Учебная литература




НазваниеУчебная литература
страница1/21
Дата публикации17.04.2013
Размер4.24 Mb.
ТипЛитература
uchebilka.ru > Психология > Литература
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru


УЧЕБНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Для студентов медицинских институтов

Н.Д, Лакосина Г.К. Ушаков

Медицинская психология


Издание второе, переработанное и дополненное

Допущено Главным управлением учебных заведений Министерства здравоохранения СССР в качестве учебного пособия для студентов медицинских институтов

МОСКВА. «МЕДИЦИНА». 1984
Л 19 УДК 614.253.8(075.8)

ЛАКОСИНА Н. Д..1УШАКОВ Г. К. IМедицинская психология.—2-е и перераб. и доп.— М.: Медицина, 1984, 272 с, ил.

Второе издание учебного пособия (первое вышло в 1976 г.) освещает общую и частную медицинскую психологию. Показаны основные критерии нормальной, временно измененной и болезненной психики, особенности психологии врача и взаимоотношения врача и больного. Рассмотрев основные положения учения о психосоматических и соматопсихических взаимовлияниях, вопросы медицинской деонтологии. В разделе част» медицинской психологии рассматриваются вопросы врачебной этики. Особое внимание уделено так называемым психосоматическим болезням. Освещена психология лиц с врожденными и приобретенными дефектами лица и органов чувств.

Рисунков 2. Схем 4.

Учебное пособие написано в соответствии с программой, утвержденной Министерством здравоохранения СССР, и предназначено для студентов медицинских институтов.

Рецензент: проф. Б. А. ЛЕБЕДЕВ, зав. кафедрой психиатрии медицинской психологии I Ленинградского медицинского инсти-им. акад. И. П. Павлова.

Надежда Дмитриевна Лакосина Геннадий Константинович Ушаков

^ МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Зав. редакцией С. Д. Крылов

Редактор М. В. Потехина. Редактор издательства И. Н. Кононова Художественный редактор М. П. Кузнецова. Оформление художника Ф. К. Мороз Технический редактор С. П. Танцева. Корректор И. С. Парфенова

ИБ 3553

Сдано в набор 24.05.83. Подписано к печати 13.10.83. T-08662. Формат бумаги 84х Ю8'/ Бум; Х° 2. Гарнитура «Тайме». Печать высокая. Усл. печ. л. 14,28. Усл. кр.-отт. 14,28.Уч.-изд. л Тираж 130 000 экз. Заказ N° 1724. Цена 90 к.

Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Медицина», Москва, Петроверигский пе

Ордена Октябрьской Революции и ордена Трудового Красного Знамени Первая Обра типография имени А. А. Жданова Союзполиграфпрома при Государственном комитете СС делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, М-54, Ватювая, 28.

4101000000—124

Л------------------------28 — 84

039(01)—84

© Издательство «Мепиииня» М"""»" © Издательство «N. с изменениями . „

ПРЕДИСЛОВИЕ


Опыт преподавания медицинской психологии студентам II курса дает основание придавать большее значение основам общей психологии, которая не входит в учебный план подготовки врача в медицинских вузах. Без знания этих основ невозможно обучить будущего врача пониманию психологии больного человека на разных этапах лечебно-профилактического процесса.

Роль психики больного в успешном проведении лечебно-диагностических и лечебно-восстановительных мероприятий огромна. Задача преподавания медицинской психологии заключается в том, чтобы научить будущего врача использовать психологические особенности больного с целью успешного восстановления здоровья и охраны его.

При подготовке врача всегда обращалось внимание на воспитание моральных, этических и человеческих качеств избравших эту профессию. Особое внимание уделяется принципам деонтологии, взаимоотношениям врача с больным, его родственниками на разных этапах лечения (при раннем выявлении и установлении диагноза, при госпитализации, обследовании, хирургических манипуляциях, врачебной тайне, взаимоотношениях в коллективе.

Авторы настоящего учебного пособия встретились с большими трудностями, обусловленными тем, что общая медицинская психология в соответствии с учебным планом преподается студентам II курса, которые еще не подготовлены к изучению клинических дисциплин.

Частная медицинская психология должна преподаваться на всех клинических кафедрах. В связи с этим в первых двух разделах учебного пособия пришлось использовать минимум клинических данных и сосредоточить внимание на них в третьем разделе.

Авторы с благодарностью приняли все замечания по 1-му изданию и внесли ряд корректив, направленных на дальнейшее совершенствование этого пособия. «Введение в медицинскою психологию и «Общая медицинская психология» написаны профессором Г. К. Ушаковым, «Основы психопрофилактики и психотерапии» и «Частная медицинская психология» —профессором Г.Д. Лакосиной.
ВВЕДЕНИЕ

^ В МЕДИЦИНСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ

Глава I.

СОДЕРЖАНИЕ И ЗАДАЧИ МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Психологическое состояние человека имеет решающее значение в возникновении болезни, обусловливает особенности ее течения, определяет развитие (прогноз) и успех лечебных воздействий. Влияние врача, его случайные или намеренные бодрящие или угнетающие воздействия, внушения, самовнушения больного могут коренным образом видоизменить (трансформировать) всю картину болезни и в значительной мере изменить ее течение. Поэтому истинное распознавание и правильное понимание болезни доступно только при условии знания индивидуальных особенностей больного. Следовательно, индивидуальный подход к больному обеспечивает как большую глубину и тонкость распознавания (диагностики), прогноза болезни, так и рациональный выбор наиболее эффективного лечения. Сказанное относится к любому больному независимо от его образования, пола, возраста, а также от характера заболевания.

Содержание, место среди других дисциплин и объем медицинской психологии до настоящего времени неодинаково понимаются разными специалистами. Существует несколько, иногда противоположных, взглядов на это.

Одни авторы видят главную задачу медицинской психологии в возможно более полном обучении студентов-медиков и врачей основам традиционной психологии. Нет сомнения в том, что более широкое образование по вопросам психологии лишь обогащает будущего врача. Однако для последующей его врачебной деятельности знание психологии, изучаемой в ущерб другим собственно медицинским дисциплинам, не становится настолько необходимым, чтобы за счет дополнительного включения ее в учебный план перегружать и без того насыщенную программу высшей медицинской школы. Медицинская психология— отрасль психологии, но прикладная отрасль к медицинской практике.

Другие исследователи, в первую очередь Э. Кречмер, автор наиболее известного в мире курса медицинской психологии1, основой содержания последней считают пси-

1 В 1975 г. вышло 14-е издание книги «Медицинская психология» Э. Кречмера.

4

хологический анализ природы болезней и, в частности, нервно-психических. Такое построение курса может быть оправданным для специалистов. Не касаясь ряда спорных методологических позиций Э. Кречмера, следует отметить расширение объема медицинской психологии автором за счет, например, обсуждения значения гипоноических и гипобулических механизмов при объяснении отдельных истерических и шизофренических расстройств или рассмотрения связей между отдельными явлениями психической деятельности и церебральными процессами. Изложение других вопросов, в том числе содержания инстинктов, темперамента и аффективности, темперамента и характера, мастерски выполненное Э. Кречмером, нередко производится без необходимой последовательной систематизации соответствующих категорий.

Третьи авторы в курсе медицинской психологии излагают общую психопатологию, т. е. обсуждают симптомы и синдромы психических болезней, подменяя тем самым медицинскую психологию общей психопатологией. Предметом изучения медицинской психологии в этом случае становятся психические болезни. Именно поэтому такое понимание медицинской психологии также не может быть принято как совершенное.

Предметом медицинской психологии, с нашей точки зрения, являются многообразные особенности психики больного и их влияние на здоровье и болезнь, а также обеспечение оптимальной системы психологических целебных влияний, в том числе всех обстоятельств, сопутствующих обслуживанию больного, которое правомерно объединить в систему врач — пациент.

Особенностями современной медицины являются: продолжающееся дробление и дифференциация ее разделов, рост числа узких специальностей, все более широкое использование технических устройств (аппараты и приборы) в обследовании и лечении больных; растущее применение электронных приборов и вычислительных машин, привлекаемых, в частности, для распознавания болезней; использование в параклинических (лабораторных) исследованиях современных данных биологии, химии, физики, биофизики, кибернетики приводит порой к недооценке клинического мышления, к искусственному расчленению единства больного человека на частности, к утрированной технизации, чреватой дегуманизацией клинической медицины. Сами по себе процессы эти естественны и закономерны, однако они нуждаются в постоянной диалектической коррекции. Такой процесс в развитии современной науки, в том числе медицинской, поставил общую задачу: создать специальный раздел—науковедение, науку о науке, которая объединяет общие принципы организации науки,

5

способствующие ее интеграции и более успешному развитию. Поэтому естественно, что сложные процессы, происходящие в современной медицине, должны также найти свои объединяющие критерии. В отличие от большинства иных форм производственной деятельности медицина имеет дело с самым тонким и потенциально ранимым объектом деятельности — человеком, что тем более типично для больного человека.

У всех больных, независимо от особенностей болезни, специфические реакции психики и особенности личности обнаруживают общие тенденции.

В связи с этим самостоятельным разделом медицинских знаний, который объединяет психологические проблемы больных людей на разных этапах их жизни и болезни, становится медицинская психология. Медицинская психология, следовательно, также относится к медицинской практике (в широком ее понимании), как науковедение к науке во всем многообразии проблем последней. В связи с этим правомерно говорить, что медицинская психология является пропедевтикой ко всем клиническим дисциплинам.

Медицинская психология способствует, таким образом, не только улучшению необходимых контактов с больными, быстрейшему и наиболее полному выздоровлению, но и предупреждению болезней, охране здоровья, воспитанию гармонической личности, с которой имеют дело в первую очередь педагогические и медицинские работники.

Более широко медицинская психология изучает весь диапазон благотворных или пагубных влияний многообразно меняющейся личности человека и межличностных отношений на его здоровье и болезнь.

Основная цель преподавания медицинской психологии сводится к воспитанию у студентов гуманизма, высокой производственной медицинской культуры, этики врача и широкого психогигиенического (психопрофилактического) подхода в лечении больного человека.

Медицинскую психологию следует делить на общую и частную.

^ Общая медицинская психология излагает:

— основные закономерности психологии больного человека (критерии нормальной, временно измененной и болезненной психики), психологии врача (медицинского работника), психологии повседневного общения больного и врача, психологической атмосферы лечебно-профилактических учреждений;

— учение о психосоматических и соматопсихических взаимовлияниях;

б

.__ учение об индивидуальности (темперамент, характер, личность), об эволюции и этапах постнатального онтогенеза ее (включая детство, отрочество, юность, зрелость и поздний возраст), об аффективно-волевых процессах;

.__ медицинскую деонтологию, включая вопросы врачебного долга, этики, врачебной тайны.

Существенными разделами медицинской психологии являются психогигиена (гигиена психической жизни, психопрофилактика — предупреждение расстройств психической деятельности) и психотерапия — раздел терапии, использующий прямые методы воздействия на психику, обеспечивающие устранение болезненных расстройств у больного.

Среди ведущих проблем психогигиены главное значение для медицинской психологии приобретают:

— психология медико-генетических советов и консультаций;

— психогигиена семьи, и в первую очередь той, в составе которой имеются лица с уродствами развития, рецидивирующими острыми или затяжными заболеваниями;

— психогигиена лиц в кризовые периоды их жизни, включая пубертатный и климактерический периоды;

— психогигиена брака и половой жизни;

— психогигиена обучения, воспитания и труда медицинских работников;

— психогигиена режима лечебных учреждений;

— психогигиена взаимоотношений врача и больного. Частная медицинская психология раскрывает ведущие

аспекты врачебной этики при общении с конкретным больным и при определенных формах болезней. Главное внимание при этом обращают на:

— особенности психологии больного с пограничными формами нервно-психических расстройств (наиболее чувствительных и ранимых больных), которые фактически являются объектом деятельности врача любой специальности;

— психологию больных на этапах подготовки, проведения хирургических вмешательств и в послеоперационном периоде;

— особенности психологии больных, страдающих различными заболеваниями (сердечно-сосудистыми, инфекционными, новообразованиями, гинекологическими, кожными, нервно-психическими);

— психологию больных с дефектами органов и систем (слепота, глухота, глухонемота и др.);

— медико-психологический аспект трудовой, военной и судебной экспертиз.

7

^ МЕСТО МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ СРЕДИ ДРУГИХ ДИСЦИПЛИН

Медицинская психология — это самостоятельный раздел медицинских знаний, включающий психологические проблемы, возникающие у больных людей на всех этапах формирования болезни и в разных условиях пользования медицинской помощью. Она самостоятельна лишь постольку, поскольку имеет свой предмет исследования. Вместе с тем содержание медицинской психологии становится действенным лишь во взаимопроникновении со сложившимися задачами и целями практической медицины вообще и каждым конкретным разделом клинической медицины в частности. При всей важности медицинской психологии совершенно естественно, что вне общей медицинской практики она не только беспомощна, но и неприемлема. В свою очередь каждый частный раздел медицинской практики, лишенный свойственных ему медико-психологических аспектов, остается лишь разделом эмпирической медицины, медицинского практицизма, исключает целостное понимание больного, его индивидуальные проблемы, возникающие в период болезни, и нарушает единство отношений его с медицинскими работниками.

Психология больного при разных формах патологии неодинакова. Это объясняется не только разными последствиями болезней для организма, но и особенностями оценки больными их общественной (социальной) значимости. Речь при этом идет об особенностях оценки распространенности и опасности болезни для жизни (ишемиче-ская болезнь сердца, новообразования), этических последствиях ее (сифилис), последствиях, задевающих эстетические основы личности (обезображивающие повреждения лица), или интимном значении пораженной болезнью системы (органа) — заболевания половых органов, мочевы-водящей системы и др. При всем этом имеются общие медико-психологические закономерности, типичные для любого больного. В связи с этим медицинская психология, развивая эти общие законы, постоянно связана со всеми аспектами медицинских знаний.

Наряду с этим медицинская психология никогда не утрачивает связи с общей психологией, успехи которой неизменно совершенствуют как ее методы, так и содержание. Медицинская психология изучает психологию больного, который живет в конкретных общественных условиях (семья, производство, социальное окружение и др.), что определяет ее неизменную связь с общественными наука ми, в частности с социологией, этикой и эстетикой.

Психология вообще и медицинская психология в частности, так же как психиатрия, были и остаются ареной

8

ожесточенной идеологической борьбы. Это и понятно, если помнить, что главным критерием, отличающим материалиста от идеалиста, является то, как он рассматривает материю и сознание (первична материя, а сознание вторично или наоборот). Не случайно советская психология характеризуется тем, что методологической основой ее служит диалектический материализм, она постоянно критически оценивает появление новых «философий» в зарубежной науке, охотно принимает все то прогрессивное, что глубже раскрывает природу вещей, и категорически отвергает любые наукоподобные, тем более реакционные, «новинки». Советская психология исходит, в частности, из ленинского положения о том, что «Познание может быть биологически полезным, полезным в практике человека, в сохранении жизни, в сохранении вида лишь тогда, если оно отражает объективную истину, независящую от человека. Для материалиста «успех» человеческой практики доказывает соответствие наших представлений с объективной природой вещей, которые мы воспринимаем»1.

Понятен поэтому тот факт, что медицинская психология, если она рассчитывает на максимальный успех, в методологическом плане может строиться только на принципах диалектического материализма. Это подтверждает и весь ход ее становления.

^ ФОРМИРОВАНИЕ МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА

История свидетельствует о том, что проблемы лечения имеют давнее происхождение.

До настоящего времени сохранилась как музейная редкость личная аптечка с набором лечебных средств, принадлежащая одной из египетских цариц, которая жила за 2000 лет до нашей эры. В папирусе Древнего Египта, датированном XVI веком до н. э., содержатся заклинания, которые могут оказать помощь при ста различных заболеваниях. По описанию Геродота, посетившего Египет в V веке до н. э., «медицина у египтян разделена на отделы; каждый врач занимается лишь определенным видом болезни, один лечит глаза, другой — голову, третий—зубы; есть и такие, которые заняты невидимыми болезнями». К последним Геродот относил и многие болезни духа, болезни психические, которые уже в то время побуждали к поискам специальных методов подхода к больному и особых форм предупреждения болезненных изменений психики.

^ Ленин В. И. Поли. собр. соч., изд. 5-е, т. 18, с. 142.

9

Элементы медико-психологического, психогигиенического влияния можно видеть в особенностях подхода к больному врачей древности. Египетские врачи, внимательно обследуя больного, высоко ценили значение анамнеза, а исследованию подвергали не только «человеческое тело» (у нас — соматическое обследование), не только то, что «выходит из него — кал, мочу, мокроту, кровь» (прообраз параклинических исследований), но и особенности изменений духовной его жизни.

В арсенале лечебных средств египетской медицины наряду с химическими, физическими и биологическими использовались и психические формы влияния на больного, в частности словесное, мимическое и пантомимическое воздействия.

Одновременно с развитием медицины в Египте значительных успехов она достигла в Мессопотамии. Свод законов Гаммураби (около 2000 лет до н. э.) включал наряду со многими иными и положения о медицинской этике. Эти законы, в частности, высоко оценивали деятельность и звание врача. Врачебная этика поддерживалась не только значительными размерами вознаграждения, но и системой наказаний, которые применялись по отношению к врачам, совершившим проступки или обнаружившим свое невежество. Интересно, что уже в этот период были сформулированы законы, направленные на охрану здоровья, т. е. по сути дела законы, регламентирующие гигиенические, в том числе и психогигиенические, основы оздоровления населения.

Сирийский врач Сараджа в свое время говорил больному: «Смотри, нас трое: я, ты и болезнь. Если ты будешь на моей стороне, нам вдвоем будет легче одолеть ее».

Со времени расцвета персидской медицины Зореастра (примерно XI—XII век до н. э.) сохранилось описание идеальных качеств, к обладанию которыми должны стремиться все врачи. Некоторые из этих качеств, специально отмеченные персидской медициной, раскрывают ее эмпирические подходы к проблемам психогигиены, а следовательно, и к медицинской психологии. По указаниям персидской медицины, врач должен не только глубоко изучать медицину, много читать и заниматься, накапливать возможно больший опыт по специальности, но и вырабатывать в себе умение выслушивать больного спокойно, болезнь его распознавать тщательно и старательно, а лечить добросовестно. При встрече с больным врач обязан пользоваться мягкой речью, быть на всем протяжении встречи с ним внимательным, сердечно, дружественно настроенным и делать все это для того, чтобы умышленно не затягивать болезнь, способствовать ее быстрейшему лечению, чтобы обеспечивать выздо-

10

ровление больного и предупреждать рецидивы болезни. В этот период развития персидской медицины значительных успехов достигла практическая гигиена. Большое внимание уделялось чистоте жилищ, очистке питьевой воды, профилактике заразных болезней, воспитанию чистоплотности. Домашняя муха в то время описывалась как одно из самых вредных существ. В ряде законоположений того времени прямо указывалось на то, что правители Персии обязаны строить больницы, снабжать их врачами, лекарственными средствами и т. д.

Следует отметить, что медицинские школы Персии выпускали врачей трех профилей: «исцелителей святостью», «исцелителей законом» и «исцелителей ножом».

Наиболее высокой подготовкой славились первые. Их обязанностью было врачевание в широком смысле этого слова и тонкое, мудрое, разумное использование в нем высших душевных качеств врача, того, что в настоящее время мы называем психотерапией в практике врачевания. Вторые исцеляли законом, т. е. занимались устранением причин болезней. Их называли иначе — «мастерами здоровья». Третьи, как видно из наименования, занимались хирургической помощью.

Одновременно с египетской, вавилонской, персидской культурой бурный подъем и расцвет переживала культура древней Индии, а позднее и Древнего Китая. Медицина того периода отличалась многими оригинальными особенностями, среди которых прославились на весь мир практическая система самовоспитания йогов и китайская дыхательная гимнастика.

Как та, так и другая выгодно отличались в первую очередь тем, что были пронизаны разумными идеями самопознания, самовоспитания, методами достижения внутренней гармонии и самокоррекции аномальных телесных или психических качеств.

Греческая медицина, видимо, переняла в ходе своего развития многие рациональные достижения как египетской, так и персидской медицины. Об этом, в частности, свидетельствует тот исторический факт, что еще в VIII веке до н. э. в Древней Греции культура и наука не были высоко развиты, а уже во II веке греческая наука и медицина достигли небывалого расцвета. Успехи греческой медицины настолько широко известны, что вряд ли стоит на них останавливаться. Напомним лишь, что изучение основ нравственности, добродетельности, в том числе и врачей, достигло в этот период высокого уровня. Проиллюстрируем это лишь двумя высказываниями великих мыслителей Греции: «Природа,— учил Аристотель,— дала человеку в руки оружие — интеллектуальную моральную силу, но он может пользоваться этим оружием и в

П

обратную сторону, поэтому человек без нравственных устоев оказывается существом самым нечестивым и диким, низменным в своих половых и вкусовых инстинктах». Подчеркивая практическую важность добродетельного отношения к людям, Демокрит учил, что «должно приучать себя к добродетельным делам и поступкам, а не к речам о добродетели».

Настоятельная необходимость познавать не болезни, а больных, со всем многообразием особенностей течения заболеваний и разного отношения к ним привела, в частности, Гиппократа к разделению типов человеческих индивидуальностей на четыре темперамента. Гиппократ, а позднее Гален определяли эти темпераменты как сангвинический (представители его отличаются уравновешенностью, подвижностью, живостью, эмоциональной выразительностью, отзывчивостью), флегматический (обладателям его свойственны спокойствие, медлительность, размеренность в действиях, обстоятельность и последовательность), холерический (холерики безудержны, порывисты, резки в своих проявлениях, им присущи бурные реакции, состояния подъема, горячности, нередко сменяющиеся периодами спада активности) и меланхолический (угрюмость, робость, неуверенность, нерешительность, преобладание грусти, подавленного душевного состояния, боязнь трудностей). В этой систематике темпераментов были заложены основы индивидуального подхода к людям, обеспечивающие развитие дифференцированной психопрофилактики и психотерапии.

Не случайно, что с именем Гиппократа, этого величайшего мыслителя и врача Эллады, связана клятва, которую на протяжении многих веков давали выпускники высшей медицинской школы. Не случайно и то, что в тексте клятвы особое внимание уделено утверждению высоких моральных качеств врача, обеспечивающих наиболее гуманные формы общения с больными.

^ Клятва Гиппократа

«Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям,

/

12

сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Текст клятвы претерпевал многие изменения. Однако на всех этапах истории очень высоко оценивалась воспитательная и моральная сила присяги врача. Проявляя глубочайшую заботу о высоком моральном облике врача — советского гражданина, Президиум Верховного Совета СССР специальным указом утвердил текст присяги, которую приносят на языке соответствующей республики все выпускники медицинских высших учебных заведений страны.

Присяга врача Советского Союза

«Получая высокое звание врача и приступая к врачебной деятельности, я торжественно клянусь:

все знания и силы посвятить охране и улучшению здоровья человека, лечению и предупреждению заболеваний, добросовестно трудиться там, где этого требуют интересы общества;

быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, внимательно и заботливо относиться к больному, хранить врачебную тайну;

постоянно совершенствовать свои медицинские познания и врачебное мастерство, способствовать своим трудом развитию медицинской науки и практики;

обращаться, если этого требуют интересы больного, за советом к товарищам по профессии и самому никогда не отказывать им в совете и помощи;

беречь и развивать благородные традиции отечествен-

13

ной медицины, во всех действиях руководствоваться принципами коммунистической морали, всегда помнить о высоком призвании советского врача, об ответственности перед Народом и Советским государством.

Верность этой присяге клянусь пронести через всю свою жизнь».

Присяга советского врача — документ огромной важности. В тексте ее не только сохранены торжественность стиля и ответственность врача за судьбы больного, но показаны профилактическая направленность советской медицины, долг медицинского работника перед обществом, перед народом, Советским государством, вместе с тем в ней подчеркнуто величайшее значение принципов коммунистической морали и продемонстрировано глубокое уважение благородных традиций отечественной медицины.

Крылатыми стали слова отца медицины Гиппократа: «Медицина часто утешает, иногда облегчает, редко исцеляет». В этом «утешении» — глубокий медико-психологический смысл.

Мыслители Древнего Рима развивали передовые взгляды на межчеловеческие отношения. Цицерону принадлежат слова: «Существуют два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу». Слова эти легли в основу и повседневного врачевания.

Общение греков с персами обогащало опыт греческой медицины. Большого расцвета достигли медицинские школы (примерно в 350 г. до н. э.), а такая школа, как Джуди Шапур, превратилась позднее в крупнейший центр медицинского образования. Упадок греческой и римской культур сопровождался долгим периодом застоя в медицинской практике. Однако прогресс истории неизбежен.

В начале IX века н. э. значительно возрастает роль Багдада, куда и были приглашены многие педагоги школы Джуди Шапур. В медицинских школах Багдада получает распространение метод преподавания у постели больного, который сохранился и до наших дней. В связи с этим все большее значение приобретала необходимость осмысливания психологии взаимоотношений врача и больного, резко возросло значение психологических критериев и, в частности, необходимость разработки вопросов о том, каково значение психической индивидуальности больного в возникновении и течении болезней у него, какова роль психологических особенностей врача и больного в обеспечении наиболее полного контакта между ними, каково влияние особенностей психики больного на формирование разных болезней и др. По сути дела зарождались те основы медицинской психологии, которые были впервые систематизированы лишь в начале XX столетия.

Медицинские школы Багдада пользовались авторите-

14

том во всех высокоразвитых странах мира. Представитель исламской медицины Рхазес (Абу Бекр Мухаммед Ибн Закария ар-Рази, 865—925 гг. н. э.) был не только основоположником больничной службы, основателем медицинских консультаций, но и мастером врачебной этики и психологических методов обеспечения здоровья людей. Другой выдающийся представитель восточной медицины того периода таджикский мыслитель и врач Авиценна (Абу Али Ибн Сина, 980—1037 гг.) прославился своим «Каноном врачебной науки»,— «медицинской библией», опубликованным в 1020 г., переведенным на многие языки мира. Этим руководством на протяжении 700 лет пользовались медицинские школы Европы как самым известным учебником медицины, когда-либо изданным. Заслуги Авиценны чрезвычайно велики и вряд ли нуждаются в перечислении. Важно, однако, подчеркнуть, что, как и его предшественники, Авиценна обеспечил дальнейшее эмпирическое развитие правил о взаимоотношениях врача и больного, науки о предупреждении болезней и, в частности, будущих разделов психогигиены. Ему принадлежит одно из наиболее ранних утверждений, что «местом пребывания душевной силы и источником ее действия является мозг», что чрезмерное бодрствование портит натуру мозга и производит помешательство, что в результате уравновешивания характера достигается сохранение здоровья «одновременно как для души, так и для тела».

Низами (1140—1203) в своей книге «Четыре беседы или рассуждения» подробно останавливается на характеристике качества врача и считает неотъемлемыми для него благородство, чуткость характера, нежность и мудрость натуры, умение устанавливать известное из неизвестного, способность логически мыслить, глубоко правильно понимать и учитывать в лечении сложные переживания больного.

После средневекового царства тьмы, невежества и мракобесия XV век оказался высокоблагодетельным для человечества. Век возрождения прославился бурным расцветом искусств, развитием научной мысли и вместе с тем „ подъемом научной и практической медицины.

Систематические начала анатомии, заложенные Веза-лием (1543), открытие кровообращения (1628) Вильямом Гарвеем (1578—1657), а позднее исследования Морганьи об изменениях внутренних органов у больных (1761) закладывают научные основы понимания болезней.

Многовековой период эмпирического лечения болезней, который фактически протекал даже без знания основ болезней, сменяется началом широкого изучения механизма болезней, их природы.

В эпоху Ренессанса процветали итальянские медицин-

15

ские школы в Падуе и Пизе, где обучалось много студентов из разных европейских стран. Одна из задач медицины того времени состояла в поисках дальнейшего улучшения принципов и практики медицинского обслуживания, в частности, путем совершенствования подготовки медицинских работников. Быстрый рост медицинских школ и лечебных учреждений в странах Европы способствовал решению этих сложных задач. Наряду с физическими и биологическими методами лечения больного, применением достижений общей гигиены для предупреждения болезней, в охране здоровья человека все большее место занимают психологические методы устранения и исправления болезненных явлений и, в частности, методы психопрофилактики и психогигиены, хотя до систематики этих методов было еще далеко.

После открытия в 1518 г. Линакром в Лондоне Королевского колледжа врачей и начала курса лекций по медицине в Оксфордском и Кембриджском университетах в Англии значительно укрепляются представления о врачевании. Локк и Сиденгам неоднократно обращались к систематизации качеств, необходимых студенту-медику. Сиденгам специально подчеркивал роль психики в развитии болезней внутренних органов. Локк и Сиденгам учили, что студент должен совершенствовать в себе наблюдательность и индуктивный метод исследования, больше практиковаться в своем профессиональном мастерстве, познавать и понимать основные причины, законы и ограничения медицины, быть серьезным, пытливым, настойчивым, склонным к исследованию, к неустанным поискам причин. Вместе с тем он обязан всегда оставаться порядочным, душевным, заботливым, внимательным по отношению к больному.

Углубление знаний о морфологической и патоморфоло-гической основе болезней внутренних органов побуждает к поискам методов прижизненного исследования их у больных. Знаменитыми событиями XVIII и XIX веков явилась разработка ставших традиционными методов перкуссии [Ауенбургер, 1761], аускультации [Лаэннек, 1819] и пальпации [Образцов В.П., 1887]. В результате мновеко-вые принципы распознавания болезней путем наблюдения больного дополнились методом активного непосредственного исследования врачом его организма. В свою очередь расцвет физиологии, особенно благодаря исследованиям И. Мюллера, Клода Бернара, И. М. Сеченова, обеспечил начало изучению функциональных изменений в организме и широкому использованию функциональных (инструментальных) методов в распознавании болезней (измерение артериального давления, определение функций кровообращения, дыхания, секреции желез желудка и др.), а

16

позднее рентгенографии (1895), электрокардиографии (1903) и, наконец, электроэнцефалографии (1929). Одновременно обогащаются и сведения о психологии больного человека.

В начале XIX века значительно возрастает авторитет французской медицинской школы. Крупнейшие представители ее: Морель, Маньян.-Шарко, Бернгейм, Жане, Бабин-ский — не только утверждали роль психики в развитии болезней внутренних органов, но и выполняли исследования, направленные на разработку закономерностей ее влияния. В университетах Германии этого времени впервые вводятся лабораторные методы работы студентов. Становится все более полным и разносторонним представление о медицине как о науке, представление о медике как о специалисте, который получает необходимую подготовку в первую очередь для предупреждения и лечения болезней. Формируются тот тип медика, те отношения врача и больного, которые в основном типичны для нашего времени.

Большое значение для правильного понимания роли психического и соматического в происхождении болезней имел знаменитый спор «психиков» и «соматиков», развернувшийся в 20-х годах XIX века в Германии. Столкновение двух крайних позиций привело к поражению мистико-идеалистических взглядов «психиков» и к победе «соматиков». Наиболее существенным в этом споре явилось утверждение Гризингера о том, что «психические болезни— болезни мозга». Результаты этого спора не могли не сказаться на изменении отношения врача к больному человеку.

Развитие самобытной русской медицины отличалось, в частности, тем, что уже основоположники ее обращали внимание на необходимость строгого учета психологии больного. М. Я. Мудров в книге «Слово о способе учить и учиться медицине», изданной в 1820 г., т. е. в те годы, когда в Германии еще оставалось много приверженцев школы «психиков», говорил молодому врачу: «Теперь ты испытал болезнь и знаешь больного, но ведай, что и больной тебя испытал и знает, каков ты. Из сего ты заключить можешь, какое нужно терпение, благоразумие и напряжение ума при постели больного, дабы выиграть всю его доверенность и любовь к себе, а сие для врача всего важнее»1. Каждое действие врача должно быть продуманным и построено с таким расчетом, чтобы все элементы его лечили. Касаясь процедуры прописывания рецепта, М. Я. Мудров учил, что даже к этому, как будто

1 Мудров М. Я. Избранные произведения.— М.: Изд-во АН СССР, 1949, с. 233.

17

формальному акту нельзя подходить механически, бездушно, нужно «протолковать больному и предстоящий образ употребления прописанного лекарства и сказать вкус, цвет, запах и действие оного. Тогда больной будет принимать его с восхищением: а сие восхищение, радость и уверенность бывают иногда полезнее самого лекарства. Больной считает часы и минуты, ожидает действия от лекарства, и думает более о выздоровлении, нежели о болезни»3 (подчеркнуто нами.— Г.У.).

Весьма примечательными и очень современными явились слова М. Я. Мудрова о происхождении болезней. «Одни люди,— писал он,— заболевают от телесных причин, другие — от душевных возмущений». Так, в русской медицине завораживают рациональные взгляды на сома-топсихические и психосоматические взаимовлияния в происхождении болезней.

Основатель петербургской школы психиатров И. М. Балинский (1827—1902) в лекциях по психиатрии (1857) обращал внимание на отрочество и юность, во время Которых особенно важна роль правильного воспитания и обучения, правильного психического влияния для охраны здоровья молодежи.

Утверждая еще в середине XIX века необходимость психотерапевтического подхода к больному, он не только подчеркивал важность такового, но и создал одну из первых научно обоснованных систем его. Он учил врача необходимости: 1) удалить моральные влияния, произведшие и поддерживающие болезни; 2) ослабить болезненные чувства, идеи и болезненную деятельность «умалишенного»; 3) возбудить в нем правильные чувства и идеи, а также охоту к занятиям, стараясь всеми мерами поддержать исчезнувшую моральную его самостоятельность. И хотя система эта адресована И. М. Балинским врачам-психиатрам, нетрудно видеть, что принципы ее распространяются на всех больных, имеют общее значение для медицинской практики.

Важный вклад в развитие передовой психологии внес И. М. Сеченов. Его «Элементы мысли» и ряд других работ по существу пронизаны мотивом гуманности, а вся борьба с ложными направлениями в науке полна страсти, порожденной думами о благе человека и человечества. Особое значение имеет мысль о том, что «организм без его внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен, поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него» (подчеркнуто нами.— Г.У.). Эта мысль не только утверждает материали-

1 Мудров М. Я. Избранные произведения.— М.: Изд-во АН СССР, 1949, с. 240.

18

стический подход И. М. Сеченова к действительности, но и раскрывает ведущее значение окружающих условий для формирования психики и сохранения здоровья человека, что он неоднократно подчеркивал и в других своих исследованиях. Гармония человека привлекала внимание передовых ученых России. Замечательный русский писатель и врач А. П. Чехов со свойственной ему страстью восклицает: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Мотив Человека, имя которого «звучит гордо» (А. М. Горький), не сходит со страниц русской, а позднее и советской литературы.

Л. Н. Толстой, как бы дополняя прекрасные качества человека, неоднократно подчеркивает его скромность и альтруизм: «Чем больше человек дает людям и меньше требует себе, тем он лучше».

И как бы отвечая этим призывам, замечательный русский хирург Н. И. Пирогов (1810—1881) и отец педиатрии Н. Ф. Филатов (1847—1902) не только учат врачей заботиться о больном и никогда не забывать о его сложных душевных состояниях, но и в собственной деятельности поражают русскую интеллигенцию неповторимой скромностью, самоотверженностью, глубочайшей сердечностью и простотой — качествами, которые не раз помогали им спасать больных.

Н. И. Пирогов учил, что при подступах к хирургическому вмешательству «... самое главное, по-моему, это то, чтобы больной, оперируемый или исследуемый, был внутренне убежден, что боль и операция, которым он подвергается, не напрасны, а неизбежны для его блага». «Кроме научных сведений и опытности», особенно необходимым качеством медицинского работника, по его мнению, является «добросовестность, приобретаемая только трудным искусством самосознания, самообладания и знания человеческой натуры».

Имена замечательных русских интернистов С. П. Боткина (1832—-1889) и Г. А. Захарьина (1829—1897) современная медицина связывает не только с провозглашением и отстаиванием ими принципа целостности организма больного, принципа приоритета нервных механизмов в патологическом процессе. Их труды обогатили науку и в важнейших аспектах собственно медико-психологических проблем.

В «Клинических лекциях» Г. А. Захарьин подчеркивал связь между патологией внутренних органов и изменениями чувствительности кожи в зонах их проекции. Это положение значительно расширило знания о роли нервной системы в регуляции функций внутренних органов. Позднее этот феномен был глубоко изучен Гедом. В результате родилось учение о висцеросенсорных связях и

19

зонах изменения чувствительности в различных участках кожи, которые получили название зоны Захарьина — Геда.

Обучая студентов, Г. А. Захарьин призывает к такой глубине и тщательности сбора анамнеза, которые позволили бы не только снять «медицинский портрет» больного, но и обеспечили бы глубокое познание болезни.

Сам процесс сбора анамнестических данных становился в связи с этим одним из неотъемлемых элементов врачебного воздействия на больного. Г. А. Захарьин писал, что «...серьезно больные вообще уже в силу самого болезненного состояния своего находятся в угнетенном настроении духа,— мрачно, малонадежно смотрят на будущее. Для самого успеха лечения врач должен ободрить больного, обнадежить выздоровлением или, по крайней мере, смотря по случаю, поправлением здоровья, указывая на те хорошие стороны состояния больного, которых последний в своем мрачном состоянии не замечает или не ценит»1 (подчеркнуто нами.— Г. У.).

Тем самым во врачах воспитывался навык внимательного, заботливого, вдумчивого отношения, выслушивания больного. А ведь известно, что возможность для последнего свободно и полно высказываться о своем самочувствии и возникших в процессе болезни проблемах часто сама по себе приводит к ослаблению ряда болезненных переживаний и составляет один из элементов существенной помощи больному.

Основатель московской школы психиатров С. С. Корсаков (1854—1900) впервые выделяет «психическое лечение» в самостоятельный раздел. В соответствующей части его учебника речь идет не только о становлении психотерапии, но о всестороннем обсуждении форм психического влияния на больного в ходе обследования и лечения. В лечении различных болезней, как писал С. С. Корсаков, психическое влияние врача играет в высшей степени важную роль, и способность пользоваться психическими факторами составляет всегда одно из выдающихся свойств замечательных врачей всех времен.

В оригинальном исследовании, опубликованном в 1908 г., А. И. Яроцкий (1868—1944) сформулировал глубокую мысль о том, что полнота и прочность миросозерцания человека во многом определяют его общественное положение и здоровье. Идейная целенаправленность, стремление к идеалу не только приводят к подъему всей душевной деятельности человека, но оказываются благотворным фактором, поддерживающим здоровье, факто-

1 Захарьин Г. А. Клинические лекции и избранные статьи.— М., 1910, с. 20.

20

пом, объединяющим в единое целое все стороны жизнедеятельности организма, фактором, определяющим гармонию души и тела человека.

В 1900 г., изучая нервную регуляцию функций внутренних органов, И. П. Павлов (1849—1936) впервые показал, что психические факторы влияют на секрецию слюны н желудочного сока. Позднее это послужило основой не только для исследования обстоятельств, которые обеспечивают образование и изменение условных рефлексов, но и для построения совершенно нового раздела биологии и физиологии — физиологии высшей нервной деятельности. В самом понятии «условный рефлекс» раскрывается глубочайшее единство организма с окружающей средой.

Одновременно с развитием павловской физиологии В. М. Бехтерев (1857—1927) со своими сотрудниками и учениками вносит новое в морфологию и физиологию мозга. Он, в частности, вскрывает постоянную изменчивость в деятельности центральной нервной системы, которая обусловлена непрерывными влияниями на органы чувств меняющихся воздействий действительности и вме- , сте с тем влияниями постоянной импульсации со стороны внутренних органов и систем.

В 1926 г. В. М. Бехтерев писал: «... в работе мозговой коры нет абсолютного постоянства, а все относительно». «...Один и тот же раздражитель окажет неодинаковое действие на сочетательный рефлекс в зависимости от периода его развития»1.

История практического врачевания развивалась, следовательно, не только в тесном единстве с формированием взглядов на нравственность врача, на психологический аспект взаимоотношений врач — больной, но и в связи с успехами физиологии мозга.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Учебная литература iconЛитература по психологии,классическая литература,компютерное железо,документация,языкипрограммирования,религия,философия,самые...
Альдебаран-крупнейшая электронная библиотека on-line- художественная, учебная и техническая литература и книги различных жанров:...

Учебная литература iconЛитература Издательство “ Логос”
Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и...

Учебная литература iconСписок основної та допоміжної літератури. Бадмаев Б. Ц. Психология:...
Бадмаев Б. Ц. Психология: как ее изучить и усвоить: Учебно-методическое пособие для студентов вузов. М. Учебная литература, 1997....

Учебная литература iconШкольная учебная литература как объект теоретического анализа
Кировоградский областной институт последипломного педагогического образования имени В. Сухомлинского, Украина, г

Учебная литература iconПрограмма учебного курса «Культура добрососедства»
Вводный урок. Ознакомление учащихся с целями, задачами и структурой программы. Учебная и справочная литература. Современные источники...

Учебная литература iconЗинченко В. П. Посох Осипа Мандельштама и Трубка Мамардашвили. К началам органической психологии
Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы готовится и издается при содействии Института «Открытое...

Учебная литература icon8. учебная вычислительная машина d2
Учебная ЭВМ d2 является одноадресной машиной, поэтому при выполнении операций первый операнд в основном находится в регистре-аккумуляторе...

Учебная литература iconРелигиозно-суфийская литература Крымского ханства
Мусульманская религиозная литература распространилась в Крыму вместе с исламом. Данная литература ставит перед собой целью популяризирование...

Учебная литература iconАнтонов А. И. А 72 Микросоциология семьи (методология исследования...
Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и...

Учебная литература iconЛитература учебная. Подписано в печать
Книга предназначена, в первую очередь, студентам, обучаю­щимся по специальности 031000 «Педагогика и психология». Материалы пособия...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<