Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат)




Скачать 372.08 Kb.
НазваниеЖизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат)
Дата публикации05.12.2013
Размер372.08 Kb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Военное дело > Реферат
Реферат скачан с сайта allreferat.wow.ua


Жизнь и творчество Л. Н. Толстого

Экзаменационная работа по литературе (реферат) Творческий путь Л. Н. Толстого Новиковой Елены, 9 «в». Москва, 1999 г. План I. Введение. Обоснование выбора темы. II. Основная часть. Творческий путь Л. Н. Толстого.Появление писателя в литературном мире.«Детство», «Отрочество», «Юность». 1. Севастопольские рассказы. 2. Художественное своеобразие повести «Казаки». 3. Роман-эпопея «Война и мир». а) создание произведения; б) утверждение в романе «мысли народной»; в) путь идейных и нравственных исканий положительного героя Толстого; г) изображение правды войны в романе. д) «Война и мир»- книга о великом обновлении жизни, вызванном грозными историческими событиями. 4. «Азбука» Толстого. 5. «Анна Каренина»- роман о современности. а) отражение семейной жизни и жизни света в книге; б) связь в развитии судеб Анны и Левина; в) «Признаки времени» в содержании и художественной форме «Анны Карениной». 6. Способ толстовского познания и воплощения мира через психологический анализ в «Смерти Ивана Ильича». 7. Роман-обозрение «Воскресение». 8. Тема борьбы с самодержавным деспотизмом в повести «Хаджи-Мурат». III. Заключение. Ценность художественного наследия писателя. «Цель художника не в том, чтобы неоспоримо разрешить вопрос, а в том, чтобы заставить любить жизнь в бесчисленных, никогда не истощимых всех ее проявлениях. Ежели бы мне сказали, что я могу написать роман, которым я неоспоримо установлю кажущиеся мне верным воззрение на все социальные вопросы, я бы не посвятил и двух часов труда на такой роман, но ежели бы мне сказали, что то, что я напишу, будут читать теперешние дети лет через 20 и будут над ним плакать и смеяться и полюблять жизнь, я бы посвятил ему свою жизнь и все свои силы…» Л.Н. Толстой. Введение Я выбрала для написания реферата тему творчества Л. Н. Толстого, таккак его личность, глубоко эпохальная, жизнеутверждающая, историко-философская литература, отношение к жизни, к поиску своего места в нейнаиболее близки мне. Изучение его жизни и творчества – идеальный путьсамовоспитания. В мучительных поисках ответов на неисчислимые вопросы,которые задает себе каждый здравомыслящий человек на определенном этапесвоей жизни, Лев Толстой писал: «Мне смешно вспомнить, как я думывал и каквы, кажется, думаете, что можно себе устроить счастливый и честный мирок, вкотором спокойно и, без ошибок, без раскаяния, без путаницы жить себепотихоньку и делать не торопясь, аккуратно все только хорошее. Смешно!...Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать ибросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – душевная подлость». В начале ХХ века Л. Н. Толстого называли “учителем в жизни иискусстве”. В последующие десятилетия вплоть до наших дней наследиегениального художника продолжает поражать и жизненными, и творческимиоткрытиями. Читатель любого возраста найдет здесь ответ на свои вопросы. Ине просто разъяснит себе непонятное, а “подчинится” редкостно живымтолстовским героям, воспримет их как реальных людей. Вот он- феноменписателя. Мудрость его постижения человека, эпохи, страны всего сущегоприходит к нам в близких каждому переживаниях. Стремление к нравственному совершенствованию, проповедь любви кближнему, добра, поиски смысла жизни – ведущие идейные мотивы творчестваписателя. Они представляют путь истинный, дорогу к разумному, доброму,вечному. Все это - общечеловеческие ценности. Читая иных знаменитых, прекрасных, русских писателей, таких как А. С.Грибоедов, Н. В. Гоголь, Н. А. Некрасов, А. Н. Островский, М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский… чувствуешь некоторую безысходность. Кажется, нетвыхода из сети нескончаемых проблем как на государственном, так и набытовом человеческом уровне. Лев Николаевич не только гневно протестует, обличает или клеймитнесправедливость, пороки и несовершенства этого мира вообще идействительность в русском обществе в частности, а старается понятьрусского человека. Это писатель-философ. Писатель, любящий людей и умеющийувидеть светлые стороны жизни. Толстой рисует картину целой эпохи в жизни России. Произведенияписателя - отражение мельчайших деталей реальной жизни того времени. Аправо на оценку событий он предоставляет нам.Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет-«Современнике» - появилась повесть «Детство». В конце печатного текстачитатели увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Отправляя свое первое создание редактору журнала, Н.А.Некрасову,Толстой приложил деньги – на случай возвращения рукописи. Отклик редактора,более чем положительный, обрадовал молодого автора «до глупости» . Перваякнига Толстого – «Детство» – вместе с последующими двумя повестями,«Отрочеством» и «Юностью» , стала и первым его шедевром. Романы и повести,созданные в пору творческого расцвета, не заслонили собой эту вершину. «Это талант новый и, кажется, надежный», - писал о молодом ТолстомН.А.Некрасов.[1] «Вот, наконец, преемник Гоголя, нисколько на него непохожий, как оно и следовало…», - вторил Некрасову И.С.Тургенев. Когдапоявилось «Отрочество», Тургенев написал, что первое место средилитераторов принадлежит Толстому по праву и ждет его, что скоро «одноготолько Толстого и будут знать в России»[2]. Внешне незамысловатое повествование о детстве, отрочестве инравственному облику героя, Николеньки Иртеньева, открыло для всей русскойлитературы новые горизонты. Ведущий критик тех лет, .Г.Чернышевский,рецензируя первые сборники Толстого («Детство и Отрочество», «Военныерассказы»), определил суть художественных открытий молодого писателя двумятерминами: «диалектика души» и «чистота нравственного чувства». Психологический анализ существовал в реалистическом искусстве доТолстого. В русской прозе – у Лермонтова, Тургенева, молодогоДостоевского. Открытие Толстого состояло в том, что для него инструментисследования душевной жизни – микроскоп психологического анализа сделалсяглавным среди других художественных средств. Н.Г.Чернышевский писал в этойсвязи: «Психологический анализ может принимать различные направления:одного поэта занимают всего более очертания характеров; другого – влиянияобщественных отношений и столкновений на характеры; третьего – связь чувствс действиями; четвертого – анализ страстей; графа Толстого всего более –сам психический процесс, его формы, его законы, диалектика души, чтобывыразиться определительным термином[3]». Небывало пристальный интерес к душевной жизни имеет для Толстого-художника принципиальное значение. Таким путем открывает писатель в своихгероях возможности изменения, развития, внутреннего обновления,противоборства среде. По справедливому мнению исследователя, «идеи возрождения человека,народа, человечества… составляют пафос творчества Толстого… Начиная сосвоих ранних повестей, писатель глубоко и всесторонне исследовалвозможности человеческой личности, ее способности к духовному росту,возможности ее приобщения к высоким целям человеческого бытия»[4]. «Подробности чувств», душевная жизнь в ее внутреннем течении выступаютна первый план, отодвигая собою «интерес событий». Сюжет лишается всякойвнешней событийности и занимательности и до такой степени упрощается, что впересказе его можно уложить в несколько строк. Интересны не события сами посебе, интересны контрасты и противоречия чувств, которые, собственно, иявляются предметом, темой повествования. «Люди, как реки» — знаменитый афоризм из романа «Воскресение». Работаянад последним своим романом, в дневнике Толстой записал: «Одно извеличайших заблуждений при суждениях о человеке в том, что мы называем,определяем человека умным, глупым, добрым, злым, сильным, слабым, а человекесть все: все возможности, есть текучее вещество»[5]. Суждение это почтибуквально повторяет запись, сделанную в июле 1851 г., т. е, как раз в пору«Детства»:«Говорить про человека: он человек оригинальный, добрый, умный,глупый, последовательный и т. д. ...слова, которые не дают никакого понятияо человеке, а имеют претензию обрисовать человека, тогда как часто толькосбивают с толку[6]». Уловить и воплотить «текучее вещество» душевной жизни, самоформирование человека — в этом главная художественная задача Толстого.Замысел его первой книги определен характерным названием: «Четыре эпохиразвития». Предполагалось, что внутреннее развитие Николеньки Иртеньева, ав сущности всякого человека вообще будет прослежено от детства домолодости. И нельзя сказать, что последняя, четвертая часть осталасьненаписанной. Она воплотилась в других повестях молодого Толстого — «Утрепомещика», «Казаках». С образом Иртеньева связана одна из самых любимых и задушевных мыслейТолстого — мысль о громадных возможностях человека, рожденного длядвижения, для нравственного и духовного роста. Новое в герое и воткрывающемся ему день за днем мире особенно занимает Толстого. Способностьлюбимого толстовского героя преодолевать привычные рамки бытия, постоянноизменяться и обновляться, «течь» таит в себе предчувствие и залог перемен,дает ему нравственную опору для противостояния отрицательным и коснымэлементам в окружающей его среде. В «Юности» эту «силу развития» Толстойпрямо связывает с верой «во всемогущество ума человеческого». Поэзия детства — «счастливой, счастливой, невозвратимой поры»сменяется «пустыней отрочества», когда утверждение своего «я» происходит внепрерывном конфликте с окружающими людьми, чтобы в новой поре — юности —мир оказался разделенным на две части: одну, освещенную дружбой и духовнойблизостью; другую — нравственно враждебную, даже если она порою и влечет ксебе. При этом верность конечных оценок обеспечивается «чистотойнравственного чувства» автора. Толстой писал не автопортрет, но скорее портрет ровесника,принадлежавшего к тому поколению русских людей, чья молодость пришлась насередину века. Война 1812 года и декабризм были для них недавним прошлым.Крымская война — ближайшим будущим; в настоящем же они не находили ничегопрочного, ничего, на что можно было бы опереться с уверенностью и надеждой. Вступая в отрочество и юность, Иртеньев задается вопросами, которыемало занимают его старшего брата и, вероятно, никогда не интересовали отца:вопросами отношений с простыми людьми, с Натальей Савишной, с широкимкругом действующих лиц, представляющих в повествовании Толстого народ.Иртеньев не выделяет себя из этого круга и в то же время не принадлежит кнему. Но он уже ясно открыл для себя правду и красоту народного характера.Искание национальной и социальной гармонии началось, таким образом, уже впервой книге в характерно толстовской форме психологического историзма. С характерным, рано сложившимся чувством стиля Толстой противопоставилв повествовании столичную, светскую и деревенскую жизнь героя. СтоитИртеньеву забыть о том, что он человек «comme il faut, оказаться в роднойстихии и стать самим собой, как исчезает «иноплеменное» слово и появляетсячисто русское, иногда слегка окрашенное диалектизмом. В пейзажныхописаниях, в образе старого дома, в портретах простых людей, в стилевыхоттенках повествования заключена одна из главных идей трилогии — мысль онациональном характере и национальном образе жизни как первоосновеисторического бытия. В описаниях природы, в сценах охоты, в картинах деревенского бытаТолстой открывал читателям родную страну, Россию. Прочитав «Отрочество», Н. А. Некрасов написал Толстому: «Такие вещи,как описание летней дороги и грозы... и многое, многое дадут этому рассказудолгую жизнь в нашей литературе»[7]. В «Юности» поэтический образ дома, который, как некое живое существо,помнит и ждет Иртеньева, слит с представлением о патриархальном укладежизни, отошедшей в прошлое вместе с детством, Натальей Савишной и maman. Нотот же дом пробуждает новые надежды героя, его мечты о душевной гармонии иполезной, доброй жизни. Дом, усадьба, родная земля олицетворяют в глазахИртеньева родину, и трудно не видеть, как много в этом олицетворениихарактерно толстовского, личного. В очерке «Лето в деревне» (1858) онписал: «Без своей Ясной Поляны я трудно могу себе представить Россию и моеотношение к ней. Без Ясной Поляны я, может быть, яснее увижу общие законы,необходимые для моего отечества, но я не буду до пристрастия любить его.Хорошо ли, дурно ли, но я не знаю другого чувства родины...»[8]. Проведя более трех лет (1851—1854) на Кавказе, участвуя там в военныхдействиях, живя подолгу в казачьей станице, Толстой открыл для себя новый,неведомый ранее мир. Когда его первые военные рассказы появились на страницах«Современника», Н. А. Некрасов делился впечатлением с другим деятельнымсотрудником журнала, И, С. Тургеневым: «Знаешь ли, что это такое? Этоочерки разнообразных солдатских типов (и отчасти офицерских), то есть вещь,доныне небывалая в русской литературе. И как хорошо!» Блистательноискусство Толстого — военного писателя развернулось в цикле Севастопольскихрассказов. Толстой писал о защитниках Севастополя как наблюдатель, очеркист. Онсам был участником этих событий. В заглавии каждого рассказа намеренноточно обозначено время: «Севастополь в декабре месяце», «Севастополь вмае», «Севастополь в августе 1855 года». Но военная хроника обернуласьхудожественным открытием подлинной правды о войне, рассказанной гениальнымписателем. В Севастополе Толстой вполне узнал, что такое смертельнаяопасность и воинская доблесть, как переживается страх быть убитым и в чемзаключается храбрость, побеждающая, уничтожающая этот страх. Он увидел, чтооблик войны бесчеловечен и проявляется «в крови, в страданиях, в смерти».Но также и то, что в сражениях испытываются нравственные качества борющихсясторон и проступают главные черты национального характера. «Чувство родины», патриотизм, одушевляет весь цикл рассказов оСевастопольской обороне В Севастополе Толстой лучше узнал и еще большеполюбил простых русских людей — солдат, офицеров. Он почувствовал себясамого частицей огромного целого — народа, войска, защищающего свою землю.Зорким глазом писателя он заметил множество деталей военного быта, которыеперенес в свои рассказы. Главное, что увидел и узнал Толстой еще на Кавказе и потом вСевастополе,— психологию разных «типов» солдат, разные — и низменные, ивозвышенные — чувства, руководящие поведением офицеров. Здесь он познал«чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубинедуши каждого,— любовь к родине». Прочитав этот очерк в «Современнике». И. С. Тургенев написал: «СтатьяТолстого о Севастополе—чудо! Я прослезился, читая ее, и кричал: ура!..»[9]. Рассказывая потом всю правду о человеке на войне. Толстой именно этуправду провозглашает «главным героем» своего произведения. Он любит правду«всеми силами души» и старается воспроизвести «во всей ее красоте». Этотгерои, то есть правда, по глубокому убеждению Толстого, «всегда был, есть ибудет прекрасен». Но именно о войне рассказать правду чрезвычайно трудно.Многое совершается так неожиданно! И почти каждому хочется выглядетьгероем. Умение Толстого докапываться до самых глубоких пластов душевной жизни,подмечать мимолетные детали, которые только поверхностному наблюдателюкажутся незначительными, замечательно проявилось в его военных рассказах. Писатель продолжает исследовать поведение человека на войне — на этотраз в тяжелейших условиях неудачных сражений- Он склоняется «перед этиммолчаливым, бессознательным величием и твердостью духа, этой стыдливостьюперед собственным достоинством». В лицах, осанках, движениях солдат иматросов, защищающих Севастополь, он видит «главные черты, составляющиесилу русского». Он воспевает стойкость простых людей и показываетнесостоятельность «героев», точнее тех, кто хотят казаться героями. И во всех рассказах идет отрицание войны как ненормального,противоестественного состояния, противного человеческой природе и всейкрасоте окружающего мира. «Севастополь в мае» заканчивается потрясающейкартиной: мальчик рвет цветы в «роковой долине», а затем в страхе бежит «отстрашного, безголового трупа». Эта картина, воссоздавая ужас, жестокостьвойны, вместе с тем протестует против них и утверждает радость, любовь,счастье мира. У Толстого мир отрицает войну, потому что содержание ипотребность мира — труд и счастье, свободное, естественное и потомурадостное проявление личности, а содержание и потребность войны —разобщение людей, разрушение, смерть и горе. Высокая человечность, прославление мира как естественного состоянияжизни соединяются в Севастопольских рассказах с патриотическимвоодушевлением. От этих замечательных рассказов — прямой путь к роману-эпопее «Война имир». Севастопольские рассказы — выдающееся достижение художественноготворчества Льва Толстого. И вместе с тем образец для писателей, работавшихпосле Толстого в этом жанре, в частности для советских писателей,свидетелей Великой Отечественной войны. О значении Толстого как военного писателя не раз горячо говорил ЭрнестХемингуэй. Известный прогрессивный турецкий поэт Назым Хикмет в тюрьмеработал над переводом «Войны и мира». В стихотворной эпопее «Человеческаяпанорама» Хикмет прославляет сцену братания солдат из рассказа «Севастопольв мае» «как символ будущего мира без оружия, как образ дружбы, братаниявсех народов земли»[10]. Говоря о произведениях Толстого, посвященных Кавказу, Р. Роллан писал:«Надо всеми этими произведениями поднимается, подобно самой высокой вершинев горной цепи, лучший из лирических романов, созданных Толстым, песнь егоюности, кавказская поэма «Казаки». Снежные горы, вырисовывающиеся на фонеослепительного неба, наполняют своей гордой красотой всю книгу»[11]. Оставив Москву и попав в станицу, Оленин открывает для себя новый мир,который сначала заинтересовывает его, а потом неудержимо влечет к себе. По дороге на Кавказ он думает: «Уехать совсем и никогда не приезжатьназад, не показываться в общество». В станице он вполне осознает всюмерзость, гадость и ложь своей прежней жизни. Однако стена непонимания отделяет Оленина от казаков. Он совершаетдобрый, самоотверженный поступок — дарит Лукашке коня, а у станичников этовызывает удивление и даже усиливает недоверие: «Поглядим, поглядим, что изнего будет»; «Экой народ продувной из юнкирей, беда!.. Как раз подожжет иличто». Его восторженные мечты сделаться простым казаком не поняты Марьяной,а ее подруга, Устенька, поясняет: «А так, врет, что на ум взбрело. Мой чегоне говорит! Точно порченый!» И даже Брошка, любящий Оленина за его«простоту» и, конечно, наиболее близкий ему из всех станичников, заставОленина за писанием дневника, не задумываясь, советует оставить пустоедело: «Что кляузы писать!». Но и Оленин, искренне восхищаясь жизнью казаков, чужд их интересам ине приемлет их правды. В горячую пору уборки, когда тяжелая, непрестаннаяработа занимает станичников с раннего утра до позднего вечера, Оленин,приглашенный отцом Марьяны в сады, приходит с ружьем на плече ловитьзайцев. «Легко ли в рабочую пору ходить зайцев искать!» — справедливозамечает бабука Улита, И в конце повести он не в состоянии понять, чтоМаръяна горюет не только из-за раны Лукашки, а потому, что пострадалиинтересы всей станицы — «казаков перебили». Повесть завершается грустнымпризнанием той горькой истины, что стену отчуждения не способны разрушитьни страстная любовь Оленина к Марьяне, ни ее готовность полюбить его, ниего отвращение к светской жизни и восторженное стремление приобщиться кпростому и милому ему казачьему миру. Однако не нужно думать, что в повести показано превосходство казаковнад Олениным. Это неверно. В конфликте Оленина с казачьим миром обе стороны правы. Обе утверждаютсебя: и эпически величавый строй народной жизни, покорный своей традиции, иразрушающий все традиции, жадно стремящийся к новому, вечно неуспокоенныйгерой Толстого. Они еще не сходятся, но они оба должны существовать, чтобыкогда-нибудь сойтись. В конфликте между ними Толстой, верный себе,подчеркивает прежде всего моральную сторону. Кроме того, социальныепротиворечия, с таким блеском раскрытые в повестях о русской крепостнойдеревне — «Утре помещика» и «Поликушке»,—здесь были не так важны: казаки,не знающие помещичьего землевладения, живут в постоянном труде, но и вотносительном довольстве. Однако даже и в этих условиях, когда социальныйантагонизм не играет существенной роли, стена непонимания остается. Иглавное: Оленин не может стать Лу кашкой, которому неведомо внутреннеемерило хорошего и дурного, который радуется как нежданному счастью убийствуабрека, а Лукашка и Марьяна не должны променивать свое нравственноездоровье, спокойствие и счастье на душевную изломанность и несчастьеОленина. Конфликт главного героя со своей средой носит совсем иной характер.Почти не показанная в повести, отвергнутая в самом ее начале, этамосковская барская жизнь все время памятна Оленину и предъявляет на негосвои права — то в соболезнующих письмах друзей, боящихся, как бы он неодичал в станице и не женился на казачке, то в пошлых советах приятеляБелецкого. В станице Оленин «с каждым днем чувствовал себя... более и болеесвободным и более человеком», но «не мог забыть себя и своего сложного,негармонического, уродливого прошедшего».! Путь идейных и нравственных исканий положительного героя Толстого незавершается с его отъездом из станицы Новомлинской. Он будет продолженАндреем Болконским, Пьером Безуховым в «Войне и мире», Левиным в «АннеКарениной» и Нехлюдовым в «Воскресении». Заглавие — «Казаки» — вполне соответствует содержанию и пафосупроизведения. Любопытно, что, выбирая в ходе работы разные названия,Толстой, однако, ни разу не остановился на «Оленине». Тургенев, считавший Оленина лишним лицом в «Казаках», был, конечно,неправ. Идейного конфликта повести не было бы без Оленина, Но тот факт, чтов жизни казачьей станицы Оленин — лишнее лицо, что поэзия и правда этойжизни существуют и выражаются независимо от него,— несомненен. Не толькодля существования, но и для самосознания казачий мир не нуждается вОленине. Этот мир прекрасен сам по себе и сам для себя. Эпически величавое описание истории и быта гребенских казаковразвертывается в первых главах повести вне какой-либо связи с историейжизни Оленина, Впоследствии —в столкновении казаков с абреками, взамечательных сценах уборки винограда и станичного праздника, в войне,труде и веселье казаков — Оленин выступает как сторонний, хотя и оченьзаинтересованный наблюдатель. Из уроков Брошки познает он и жизненнуюфилософию, и мораль этого поразительного и такого привлекательного для негомира. Исторически жизнь гребенских казаков сложилась так, что ихстолкновения с соседями-горцами, защита от нападений абреков и походы на тусторону, за Терек, были неизбежны, Постоянная опасность и необходимостьзащищать плоды своего труда развили в характере казаков удаль имолодечество. Вместе с Ерошкой, который в молодые годы сам был первымджигитом, автор любуется удалью Лукашки и преисполнен уважения к храбростиврагов — горцев. Но считает, что все люди должны жить в мире. Как и многиедругие самые дорогие Толстому мысли, эта мысль высказана Ерошкой: «Все богсделал на радость человеку. Ни в чем греха нет. Хоть с зверя пример возьми.Он и в татарском камыше и в нашем живет. Куда придет, там и дом. Что богдал, то и лопает- А наши говорят, что за это будем сковороды лизать. Я такдумаю, что все одна фальшь». Надо жить и радоваться, потому что«сдохнешь...— трава вырастет на могилке, вот и все». Повесть утверждает красоту и значительность жизни самой по себе. Ниодно из созданий Толстого не проникнуто такой молодой верой в стихийнуюсилу жизни и ее торжество, как «Казаки». И в этом смысле кавказская повестьнамечает прямой переход к «Войне и миру». Впервые в своем творчестве Толстой создал в «Казаках» не беглыезарисовки народных типов, а цельные, ярко очерченные, своеобразные, непохожие друг на друга характеры людей из народа — величавой красавицыМарьяны, удальца Лукашки, мудреца Ерошки. С самого начала повесть создавалась в полемике с романтическимисочинениями о Кавказе. Вместо воображаемых поэтических картин в духеБестужева-Марлинского, «Амалат-беков, черкешенок, гор, обрывов, страшныхпотоков и опасностей», рисующихся Оленину, когда он едет на Кавказ, емупредстояло увидеть настоящую жизнь, подлинных людей и окружающую ихприроду. Но эти действительные образы были не менее, а только иначепоэтичны. Воспроизвести поэзию реальности для Толстого — важнейшаяхудожественная задача. «Казаки» — одна из самых поэтических его книг. К созданию «Войны и мира» Толстой пришел от замысла, начатого в 1860году романа «Декабристы». Декабристская тема определяла на раннем этапеработы композицию задуманного монументального произведения о почтиполувековой истории русского общества (от 1812 до 1856 г.). Толстовское «стремление «дойти до корня», исследовать глубиныисторического и личного бытия замечательно сказалось в работе над великойэпопеей. В поисках истоков декабристского движения он неизбежно пришел кэпохе Отечественной войны, сформировавшей будущих дворянскихреволюционеров. Преклонение перед героизмом и жертвенностью «лучших людей»начала прошлого века писатель сохранил на всю жизнь. Историческаяподготовка движения декабристов нашла отражение и в завершенном романе. Ноэта тема не заняла в нем главного места. Более того: в эпилоге «Войны имира» вместе с рассказом о возвышенных мечтах Николеньки Болконскогоиронически повествуется о гордых и самонадеянных рассуждениях ПьераБезухова, полагавшего, что деятельность небольшой группы людей в Петербургеспособна переменить основы всей жизни России. Каким-то историческиминстинктом Толстой догадывался, что декабристы были страшно далеки. отнарода. Мысли о необходимости более тесной связи с народом приходили исамим декабристам после поражения восстания, затем революционным демократами деятелям «Земли и воли». Шестидесятые годы обозначили в русской истории поворот к новой эпохе—подготовки первой русской революции, начинавшегося революционногопробуждения самих народных масс. Толстой, надеясь на бескровное разрешение общественных конфликтовэпохи, переживал период страстного увлечения «педагогией». Это была нетолько новая система образования народа: писатель надеялся такимутопическим путем воздвигнуть идеальный социальный строй. В начале 60-х годов в мировоззрении Толстого происходят очень важные изначительные сдвиги. Он признает за народом решающую роль в историческомпроцессе. В таком представлении о роли народа в движении истории Толстойоказался близок взглядам революционных демократов (в особенности взглядамГерцена этой поры) и решительно разошелся с «прогрессистами-либералами»,спор с которыми он начал в повести «Декабристы» и педагогических статьях ипродолжил на страницах «Войны и мира». Убеждениям «эмансипаторов»-революционеров он противопоставил свою теорию народа как субстанцииистории, как стихийной «роевой» силы, бессознательно направляющей ходисторического развития. Пафос «Войны и мира» — в утверждении «мысли народной». Глубокий, хотяи своеобразный демократизм автора обусловил необходимый для эпопеи уголзрения в оценке всех лиц и событий — на основе «мнения народного». Отечественная война 1812 года, когда усилия всей русской нации, всего,что было живого и здорового в ней, напряглись для отпора наполеоновскомунашествию, представила благодарный материал для такого произведения. Раскрыть характер целого народа, характер, с одинаковой силойпроявляющийся в мирной, повседневной жизни и в больших, этапныхисторических событиях, во время военных неудач и поражений и в моментынаивысшей славы,— такова важнейшая художественная задача «Войны и мира».Впервые Толстой ставил подобную цель в повести «Казаки», хотя и насравнительно узком и специфическом жизненном материале. Именно в периодработы над «Казаками», незадолго до начала «Войны и мира», Толстой записалв дневнике: «Эпический род мне становится один естественен»[12]. «Война и мир» — одно из немногих в мировой литературе XIX векапроизведений, к которому по праву прилагается наименование романа-эпопеи.События большого исторического масштаба, жизнь общая, а не частнаясоставляют основу ее содержания; в ней раскрыт исторический процесс,достигнут необычайно широкий охват русской жизни во всех ее слоях, ивследствие этого так велико число действующих лиц, в частности персонажейиз народной среды; в ней показан русский национальный быт, и, главное,—история народа и путь лучших представителей дворянского класса к народуявляются идейно-художественным стержнем произведения. Путь идейного и нравственного роста ведет положительных героев «Войныи мира», как всегда у Толстого, к сближению с народом. Он еще не требует отдворянских героев разрыва с тем классом, к которому они принадлежат порождению и воспитанию; но полное нравственное единение с народом ужестановится критерием подлинно человеческого бытия. Жизнеспособность каждого из персонажей «Войны и мира» поверяется«мыслью народной». Пьер остро чувствует свою ничтожность в сравнении справдой, простотой и силой солдат и ополченцев на Бородинском поле. Но внародной среде оказываются нужными и лучшие качества Пьера — физическаясила, пренебрежение к удобствам жизни, простота, бескорыстие. Идеалом, ккоторому он стремился во время войны и затем плена, становится желание«войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает ихтакими». Высшая похвала Андрею Болконскому — прозвище «наш князь», данное емусолдатами полка. Глубокий смысл заключен в том, что слова «великого»Наполеона о «прекрасной смерти» князя Андрея на Аустерлицком поле звучатфальшиво и ничтожно, а похвала храбрости Волконского, высказанная даже неназванным по имени фейерверкером, оказывается достойной и, главное,достаточной его оценкой. Главные черты героини романа, Наташи Ростовой, с особенной яркостьюраскрываются в тот момент, когда она перед вступлением французов в Москвузаставляет сбросить с подвод семейное добро и взять раненых. В другую,счастливую и радостную, минуту—в русской пляске, в увлеченности народноймузыкой проявляется вся сила заключенного в ней национального «духа». Точнотак же скромная, необщительная, замкнутая в своем душевном мире МарьяБолконская вдруг преображается и неизмеримо вырастает в наших глазах, когдаона гневно отвергает предложение своей компаньонки, француженки Бурьен,покориться завоевателям и остаться во власти Наполеона. Истинное значение исторических лиц проверяется все тою же «мысльюнародной». «Умные» предначертания Сперанского отвергаются, ибо онинеприложимы к народной жизни и чужды ее интересам. «Чистота нравственного чувства», которая составляет этический пафос«Войны и мира», утверждает истинность русского народного представления овеличии: «Для нас нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Наполеон подвергается уничтожающему разоблачению, потому что он избралдля себя преступную роль «палача народов. Кутузов возвеличивается какполководец, умеющий подчинять все свои мысли и действия народному чувству. Народ протестует против захватнических войн Наполеона и благословляетосвободительную борьбу, в которой народ отстаивает свое право нанезависимость. Такое отношение к войне усваивают и нерассуждающий рыцарь войныНиколай Ростов, и ее строгий аналитик Андрей Болконский, и философ ПьерБезухов. Эпическое начало в романе «Война и мир» невидимыми нитями связывает вединое композиционное целое картины войны и мира. Точно так же, как «война»означает не одни военные действия враждующих армий, но и воинственнуювраждебность людей, в мирной жизни разделенных социальными и нравственнымибарьерами, понятие «мир» фигурирует и раскрывается в эпопее в своих самыхразнообразных значениях. Мир — это жизнь народа, не находящегося всостоянии войны. Мир — это крестьянский сход, затеявший бунт в Богучарове.Мир — это будничные интересы, которые в отличие от бранной жизни так мешаютНиколаю Ростову быть «прекрасным человеком» и так досаждают ему, когда онприезжает в отпуск и ничего не понимает в этом «дурацком мире». Мир — этовесь народ, без различия сословий, одушевленный единым чувством боли запоруганное отечество. Мир — это ближайшее окружение, которое человек всегданосит с собой, где бы он ни находился, на войне или в мирной жизни, вродеособенного «мира» Тушина. Но мир — это и весь свет вселенная, о нем говоритПьер, доказывая князю Андрею существование «царства правды». Мир—этобратство людей независимо от национальных и классовых различий, здравицукоторому провозглашает Николай Ростов при встрече с австрийцем. Мир и войнаидут рядом, переплетаются, взаимопроникают и обусловливают друг друга. Для исторического повествования Толстого одинаково важны и война, имир, и грандиозные сражения, и такие бытовые картины, как именинный обед,ряженые, святочное катание. Охота Николая Ростова рассказана более подробночем атака павлоградских гусар под Островной, в которой он участвует.Пожалуй, из всех двадцати сражений, изображенных в романе, лишь Бородинскоепоказано столь же детально, как эта охота. И величественное сражение иохота одинаково раскрывают исторические и национальные черты русскогохарактера. В общей концепции романа мир отрицает войну. Ужас смерти сотен людейна плотине Аугеста, во время отступления русской армии после Аустерлица,потрясает тем более, что Толстой сравнивает этот ужас с видом той жеплотины в другое время — когда здесь «столько лет мирно сиживал в колпакестаричок-мельник с удочками, в то время как внук его, засучив рукаварубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу», и «столько летмирно проезжали на своих парных возах, нагруженных пшеницей, в мохнатыхшапках и синих куртках моравы и уезжали по той же плотине, запыленныемукой, с белыми возами». Страшный итог Бородинского сражения рисуется вследующей картине: «Несколько десятков тысяч человек лежало мертвыми вразных положениях и мундирах на полях и лугах... на которых сотни летодновременно сбирали урожаи и пасли скот крестьяне дёревень Бородина,Горок, Шевардина и Семеновского». Весь ужас необходимости убийства на войнестановится ясен Николаю Ростову, когда он видит «самое простое комнатноелицо» врага, «с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами». Мировые события и крупные явления общественной жизни наблюдает в«Войне и мире» как бы случайный свидетель, обыкновенный смертный, и этапростая, естественная, непредвзятая точка зрения обеспечивает нужный автору«человеческий» взгляд. Представляя события с человеческой, нравственнойстороны, писатель проникал и в их подлинную историческую сущность. Само изображение правды войны — в «крови, страданиях, смерти», котороеТолстой провозгласил своим художественным принципом еще в Севастопольскихрассказах, исходит из народной точки зрения на сущность войны. Правителямнародов: Наполеону и Александру, равно как и всему высшему обществу, малодела до этих страданий. Они либо не видят в этих страданиях ничегоненормального, как Наполеон, либо с брезгливо-болезненной минойотворачиваются от них, как Александр от раненого солдата. Рассказать правду о войне, замечает сам Толстой в «Войне и мире»,очень трудно. Его новаторство связано не только с тем, что он показалчеловека на войне (это же сделал в европейской литературе Стендаль, чейопыт Толстой, несомненно, учитывал), но главным образом с тем, что,развенчав ложную, он первый открыл подлинную героику войны, представилвойну как будничное дело и одновременно как испытание всех душевных силчеловека в момент их наивысшего напряжения. И неизбежно случилось так, чтоносителями подлинного героизма явились простые, скромные люди, такие, каккапитан Тушин или Тимохин, забытые историей генералы Дохтуров и Коновницын,никогда не говоривший о своих подвигах Кутузов, Именно они влияют на исходисторических событий. Сила приказания: «Круши, Медведев!» —не слабеетоттого, что Тушин «пропищал» его, как не тускнеет вся его героическаяфигура от несколько комической внешности. Возвышенные слова, обращенныевсегда таким простым и как будто будничным Кутузовым к Багратиону:«Благословляю тебя на великий подвиг»,— противостоят лживой мишуревысокопарных фраз Наполеона. В статье «Несколько слов по поводу книги «Война и мир» Толстой заявил,что для художника, взявшегося описывать исторические события, нет и неможет быть героев, а должны быть люди. С этой человеческой меркой подойдя кдеятелям1812 года, он развенчивает Наполеона и прославляет Кутузова. Наполеон — единственный образ в эпопее, обрисованный прямосатирически, с использованием сатирических художественных средств. Ядовитаяирония, открытое возмущение автора не щадят ни Анну Павловну Шерер ипосетителей ее салона, ни семейства Курагиных, Друбецких и Бергов (вспомним«любовное» объяснение Бориса Друбецкого с Жюли Карагиной или званый вечерБергов), ни Александра I, но сатирический гротеск вступает в свои правалишь в тех сценах, где появляется Наполеон с его не знающим границсамообожанием, дерзостью преступлений и лжи (эпизод с Лаврушкой, снаграждением орденом Почетного легиона солдата Лазарева, сцена с портретомсына, утренний туалет перед Бородинским сражением и, наконец, тщетноеожидание депутации «бояр» в день вступления в Москву). Свое эстетическое кредо в период создания «Войны и мира» Толстойопределил следующим образом: «Цель художника не в том, чтобы неоспориморазрешить вопрос, а в том, чтобы заставить любить жизнь в бесчисленных,никогда неистощимых всех ее проявлениях. Ежели бы мне сказали, что я могунаписать роман, которым я неоспоримо установлю кажущееся мне вернымвоззрение на все социальные вопросы, я бы не посвятил и двух часов труда натакой роман, но ежели бы мне сказали, что то, что я напишу, будут читатьтеперешние дети лет через 20 и будут над ним плакать и смеяться и полюблятьжизнь, я бы посвятил ему всю свою жизнь и все свои силы»[13]. «Любить жизнь в бесчисленных, никогда не истощимых всех еепроявлениях» — в этом основа оптимистической философии «Войны и мира». Силажизни, ее способность к вечному изменению и развитию утверждаются какединственно непреходящая и бесспорная ценность. Эта высшая с точки зрениятворца «Войны и мира» ценность определяет историческую деятельность народаи судьбу тех представителей привилегированных классов, которыесоприкасаются, «сопрягаются» с народным миром. Способность человека изменяться таит в себе потенциальную возможностьнравственного роста; умение не замыкаться в узких рамках бытия открываетпути к народу, миру. Мудрый жизнеутверждающий пафос книги и вся ее поэтикаоснованы на знании этой диалектики. Персонажи «Войны и мира» делятся не на положительных и отрицательных,даже не на хороших и дурных, но на изменяющихся и застывших. Придворная исветская среда критикуется в романе прежде всего потому, что люди этойсреды живут «призраками, отражениями жизни» и потому неизменны. Всегда и всем одинаково улыбается Элен. При первом появлении Элен ее«неизменная улыбка» упомянута трижды. Князь Василий Курагин, как и Элен,способен лишь на «одинаковое волнение» ленивого актера, то есть всегдабезжизнен. «Маленькой княгине» Болконской не прощается ее вполне невинноекокетство только потому, что и с хозяйкой гостиной, и с генералом, и сосвоим мужем, и с его другом Пьером она разговаривает одинаковым капризно-игривым тоном, и князь Андрей раз пять слышит от нее «точно ту же фразу ографине Зубовой». Старшая княжна, не любящая Пьера, смотрит на него «тусклои неподвижно», не изменяя выражения глаз. Даже и тогда, когда онавзволнована (разговором о наследстве), глаза у нее остаются те же,старательно подмечает автор, и этой внешней детали довольно для того, чтобысудить о духовной скудости ее натуры. Берг всегда говорит очень точно, спокойно и учтиво, не расходуя приэтом никаких духовных сил, и всегда о том, что касается его одного Та жебезжизненность открывается в государственном преобразователе и внешнепоразительно активном деятеле Сперанском, когда князь Андрей замечает егохолодный, зеркальный, отстраняющий взгляд, видит ничего не значащую улыбкуи слышит металлический, отчетливый смех. В другом случае «оживлению жизни»противостоит безжизненный взгляд царского министра Аракчеева и такой жевзгляд наполеоновского маршала Даву. Сам великий полководец, Наполеон,всегда доволен собой. Как и у Сперанского, у него «холодное, самоуверенноелицо», «резкий, точный голос, договаривающий каждую букву». Раскрывая не только характерные признаки типа, но и мимолетныедвижения человеческой души. Толстой иногда вдруг оживляет эти зеркальныеглаза, эти металлические, отчетливые фигуры, и тогда князь Василийперестает быть самим собой, ужас смерти овладевает им, и он рыдает прикончине старого графа Безухова; маленькая княгиня испытывает искренний инеподдельный страх, предчувствуя свои тяжкие роды; маршал Даву на мгновениезабывает свою жестокую обязанность и способен увидеть в арестованном ПьереБезухове человека, брата; всегда самоуверенный Наполеон в день Бородинскогобоя испытывает смятение и беспокойное чувство бессилия. Толстой убежден,что «люди, как реки», что в каждом человеке заложены все возможности,способность любого развития. Она мелькает и перед застывшими,самодовольными людьми при мысли о смерти или при виде смертельнойопасности, однако у этих людей «возможность» не превращается в«действительность». Они не способны сойти с «привычной дорожки»; они так иуходят из романа духовно опустошенными, порочными, преступными. Внешняя неизменность, статичность оказываются вернейшим признакомвнутренней холодности и черствости, духовной инертности, безразличия кжизни общей, выходящей за узкий круг личных и сословных интересов. Все этихолодные и лживые люди не способны осознать опасность и трудное положение,в каком находится русский народ, переживающий нашествие Наполеона,проникнуться «мыслью народной». Воодушевиться они могут лишь фальшивойигрой в патриотизм, как Анна Павловна Шерер или Жюли Карагина; шифоньеркой,удачно приобретенной в тот момент, когда отечество переживает грозноевремя,— как Берг; мыслью о близости к высшей власти или ожиданием наград ипередвижений по служебной лестнице,— как Борис Друбецкой наканунеБородинского сражения. Их призрачная жизнь не только ничтожна, но и мертва. Она тускнеет ирассыпается от соприкосновения с настоящими чувствами и мыслями. Даженеглубокое, но естественное чувство влечения Пьера Безухова к Элен,рассказывает Толстой, подавило собою все и парило над искусственным лепетомгостиной, где «шутки были невеселы, новости не интересны, оживление —очевидно поддельно». Но ярче всего ничтожность показных и величие истинных чувствраскрываются в тот момент, когда грозная опасность нависает над всейРоссией. Любимые герои Толстого в испытаниях 1812 года соответствуют общемуволнению исторического моря и потому постигают смысл жизни и обретаютсчастье. В книге Толстого подвиг и счастье идут рядом. Перед 1812 годомПьер как будто предчувствует это. Его охватывает радость ожидания «чего-тоужасного» (для поэтики Толстого характерно это соединение противоположныхначал — так реализуется в искусстве диалектика бытия). Пройдя черезкатастрофы, «долженствующие изменить всю его жизнь», Пьер убедится, чтопредчувствие не обмануло его, и выскажет как твердое убеждение одну иззаветных мыслей всей книги: «Мы думаем, что как нас выкинет из привычнойдорожки, все пропало, а тут только начинается новое, хорошее». Способностьвырываться из привычных условий жизни, разрушать рамки устоявшегося бытия —ради того, чтобы приобщиться к новому, народному,— главная, исходнаяситуация романа. «Война и мир» —книга о великом обновлении жизни, вызванномгрозными историческими событиями. Эпитет «новый» главенствует в рассказе одушевных переживаниях основных героев. Может показаться, что народное мироощущение представлялось Толстомунеизменным в его эпическом содержании и что люди из народа даны вне ихдушевного развития. В действительности это не так. У характеров эпических,таких, как Кутузов или Каратаев, способность к изменению просто иначевоплощается. Она выглядит как естественное умение всегда соответствоватьстихийному ходу исторических событий, развиваться параллельно ходу всейжизни. То, что ищущим героям Толстого дается ценой душевной борьбы,нравственных исканий и страданий, людям эпического склада присущеизначально. Именно поэтому они, люди простые, и оказываются способными«творить историю». Закончив в 1869 году печатание «Войны и мира». Толстой не возвратилсяк замыслу «Декабристов», который привел его к созданию романа-эпопеи обОтечественной войне 1812 года. Творческое воображение художника волновалидругие исторические темы. Постепенно творческие интересы сосредоточиваютсяна времени Петра I. Но в 1870 году работа над романом была едва начата. Социально-философские, этические, эстетические искания, вообщехарактеризующие творческий путь Толстого, достигают мучительного напряженияв 70-е годы — период, непосредственно предшествующий перелому вмировоззрении и творчестве художника. Ощущение творческого перепутья,овладевшее Толстым в 1870 году, определило характер всей его деятельностина целое десятилетие. В 70-е годы Толстому становится вполне ясен переломный характерсовременной ему эпохи. Сознание того, что «все переворотилось и толькоукладывается», причем неизвестно, как уложится, что это самый важный вопросдля всякого человека думающего и чувствующего, владеет им неотступно. «Переворотился» вековой крепостной строй, начал «укладываться» новый,капиталистический порядок вещей, но именно в России ему не суждено былоуложиться надолго. Перед, самим писателем и его положительным героем с трагическойостротой встает проблема выбора пути; поиски смысла жизни привадят кпересмотру прежних решений. Одновременно с очевидностью раскрываютсянеисчислимые бедствия, принесенные новым временем трудовому народу и преждевсего русскому мужику, судьба которого особенно волновала Толстого. Спокойствие творческого труда, характерное для предшествующих семилет, отданных «Войне и миру», сменяется непрерывно оттесняющими друг другастрастными увлечениями то народной школой, то историческими романами изразных эпох, то романом о современной жизни — «Анной Карениной», то планамирелигиозно-философских сочинений. Открывая вновь свою яснополянскую школу и содействуя организации школпо всей округе, Толстой мечтал «спасти тех тонущих там Пушкиных,Остроградских, Филаретов, Ломоносовых», которые «кишат в каждой школе»[14].Он был переполнен безграничной любовью к «маленьким мужичкам», как именовалон крестьянских детей. Плодом этой любви и явилась «Азбука», над которойписатель трудился с огромным упорством в 1871—1872 годах и затем в 1875году, когда, откладывая работу над «Анной Карениной», составлял «Новуюазбуку» и переделывал «Книги для чтения». Убедившись в том, что за десять лет, протекших после прекращенияжурнала «Ясная Поляна», «не вышло ни одной книжки», которую бы можно былодать в руки крестьянскому мальчику»[15], Толстой своими детскими рассказамивосполнял этот пробел. С «Азбукой» он связывал самые «гордые мечты»,полагая, что несколько поколений русских детей, от мужицких до царских,будут учиться по ней и получат из нее первые поэтические впечатления.«...Написав эту азбуку, мне можно будет спокойно умереть»[16],— делился онв 1872 году своими мыслями с А. А. Толстой. Своей «Азбукой» Толстой не открыл наилучший способ обучения грамотеили простейший путь усвоения четырех действий арифметики. Но помещеннымитам рассказами он действительно создал целую литературу для детскогочтения. Многие из этих рассказов и поныне входят во все хрестоматии ибуквари: «Филипок», «Три медведя», «Акула», «Прыжок», «Лев и собачка»,«Кавказский пленник», рассказы о Бульке и др. Писательская взыскательность к своему труду, вообще в высшей степенисвойственная Толстому, в процессе работы над детскими рассказами привела ктщательному обдумыванию и взвешиванию буквально каждого слова. Простотаязыка и всего художественного рисунка доведена здесь до кристальнойясности. Стилевое богатство последующего творчества Толстого, создателя «АнныКарениной» и «Воскресения», «Смерти Ивана Ильича» и «Хаджи-Мурата», «Властитьмы» и «Плодов просвещения», конечно, не укладывается в рамки того, понеобходимости примитивного художественного строения, какое являют рассказыдля детского чтения. Но художественные принципы, выработанные в рассказах «Азбуки» («надо,чтобы все было красиво, коротко, просто и, главное,— ясно»), несомненно,оказали затем воздействие не только на стиль «народных рассказов», но такжена стиль «Анны Карениной», незавершенных исторических романов и другихпроизведений позднейшего периода деятельности Толстого. В 1873 г,, неожиданно для себя самого, «невольно», «благодарябожественному Пушкину» Толстой начал роман о современности. Начерно книгабыла закончена с небывалой, стремительной быстротой: долго сдерживаемыйпоток новых мыслей и переживаний как будто прорвал плотину и разлился наполотне «свободного романа», как впоследствии Толстой называл «АннуКаренину». Роман всемирного и вечного значения, «Анна Каренина» была в высшейстепени современной книгой. Вопреки прежним «историческим замыслам» «АннаКаренина» строилась как злободневный и полемически острый роман о настоящемдне русской жизни. Новый роман обозначил важный рубеж в идейной и литературной эволюцииЛ. Толстого: здесь воплотились все мировоззренческие искания, всехудожественные открытия, совершенные им в сложную переходную эпоху 70-хгодов. Завершив роман. Толстой заметил, что как в «Войне и мире» он любил«мысль народную», так в «Анне Карениной» — «мысль семейную». Глубокиепричины личного и общественного свойства обусловили тот факт, что в романео переломной эпохе русской истории главной оказалась «мысль семейная». В «Исповеди» Толстой рассказал, что отчаяние, которое овладело им всередине 70-х годов и предшествовало коренному изменению его взглядов, былосходно с душевным состоянием, пережитым на много лет раньше, после смертибрата Николая, в начале 60-х годов. Но если тогда, по словам Толстого,неизведанные им радости и заботы семейной жизни вывели его из этогоотчаяния, то в 70-е годы ему стало ясно, что семейное счастье было для негомнимым или, во всяком случае, временным спасением от всеобщей жизненнойнеурядицы, от предчувствия социальных катастроф. Создавая новый, «семейный» роман, Толстой уже знал, что семейноесчастье не спасает от мучительных размышлений над большими философскими,социальными и этическими вопросами бытия. Счастливая семейная жизнь Левина(история его объяснения с Кити, венчание, отношение ко всему дому Щербацкихнасквозь автобиографичны) не освобождает его от раздумий о смысле жизни, оттяжкого сознания вины перед народом от поисков счастья, равного для всехлюдей. В России «все переворотилось» — «все смешалось в доме Облонских»*Смысл переломной эпохи, ее «неисчислимых бедствий» раскрывался вдраматической истории крушения последней, казалось бы, незыблемой крепости— «дома», семьи. История «потерявшей себя, но невиноватой» женщины,поставленная в центре романа, внутренне соотносилась со всей атмосферойпореформенной русской жизни. Аристократические семьи, у которых, казалосьбы, есть все, что составляет благополучие и счастье, разрушаются в «АннеКарениной» одна за другой, словно необоримый и злой рок тяготел над ними. Всеобщая сумятица охватывает семейные отношения во всех слояхобщества. Погибает героиня романа, разрушающая семью (вернее, призрачноеподобие семьи); в напрасных поисках семейного благополучия надрываетсяДолли, истратившая свои душевные силы на то, чтобы уберечь от развала «домОблонских» ; Левин — счастливый муж и отец — прячет шнурок, чтоб неповеситься на нем, и убирает с глаз долой ружье, чтобы не застрелиться.Истинно счастливая семья—это, на взгляд Толстого, крестьянская семья:вместе с Левиным, мечтающим жениться на крестьянке. Толстой любуетсяцеломудренной любовью и радостным крестьянским трудом на земле ИванаПарменова и его молодой жены. Но прав был Н Н. Страхов, когда, повторяя,как эхо, сказанное Толстым в романе, писал: «Только мир крестьян, лежащийна самом дальнем плане и лишь изредка ясно выступающий, только этот мирсияет спокойною, ясною жизнью, и только с этим миром Левину иногда хочетсяслиться. Он чувствует, однако, что не может этого сделать»[17]. Водоворот новых отношений и связей разламывает основы и традиции,казавшиеся крепкими еще так недавно. Больше всего страдают от болезнейэпохи люди с чистым сердцем и большим умом — Анна и Левин. В отличие отдругих персонажей романа они не мирятся с привычной общепринятой ложью имучительно, каждый по-своему, ищут: Анна — истинной, правдивой любви, Левин— правдивой жизни. Путь Анны и Левина различен. Искания Анны замкнуты в кругу личногосчастья, счастья «для себя», а это, на взгляд Толстого, логически порочныйкруг (вечная тема страсти, во всей ее прелести и всем ее ничтожестве).Левин ищет всеобщей правды и даже, как ему кажется, находит ее в концеромана. Параллельность, независимость развития судеб Анны и Левина —кажущаяся; композицию романа определяет не параллельное развертывание двухсюжетных линий, а связывающее эти линии единство его основной мысли.Отрицая мир социальной неправды и нравственного зла, Левин и Анна приходятк одинаковому выводу. «...На то дан разум, чтоб избавиться, стало быть,надо избавиться. Отчего же не потушить свечу, когда смотреть больше не начто, когда гадко смотреть на все это? ...Все неправда, все ложь, все обман,все зло..» — думает Анна, конечно, не об одних своих отношениях с Вронским,Те же мысли почти в тех же выражениях повторяет Левин: «„.Это не толькобыла неправда, это была жестокая насмешка какой-то злой силы, злой,противной и такой, которой нельзя было подчиняться. Надо было избавиться отэтой силы. И избавление было в руках каждого. Надо было прекратить этузависимость от зла. И было одно средство — смерть». Трагические сдвиги переломной эпохи с одинаковой силой ощущаются вповествовании о прерванной жизни Анны и о счастливой судьбе Левина.Пессимистическое восприятие жизни, свойственное Толстому 70-х годов, неслучайно слышится в размышлениях обоих героев романа. Этот пессимизм,конечно, не результат какого-нибудь литературного влияния (например,Шопенгауэра). Он порожден русской исторической действительностью исвоеобразием идейной позиции самого Толстого. Вполне осознав в 70-е годыбесповоротный кризис старого и не приемля нового, «укладывающегося»,капиталистического строя, Толстой мучительно искал и не находил путейизбавления от социальных и нравственных зол, которые несла с собой эпохаломки. Но пессимистические выводы не последние выводы в «Анне Карениной».Издатель «Русского вестника», где печатался роман, обнаружил полнейшеенепонимание смысла «Анны Карениной», когда заявил, что со смертью героинроман собственно кончился, «Мысль народная», которая развивается в «АннеКарениной» вместе с «мыслью семейною» и, в сущности, определяет развитиеэтой семейной мысли, провозглашает жизнеутверждающую народную правду какистинное миропонимание. Именно к нему приходит Левин в эпилогеповествования. Трагедия в «Анне Карениной» побеждается эпосом,оптимистическая философия пересиливает пессимизм. Мрачный общий фон «Анны Карениной», исполненный зловещих предчувствий,разрывается, когда в роман входит мир крестьянской жизни и труда. И тогдаЛевину, соприкасающемуся с этим миром, открывается небо — то самое небо,которое еще в «Войне и мире» символизировало постижение истинного смыслабытия, преодоление эгоистических, личных стремлений, разобщающих людей,единение со всем миром. Строй символических образов, свойственных всейхудожественной системе романа, становится светлым и жизнеутверждающим.Таинственные изменения облака, напоминающего перламутровую раковину,сопровождают и как будто поясняют смысл размышлений Левина о «прелестной»крестьянской жизни; «высокое, безоблачное небо» подтверждает емусправедливость слов, сказанных подавальщиком Федором; «знакомый емутреугольник звезд и... проходящий в середине его. Млечный путь» утверждаютв мысли о том, что его жизнь не только не бессмысленна, как была прежде, ноимеет несомненный смысл добра, который он властен вложить в нее. Жизненные судьбы Анны и Левина сопутствуют друг другу в отрицании злажизни, но резко расходятся в поисках добра. На протяжении всего романаЛевин приближается к истокам народного бытия, Анна же самым роковым образомшаг за шагом от них отходит. «Естественная и простая» в начале романа (Аннапервых глав говорит только по-русски, нигде не переходя на французскуюречь; искренность ее поступков и мыслей противоречит условностям света также явственно, как сама Анна в сцене на балу противостоит «тюлево-ленто-кружевно-цветной толпе» светских дам; тонкие, почти музыкальные описаниярусской природы в глубоком психологическом подтексте сопутствуют ей, как быокутывая ее тем воздухом родины, в котором она только и может жить идышать), она постепенно утрачивает естественность и простоту: во второмтоме появляются французские румяна и английская, французская речь; самозаграничное путешествие с Вронским было для Анны попыткой бежать от самойсебя. Жизнь Анны как бы надламывается у самых корней и, естественно,увядает. Образ мыслей положительного героя времени, как он представляетсяТолстому, противостоит и легкомыслию Облонского, и хищническим повадкамкупца Рябинина, и усвоенным Вронским «новым» капиталистическим методамведения хозяйства. От своего положительного героя Толстой требует в 70-егоды не только заинтересованности народной жизнью, духовного единения снародом (как это было в период создания «Войны и мира»), но инепосредственного труда вместе с крестьянами на земле. Положительный герой Толстого возмущается праздностью городской жизни,испытывает прямую ненависть к длинным ногтям и огромным запонкам сослуживцаОблонского Гриневича, так как эти ногти и запонки служат для него вернымпризнаком нетрудового образа жизни. С явной иронией рассказывается в романео бесполезной служебной деятельности Облонского и саркастически — о«государственной» службе Каренина, занятого бесплодными проектамиустройства быта инородцев и орошения полей Зарайской губернии, В «АннеКарениной» бюрократический аппарат царской России критикуется с гораздобольшей резкостью, чем, например, деятельность Сперанского в «Войне имире». Там Толстой обнаруживал неприложимость либеральных начинанийСперанского к действительности, чуждость рассудочных построений течениюживой жизни; здесь он показывает губительное, мертвящее воздействиебюрократических начинаний, бюрократического образа мыслей на все живое. Рассказ о косьбе Левина вместе с мужиками и «веселом общем труде»крестьян во время уборки сена без соображения о том, для кого труд и какиебудут плоды труда, воссоздает тот идеал, который Толстой хотел бы видетьосуществленным в жизни. Однако, анализируя реальные отношения скрестьянами, герой Толстого приходит к несомненному выводу о «фатальнойпротивоположности» интересов помещиков «самым справедливым интересам»крестьян. Толстой периода «Анны Карениной» еще не сталкивает в непримиримомконфликте барина и мужика. Он сделает это позднее, в 80—90-х годах, послеперелома в мировоззрении и окончательного перехода на позициипатриархального крестьянства. «Признаки времени» явственно сказались не только в содержании, но и вхудожественной форме романа «Анна Каренина». Принципы толстовской«диалектики души», заявленные в предшествующий период его творчества иблистательно примененные в «Войне и мире», остаются главной формойраскрытия человеческого характера и в «Анне Карениной», хотя акцент в этой«диалектике» делается теперь не на связи эмоций и размышлений, а на борьбепротивоположных чувств и мыслей Одни и те же люди, неожиданно для себя,вдруг проявляют разные, часто противоположные стороны своего характера идушевного облика. Героиня романа, прелестная, обаятельная, правдивая, умная женщина,человек большого, чистого сердца, оказывается вместе с тем ужасной своей«бесовской» прелестью, эгоистической страстью и неизбежной ложью, паутинакоторой опутывает ее не только извне (Каренин и светское общество), но иизнутри. Сила сострадания возрождает живую душу даже в Каренине —«министерской машине», черствой, окаменелой и мертвенной. Вронский,типичный представитель «золоченой молодежи петербургской», приученный житьпо строго определенному кодексу правил, оказывается способным на поступкинеожиданные и отчаянные (самоубийство, пренебрежение карьерой и т. п.). Все находится в движении. «Люди, как реки» — этот принцип не

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат по литературе на тему: «жизнь и творчество марины цветаевой»

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Осип Мандельштам. Жизнь...

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат по литературе на тему «эволюция филосовских взглядов л. Н. Толстого»

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат по литературе на тему: Партизанское движение в произведение Л. Н. Толстого «Война и мир»

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат по литературе на тему: Творчество ЧингизаАйтматова

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) icon“жизнь и творчество оскара уайльда” Ученицы 11 класса “А” средней...

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconТема. Жизнь и творчество М. А. Булгакова. Булгаков и Киев
Цель: познакомить учащихся с жизнью и творчеством русского писателя, развивать навыки восприятия информации на слух, определения...

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Жизнь и творчество Герберта...
Именно так судили о молодом Уэлл­се — он слишком быстро приобрел всемирную славу. Русский читатель тоже познакомился с Уэллсом-худож­ником...

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Жизнь и творчество Франческо...
Для культуры Возрождения характерно светское восприятие и осмысление мира, утверждение ценности земного бытия, величия разума и творческих...

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого Экзаменационная работа по литературе (реферат) iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Становление личности в подростковом...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<