпом (3-й тип), на первое место в основном (75%) ставят такое качество, как «рационализм» — умение найти нужный темп действий.

3. Интересная зависимость была выделена нами при сопостав­лении тревожности личности и временных ценностей. Оказалось, что из 10 испытуемых, имеющих низкий уровень личностной тревожности, 6 на первое место в иерархии ценностей поставили такое качество, как «планомерность» — умение действовать по чет­кому, неизменяемому плану, 4 — «исполнительность» — умение хорошо работать в кем-то предложенном темпе. Для этих лиц свой­ственны временные ценности, отражающие внутреннюю пассив­ность. Качества, проявляющиеся в самостоятельности, творчестве личности, в иерархической системе этих испытуемых не домини­руют.

Иными словами, высокоскоростной тип на первое место ставит «дисциплинированность», т. е. умение выполнять работу к сроку, а тип со средней скоростью, но возрастающим темпом ставит на первое место «рационализм» как умение найти нужный темп дея­тельности. Эти зависимости свидетельствуют о связи сознания и способа осуществления деятельности у некоторых типов.

При анализе личностной и ситуативной тревожности были об­наружены две закономерности, которые заключались в том, что, во-первых, типы, имеющие тенденцию к скоростным способам дея­тельности (1-й, 2-й, 3-й), в основном сильно тревожные люди (вы­сокий уровень личностной и ситуативной тревожности у большин­ства испытуемых данного типа). Во-вторых, испытуемые с низким уровнем личностной тревожности и средним — ситуативной, со­ставляют типы, для которых характерна невысокая скорость работы (5-й, 4-й, 6-й, частично 7-й). Отсюда следует, что невысокий уровень тревожности стимулирует регуляцию, направленную на ускорение деятельности.

Были получены данные, конкретизирующие параметр внешней и внутренней детерминации времени: лица с низким уровнем тре­вожности поставили на первое место ценность «планомерности» деятельности, а другие — «исполнительность» как способность дей­ствовать в извне предложенном темпе. Другими словами, для лиц, которые предпочитают ценности, отражающие внутреннюю пассив­ность, характерна низкая тревожность. Следовательно, можно пред­положить-, что высокая тревожность, а вместе с ней и рефлексия, связаны с внутренней детерминацией времени. Однако ускорение темпа к концу деятельности у одних лиц может быть связано с внешней, у других — с внутренней детерминацией времени. Для одних — ускорение связано с мыслью, что время истекает, для Дру­гих — что они зарезервировали максимум сил к концу работы.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

Похожие:

Время iconПрограмма летнего оздоровительного лагеря «ромашка»
Летние каникулы чудесное время! Время полноценного здорового отдыха. Время действий, пробы своих сил, время освоения и осмысления...

Время iconПрограмма летнего оздоровительного лагеря «Цветик семицветик»
Летние каникулы чудесное время! Время полноценного здорового отдыха. Время действий, пробы своих сил, время освоения и осмысления...

Время iconНовый год в Швейцарии!
Новый год – это особый праздник: это время подведения итогов, время планирования будущего, но в большей степени это время радости...

Время iconНовогодняя ночь в Зальцбурге в ресторане «StieglKeller» Ночь полна...
Новый год – это особый праздник: это время подведения итогов, время планирования будущего, но в большей степени это время радости...

Время iconНовогодняя ночь в Будапеште в ресторане «Мраморная невеста» Ночь...
Новый год – это особый праздник: это время подведения итогов, время планирования будущего, но в большей степени это время радости...

Время iconПоложение планет и время различных астрономических событий в эфемеридах...
МТ, lmt), которое отличается от гринвичского в разных местах земного шара по-разному. Все события, в том числе и рождение человека,...

Время iconПрограмма тура 1 день Прибытие в Лондон. Трансфер в отель. Размещение. Свободное время 2 день
Свободное время. Время для дополнительных экскурсий, посещений популярных аттракционов и ресторанов

Время iconКуда исчезает наше время?
На основе исследований особенностей современной жизни французские ученые рассчитали, как распределяется время среднего европейца...

Время iconПравила и мастера 1 Действие правил распространяется на все время...
Действие правил распространяется на все время игры, всю территорию полигона и всех людей, находящихся на нем в это время

Время iconКоды gsm, посылаемые с телефона
При установке переадресации по "нет ответа" вы можете задать время в секундах, которое система дает вам на поднятие трубки. Если...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<