Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа




Скачать 288.91 Kb.
НазваниеВеликую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа
Дата публикации15.12.2013
Размер288.91 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Военное дело > Документы




Введение.
Великую Отечественную войну 1941-1945гг. можно разделить на 3 этапа:

1).Наступление фашистских войск на СССР 1941-1942;

а) Смоленское сражение (июль – сентябрь 1941)

б) осада Киева (сентябрь 1941)

в) битва за Москву (сентябрь – декабрь 1941)

г) начало блокады Ленинграда (сентябрь 1941)

д) наступление в Крыму (май 1942)

2).Стабилизация и позиционная борьба 1942 - 1943, коренной перелом.

а) Сталинградская битва (июль 1942)

б) частичный прорыв блокады Ленинграда (январь 1943)

в) Курская битва (июль 1943)

г) битва за Днепр (август – декабрь 1943)

3).Отступление немецких войск, контратака СССР.

а) освобождение Ленинграда, Новгорода, Одессы, Крыма (январь – апрель 1944)

б) взятие Будапешта советскими войсками (февраль 1945)

в) взятие Вены советскими войсками (апрель 1945)

г) Берлинская операция (апрель – май 1945).
В этой работе я рассматриваю один, заключительный пункт третьего этапа Великой Отечественной войны, Берлинскую операцию. Целью работы является повышение уровня знаний в этой области на основе дополнительной литературы. Берлинская операция показалась мне наиболее интересной темой из данного блока, так как она является заключительной в Великой Отечественной войне и всегда ассоциируется с победой.

^ 1.ПОДГОТОВКА К БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ.

В истории второй мировой и Великой Отечественной войны, во всей истории военного искусства Берлинская операция занимает особое место. И не только по количеству принимавших в ней участие с обеих сторон войск и боевой техники, не только по ожесточенности боев. Но главным образом по решительности и военно-политическим результатам завершающего сражения величайшей в истории человечества войны.

Берлин опоясался мощными рубежами обороны, которые в сочетании с многочисленными естественными препятствиями требовали для их преодоления концентрированного удара всей мощью, всеми силами и средствами фронтов, нацеленных на фашистскую столицу.

Обстановка, сложившаяся к тому времени, была действительно чрезвычайно сложной. Она выдвигала подчас самые неожиданные проблемы, которые вносили существенные коррективы в планирование Берлинской операции и сроки ее подготовки.

Прежде всего, войска 1-го Белорусского фронта практически не имели передышки для подготовки к новому наступлению после тяжелой Висло-Одерской операции. Февраль и март ушли на ликвидацию вражеских контрударов из Восточной Померании, где гитлеровское командование сосредоточило крупные силы и бросило их в разрыв, образовавшийся в ходе наступления между 1-м и 2-м Белорусскими фронтами.

Чтобы предотвратить серьезные последствия флангового удара врага по правому крылу нашего фронта, командование вынуждено было ввести в сражение армии второго эшелона и часть сил ударной группировки. Фактически на этом участке действовало более половины всех войск фронта, значительная часть боевой техники и материальных средств, в том числе и тех, что были предназна­чены для Берлинской операции.

Поэтому для решения предстоящих задач фронту нужны были основательные пополнения, как личным составом, так и техникой, боеприпасами, горючим. А это представляло достаточно сложную проблему в условиях растянутости коммуникаций, необходимости восстановить значительную часть железнодорожной колеи и обеспечить скрытность перевозок и, перемещения войск и боевой техники, да еще в сжатые сроки.

Помимо многочисленных и ставших уже привычными забот, ха­рактерных для подготовительного периода, неожиданно пришлось столкнуться с новыми, весьма серьезными, трудностями, которые могли оказать определенное влияние на ход подготовки к операции. Дело в том, что нас начали буквально захлестывать потоки освобожденных из гитлеровских концлагерей военнопленных и граждан, угнанных в фашистскую неволю из оккупированных стран.

Это были сотни тысяч людей разных национальностей, убежде­ний, возрастов. Всех их нужно было разместить, одеть, накормить, транспортировать. Многие нуждались в серьезной медицинской помощи. У нас же не было для всего этого ни специального аппарата, ни свободного транспорта, и рассчитывать приходилось только на внутренние резервы.

И все же для них было сделано все возможное. Несмотря на то, что фронт готовился к проведению ответственнейшей операции, Которая должна была решить исход войны, что на учете была ка­ждая транспортная единица, каждый килограмм продуктов, горючего, каждый грамм медикаментов, Военный совет и все, кому было поручено заботиться о репатриантах, предприняли необходимые меры, чтобы принять и направить в нужное русло этот трудноуправляемый поток беженцев от фашистского рабства.

Еще одной, не менее важной, хотя и не столь неожиданной проблемой была ликвидация подпольных шпионско-диверсионных банд «Вервольф» («Оборотень»), созданных по указанию Гиммлера на немецкой территории, занятой нашими войсками. В Военный пункт стали поступать сведения из ряда населенных пунктов о появлении там отрядов, одетых в форму воинов Красной Армии или войска Польского. Их «визиты» сопровождались разбоем, поджогом домов, насилиями. Среди немецкого населения распространя­лись слухи, что русские «творят жестокую расправу», «кровавую месть», угоняют немцев поголовно «в Сибирь на каторгу» и т. п.

Для ликвидации фашистских банд Военный совет выделил необходимые силы. В операции приняли участие пограничные войска охраны тыла. Большую роль в ликвидации банд сыграли, созданные Военным советом комендатуры. Среди местного населения полит-органы развернули большую разъяснительную работу. Да и сами немцы в большинстве своем вскоре убедились на опыте, что воины Красной Армии и Войска Польского ведут себя гуманно, с достоинством, не издеваются над мирными жителями, помогают им в наведении порядка, в снабжении продовольствием, медикаментами.

Так были решены некоторые из великого множества проблем, сопутствовавших подготовке большого наступления. Я считаю, что эти вопросы не были главными, но всё же и они могли в какой-то степени помешать нормальному ходу подготовки операции.

Главным же, решающим направлением деятельности командования, Военного совета фронта в этот период была непосредственная подготовка к операции: морально-политическая и психологическая подготовка воинов, мобилизация всех внутренних ресурсов, получение пополнений, их распределение и обучение, материально-техническое обеспечение. Словом, все то, что определяет успех будущей наступательной операции, является ее прочной базой.

Нам было известно, что гитлеровское руководство готовилось, защищать Берлин всеми имевшимися у него средствами. Для обороны Берлина был создан специальный штаб. Город опоясали три мощных оборонительных обвода. Столица «третьего рейха» была разбита на девять секторов обороны. Многие ее дома и целые кварталы превращались в узлы сопротивления, усиленные долговременными железобетонными сооружениями

Но чтобы непосредственно штурмовать Берлин, войскам фронта предстояло еще прорвать три полосы обороны, главная из которых, проходившая по западным берегам Одера и Нейсе, состояла из трех позиций и достигала глубины до 10 км. Оборона была насыщена современными инженерными сооружениями, обеспечена плотным артиллерийско-минометным огнем, изобиловала опорными пунктами, подготовленными к круговой обороне и заблаговременно занятыми войсками на всю глубину.

Берлинская группировка противника насчитывала около 1 млн. солдат и офицеров. Она имела свыше 10 тыс. орудий и минометов, около 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий и около 3 млн. фауст-патронов. Здесь было сосредоточено свыше 3300 боевых самолетов.

Сама по себе задача прорыва такой мощной, многополосной, долговременной обороны врага, разгрома крупной противостоящей группировки была достаточно сложной и ответственной. Готовиться операции такого масштаба и значения нужно было весьма длительное время.

На Крымской конференции были приняты согласованные решения безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, о действиях союзных вооруженных сил на ее территории и, в частности, о том, что Берлин входит в зону операций советских войск. Несмотря на это, реакционные правящие круги Англии и США развили бурную закулисную деятельность, направленную на упреждающее овладе­ние столицей «третьего рейха» англо-американскими войсками.

Двойная игра наших западных союзников вызывала у заправил фашистской Германии надежды на раскол антигитлеровской коалиции. Они строили планы своего спасения, рассчитывая путем сепаратного соглашения с правителями Англии и США избежать безоговорочной капитуляции и добиться приемлемого для гитлеровского руководства послевоенного устройства Европы.

О том, что эти надежды не были беспочвенными, убедительно свидетельствуют документы, раскрывающие военно-политическую линию такого трубадура антикоммунизма, как У. Черчилль.

Признавая факт поражения Германии на Востоке и разрушения их военной мощи, британский премьер сделал вывод, что это обстоятельство повлекло за собой «коренные изменения в отношениях между коммунистической Россией и западными демократиями».

В разработанной Черчиллем программе западным державам предлагалось руководствоваться, «во-первых, тем, что Советская Россия стала смертельной опасностью для свободного мира. Во-вторых, тем, что против ее дальнейшего продвижения должен быть создан новый фронт. В-третьих, тем, что этот фронт в Европе должен пролегать как можно дальше на Восток».

Необходимо было не допустить намечавшийся сговор западных союзников с гитлеровцами, цели которого не имели ничего общего с интересами народов Европы и мира, с торжественными обязатель­ствами, взятыми на себя главными державами антигитлеровской коалиции. Германия не должна была вновь возродиться как милитаристское, агрессивное государство, главный оплот империалисти­ческой реакции в Европе.

Верность союзническому долгу, величайшие жертвы и лишения, невиданные стойкость и мужество, проявленные советскими воинами в единоборстве с немецко-фашистскими захватчиками, давали им право и обязывали нанести завершающий удар по фашистскому логову. Для этого Красная Армия располагала всем необходимым. Этого ждали от нее Коммунистическая партия и советский народ.

В такой обстановке Ставкой Верховного Главнокомандования было принято решение ускорить начало операции советских войск по овладению Берлином.

План Берлинской операции советских войск Ставка Верховного Главнокомандования разрабатывала заблаговременно, с учетом соображений Военных советов выделенных для участия в ней фронтов,

29 марта командующий фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков прибыл в Москву, чтобы доложить фронтовой план предстоящей операции. А 1 апреля в Ставке на совещании коман­дующих фронтами был рассмотрен и утвержден общий план Бер­линской операции. Согласно этому плану, войскам 2-го и 1-го Бе­лорусских и 1-го Украинского фронтов, части сил Балтийского флота и Днепровской военной флотилии предстояло в короткий срок подготовить и провести операцию, в ходе которой завершить разгром основных сил врага, овладеть Берлином, принудить фашистскую Германию к безоговорочной капитуляции и тем самым победоносно завершить вторую мировую войну в Европе.

Директивой Ставки 1-му Белорусскому фронту предлагалось 16 апреля нанести главный удар силами четырех общевойсковых и двух танковых армий с кюстринского плацдарма. Предписывалось на шестой день операции овладеть Берлином, а к исходу 12—15 суток выйти на Эльбу. Входившие в ударную группировку общевой­сковые 47-я армия генерала Ф. И. Перхоровича, 3-я ударная генерала В. И. Кузнецова, 5-я ударная генерала Н. Э. Берзарина и 8-я гвардейская генерала В. И. Чуйкова должны были разгромить врага и создать условия для ввода в прорыв танковых армий — 1-й гвардейской генерала М. Е. Катукова и 2-й гвардейской генерала С. И. Богданова. В качестве второго эшелона фронта в ударную группировку были включены 3-я армия генерала А. В. Горбатова и 7-й гвардейский кавалерийский корпус генерала М. П. Константи­нова.

Из районов севернее и южнее Кюстрина наносились два вспо­могательных удара: один — силами 61-й армии генерала П. А. Бе­лова и 1-й армии Войска Польского, возглавляемой генералом С. Г. Поплавским, в общем направлении па Эберсвальде—Зандау; второй — силами 69-й армии генерала В. Я. Колпакчи и 33-й армии генерала В. Д. Цветаева в общем направлении па Фюрстенвальде-Бранденбург. Вместе с 33-й армией действовал 2-й гвардейский кавкорпус генерала В. В. Крюкова. Днепровская флотилия должна была оказать содействие наземным войскам в прорыве обороны, обеспечить переправы и противоминную оборону по Одеру.

То обстоятельство, что оставшиеся до начала наступления сроки его подготовки были сокращены без малого в три раза, поставило немало сложнейших вопросов. Можно ли утроить пропускную способность и без того загруженных до предела железных и шоссейных дорог? Или ускорить в несколько раз производство и доставку за сотни и тысячи километров огромного количества боевой техники, боеприпасов, снаряжения, необходимых для успешных действий наших войск против отборной вражеской группировки? Успеют ли, наконец, войска за такой сжатый срок перегруппироваться, пополниться, усвоить задачи и отработать предстоящие боевые действия, скрытно занять исходные районы и настроиться психологически на последний, решающий штурм цитадели гитлеровского фашизма — Берлина?

В те памятные дни Центральный Комитет Коммунистической партии, Советское правительство, Ставка Верховного Главно­командования приложили поистине титанические усилия, чтобы обеспечить все необходимое для победы. К началу Берлинской операции на трех участвовавших в ней фронтах была сосредоточена огромная сила: свыше 2,5 млн. бойцов и офицеров, около 42 тыс. орудий и минометов, 6250 танков и самоходных орудий, 7500 боевых самолетов, более 3000 установок полевой реактивной артиллерии. Плотность артиллерии (калибром от 76 мм и выше) на участках намеченных прорывов достигала 230—250 стволов на один километр.

Готовности к решительному штурму было подчинено все: пополнение частей и соединений личным составом, обеспечение их оружием, боеприпасами, снаряжением; отработка вопросов взаимодействия частей различных родов войск в маневренном бою, особенно при действиях в большом городе, при форсировании водных преград, в ночных условиях.

Перед командующим 16-й воздушной армией генералом С. И. Руденко была поставлена задача воспрепятствовать полетам вражеских воздушных разведчиков над расположением наших войск, Коммуникациями, пунктами выгрузки прибывающих пополнений. С этой задачей авиаторы в целом справились успешно, что в сочетании с другими мерами маскировки позволило в значительной степени скрыть от противника оперативное построение войск фронта, его силы и средства.

В то же время разведывательные экипажи 16-й воздушной армии достаточно полно вскрыли характер обороны противника, его огневую систему на всю глубину операции, аэродромную сеть и базирующуюся на ней авиацию, группировку тактических и оперативных резервов. Перспективная аэрофотосъемка местности общей площадью около 40 тыс. кв. км в полосе наступления фронта позволила топографическому отделу фронта создать крупномасштабные карты с обозначением вражеских укреплений, инженерных сооружений и огневых средств.

О подготовке Берлинской операции, ее конкретных сроках и задачах знал чрезвычайно узкий круг лиц. Остальные осуществляли свои обычные функции по поддержанию высокой боевой готовности частей и соединений, политическому воспитанию воинов, перефор­мированию, снабжению. И все же не было на фронте бойца, который не чувствовал бы надвигающихся событий, не ощущал вели­чин предстоящей боевой задачи.

Долгим и нелегким путем шел советский солдат... И теперь, на подступах к Берлину, он нетерпеливо ждал приказа на последний рывок, последний штурм. Он верил, знал, что фашистский Берлин, а в месте с ним и война доживают последние дни. Сознание близо­сти победы окрыляло бойцов, придавало им новые силы, вызывало высокий политический подъем.

Советский патриотизм, вера бойцов в дело партии, в торжество её идей особенно ярко и волнующе проявились в канун сражения. В такие минуты каждый воин вспоминает свой жизненный путь, спрашивает себя, с чем пришел он к этому дню, с чем пойдет в бой. И вот в ночь на 16 апреля, в последнюю ночь перед решающим штурмом, свыше 2 тыс. воинов фронта подали заявления о вступлении в партию.

Последней листовкой, полученной войсками в канун начала операции, было обращение Военного совета «К бойцам, сержантам, офицерам и генералам 1-го Белорусского фронта». В нем говори­лось: «Боевые друзья! Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин от имени Родины и всего советского народа приказал войскам нашего фронта разбить противника на ближайших подступах к Берлину, захватить столицу фашистской Германии — Берлин и водрузить над нею знамя победы».

Обращение призывало воинов нанести врагу последний удар, до­бить его и победно закончить войну. Оно напоминало о славном боевом пути войск фронта и заканчивалось призывом: стремительным ударом преодолеть оборонительные рубежи врага и ворваться в Берлин.

Таким образом, решив ряд важнейших проблем, СССР был готов к решающему наступлению на Берлин, и 16 апреля было принято решение к началу штурма.

2. Берлинская операция. Военные действия 16 апреля – 2 мая.

16 апреля 1945 г. в 5 часов по московскому времени (в 3 часа утра по берлинскому) артиллерия 1-го Белорусского фронта открыла огонь по укреплениям врага; на его оборонительные полосы обрушила тяжелые бомбовые удары фронтовая и дальнебомбардировочная авиация.

Перед рассветом при ярком свете прожекторов в атаку двинулись советская пехота и поддерживающие ее танки. В 6 часов 15 минут артиллерия 1-го Украинского фронта начала массированную артиллерийскую подготовку прорыва нейсенского укрепленного рубежа противника. В 6 часов 55 минут совет­ские пехотинцы и артиллеристы при мощной поддержке авиации приступили к форсированию Нейсе. Вдоль всего фронта на протяжении почти 400 км была поставлена дымовая завеса, скрывшая от противника уча­стки переправ. Через реку наводились мосты для артиллерии и танков. На лодках, по штурмовым мостикам и вброд войска переправились на западный берег, захватили на нем плацдармы и повели наступление ко второй оборонительной полосе. Атакующие двигались через затопленные паводком поймы рек, по лесам, охваченным пожарами. Противник, используя выгоды местности, упорно оборонялся, особенно на дорогах, в межозерных дефиле. Используя успех пехоты, маршал И. С. Конев ввел в прорыв 3-ю и 4-ю танковые армии. К исходу первого дня боев ударная группировка фронта достигла второй полосы обороны противника. Здесь были сосре­доточены его три танковые дивизии.

К полудню атакующие войска подошли ко второй позиции обороны, проходившей по Зееловским высотам. Здесь наступление задержалось.

Зееловские высоты господствуют над лежащей к востоку местностью;

с них далеко просматривались боевые порядки наступающих войск, что позволяло обороняющимся вести прицельный огонь. Считая зееловский рубеж важнейшим на подступах к Берлину, немецко-фашистское командование создало здесь мощную систему огня из противотанковых, противовоздушных батарей, разместив по 200 орудий на 1 км фронта. Крутые высоты были трудно доступны пехоте и особенно танкам; обо­рона усиливалась минными полями, колючей проволокой, противотанковыми эскарпами и рвами.

Чтобы ускорить прорыв, маршал Г. К. Жуков ввел в сражение 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии. Весь день 16 апреля стрелковые и танковые корпуса штурмовали зееловский рубеж; было приказано про­должать атаки ночью.

По приказу Гитлера к Зееловским высотам из Берлина были брошены резервы, что еще больше затруднило прорыв. Я думаю, что уничтожение этих резервов облегчило советским войскам штурм самого Берлина, так как встреча с этими войсками была неизбежна.

Ночь на 17 апреля и весь следующий день велись ожесточенные бои на второй оборонительной полосе, и лишь к исходу суток она была про­рвана на участке в 20 км по фронту. Через эту брешь к третьей полосе обороны на Шпрее устремились 3-я и 4-я гвардейские танковые армии генералов П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко. Туда же немецкое командование отводило свои части со 2-й и 1-й оборонительных полос и подводило с запада свои резервы.

Ставка Верховного Главнокомандования, озабоченная задержкой на­ступления 1-го Белорусского фронта, отдала директивы 1-му Украин­скому фронту перейти в наступление танковыми армиями на Берлин с юга, а 2-му Белорусскому — обойти его с севера.

1-й Украинский фронт был уже готов к наступлению на Берлин.

Чтобы не дать противнику возможности укрепиться, войска 1-го Украинского фронта в ночь на 18 апреля форсировали Шпрее, захватили плацдармы на ее западном берегу. Бои на следующий день отличались особенным ожесточением: противник непрерывно контратаковал танками и пехотой; в их отражении большую роль сыграла авиация 1-го Украинского фронта, особенно летчики под командованием полковника А. И. Покрышкина.

К ночи 18 апреля оборона противника была прорвана полностью, и танковые армии 1-го Украинского фронта вышли на оперативный простор.

Итак, 1 этап Берлинской операции для Красной Армии завершился удачно. Войска прорвали оборону одерско-нейсенского рубежа, а также успешно прошли Зееловские высоты.

19 апреля начался второй этап Берлинской операции с целью оккупировать и расчленить войска противника.

Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования, мар­шал И. С. Конев отдал приказ 3-й и 4-й танковым армиям повернуть с западного направления на север, северо-запад и стремительно насту­пать к южной и юго-западной окраинам Берлина.

2-й Белорусский фронт не мог своевременно выполнить директиву Ставки о наступлении на Берлин с севера, так как его войска совершали перегруппировки (некоторые соединения должны были переместиться на 300 км), и только 18 апреля они начали наступление с форсирования восточного рукава Одера (Ост-Одер).

Наступление проходило в крайне трудных условиях. Территория между Ост-Одером и западным рукавом Одера (Вест-Одер) шириной 4—6 км была залита водой. Движение через нее совершалось по дамбам, но они были под непрерывным огнем противника, упорно им обороня­лись. Танки по такой местности не могли наступать; тяжелая артилле­рия не могла двигаться, она оставалась на восточном берегу Ост-Одера, и ее огонь издалека по укреплениям и огневым точкам западнее Вест-Одера был недостаточно эффективен. Авиация не могла заменить пол­ностью танки и артиллерию, тем более что туманы, наплывавшие с Бал­тики, ограничивали ее полеты.

В этих труднейших условиях 65-я армия генерала П. И. Батова фор­сировала Ост-Одер, преодолела междуречье, форсировала Вест-Одер и закрепилась на его западном берегу. Расширяя зону наступления, войска 2-го Белорусского фронта сковали 3-ю танковую армию противника и к 20 апреля взломали ее оборону.

С развитием наступления 1-м Белорусским и 1-м Украинским фрон­тами Ставка отменила директиву 2-му Белорусскому фронту о наступле­нии на Берлин с севера. 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты, преодолев к 19 апреля укрепленные рубежи на путях к Берлину, про­должали решительное наступление к его окраинам.

47-я, 3-я ударная и 2-я гвардейская армии устремились к внешнему укрепленному обводу фашистской столицы с севера и северо-запада, а 5-я ударная — с северо-востока.

Танковым корпусам 2-й гвардейской танковой армии удалось, про­бив бреши в обороне, получить большую свободу маневра и обеспечить темп продвижения правого крыла фронта.

С тяжелыми боями на центральном участке, наиболее насыщенном противотанковыми препятствиями, огневыми средствами, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии приближались к юго-восточной части обвода.

Впервые, 22 апреля, советская артиллерия обрушила первые снаряды по центру города. Армии 1-го Белорусского фронта охватили фашистскую столицу с севера, северо-запада, востока и юго-востока.
По приказу командующего фронтом маршала Г. К. Жукова был ускорен маневр на окружение Берлина. 2-я гвардейская танковая и 47-я армии получили задачу, наступая на Шпандау и Потсдам, перерезать коммуникации берлинского гарнизона, ведущие на запад; от 69-й и 33-й армий и вступившей в сражение 3-й армии требовалось усилить натиск и отсечь от Берлина франкфуртско-губенскую группировку; ускоренное наступление 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий вело к расчленению противника и образованию внутреннего кольца окружения.

Если ударной группировке 1-го Белорусского фронта приходилось шаг за шагом прорывать плотную оборону противника, то ударная груп­пировка 1-го Украинского фронта действовала в иных, но по-своему также трудных и сложных условиях.

Прорвав оборону противника на реках Нейсе и Шпрее, 3-я и 4-я танковые армии стремительно двинулись с юга на Берлин по оператив­ным тылам франкфуртско-губенской группировки, оборонявшейся фрон­том на восток.

На флангах прорыва у Котбуса и Шпремберга остались войска про­тивника, угрожавшие коммуникациям 3-й и 4-й танковых армий. Доста­точно было части франкфуртско-губенской группировки двинуться на запад, чтобы тылы танкистов оказались под ударом; это было тем более опасно, что назрела угроза и с запада, откуда приближалась 12-я немец­кая армия генерала Венка, снятая по приказу Гитлера с Западного фронта.

И все же командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. С. Конев требовал от командармов П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко безостано­вочного наступления на север, северо-запад к Берлину. Туда же вслед за танковыми соединениями, обеспечивая их тылы и закрепляя успех, были двинуты дивизии 28-й армии генерала А. А. Лучинского, прибывшей из резерва Ставки. Одновременно 3-я гвардейская армия генерала В. Н. Гордова, 5-я гвардейская армия генерала А. С. Жадова и авиация фронта громили противника у Котбуса и Шпремберга, лишая его воз­можностей угрожать тылам и флангам наших войск.

20 апреля соединения 3-й гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко прорвались к г. Цоссен — в 30 км южнее Берлина. Здесь располагался генеральный штаб сухопутных войск Германии (ОКХ);

отсюда он управлял армиями на советско-германском фронте; здесь воз­никли авантюрные идеи наступления танковыми войсками без оглядки на их фланги и тыл; и сюда, в мозг гитлеровского командования, нанесли удар советские танкисты.

Немецкие генштабисты бежали в Берлин, но спасения от катастрофы уже не было. 3-я гвардейская танковая армия ворвалась 22 апреля в южную часть столицы, а с юго-запада ее отрезали соединения 4-й тан­ковой армии, завязавшей бои за Потсдам.

24 апреля войска 1-й гвардейской танковой и 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта соединились с поисками 3-й гвардейской танковой и 28-й армий 1-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения и юго-восточной части Берлина и отрезав от него франкфуртско-губенскую группировку.

25 апреля войска 2-й гвардейской танковой и 47-й армий 1-го Бело­русского фронта соединились с войсками 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта в юго-западной части Берлина, завершили окружение столицы фашистского рейха.

В те же дни 3-я гвардейская, 28-я и часть сил 3-й гвардейской тан­ковой армии 1-го Украинского фронта атаковали тыл и южный фланг франкфуртско-губенской группировки с запада и юго-запада, а 3-я, 69-я и 33-я армии 1-го Белорусского фронта усилили натиск с востока и северо-востока. Главные силы 9-й полевой и 4-й танковой армий против­ника были окружены.

Фронт групп армий «Висла» и «Центр» был расколот; 200-тысячная группировка была окружена в Берлине и такая же по численности — в лесах юго-восточнее столицы гитлеровской «империи».

Гитлер все еще предпринимал отчаянные попытки с целью избежать катастрофы. По его приказу фельдмаршал Кейтель вылетел из Берлина, чтобы ускорить наступление 12-й армии генерала Венка с запада на восток, соединить ее с 9-й армией, разгромить правофланговые соединения 1-го Украинского фронта и деблокировать Берлин.

Южнее Берлина возникла весьма сложная обстановка. Часть сил 9-й гитлеровской армии, отражая атаки войск 1-го Белорусского фронта с востока, повернула на запад навстречу 12-й армии.

4-я гвардейская танковая армия отражала яростные атаки 12-й армии противника с запада и одновременно штурмовала юго-западные кварталы Берлина; 3-я гвардейская танковая армия штурмовала его южные кварталы и одновременно отбивала атаки 9-й армии; 28-я армия сражалась на улицах Берлина фронтом на север и наступала на восток навстречу войскам 1-го Белорусского фронта.

Противник нанес сильный контрудар у Герлица по левому флангу 1-го Украинского фронта, но этот удар был отражен 52-й армией и 2-й армией Войска Польского.

5-я гвардейская армия генерала А. С. Жадова, наступая на запад, прорвалась к Эльбе и 25 апреля соединилась у Торгау с передовыми ча­стями американской армии. Это означало, что Германия рассечена у Дрездена насквозь с востока на запад; все гитлеровские войска, дей­ствовавшие в центральной и северной ее частях, были отрезаны от войск, находившихся в южной части Европы.

Войска 2-го Белорусского фронта к 26 апреля овладели городом и портом на Балтийском море Штеттином, заняли города Гартц, Пенкув, Шведт и, громя 3-ю танковую армию противника, продвигались на запад.

Разгром групп армий Висла и Центр предопределил катастрофу всей гитлеровской армии и падение Берлина. Но враг еще не сдавался. С 21 апреля, когда советские войска ворвались на улицы Берлина, и до 2 мая, когда сокрушена была его оборона в центре, 11 суток и днем и ночью шел штурм. В этом штурме участвовало большое количество сухопутных войск, поддерживавшихся крупными силами авиации и Днепровской военной флотилией.

Силы противника также все еще были велики. В город отошли ча­сти с одерского рубежа, и в боевые порядки было поставлено 32 тыс. по­лицейских. В Берлине образовался 300-тысячный гарнизон. Он еще располагал 3 тыс. орудий, 250 танками, на его стороне были преимущества обороны в городе, где каждый дом может быть крепостью, а на­ступающие должны брать с бою каждый дом, каждую улицу, каждый квартал, каждый мост на каналах и Шпрее.

Враг был коварен и ожесточен. Он преграждал пути наступающим минированными баррикадами, обстреливал их со всех этажей, с крыш, из подвалов, использовал дворы для нападения с тыла на атакующих, поджигал дома и блокировал входы и выходы с улиц.

Чем ближе к центру города, к последнему, 9-му сектору обороны, где находились рейхсканцелярия Гитлера и рейхстаг, тем ожесточеннее становилось сопротивление гитлеровцев. Здесь расположились отряды СС; сюда стекались отъявленные фашисты, знавшие, что им придется отве­чать за совершенные преступления: сюда из Гамбурга были перебро­шены самолетами специальные отряды моряков. Этот район обороняли кадровые войска, среди них 56-й танковый корпус, командир которого генерал Вейдлинг был назначен начальником обороны Берлина.

Гитлер приказывал сражаться до последнего солдата; отступление каралось немедленным расстрелом; по радио распространялись приказы, требовавшие казни клевретов фюрера, бежавших, подобно крысам с то­нущего корабля, на запад. Сам Гитлер рассчитывал перебраться в Ба­варию, образовать на юге Европы, где еще уцелела миллионная груп­пировка немецких войск, «Альпийскую крепость» и отсидеться в ней пока русские не столкнутся с англо-американцами.
После 28 апреля борьба в Берлине продолжалась с неослабевающей силой. Гитлеровцы дрались с отчаянием обреченных. 29 апреля части 3-й ударной армии вплотную подошли к рейхстагу и завязали бои за него. Гарнизон рейхстага насчитывал до 1 тыс. солдат и офицеров, но он продолжал непрерывно усиливаться. На его вооружении находилось большое количество пулеметов и фаустпатронов. Имелись и артиллерийские орудия. Вокруг здания были отрыты глубокие рвы, устроены различные заграждения, оборудованы пулеметные и артиллерийские огневые точки. В ожесточенных боях 28—29 апреля советские войска на некоторых участках прорвали оборону центрального сектора. С севера на него вела наступление 3-я ударная армия; с востока и юго-востока наступали 5-я ударная, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии; с юга продвигались 3-я гвардейская танковая армия и 128-й стрелковый корпус генерал-майора П. Ф. Батицкого (будущий Маршал Советского Союза) 28-й армии; с юго-запада – соединения 4-й гвардейской танковой армии; с запада и северо-запада – 47-я и 2-я гвардейская танковая армии. Никакой надежды вырваться из этого железного кольца у врага не было, но он продолжал свое безнадежное сопротивление.

Правофланговый 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии, овладев районом Моабит, подошел к реке Шпрее у моста имени Мольтке, через который открывался кратчайший путь к рейхстагу. В ночь на 29 апреля этот мост внезапной атакой захватили первый батальон (командир — капитан С. А. Неустроев) 756-го полка 150-й стрелковой дивизии и первый батальон (командир — старший лейтенант К. Я. Самсонов) 380-го полка 171-й стрелковой дивизии. Спустя некоторое время на левый берег Шпрее были переброшены остальные подразделения этих полков, 525-й полк 171-й дивизии, орудия сопровождения, танки и фугасные огнеметы. Вскоре наступавшие части находились уже в 300—500 м от рейхстага. Но с ходу овладеть этим массивным зданием они не смогли. Одновременно части 79-го стрелкового корпуса к 4 часам утра 30 апреля овладели не менее важным зданием министерства внутренних дел.
Бои за рейхстаг начались рано утром 30 апреля и сразу же приняли крайне ожесточенный характер. Только к вечеру после неоднократных атак 150-й (генерал-майор В. М. Шатилов) и 171-й (полковник А. И. Негода) стрелковых дивизий воины 756, 674 и 380-го стрелковых полков, которыми командовали соответственно полковник Ф. М. Зинченко, подполковник А. Д. Плеходанов и начальник штаба полка майор В. Д. Шаталин, ворвались в здание рейхстага. Неувядаемой славой покрыли себя солдаты и офицеры особо отличившихся при взятии германского парламента батальонов, которыми командовали капитаны С. А. Неустроев и В. И. Давыдов, старший лейтенант К. Я. Самсонов, а также отдельных групп майора М. М. Бондаря, капитана В. Н. Макова и другие. Вместе со стрелковыми подразделениями рейхстаг штурмовали танкисты 23-й танковой бригады (полковник С. В. Кузнецов). Прославили свои имена командиры танковых батальонов майор И. Л. Ярцев и капитан С. В. Красовский, командир танковой роты старший лейтенант П. Е. Нуждин, командир танкового взвода лейтенант А. К. Романов, командир танка старший лейтенант А. Г. Гаганов, механики-водители старший сержант П. Е. Лавров и старшина И. Н. Клетнай, наводчик орудия старший сержант М. Г. Лукьянов и многие другие.

Под массированными ударами советской авиации и тяжелой артил­лерии обваливались дома; рушился и пылал Берлин, содрогался бето­нированный бункер фюрера; снаряды стали рваться на территории его рейхсканцелярии. Советские саперы пробивали бреши в каменных стенах домов, открывали путь автоматчикам, танки неотвратимо проходили сквозь завесы пуль и осколков снарядов к центру. Неумолимо сжима­лось смертельное кольцо вокруг каменного логова врага. Спасения не было, и, страшась кары народов, 30 апреля Гитлер покончил с собой. Этот факт, естественно, указал на бесповоротность происходящих событий.

Гитлеровцы оказывали отчаянное сопротивление. На лестницах и в коридорах то и дело завязывались рукопашные схватки. Штурмующие подразделения шаг за шагом, комнату за комнатой, этаж за этажом очищали здание рейхстага от врага. Бои продолжались всю ночь. Весь путь советских воинов от главного входа в рейхстаг и до крыши был отмечен красными флагами и флажками. Группа добровольцев во главе с капитаном В. Н. Маковым, прокладывая себе путь огнем из автоматов и гранатами, достигла крыши здания и водрузила там красный флаг. В ночь на 1 мая на фронтоне рейхстага, у скульптурной группы, было водружено знамя, врученное 756-му стрелковому полку военным советом 3-й ударной армии. Эту задачу выполнили полковые разведчики М. А. Егоров и М. В. Кантария во главе с заместителем командира батальона по политчасти лейтенантом А. П. Берестом и под прикрытием автоматчиков роты И. Я. Сьянова. Позднее это знамя было перенесено на купол рейхстага. Это Знамя Победы символически воплотило в себе все многочисленные флаги и флажки, которые в ходе ожесточенных боев были водружены советскими воинами над поверженным рейхстагом. Это был триумф одержанной победы, триумф мужества и героизма советских воинов, величия подвига советских Вооруженных сил и всего советского народа.

Бои в рейхстаге продолжались весь день 1 мая и ночь на 2 мая. Отдельные разрозненные группы гитлеровцев, засевшие в подвальных помещениях, капитулировали лишь утром 2 мая. В боях за рейхстаг противник потерял убитыми и ранеными более 2 тыс. солдат и офицеров. Советские войска захватили в плен свыше 2,6 тыс. гитлеровцев, а также в качестве трофеев 1,8 тыс. винтовок и автоматов, 59 артиллерийских орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

В тот же день в штаб 8-й гвардейской армии генерала В. И. Чуй­кова явился начальник генерального штаба немецко-фашистской армии генерал Кребс. Он принес известие о самоубийстве Гитлера и письмен­ное предложение, подписанное Геббельсом и Борманом, вступить в пе­реговоры. За этим скрывалась попытка обреченных выиграть время, спасти свои жизни, сохранить назначенное Гитлером правительство Германии, выторговать у победителей выгодные условия.

В ответ из Москвы последовало требование полной и безоговорочной капитуляции. Оно было отклонено, и бои возобновились с новой силой.

Таким образом, по окончании 2 этапа стало ясно, что Берлин отстоять немцам не удастся –– его взятие советскими войсками представляется лишь делом времени. Победа СССР близилась с неумолимой быстротой.

3.Окончательное взятие Берлина. Итоги операции.

В ночь на 2 мая командующий обороной Берлина генерал артиллерии Г. Вейдлинг заявил советскому командованию о капитуляции 56-го танкового корпуса, подчиненного непосредственно ему. В 6 часов утра, перейдя в полосе 8-й гвардейской армии линию фронта, он сдался в плен. По предложению советского командования, Вейдлинг подписал приказ берлинскому гарнизону прекратить сопротивление и сложить оружие. В связи с тем, что управление немецкими войсками в Берлине было парализовано, приказ Вейдлинга не удалось быстро довести до всех частей и соединений гарнизона. Поэтому боевые действия утром 2 мая продолжались. Лишь после объявления приказа по радио началась капитуляция немецких войск. К 15 часам противник в Берлине полностью прекратил сопротивление. Только в этот день в городе сдались в плен 135 тыс. человек.

Берлин пал. Вереницы пленных во главе с когда-то чванливыми офицерами и генералами уныло двигались по улицам поверженной столицы. Поход вермахта на Восток закончился не парадом в Москве, о чем когда-то на весь мир кричали нацисты, а полным разгромом.
С 3 по 8 мая войска 1-го Белорусского фронта, уничтожая отдельные группы противника, выходили к Эльбе. С окончанием боевых действий в Берлине войска правого крыла 1-го Украинского фронта приступили к перегруппировке на пражское направление для выполнения задачи по завершению освобождения Чехословакии. В период штурма Берлина войска 2-го Белорусского фронта развивали успешное наступление в Западной Померании и Мекленбурге. 2 мая они достигли побережья Балтийского моря, а на следующий день вышли на рубеж Висмар, Шверин, река Эльба, где встретились со 2-й английской армией. Наступательная операция фронта закончилась освобождением островов Волин, Узедом и Рюген. Еще на завершающем этапе операции войска фронта вступили в оперативно-тактическое взаимодействие с Балтийским флотом. Авиация флота оказывала эффективную поддержку его соединениям, наступавшим на приморском направлении, особенно в боях за военно-морскую базу Свинемюнде. Высаженный на датский остров Борнхольм морской десант разоружил и пленил находившийся там немецкий гарнизон.

Разгром Красной Армией берлинской группировки врага и взятие Берлина явились завершающим актом в борьбе против фашистской Германии. С падением Берлина она потеряла всякую возможность ведения организованной вооруженной борьбы и вскоре капитулировала.
В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных, 12 танковых, 11 моторизованных дивизий и большую часть авиации вермахта. Было взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено до 11 тыс. орудий и минометов, более 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий, а также 4,5 тыс. самолетов.

Берлинская операция – одна из крупнейших операций второй мировой войны. С обеих сторон в ней участвовало 3,5 млн. человек, 52 тыс. орудий и минометов, около 8 тыс. танков и САУ, 11 тыс. самолетов. Она отличалась исключительно высокой напряженностью борьбы. О степени ожесточенности боев свидетельствуют и большие потери наших войск. За время операции войска трех фронтов потеряли свыше 352 тыс. человек (из них свыше 78 тыс. составили безвозвратные потери). Наибольшие потери понес 1-й Белорусский фронт. Они составили около 180 тыс. человек (в том числе безвозвратные потери – около 38 тыс.). 1-я и 2-я армии Войска Польского, насчитывавшие в общей сложности около 156 тыс. человек, потеряли в ходе Берлинской операции около 9 тыс. человек (в том числе около 3 тыс. – безвозвратные потери). Одна польская дивизия (12,5 тыс. человек) участвовала в штурме Берлина. Большими были потери фронтов и в боевой технике: более 2,1 тыс. орудий и минометов, 2 тыс. танков и САУ.
Как и в предыдущих сражениях, в Берлинской операции советские воины проявили высокое боевое мастерство, мужество и массовый героизм. Родина достойным образом отметила ратный подвиг героев последней битвы Великой Отечественной войны. Только на 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах орденами и медалями были награждены 1 млн. 141 тыс. воинов. Более 600 человек удостоены звания Героя Советского Союза, 23 — награждены второй медалью «Золотая Звезда», в том числе Маршалы Советского Союза И. С. Конев и К. К. Рокоссовский, а Маршал Советского Союза Г. К. Жуков стал трижды Героем Советского Союза. 187 частей и соединений получили почетное наименование Берлинских. В честь исторической победы была учреждена медаль «За взятие Берлина».

Берлинская операция внесла значительный вклад в теорию и практику советского военного искусства. Она была подготовлена и проведена на основе всестороннего учета и творческого использования накопленного в ходе войны богатейшего боевого опыта. Убедительным свидетельством превосходства советского военного искусства над искусством немецко-фашистской армии служат результаты битвы за Берлин. Подготовленная в кратчайшие сроки и в исключительно сложных условиях Берлинская операция завершилась полным разгромом и уничтожением мощной группировки врага в невиданно короткий срок – всего за 17 дней. Отмечая эту особенность, Маршал Советского Союза А. М. Василевский много лет спустя писал: «Темпы подготовки и осуществления завершающих операций свидетельствуют о том, что советская военная экономика и Вооруженные Силы достигли в 1945 году такого уровня, который и позволил сделать то, что ранее показалось бы чудом».
Заключение.
Прочитав и проанализировав материал из дополнительной литературы по выбранной мною теме, я считаю, что достаточно высоко поднял уровень знаний в этой области. Тонкости, о которых я узнал за время работы, очень помогли мне разобраться в проблематике данной темы. Теперь я осведомлен всеми основными событиями Берлинской операции и считаю, что полностью достиг поставленной цели.

Приложения

Берлинская операция 16 апреля – 8мая 1945 года


Командующие фронтами на заключительном этапе войны.
встреча после победы: Монтгомери, Эйзенхауэр, Жуков, Делатр де Тассиньи


М. А. Егоров и М. В. Кантария у знамени победы над рейхстагом.


Надпись на стене в Берлине.



Берлин. Во время боя. Май 1945 года.



Автограф победителя.



Берлин взят!

Список использованной литературы:


  1. Вознесенский В. Д. «9 мая 1945 года», Москва, издательство «Наука», 1970;

  2. Самсонов А. М. «Советский Союз в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945», Москва, издательство «Наука», 1977;

  3. Ржешевский О. А., Жигунов Е. К. «Великая Отечественная война, 1941 – 1945. События. Люди. Документы: краткий исторический справочник», ПОЛИТИЗДАТ, 1990;

4. Устинов Д. Ф. «История Второй Мировой Войны 1939–45». М.: 1979;

5. Боков Ф. Е. «Весна победы», М.: Мысль, 1985.

6. Интернет: http://vip.lenta.ru/topic/victory/berlin.htm

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа icon###ice#book#reader#professional#header#start###
Это были люди со сложными судьбами, подчас противоречивыми характерами. Но они имели одну великую цель защиту Родины. Вместе с ними...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа icon"Электронный архив погибших или пропавших без вести в Великую Отечественную...
Тема "Электронный архив погибших или пропавших без вести в Великую Отечественную Войну, Поиск невернувшихс" обновлена

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconИсторию и память не растоптать
«Два взгляда на Великую Отечественную войну» – круглый стол под таким названием по предложению городской организации Партии регионов...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconСписки иссерзона №1, 2, 3, 4 воинов, призванных на Великую Отечественную...
Нумерация приведена согласно книге И. Мирной «Отцы и дети Сталинграда», изд дом «Наша Родина», Иваново, 2010

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconСписок иссерзона – 3 Список воинов, призванных на Великую Отечественную...
...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconВеликая Отечественная 1941-1945
Великой Отечественной войне 1941-1945гг читатель сможет познакомиться с уникальными архивными материалами: оперативными сводками...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconВеликая Отечественная война 1941-1945гг
«Целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconОб утверждении Программы увековечения памяти о событиях и жертвах...
Законов Украины «Об увековечивании Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» от 20. 05. 2000 №1684-111, «Об охране культурного...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconНові надходження
Великой Отечественной войне 1941-1945гг читатель сможет познакомиться с уникальными архивными материалами: оперативными сводками...

Великую Отечественную войну 1941-1945гг можно разделить на 3 этапа iconКогда же мы, наконец, узнаем реальное число погибших в Великую Отечественную?
«Никто не забыт и ничто не забыто», – ежегодно в День Победы заверяют народ высокие должностные лица. Это неправда! Забыты миллионы...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<