Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология




НазваниеДмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология
страница16/20
Дата публикации05.06.2013
Размер3.54 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Психология > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
§ 9. МЕТОД МАТЕМАТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ

В общей форме принципы математического моделирования деятельности идентичны принципам математического моделиро­вания в других областях научного исследования. Но вместе с тем в процессе применения к конкретным сферам исследова­ния эти принципы существенно конкретизируются. Эта конкре­тизация оказывается чрезвычайно важной для понимания роли и места математического моделирования деятельности и путей его приложения.

Излагаемые ниже исходные принципы использования мето­да моделирования в значительной мере вытекают из того под­хода, на котором основывалось понимание проблемы проекти­рования деятельности в системно-антропоцентрической концеп­ции. Как известно, решающая цель системного подхода вообще состоит в том, чтобы обеспечить органическое единство в иссле­довательском процессе системного уровня функционирования и индивидуальной характеристики каждого дробного элемента или механизма, принимавшего участие в этом функционирова­нии. Системный подход, таким образом, позволяет рассматри­вать и проектировать деятельность одновременно и как элемент эргатической системы, и как сложнодинамическую систему. Однако цели моделирования при этом различны. В первом слу­чае цель моделирования заключается в синтезе связей между человеком и техническими элементами ЭС, в установлении пози­ции человека и системы. Во втором случае цель моделирова­ния — синтез и анализ деятельности как сложной системы, опи­сание существенных свойств и компонентов данной системы.

Итак, с позиции последовательности проектирования все математические модели целесообразно разбить на две большие области, которые, пользуясь известной аналогией с кибернети­ческими исследованиями, уместно определить соответственно как область макромоделей и область микромоделей.

Надо сказать, что, в отличие от кибернетических исследова­ний, где под микромоделированием понимают создание моделей, описывающих известную внутреннюю структуру объекта, под микромоделированием при проектировании деятельности понимается моделирование внешней, функционально-динамиче­ской структуры деятельности, иными словами, разработка мо­делей, описывающих последовательность выходов человека-опе­ратора (его функций) в зависимости от последовательности входных воздействий. Моделируется не сам человек, а его функции. Поэтому в качестве исходной предпосылки принима­ется принцип преимущественно функционального характера ма­тематических моделей деятельности на любом уровне модели­рования, на любой фазе проектирования деятельности.

Схемы построения моделей для выделенных областей вслед­ствие различия в целях должны существенно отличаться. При построении макромоделей нужно учитывать тот фундаменталь­ный факт, что информация стала унифицирующим понятием, т. е. следует исходить из факта признания общности информа­ционных процессов для любых форм управляющей деятельно­сти. Поэтому наиболее предпочтительным математическим ап­паратом для макромоделей представляется аппарат теории информации. Именно благодаря информационному аспекту («отвлекающемуся» от специфики конкретных механизмов при­ема, передачи и преобразования информации) возможен чрез­вычайно абстрактный подход на фазе выбора позиции человека в эргатической системе.

Необходимо отметить, что при применении теоретико-инфор­мационного подхода встречаются трудности, связанные прежде всего с условиями корректного распространения аппарата со­временной теории информации в специфическую область взаи­моотношений человека и машины. Обсуждение этой проблемы выходит за рамки пособия. Поэтому только укажем, что в плане решения поставленной задачи весьма удобен подход, связан­ный с введением времени в исходные соотношения для энтро­пии и информации, определяемые в шенноновском смысле [54], [60].

Специфика математического моделирования определяется как объективными, так и субъективными факторами. К первым относится опосредованность деятельности предметом и орудия­ми труда (целями ЭС, ее структурой и средствами осуществле­ния деятельности), т. е. факторами, которые определяют дея­тельность как сложнодинамическую систему. Ко вторым отно­сятся, например, задачи, которые ставятся перед модельным исследованием. Отмеченная специфика обусловливает построе­ние классификации микромоделей в два этапа.

Поскольку пока невозможно охватить сложную систему — деятельность — целиком, во всем многообразии ее связей, то мы вынуждены прибегать при моделировании к расчленению системы, которое может производиться на самых различных ос­нованиях. Членение деятельности (весьма удобно производить, руководствуясь одной из основных концепций психологической теории деятельности, сформулированной А. Н. Леонтьевым.

Понятно, что ни одна целостная деятельность не осущест­вляется помимо выполнения соответствующих «отдельных деятельностей» и действий, под которыми понимается сложная совокупность процессов, объединенных общей направленностью на достижение определенного результата. Действия обозначим как режимы функционирования. Поэтому при моделировании на первом этапе целостную деятельность, рассматриваемую как сложнодинамическую систему, необходимо расчленить на отдельные составляющие элементы (действия, режимы функ­ционирования) согласно исходным компонентам, свойствам и связям, специфичным для данного типа ЭС, и разработать микромодели по выделенным элементам. Отметим, что все ре­жимы функционирования настолько тесно связаны в целостной деятельности, что их лишь условно можно отделить и обособить друг от друга. В качестве разделяющего признака можно ис­пользовать главную задачу (в психологическом смысле), вы­полняемую оператором при функционировании.

Таким образом, в качестве одной из основных задач инженер­но-психологического проектирования выделяется задача 'психо­логического анализа структуры деятельности оператора, вклю­чающей определенный состав действий (которые должен вы­полнять человек в эргатической системе), и возможных спосо­бов их выполнения. При изучении отдельных психологических процессов здесь следует прежде всего учитывать то место, ко­торое они занимают в человеческой деятельности, в ее иерархи­ческой структуре. Иными словами, инженерно-психологическое проектирование должно опираться на системный и «поуровневый» анализы деятельности.

При всем количественном и качественном разнообразии мож­но различать лишь небольшое число режимов функционирова­ния. Одни режимы соответствуют задачам, где выполнение операторских функций связано прежде всего с получением ин­формации и ее первичной оценкой. Основная задача оператора решается в сфере восприятия, а переработка информации с по­следующим принятием решения и исполнительные действия предельно упрощены. Примерами режимов функционирования такого рода могут служить режим контроля и наблюдения, ре­жим поиска, обнаружения и опознания. Другая группа режимов соответствует задачам, где центр тяжести операторских функ­ций падает на исполнительные действия, в то время как вос­приятие и переработка информации и принятие решения не представляют особых трудностей и поэтому по существу не являются в психологическом смысле главной задачей. Процесс принятия решения сводится к выбору исполнительных действий по заранее обусловленной схеме. Примерами такого рода режи­мов функционирования могут служить режимы слежения, режимы ретрансляции информации. К третьей группе относятся режимы функционирования, в которых на первый план высту­пает задача переработки информации и принятия решения. Деятельность такого типа характеризуется тем, что оператор, как правило, отчетливо представляет себе задачу ЭС и способы ее достижения.

Очень часто функции человека в системе ограничиваются дуб­лированием функций автоматических устройств. Он вмешива­ется в ход процесса управления только в непредусмотренных аварийных случаях, при отказе автоматики. Такой вид деятель­ности будем называть режимом резервирования (дублирова­ния).

Все рассмотренные режимы функционирования харак­терны для деятельности оператора в так называемых опера­тивных эрг этических системах.

В системах обслуживания деятельность может быть пред­ставлена режимами контроля и обнаружения неисправности, технической диагностики и прогноза неисправности, устране­ния неисправности, материально-технического обеспечения.

В системах подготовки наиболее важны режимы научения и преподавания. Конечно, во всех режимах функционирования, характерных для двух последних типов ЭС, присутствуют эле­менты принятия решений, слежения и т. д. Но с точки зрения математического моделирования они имеют свою специфику. Так, например, ММ в системах обеспечения часто строятся на аппарате математической логики. Поэтому данные режимы функционирования выделяются нами в отдельные классы.

Рассмотренная выше схема режимов функционирования, как и всякая другая схема, условна. В реальной работе одни режи­мы сжаты, другие развернуты и все они взаимосвязаны. Схема эта, по всей видимости, не охватила все возможные режимы функционирования. Полная схема, вероятно, может быть созда­на лишь тогда, когда будет предложена достаточно обоснован­ная классификация инвариантных составляющих трудовой деятельности человека в ЭС. Но условность схемы не мешает выделить главное в каждом виде деятельности оператора.

Весьма существенно с позиций проектирования систем то обстоятельство, что дифференциация моделей сообразно режи­мам функционирования совпадает с дифференциацией по спо­собу реализации. С развитием инженерно-психологических исследований постепенно сложились и укрепились традиции применять определенные типы реализации ММ, определенный математический аппарат для их построения. Так, математиче­ские модели деятельности в режиме поиска, обнаружения и опознания в основном разрабатываются на базе аппарата статистической теории решений и обнаружения сигналов в шуме. Для категории ММ, описывающих режим контроля и наблюдения, используются теоретико-информационный аппа-рат и теория массового обслуживания. Большинство ММ, опи­сывающих режим слежения, построено на базе аппарата тео­рии управления, а режим принятия решений — на основе ста­тистики Байееса. Аппарат теории надежности оказался очень удобным для построения ММ деятельности человека в качестве аддитивного (дублирующего) элемента и т. д.

Представление деятельности как сложнодинамической сис­темы необходимо приводит к тому, что в процессе проектиро­вания деятельности разработчик системы пользуется совокуп­ностью моделей. Естественно возникает вопрос о необходимом числе моделей, составляющих совокупность. Это число должно определяться как топологической характеристикой деятельно­сти, образуемой последовательностью смены режимов функцио­нирования, так и метрической и ценностной характеристиками. Метрическая характеристика определяет общую продолжитель­ность каждого режима, а ценностная — его весовой вклад в суммарный «полезностный» эффект деятельности.

Таким образом, «принцип узких мест», разработанный И. А. Полетаевым применительно к моделированию биологиче­ских явлений, правомерно использовать и при проектировании эргатических систем. Смысл этого принципа в нашем случае заключается в выделении режимов, лимитирующих суммарную эффективность деятельности. Совокупность ММ, по существу, должна состоять из моделей, описывающих «узкие режимы». Поскольку кинетика деятельности определяется в каждый мо­мент проектирования небольшим числом «узких мест», проек­тировщик имеет дело с небольшим числом моделей в совокуп­ности.

Отметим еще несколько общих положений, касающихся ме­тода моделирования деятельности и существенных для понима­ния исследуемого материала:

— при моделировании деятельности необходимо идти на целый ряд компромиссов. Выбор и интерпретация величин са­мой различной природы, сочетающихся в одной модели, требу­ют определенного опыта. Следовательно, синтез модели в основном связан с конкретными задачами, т. е. с конкретными режимами функционирования. Хотя в разработке различных моделей есть общие отправные точки, особенности каждого режима функционирования, как отмечалось, ведут к различиям в методах его моделирования;

— представление об одном и том же объекте моделирова­ния образуется на основе определенных научных предпосылок и задач. Очевидно, что имеющиеся модельные представления в значительной мере зависят от исходной позиции исследова­теля, хотя, разумеется, весьма существенные параметры иссле­дования задаются самим режимом функционирования;

— при решении задач моделирования необходимо осуще­ствить редукцию информации. Мы не можем в настоящий момент преодолеть высокий уровень сложности как целостной деятельности, так и отдельных режимов функционирования, и, следовательно, при моделировании мы вынуждены прибегать к упрощениям.

Таким образом, при анализе деятельности операторов в про­цессе проектирования должны решаться следующие задачи:

1) определение особенностей деятельности операторов, кото­рое заключается в выяснении психологического содержания и структуры операторской деятельности;

2) классификация видов операторской деятельности, выде­ление типовых режимов функционирования;

3) создание формализованных схем для различных видов

деятельности.
Г л а в а 4

^ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА СИСТЕМЫ «ЧЕЛОВЕК ЭВМ»

§ 10. ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЭВМ

Интенсивное развитие вычислительной техники и ее широ­кое использование в АСУ различных уровней и назначения обу­словливают актуальность исследований и разработок, связан­ных с проблемой организации эффективного взаимодействия человека-оператора и ЭВМ в рамках единой системы «чело­век—ЭВМ». Эти исследования охватывают широкий спектр воп­росов от психологического анализа различных режимов работы ЭВМ (режима с разделением времени, режима пакетной обра­ботки и т. д.) до инженерно-психологической разработки про­цесса общения человека с ЭВМ при совместном решении задач и оптимизации системы «человек—ЭВМ». К сожалению, выпол­ненные к настоящему времени исследования весьма фрагмен­тарны и их результаты не дают возможности представить состояние проблемы в целом. Однако имеющиеся данные дают основание для постановки и исследования ряда весьма важных инженерно-психологических вопросов.

С психологической точки зрения автоматизированная систе­ма управления есть деятельность людей, опосредованная ЭВМ, т. е. деятельность по преобразованию информации с использо­ванием машин. В зависимости от типа системы управления, в которую включен человек, ее назначения и от используемой техники можно выделить различные формы взаимодействия в системе «человек—ЭВМ». В одних случаях человек принимает решение и выполняет управляющие действия, а функции ЭВМ состоят в сборе, первичной обработке, хранении информациии выдаче ее по требованию человека. В других — ЭВМ работа­ет в режиме советчика, предлагая человеку те или иные вари­анты возможных решений; функции человека состоят в том, что­бы выбрать из этих вариантов наиболее целесообразный, внести уточнения и т. п. В третьих — функции управления разделяют­ся между человеком и ЭВМ, в четвертых — за человеком оста­ются функции контроля и резервирования, а управление в целом осуществляется ЭВМ.

Таким образом, в системах управления с ЭВМ человек вы­полняет самые разнообразные функции, начиная с технического обслуживания аппаратуры и кончая принятием ответственных решений на высших уровнях управления. Следовательно, инже­нерно-психологический анализ АСУ связывается с решением комплекса весьма сложных задач. Понятно, что при этом зада­чи инженерной психологии не должны ограничиваться проек­тированием и оценкой только согласующих средств, таких как индикаторные устройства и пульты ввода информации, хотя они, без сомнения, делают возможным, ускоряют, расширяют или усиливают взаимодействие человека с ЭВМ.

Инженерно-психологический анализ должен включать и за­дачи распределения функций между человеком и ЭВМ, и опти­мизацию взаимодействия в целом. В настоящее врем-я уже мож­но указать исходные пункты решений указанных задач. Такими исходными пунктами исследований организации взаимодействия могут служить, с одной стороны, теория решения задач чело­веком в режиме диалога с ЭВМ, а с другой — количественное исследование и формализация факторов эффективного взаимо­действия человека с ЭВМ.

Проблема организации взаимодействия — комплексная проблема, требующая для своего решения использования во взаимосвязи методов и результатов, заимствованных из самых различных областей математики, техники, психологии. В инже­нерно-психологической литературе намечаются три пути улуч­шения взаимодействия. Первый путь связывается с дальнейшим совершенствованием средств отображения информации, созда­нием принципиально новых средств, развитием математического обеспечения, теории и техники проектирования систем.

Второй путь — это развитие специальных психологических исследований, направленных на оптимизацию условий деятель­ности пользователей, распределение функций и т. п.

И, наконец, третий путь — раскрытие закономерностей обу­чения и подготовки людей к работе в человеко-машинных сис­темах, поиск средств и способов преодоления психологического барьера при работе с ЭВМ, учет индивидуальных особенностей и т. д.

Комплексный подход к проблеме взаимодействия человека с ЭВМ необходим и в связи с осознанием того факта, что эффект взаимодействия проявляется прежде всего в. создании новой системы, обладающей такими признаками, которые отсутствуют у включенных в ее состав подсистем. Иными сло­вами, решение многих задач, возникающих в процессе управле­ния производством, может быть осуществлено достаточно эффективно только системой «человек—ЭВМ», а не человеком или машиной в отдельности. В свою очередь, с инженерно-психологических позиций при этом со всей остротой встает вопрос о распределении функций, о рациональном сопряжении математического обеспечения ЭВМ и творческой деятельности человека. К сожалению, достаточно четкие принципы такого сопряжения применительно к АСУ пока не разработаны, здесь еще много неясных и нерешенных вопросов. Тем не менее в ли­тературе прослеживаются достаточно интересные подходы.

Как указывалось, в инженерной психологии сформулирован принцип преимущественных возможностей. Согласно этому принципу, рациональное распределение функций между чело­веком и ЭВМ должно осуществляться так, чтобы человеку пору­чались те функции, которые позволяют ему наиболее эффек­тивно реализовать свои возможности, а машине — те, которые требуют выполнения стереотипных операций, высокого быстро­действия и точности. Другими словами, возникает необходи­мость сравнения человека и ЭВМ в отношении возможностей приема, хранения и переработки информации. Анализ позитив­ных и негативных сторон человека и ЭВМ привел некоторых ис­следователей к выводу, что машина будущего должна основы­ваться на тех же принципах обработки информации, какими пользуется человек.

В то же время следует иметь в виду, что если в математико­-логическом аспекте ЭВМ можно передать любую трудовую функцию, для которой составлена программа ее выполнения, то с психологической точки зрения (в отличие от этого) ЭВМ могут быть переданы только те функции, которые формализова­ны и психологически характеризуются тем, что они фиксиро­ваны и однозначно определены. Требуется еще значительная работа по определению критериев «психологической целесооб­разности» передачи ЭВМ той или иной трудовой функции чело­века. Интересные приложения для решения задачи распределе­ния функций могут возникнуть в связи с идеей создания так называемых «сбалансированных» систем «человек—ЭВМ», т. е. систем, где оба партнера являются активными.

Решение задачи распределения функций тесно связано с психологическим исследованием основных функций, выполня­емых оператором в АСУ. Одной из наиболее важных функций, как известно, является функция принятия решений, посредст­вом которой оператор выявляет проблемы, осуществляет диаг­ностику, прогноз и планирование. Понятно, что уровень изучен­ности процесса принятия решений человеком будет во многом определять пути и методы организации эффективного взаимодействия человека и ЭВМ. Надо сказать, что, несмотря на гро­мадное число исследований по этому вопросу, имеется мало данных о действительной структуре принятия решений опытны­ми профессиональными работниками. Особенно это справедливо для условий применения ЭВМ. Здесь наряду с достаточно тра­диционными проблемами, такими как особенности восприятия основных форм машинного вывода данных, выбор предпочти­тельных форм взаимодействия, возникает целый ряд принципи­ально новых: выбор стратегии и тактики и формирование критери­ев оптимальности решения; оценка последовательности и постро­ения управляющих воздействий; особенности использования различных языков обмена и способов их построения — фазово­го, анкетного, дихотомического; организация диалога, эффек­тивность интерактивных процедур обмена при принятии опе­ративных решений и т. д.

Универсальным средством для связи человека с ЭВМ по-прежнему считается электронно-лучевая трубка (ЭЛТ). Однако этот вид связи не вполне совершенен, так как обладает недо­статочными размерами индикационного поля и недостаточным разрешением. Необходимо создание принципиально новых сис­тем индикации, в частности плазменных индикаторных устройств, а также дальнейшее распространение экранов непо­средственного видения на ЭЛТ. Решению этой задачи способ­ствуют непрерывное улучшение качества трубок общего назна­чения, разработка специализированных ЭЛТ (особенно запоми­нающих, профильно-лучевых и цветных), усовершенствование знакогенерирующих трубок (моноскоп, принтикон). Перспек­тивными устройствами следует считать плазменные панели и экраны на основе жидких кристаллов, к основным достоин­ствам которых относятся прямое цифровое управление, возмож­ность запоминания, а также прозрачность, позволяющая совме­стить текущие данные с фоном либо вести одновременные наблюдения и регистрацию данных.

Работы такого направления — типичный пример техническо­го подхода к вопросу об организации взаимодействия человека с ЭВМ. Этот подход широко используется в настоящее время и включает вопросы выбора структуры и параметров устройств графического взаимодействия оператора с ЭВМ, требования к комплексам оперативного отображения для диалоговых сис­тем, использования многофункциональных дисплеев, многопуль­товых структур и т. д.

Достаточно широко стали развиваться в последнее время и инженерно-психологические исследования по отдельным аспек­там перечисленных проблем. В ряде работ, посвященных сис­темам с разделением времени, суммированы результаты, полу­ченные при измерении времени ответов пользователей. Эти результаты помогают определить оптимум времени, необходи­мого для изменения программы. Время обычно измеряется от момента сообщения о том, что главная ЭВМ готова к приему информации, до момента, когда пользователь посредством устройства графического взаимодействия передал в нее инфор­мацию. В диапазоне ответов длительностью от 0 до 30с 50% ответов осуществлялись быстрее, чем за 4,5 с, и 90% ответов — быстрее, чем за 16с.

При включении ЭВМ в контур системы управления требует­ся обращать особо пристальное внимание на алгоритмические аспекты. Поскольку сама сущность взаимодействия состоит в кооперативном объединении усилий человека и вычислитель­ного средства, распределение функций между партнерами сис­темы «человек—ЭВМ» требует выделения в алгоритмической структуре задачи18 блоков, допускающих чисто машинную реа­лизацию («жесткий» алгоритм), и блоков, требующих для сво­ей реализации интерактивных процедур («нежесткий» алго­ритм). Очевидно, что большинство так называемых диалоговых задач допускает различные варианты такого разбиения. Однако ясно, что для систем «человек—ЭВМ» алгоритмы могут быть с менее жестким программным ходом, что позволит резко уменьшить объем кропотливой работы, связанной с формализа­цией процессов управления. Весьма важной задачей становятся сбор и уточнение алгоритмов, позволяющих ЭВМ оказать су­щественную помощь человеку в принятии решения, особенно в условиях преодоления информационной неопределенности.

Понятно, что, если преобладает такая форма взаимодейст­вия, где максимум инициативы в процессе общения приходится на долю ЭВМ, алгоритм должен иметь более жесткий программ­ный ход. Если же преобладают другие формы взаимодействия, ориентированные прежде всего на пользователей с преимуще­ственно творческим характером труда, то алгоритм должен быть достаточно гибким, его членение должно обеспечивать макси­мальную реализацию творческого потенциала человека, учиты­вать индивидуальные различия операторов.

Процесс решения практически любой задачи при наличии ЭВМ следует рассматривать, по-видимому, как процесс обще­ния человека с ЭВМ в режиме диалога. Организация эффектив­ной процедуры диалога человека с ЭВМ ставит перед инже­нерной психологией значительное число вопросов, требующих тщательного исследования. Некоторые из этих вопросов рассма­триваются в следующем параграфе.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconТема №1
Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтульев А. И. Психология труда и инженерная психология. — Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1979

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Изучение человека в процессе труда осуществляют физиология и психология труда, а также другие науки, как-то: инженерная психология,...

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconОтрасли психологии. Роль психологии в подготовке высококвалифицированных педагогических кадров
И специальные. Назовем лишь некоторые из отраслей психологии: общая, социальная, педагогическая, медицинская, возрастная, юридическая,...

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua "психология безопасности труда. Риск-факторы"
Психология безопасности труда. Риск-факторы". Контрольная работа по курсу "охрана труда"

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconИсследование памяти, внимания младших школьников
Специальности: практическая психология социальная педагогика; биология практическая психология; музыка практическая психология; начальное...

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconМастер-класса
Психология: практическая психология, гештальт-терапия, телесное ориентирование, трансперсональная психология

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconОбраз мира и психологическое изучение мышления
На конференции работали три секции: "Психология развития", "Психология познавательных процессов" и "Психология

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconР. С. Немов Психология в трех книгах
Н50 Психология. Учеб для студентов высш пед учеб заведений. В 3 кн. Кн. Психология образования. — 2-е изд. — М

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconУчебное пособие Бехтерев В. М. Объективная психология
Г. Лебон. Психология народов и масс (изд."Макет",спб,1995г) книга 1 психология народов

Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтельев А. И. Психология труда и инженерная психология iconПсихология правды и психология лжи (I часть)
Психология это наука о душе (psyche = душа, logos = наука, слово). Правдивая психология должна объяснять истинную сущность человеческой...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<