Покрывало майи, или сказки для невротиков




НазваниеПокрывало майи, или сказки для невротиков
страница3/22
Дата публикации29.04.2013
Размер3.64 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

^ Модальности в ежедневной жизни. Мы продолжаем тему использования модальностей - использования правильного и ошибочного, сознательного и подсознательного, манипулятивного и жертвенного, очевидного и скрытого, тактичного и бестактного, искусного и прямолинейно простодушного.

Взаимопонимание и его отсутствие, согласие и разлад, дружба и вражда, общность и разделение - все эти явления в большой степени обусловлены и управляемы соответствующим использованием модальностей, сознательным или неосознанным.

Представим себе, например, встречу двух хороших знакомых, Елены и Петра, не находящихся, однако, в близкой эмоциональной и тем более любовной связи. Петр видит Елену, с радостной улыбкой полуподходит-полуподбегает к ней и, глядя ей в глаза, восклицает:

- Леночка! Я так рад тебя видеть!

С точки зрения Елены, заявленный Петром уровень интимности существенно превышает сложившийся между ними ранее. Это могло бы быть в какой-то мере оправданным, если бы они не виделись месяц или больше, но с последней встречи прошла всего неделя. Значит (соображает Елена), у него есть какие-то виды на углубление отношений, что в данный момент ей совершенно не нужно. Как в данном случае можно тактично отреагировать на ситуацию?

Рассмотрим модальности, использованные Петром для несанкционированного вторжения в реальность Елены. Это прежде всего модальности невербального поведения: скорость подхода (увеличенная), дистанция в ходе коммуникации (уменьшенная), а также пристальность взгляда (большая). Если за Петром стоит достаточная сила, то он навяжет Елене все эти три модальности, то есть она напряжется, вздрогнет, не отойдет от него (может быть, даже чуть придвинется) и ответит на его взгляд, тем самым поддерживая и усугубляя возникшую интимность. Демонстрируя, наоборот, полное неприятие предлагаемых Петром модальностей, Елена может демонстративно медленно и плавно отойти от него на шаг и отвести глаза в сторону (при этом Петр ощутит чувствительный эмоциональный и энергетический удар).

Теперь обратим внимание на модальности вербального (словесного) поведения участников. Какие модальности акцентированы в приветствии Петра? Прежде всего, бросается в глаза его подчеркнуто личная модальность; если Елена подпадет под ее гипноз, то она, сама того не желая, ответит чем-то в равной мере личным, например:

- Здравствуй, мой дорогой.

Наоборот, желая разрушить этот чересчур личный оттенок, Елена может употребить подчеркнуто безличную модальность, сказав нечто вроде:

- Здравствуй, Петр! Ты хорошо выглядишь сегодня, - и эта перемена модальности скорее всего будет воспринята им как ушат холодной воды на голову и туловище. Здесь эффект усиливается еще и тем, что Петр употребляет субъективную модальность, то есть высказывается от своего имени, а Елена отвечает в объективной модальности, как бы от имени своего народа в целом. Промежуточным между этими двумя вариантами ответа будет, например, такой:

- Здравствуй, Петя. Я тоже рада нашей встрече.

Здесь подчеркнута шаблонность ответа, что существенно ослабляет личную модальность, а слово “тоже” показывает, что Елена, внешне подчиняясь воле Петра, повторяет его чересчур интимные модальности из вежливости, то есть формально, не желая грубо разрушать его состояние, но и не приветствуя его.

^ Управляющие модальности. Чем приказ отличается от просьбы? Тем, что приказ обязательно нужно выполнять, а просьбу не обязательно? А может быть тем, что приказывать это грубо, в то время как просить - вежливо? В действительности разница состоит в модальности: приказ обладает качеством императивности, а просьба - желательности... но здесь есть много других оттенков, зависящих от конкретной ситуации. Читателю, вероятно, приходилось слышать переходы такого рода: “Я тебе строго-настрого приказываю: не смей этого делать! Ни в коем случае!... Ну хорошо, я не приказываю, я тебя прошу... Христом-Богом заклинаю, умоляю на коленях: не надо этого!..”

Из последнего примера ясно, что, так сказать, осуществляемость повеления неочевидным образом связана с выбором варианта повелительной модальности, которая может быть:

- проклятием

- строгим приказом

- настоятельным требованием

- категорическим запретом

- обычным запретом

- требованием

- важной просьбой

- ответственным поручением (заданием)

- распоряжением

- пожеланием

- просьбой

- униженной просьбой (мольбой).

Однако в реальной жизни в повелительной модальности скрыт еще один чрезвычайно важный информационный пласт, а именно мнение повелевающего о том, насколько трудно адресату исполнить соответствующее повеление (поручение, просьбу). Эту модальность можно назвать исполнимостью повеления, которое для адресата в данной ситуации может быть:

- невозможным

- ломающим всю жизнь

- очень трудным, но не ломающим жизни

- требующим большой работы

- требующим больших затрат разнообразных ресурсов

- умеренно трудным

- требующим существенных затрат

- невыполнимым без специальных, хотя и небольших усилий

- легковыполнимым

- ничтожным по требуемым усилиям и ресурсам (“не о чем говорить”)

- благом

- даром судьбы

- благословением Божьим.

Двойственной к исполнимости является модальность субъективной важности повеления (распоряжения, просьбы); последнее может быть для повелевающего:

- пустым капризом

- несущественной случайной прихотью

- малозначительным

- существенным

- значимым

- ответственным

- важным

- сугубо важным

- критическим в существенном аспекте

- глобально критическим (то есть неисполнение ломает всю его жизнь).

Воспитание ребенка (и самовоспитание взрослого) в очень большой степени есть создание устойчивых привычек вполне определенного согласования трех вышеописанных модальностей; эти привычки формируют основу его этики. Например, хорошее воспитание заключается, в частности, в том, что человек избегает наиболее императивных форм повелительной модальности, таких как строгий приказ, категорический запрет и т.п., и не использует даже мягких повелительных форм (например пожелание), если это ставит адресата в жесткую субмодальность исполнимости (например, требующее большой работы). Царское и министерское воспитание, наоборот, подразумевают преимущественное использование жестких повелительных субмодальностей (например, приказ), а особенно в случаях, когда у адресата при этом актуализируется жесткая субмодальность исполнимости (например, ломающая всю жизнь). При этом воспитанный человек, как правило, использует средние субмодальности субъективной важности своей просьбы (например, значимая), избегая крайностей (пустой каприз, или, наоборот, глобально критическая), в то время как царь или министр обязательно объявят свои требования и приказы на высших субмодальностях: сугубой важности, глобально критическими и т.п.

В основе большинства случаев взаимонепонимания, сознательного “тонкого” обмана и весьма даже “толстого” психологического манипулирования лежит игра модальностями, к которой человек привыкает с раннего детства, но большая часть этих игр, в которых, как и в карточных, есть свои шулера и свои жертвы, происходит бессознательно - в частности, потому, что нет точного общепринятого языка описания модальностей (они нередко обозначаются лишь интонационно или жестами), и, главное, в общественной морали нет понятия “поймать на жульничестве с модальностями”, как, например, “поймать на слове”, то есть обнаружить логическую противоречивость или непоследовательность в речи.

Вот типичный пример такой игры. Ваш знакомый просит вас об определенной важной, даже критической для него услуге, которая является для вас умеренно трудной, но все же требующей существенных затрат, и он во время разговора дает вам понять, что он это видит. Войдя в его критическое положение, вы совершаете определенные усилия и выполняете его просьбу, о чем сообщаете при встрече. “А, спасибо!” - легко говорит знакомый, мгновенно обесценивая все ваши усилия. “А как твое критическое положение?” - недоумеваете вы, стараясь извлечь из ситуации хоть какой-нибудь энергетический возврат. “О чем ты? - удивляется знакомый. - А, вспоминаю, кажется... Я тогда просто здорово недоспал, вот и померещилась какая-то ерунда, а на самом деле все было о’кей”, - и он переводит разговор на другую тему, а вы чувствуете себя так, как будто только что с головой искупались в болоте, но придраться в то же время вроде бы не к чему.

Возможно ваш знакомый просто забыл, какими модальностями он тогда пользовался, но тем и отличается психологически культурный человек, что помнит и поддерживает модальности, употребленные ранее - как чужие, так и свои собственные.

Мы продолжаем тему модальностей, возникающих в обыденных ситуациях. Рассмотренная выше повелительная модальность является прямой каузальной, так как она прямо называет определенное действие, которое должен совершить адресат. Распространена, однако, и косвенно-каузальная модальность, когда произносятся некоторые слова, имеющие в виду определенный ответ действием адресата, но само это действие не специфицируется (не называется прямо). Типичный пример: вы звоните по телефону 01 и говорите: “По такому-то адресу начинается пожар”. Давать конкретные инструкции (повеления) пожарным, сколько и каких машин присылать, было бы глупо, и потому в данном случае косвенно-каузальная модальность является совершенно уместной и адекватной. Менее драматичный пример: ребенок приходит к маме и заявляет: “Я хочу есть”; какую именно деятельность она развернет в связи с полученной информацией, он как бы оставляет на ее усмотрение.

Косвенно-каузальная модальность имеет две субмодальности: ментальную и эмоциональную, которые следует различать и употреблять в зависимости от ситуации либо одну, либо другую. Ментальная косвенно-каузальная субмодальность подразумевает некоторые действия в ответ на информацию, заключенную в сообщении; два приведенных выше примера относятся к ней. Эмоциональная косвенно-каузальная субмодальность подразумевает какой-то (не специфицируемый) ответ действием на эмоции, заключенные в сообщении; эта субмодальность нередко используется женщинами в ситуациях, когда мужчина отреагировал бы ментально косвенно-каузально. Например, девушка, рассказывающая подруге о своем сердечном разочаровании, в какой-то момент не выдерживает трагизма собственно повествования и заливается слезами - здесь очевидна эмоциональная косвенно-каузальная трансляция, и подруга тут же начинает вливать в нее бренди или утешает иным способом. Мужчины, однако, часто не воспринимают послания, заключенного в этой модальности, и не реагируют никак, очевидно испытывая терпение прекрасного пола.

- Ну сколько же я должна страдать, чтобы ты наконец утешил меня, обнял, поцеловал? - с горечью думает несчастная жена.

- Ну сколько же можно лить слезы и хныкать, не говоря членораздельно, чего ты хочешь? - молча злится в это время ее муж.

Двойственной к косвенно-каузальной является модальность реакции на события, которая имеет событийно-ментальную и событийно-эмоциональную субмодальности. Последняя используется, например, когда вы, больно ударившись об угол шкафа, восклицаете: “Черт!”

И, наконец, существуют ментальная и эмоциональная модальности в чистом виде, когда тексты, которые произносятся (эмоции, которые проживаются и демонстрируются) не связаны напрямую с какими-то определенными внешними событиями и не предполагают от присутствующих никаких специальных действий.

- Заходи, поговорим, - приглашают друг друга мужчины, имея в виду ментальную модальность.

- Заходи, посидим, поболтаем, - приглашают друг друга женщины, имея в виду эмоциональную модальность.

Искусство общения в большой мере опирается на интуитивное умение собеседников идентифицировать и различать описанные выше модальности, и не разрушать, а доброжелательно поддерживать модальность, предлагаемую партнером, или же комплементарно (соответствующим образом) продолжать ее. Например, вслед за косвенно-каузальной репликой обязательно должно следовать действие, а ответ в ментальной модальности может показаться человеку обидным и даже оскорбительным. Событийно-ментальную субмодальность можно продолжать ею же (поддержка) или ментальной косвенно-каузальной, или иногда даже прямой каузальной (повелительной). Ниже приводятся несколько реплик, и пусть читатель сам решит, какие в них действуют модальности и насколько комплементарны реакции окружающих. Ситуация: мальчик-младшеклассник приходит зимой из школы домой весь в снегу, с расстегнутой курткой и возбужденно говорит:

- Опять на обратном пути с Сережкой подрался!

Ответы родственников:

Отец: - Завтра позови меня на подмогу!

Мать: - Драться, сыночек, нехорошо, лучше договариваться мирно.

Бабушка: - Ах, ты простудишься!

Дедушка: - А обед между тем давно тебя дожидается.

Брат: - Ух!

Сестра: - А я тоже на улицу гулять хочу!

Сильное раздражение, связанное с резким разрывом энергетического потока, нередко вызывают у собеседников попытки переключить ситуацию с эмоциональной косвенно-каузальной субмодальности на ментальную косвенно-каузальную и наоборот; эмоциональная модальность видится пустой человеку с включенной ментальной модальностью, и наоборот. Примеры:

- Ну что вы все время ищете причины, чтобы его, наконец выгнать! Да мерзавец он несусветный, и вся недолга!

- А потом еще другие гости приезжали, серьезные, скучные - ужас! Весь вечер проговорили, о чем - непонятно, все съели и уехали.

- И пора, наконец, перейти от взволнованных взаимных обид и неутоленных самолюбий к серьезному, трезвому и рациональному рассмотрению действительно актуальных проблем ситуации, требующих конструктивного взаимоудовлетворительного решения на основе...

Отслеживая текущие вокруг диалоги и полилоги (то есть разговоры со многими участниками), начинающий практический психолог (которому и адресована эта книга) может научиться точно отслеживать используемые модальности и субмодальности, оценивать их комплементарность (согласованность) и ясно видеть причины оживления или, наоборот, постепенного (или резкого) угасания разговоров, обсуждений и споров, а также их внутренний, подсознательный, архетипический смысл.

Поговорим теперь о модальностях, которыми человек характеризует свое внутреннее состояние и отношение к будущему своему поведению.

Модальность желания наиболее адекватно выражается словами “мне хочется”, где подчеркнут пассивный (иньский) характер состояния человека, например: “Мне хочется спать”. Выражение “я хочу” может означать как модальность желания, так и модальность намерения, имеющую активный (янский) характер и подразумевающую определенные действия человека в будущем (“Я хочу построить двухэтажный дом с террасой и балкончиками”). Модальность желания, наоборот, не предполагает каких-либо конкретных действий со стороны человека, но косвенно намекает на необходимость, или во всяком случае, желательность какой-то (каузальной, ментальной или эмоциональной) реакции слушателя (собеседника, партнера); таким образом, у модальности желания следует различать косвенно-каузальную, косвенно-ментальную и косвенно-эмоциональную субмодальности.

Представим, что к вам домой заваливается старый друг, повествует о постигшей его неудаче и в заключение говорит потухшим голосом: “Очень хочется выпить”. Может быть, его слова нужно понимать буквально, то есть в косвенно-каузальной субмодальности модальности желания, и тогда адекватной реакцией с вашей стороны будет открыть бар, налить в хрустальный фужер джина с тоником и молча сочувственно предложить его другу. Вполне может оказаться, однако, что он давно не пьет, или знает, что спиртное ему не поможет, и говорит это, так сказать, по старой памяти, совершенно не имея в виду реальной выпивки. Тогда его желание следует понимать в косвенно-ментальной субмодальности, то есть как намек на то, что вы должны что-то сказать в связи с его заявлением, например, начать абстрактное обсуждение, в каких трудных моральных ситуациях предпочтительнее определенные марки вин и коньяков. А может быть, все еще проще, и друг использует косвенно-эмоциональную субмодальность желания как самую выразительную, и вы, чтобы адекватно поддержать коммуникацию, должны крякнуть, ударить себя кулаком по бедру и сказать после паузы, но с чувством: “Да, я вижу, крепко тебе досталось и таким образом исчерпать тему.

Читатель может спросить: а как же отличить использованные субмодальности, например косвенно-каузальную от косвенно-ментальной и косвенно-эмоциональной? Обычно для этого достаточно посмотреть на человека (особенно на его лицо): в случае косвенно-эмоциональной модальности на нем будут отчетливые следы волнения (частое дыхание, блеск глаз, яркий цвет щек, искаженные губы); используя косвенно-ментальную модальность, он посмотрит на вас как учитель на ученика, вызванного к доске отвечать урок, а если активизирована косвенно-каузальная модальность желания, то лицо может оставаться спокойным, но вы можете заметить некоторое напряжение в теле и неудобство расположения человека в пространстве (скажем, в кресле), которое быстро исчезнет (человек расслабится), как только вы предпримете соответствующие его ожиданиям действия.

Какие же в модальности желания возможны субмодальности (кроме уже перечисленных)? Желание может быть:

- слабым

- умеренным

- сильным

- страстным

- непреодолимым

- сводящим с ума

- случайным

- постоянным

- несущественным

- поверхностным

- глубоким

- высоким

- прекрасным

- хорошим (то есть одобряемым самим человеком)

- нехорошим (предосудительным)

- низким (подлым)

- отвратительным, гадким, безобразным

- постыдным, позорным

- непонятным по происхождению

- закономерным (то есть логически вытекающим из ситуации, в которую человек попал)

- легко контролируемым

- трудно контролируемым

- требующим немедленного исполнения

- требующим обязательного исполнения в ближайшем будущем

- не предполагающим исполнения в обозримом будущем

- не предполагающим сколько-нибудь серьезного к себе отношения

- случайным

- эпизодическим

- регулярным

- ...

Если читателю до сих пор непонятно, зачем нужны такие длинные (и очевидно неполные) списки субмодальностей, то вот пример.

Представьте, что вы столкнулись на обществе со знакомым, который высказывает вам определенное желание. Он сам ощущает его как эпизодическое, сильное, поверхностное, непонятное по происхождению, постыдное и не предполагающее сколько-нибудь серьезного к себе отношения, а вы, не разобравшись, воспринимаете это желание как регулярное, глубокое, трудно контролируемое, хорошее, требующее немедленного исполнения и косвенно-каузальное, и начинаете действовать, пытаясь исполнить это желание на глазах у всех присутствующих. Какая последует реакция у вашего знакомого? И будет ли она вам понятна?

Для человека, сознательно занимающегося развитием своей индивидуальности (работой над собой), субмодальности возникающих у него желаний чрезвычайно важны. Управление своими желаниями - один из главных инструментов саморазвития, а это управление прежде всего требует умения переключать (хотя бы в каких-то пределах) субмодальности, например, превращать желание сильное в умеренное, а желание, требующее немедленного исполнения в предполагающее исполнение в обозримом будущем, а далее в слабое и легко контролируемое. Твердая власть архетипа выражается в его способности насылать на человека желания в жестких субмодальностях (сильные, страстные, постыдные, трудно контролируемые и т.п.), справиться с которыми, равно как их удовлетворить, человеку очень трудно. “Тонкий ход”, который рекомендуют многие психологи, заключается в том, чтобы попытаться изменить субмодальность желания, сделав ее более мягкой, или найдя в самом желании дополнительный смысл, в результате чего субмодальность тоже нередко смягчается. Иногда этот прием срабатывает хорошо, иногда со скрипом, иногда вовсе не действует - здесь многое зависит от архетипа, генерирующего желание, и роли этого архетипа в жизни человека в целом.

Модальность желания тесно связана с модальностью намерения, хотя это совсем разные вещи. Намерение подразумевает некоторый запас воли, энергии и целеустремленности, которые человек собрался потратить на осуществление определенного плана. Во многих случаях намерение связано с некоторым желанием и как бы им продиктовано, то есть является программой его исполнения, но это не всегда так. (Иногда намерение возникает как будто на пустом месте, не являясь реакцией на желание и не будучи результатом воздействия внешней воли, и эти ситуации представляют для психолога особый интерес.)

Каким может быть намерение? Например:

- фантастическим

- случайным

- поверхностным

- легковесным

- неуклонным

- серьезным

- впечатляющим

- незаметным

- несокрушимым

- несгибаемым

- твердым

- гибким

- легкоосуществимым

- реальным, но требующим известных усилий

- принципиально неосуществимым

- краткосрочным

- длительным

- рассчитанным на легкий и быстрый успех

- рассчитанным на мощный натиск и быстрый успех

- предполагающим долгие, но не большие (фоновые) усилия

- рассчитанным на долгую изнурительную работу

- рассчитанным на существенную поддержку среды, судьбы и т.п.

- рассчитывающим на небольшую удачу

- полагающимся только на себя

- ...

(читателю, как обычно, предлагается продолжить это перечисление, вписав наиболее яркие и типичные характеристики собственных намерений).

Один из самых таинственных, малоисследованных, но чрезвычайно важных психических механизмов это формирование намерений человека (сознательных и подсознательных), и, в частности, превращение желаний в намерения (это не единственный, но, видимо, самый естественный, так сказать, “физиологичный” путь образования намерений). Влияние ведущих человека архетипов в данном случае выражается (в частности) в достаточно жестких правилах согласования субмодальностей желания и намерения - правилах, нередко весьма далеких от рациональной логики, но у человека почему-то получается именно так, а по-другому не получается, и объяснить это он не в состоянии.

Вот, например, энергичный старшеклассник. Когда его посещают слабые, возможно гадкие, но несущественные и непонятные по своему происхождению желания, они нередко трансформируются в серьезные, впечатляющие, реальные, но требующие известных усилий и полагающиеся только на себя намерения, успешно исполняющие такие его желания. Зато если он испытывает желания сильные, глубокие и хорошие, то чаще всего они трансформируются в намерения фантастические, поверхностные, краткосрочные и рассчитанные на быстрый и легкий успех, что ведет к естественной при таком подходе неудаче, и соответствующие желания остаются неисполненными. Другой пример - мягкая, добрая в душе, очень занятая своими делами домохозяйка старше средних лет. Каковы бы ни были ее желания и их субмодальности, они претворяются в намерения, рассчитанные на долгую, изнурительную работу, полагающиеся только на себя, твердые и серьезные. А такие субмодальности намерения, как гибкое, легковесное, рассчитанное на быстрый и легкий успех для нее просто невозможны. Интересно, уважаемый читатель, вы понимаете, почему?

Следующая модальность, которую мы рассмотрим, это долженствование. “Я должен!” - это звучит серьезно. Но как я рассматриваю свой долг? Я могу быть должен:

- “кровь из носу”

- совершенно обязательно

- непременно

- обязательно

- при определенных условиях

- с оговорками

- в небольшой степени

- в слабой степени

- морально

- материально

- каузально (услуги, время)

- эмоционально (похвалы, внимание).

С долженствованием тесно связана модальность возможности. Возможности бывают:

- полные (“все”)

- широкие

- разнообразные

- существенные

- различные

- принципиальные

- некоторые

- небольшие

- малые

- слабые

- незначительные

- ускользающие

- материальные

- организационные

- энергетические

- каузальные (практические)

- психологические.

Противоположная к возможности модальность это запрещение. Запрещать можно по-разному:

- категорически

- строжайше

- абсолютно

- строго-настрого

- строго

- полностью

- практически

- с основанием

- преимущественно

- официально

- в слабой степени

- в какой-то мере

- ...

Предложенные спектры вряд ли вызовут у читателя возражения; однако сколь часто мы оставляем без дальнейших уточнений заявления наших знакомых типа: “Я должен”, “Я могу”, “Я не могу” (= “Мне запрещено”). Автор хочет сказать, что сами по себе (то есть не будучи уточненными) эти высказывания не несут никакой информации и служат скорее цели введения адресата в заблуждение, особенно если он склонен домысливать субмодальности сам. Типичная ситуация: клиент приходит к терапевту с проблемой, что он чего-то не может. Только очень наивный и зелено-начинающий психолог поверит этим словам. Ближайшее рассмотрение обычно показывает психологу, что клиент может, и нередко очень даже неплохо, но субмодальность, в которой он оценивает свои умения, ниже, чем это ему необходимо, или ниже, чем была раньше, но все-таки не нулевая. Однако далее нужно убедить в этом клиента, а за его спиной стоит архетип, который совсем не случайно сдвигает субмодальность, и выдержит ли психолог схватку с этим архетипом, еще неизвестно.

^ Модальности вины и обиды. Модальность вины столь же распространена, сколь неясна и туманна. “Я виноват перед вами”, - извиняется ваш знакомый, но что, собственно, имеется в виду? Вина бывает:

- громадная

- большая

- средняя

- скромная

- маленькая

- крохотная

- ничтожная

- очевидная

- неясная (смутная)

- предполагающая компенсацию

- не предполагающая компенсации

- требующая материальной компенсации

- требующая каузальной компенсации (личным временем, услугами и т.п.)

- требующая эмоциональной компенсации

- безнадежная (никак не компенсируемая)

- давняя

- прошлая, но не давняя

- настоящая

- будущая (планируемая)

- угнетающая

- давящая

- острая

- хроническая

- резкая

- тупая

- фоновая

- всеобъемлющая

- постоянная

- непереносимая

- переносимая, но тяжелая

- легкая

- невесомая

- прямая

- косвенная

- ...

Читатель мог заметить, что некоторые из перечисленных субмодальностей относятся к оценке человеком своей вины как таковой, другие же характеризуют особенности ее переживания и социальной позиции в связи с ней. Теоретически даже из имеющегося списка (а он еще далеко не полон!) можно составить громадное число комбинаций, но практически в жизни любого отдельного человека встречается очень ограниченное число типов испытываемой им вины, и об этом (разумеется) заботятся ведущие его архетипы. Эти специфические сочетания субмодальностей вины формируются обычно довольно рано, то есть в детстве, и практически не меняются в течение всей жизни, хотя, конечно, поводы и адресаты чувства вины могут со временем меняться.

Для одного человека, например, характерна вина средняя, очевидная, требующая каузальной компенсации (временем), легкая и давящая, причем объекты (адресаты) его вины меняются приблизительно раз в пять-десять лет. Для другого характерна вина громадная, смутная, всеобъемлющая, безнадежная, переносимая, но тяжелая и косвенная, и он на ней застревает надолго, но один-два раза в его жизни адресат вины все-таки меняется. Для третьего человека характерно иметь сразу две вины, так сказать, параллельно: одну - хроническую, скромную, постоянную, безнадежную, давнюю, легкую и косвенную, и другую - резкую, угнетающую, большую, кратковременную и не предполагающую компенсации, причем адресат первой вины постоянен (детское переживание), а второй - регулярно раз в год меняется. (Эти обстоятельства, как догадывается читатель, поддерживают ведущие этих людей архетипы.)

И, наконец, последняя в этой главе, но отнюдь не по ее значимости для человека, модальность обиды. Обижаются, по-своему, все люди, так как обида есть не что иное как реакция человека на повреждение его тонкого тела (астрального, ментального и далее - чем выше, тем обиднее), а люди с неповрежденными тонкими телами это уже совершенные ангелы, и не о них речь в этой книге. Но, с другой стороны, отношение к обиде у разных людей бывает совсем не похожим. Итак, обида бывает:

- сиюминутная

- временная

- длительная

- пустяковая

- малая

- средняя (существенная)

- большая

- всеобъемлющая

- глобальная

- локальная (частная)

- острая

- хроническая (постоянная)

- абстрактная

- конкретная

- вялая

- бурная

- внутренняя

- внешняя (демонстративная)

- несерьезная

- серьезная

- поверхностная

- глубокая

- самоподдерживающаяся (незабываемая)

- медленно забывающаяся

- быстро угасающая

- болезненная

- жгучая

- малоболезненная

- требующая большой мести

- требующая умеренной мести

- не требующая мести

- ...

Что бы ни говорили моралисты (исполненные, вероятно, лучших намерений) о вреде обиды, следует признать, что она во многих случаях является мощной энергетической основой для человеческих свершений. И здесь, как обычно, большую роль играют субмодальности, в которых обида переживается: некоторые из них весьма “ядовиты” и ведут в дальнейшем к деструктивным последствиям в психике и судьбе, а некоторые сравнительно “конструктивны”, во всяком случае, легче переносятся психикой, и соответствующие переживания могут быть трансформированы в нормальное русло душевной жизни, так что рана на тонком теле успешно заживает или по крайней мере эффективно рубцуется, не причиняя впоследствии человеку чрезмерных страданий и неудобств. Но, конечно, как и в случае других модальностей, ведущие человека архетипы предлагают ему на выбор очень ограниченный набор вариантов переживания обиды, и расширить его иногда означает вырваться из-под власти весьма жестких ограничений, о существовании которых человек ранее даже и не подозревал. Например, большинство людей не позволяют себе ощутить и полностью прочувствовать глубокую, серьезную, острую, временную, болезненную обиду, требующую умеренной мести. А почему бы и нет?

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconПодводный Серия «Коммуникатика»
Муладхары, Свадхистханы, Манипуры, Анахаты, Вишудхи, Аджны и Сахасрары. Они описаны в книге автора «Покрывало майи, или Сказки для...

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconЛитература к первому туру: Былины. Любое издание. Горький А. М. Рассказы...
В каких русских былинах течет река со съедобными берегами? Назовите эту реку и эти

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconБензин по 2 грн/литр миф или реальность?
Ваша первая реакция? Предполагаю такая: «Не морочьте мне голову. Я деловой человек, и в сказки не верю.» В сказки может и не следует...

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconДомашнее задание 2-б класс Савчина С. В
Читать сказки Г. Х. Андерсен «Огниво», Русские народные сказки «Как мужик гучей делил», «Кот, Петух и Лиса», «Волк и Лиса», Сказки...

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconСказка на 2010 год вгривнах за номер (без питания)
ТВ, встроенный холодильник, сейф, туалет, душевая кабинка, ротанговая мебель на балконе, покрывало для пляжа

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconДмитрий Соколов. «Сказки и Сказкотерапия» Предисловие
Те сказки, которые используются в реальной психотерапевтической работе, на бумагу, как правило, не ложатся, и чужому уху непонятны...

Покрывало майи, или сказки для невротиков icon"В гостях у сказки"
Для желающих можно продлить программу пребывания в Швейцарии по индивидуальному маршруту в Гриндельвальде или Лейкербаде*

Покрывало майи, или сказки для невротиков icon"В гостях у сказки"
Для желающих можно продлить программу пребывания в Швейцарии по индивидуальному маршруту в Гриндельвальде или Лейкербаде*

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconДмитрий Соколов Сказки и Сказкотерапия: Теория и Комментарии Примечание от Мэри Шелли
Примечание от Мэри Шелли: здесь представлены теоретические главы и комментарии к сказкам из книги Д. Соколова "Сказки и Сказкотерапия"....

Покрывало майи, или сказки для невротиков iconРазработка внеклассного мероприятия учителя русского языка и литературы...
Кабинет или актовый зал для проведения конкурса можно украсить детскими иллюстрациями к сказкам А. С. Пушкина, оформить книжную выставку,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<