Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека




Скачать 335.64 Kb.
НазваниеРеферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека
Дата публикации26.12.2013
Размер335.64 Kb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Военное дело > Реферат
Реферат скачан с сайта allreferat.wow.ua


Великая Отечественная война в произведениях писателей ХХ века

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ХХвека Выполнил: ученик: 11 класса Колесников Игорь Игоревич Проверила: Сурабянц Римма Григорьевна С. Георгиевское 2005 год План: 1. Вступление. 2. Памятник русскому солдату в поэме «Василий Тёркин». 3. «Молодая гвардия» А.Фадеева. 4. «Сашка» В.Кондратьева. 5. Тема войны в произведениях В. Быкова. 6. «Горячий снег» Ю.Бондарева. 7. Заключение.Война – жесточе нету слова, Война – печальней нету слова, Война – святее нету слова. В тоске и славе этих лет, И на устах у нас иного Ещё не может быть и нет. / А. Твардовский/ Во все времена бессмертной Земли помните! к мерцающим звёздам ведя корабли, - о погибших помните! встречайте трепетную весну, люди земли. убейте войну, прокляните войну, Люди земли! /Р. Рождественский/Тема моего реферата выбрана не случайно. В 2005 году исполняется 60 лет содня Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В своёмреферате я хочу рассказать о подвигах советских писателей, которые онисовершали наровне с обычными солдатами, не жалевшими пота и крови радиспасения страны от фашистской угрозы…… Давно отгремела Великая Отечественная война. Уже выросли поколения,знающие о ней по рассказам ветеранов, книгам, кинофильмам. Поутихла сгодами боль утрат, зарубцевались раны. Давно отстроено, восстановленоразрушенное войной. Но почему наши писатели, поэты обращались и обращаютсяк тем давним дням? Может быть, память сердца не даёт им покоя… Война по –прежнему живёт в памяти нашего народа, а не только в художественнойлитературе. Военная тема поднимает коренные вопросы человеческого бытия.Главным героем военной прозы становится рядовой участник войны, еёнезаметный труженик. Этот герой был молод, не любил рассуждать о героизме,но честно выполнял свои воинские обязанности и оказывался способным наподвиг не на словах, а на деле. Мне нравятся повести и романы Юрия Бондарева: «Последние залпы»,«Батальоны просят огня», «Горячий снег».Читая эти книги, понимаешь, как иво имя чего выстоял человек, каков запас его нравственной прочности, какимбыл духовный мир сражающегося народа. Капитан Новиков (в повести «Последние залпы») попал на фронт с первогокурса института. Он рано узнал нелёгкую правду войны и поэтому ненавидиткрасивые, живо – бодрые слова. Он не будет приукрашивать обстановку, еслипредстоит трудный бой. Не станет утешать умирающего солдата, а скажеттолько: «Я тебя не забуду». Новиков, не колеблясь, пошлёт трусливого бойцана самый опасный участок. « Он часто не признавал ничего нарочито ласкового, - пишет о нём Ю.Бондарев, - был слишком молод и слишком много видел недоброго на войне,человеческих страданий, отпущенных судьбой его поколению… Всё, что моглобыть прекрасным в мирной человеческой жизни, - он оставлял на после войны,на будущее». Этот человек не выделялся ничем среди других. Да и ситуация, в которойизображён герой, хотя и драматична, но в тоже время и обычна для военныхусловий. Но, раскрывая внутренний мир Новикова, автор показывает, какаяогромная нравственная сила требуется на вой не человеку, чтобы просточестно выполнить свой долг, чтобы не испугаться смерти, чтобы выстоятьперед подлостью и шкурничеством другого. Подвигом был каждый час жизниэтого человека, потому что он проходил бок о бок с постояннойнеобходимостью жертвовать собой. Конечно же, главным героем военной литературы всегда был народ ичеловек из народа. В первые послевоенные годы писатели, как мне кажется,отдавали предпочтение «легендарным» героям, ярким, сильным, необыкновеннымличностям. Это герои А. Фадеева («Молодая гвардия»), Б. Полевого(«Повесть онастоящем человеке»), Э. Казакевича(«Звезда») и другие. Герои этих книгнаходятся в острых, порой невероятных ситуациях, когда требуется отчеловека огромная отвага, особая выдержка или полководческая прозорливость. Я верю таким писателям, которые сами были фронтовиками или военнымикорреспондентами: К. Симонову, М. Шолохову, Г. Бакланову, В. Быкову, А.Твардовскому, Б. Васильеву, К. Воробьёву, В. Кондратьеву. Они личноубедились, что перед угрозой смерти люди ведут себя по – разному. Однимужественно, смело, поражая выдержкой и высоким чувством товарищества.Другие оказываются трусами, приспособленцами. В трудную минуту резкоотделяется добро от зла, чистота от подлости, героизм от предательства. Слюдей слетают все их красивые одёжки, и они предстают такими, каковы насамом деле. «В этой войне мы не только победили фашизм и отстояли будущеечеловечества, - пишет Василь Быков.- В ней мы ещё осознали свою силу ипоняли, на что сами способны…. В1945 году миру стало понятно: в советскомнароде живёт титан, с которым нельзя не считаться и невозможно до концазнать, на что этот народ способен». В большинстве своих рассказов и повестей В. Быков ставит действующих лицв такие обстоятельства, когда они один на один остаются со своей совестью.Может статься так, что никто и не узнает о том, как они вели себя в труднуюминуту, в «минуту, страшнее которой уже не будет». Никто не заставляет Витьку Свиста («Журавлиный крик») бросаться подфашистский танк. А юный необстрелянный Глечик имеет полную возможностьпоследовать примеру ловкого и хитрого Овсеева и попытаться спастись. Но обаони предпочитают погибнуть, чем ценой предательства получить право нажизнь. Человек сам несёт ответственность за своё поведение, и высший суд – этосуд его собственной совести. «Никто не тиранит человека больше, чем он самсебя», - говорит герой «Третьей ракеты» Лукьянов.Современная литература о войне в произведениях лучших писателей Россииобращалась к наиболее тяжёлым периодам в ходе Великой Отечественной, ккритическим моментам в судьбах героев, выявляла гуманистическую природувоюющего солдата. В повести В. Кондратьева «Сашка» развёрнута психологическая картинафронтовых будней под Ржевом. С осени 1941 года по март 1943 года здесьвелись ожесточённые бои с группой немецких армий «Центр». Памятью этихизнуряющих, затяжных боёв подсказано А.Твардовскому одно из самых горькихвоенных стихотворений «Я убит подо Ржевом …» Фронт горел, не стихая, Как на теле рубец. Я убит и не знаю Наш ли Ржев наконец? … Летом, в сорок втором, Я зарыт без могилы. Всем, что было потом, Смерть меня обделила.От «я» рассказ переходит к солдатскому «мы»: … Что недаром боролись Мы за родину-мать, Пусть не слышен наш голос, Вы должны его знать.Двадцатилетний Сашка воюет под Ржевом. Остался ли он в живых, как далекопрошёл дорогами войны, чем отличился, мы так и не узнали. Сашка переживалсвою первую любовь к медсестре, приводил своего первого пленного,отправлялся на нейтральную полосу за валенками для командира, которыеприсмотрел ещё в бою «местного значения»на мёртвом немце. В грязи, холоде и голоде, в дни, когда мало кто из стоявших на одномрубеже с ним мечтал или надеялся дожить до победы, Сашка по совести решаетпоставленные перед ним жизнью нравственные проблемы и выходит из испытанийвозмужавшим и духовно окрепшим. После чтения таких произведений невольно задумываешься вновь о характересоветского воина, о поведении его на войне. И, конечно, вспоминаетсяпрекрасно выписанный, жизненно и художественно достоверный образ АндреяКняжко из романа Ю. Бондарева «Берег». Майские дни 1945 года, мир празднуетпобеду над гитлеровской Германией. Перед оставшимися в живых открылись путив ту жизнь, о которой они мечтали четыре суровых, кровавых года. В те днирадость жизни, счастье жить в условиях мира ощущалась с особой силой, амысль о смерти казалась невероятной. И вдруг так неожиданна, нелепа средитишины внезапная атака фашистских самоходок. Снова бой, снова жертвы.Андрей Княжко идёт на смерть(по другому и не скажешь!), желая предотвратитьдальнейшее кровопролитие. Он хочет спасти перепуганных и жалких немецкихюнцов из «Вервольфа», засевших в здании лесничества: «Выстрелов не было.Воющие крики людей не затихали в лесничестве. Княжко, невысокий, узкий вталии, спокойный с виду, сам теперь похожий на мальчика, шёл по поляне,размеренно и гибко ступал сапожками по траве, размахивая носовым платком» В поединке благородства и человеколюбия, живым олицетворением котороговыступает русский лейтенант, с человеконенавистничеством, воплощённым вкомандире «Вервольфа» - рыжем эсэсовце, побеждает Княжко. Автор таквеликолепно описывает этого героя, его внешность, подтянутость, что каждыйраз при появлении его во взводе рождалось ощущение чего – то хрупкого,сверкающего, «как узкий лучик на зелёной воде». И этот лучик, короткая ипрекрасная жизнь погибшего лейтенанта, светит из далёкого прошлого людямнашего поколения. Роман «Берег» проникнут нравственной атмосферой добра,которое несла немецкому народу наша армия.Война не забываема в сердце солдата, но не просто как воспоминание, пусть итрагически – возвышенное, но как память, как живой долг настоящего ибудущего перед прошлым, как» окрыляющий подвиг войны». Священная земля отцов – наше великое Отечество, обильно политое кровью.«Оно ежели все памятники поставит, как и положено, по тем боям, что тутбыли, так и пахать «негде будет», - говорит один из героев Евгения Носова. И мы, нынешнее поколение, должны помнить, «какой ценой завоёвано счастье»жить в мире, радоваться чистому небу и яркому солнцу.Глава «Литература периода Великой Отечественной войны» в академическойистории русской советской литературы начиналась так: «Двадцать второго июнятысяча девятьсот сорок первого года гитлеровская Германия напала наСоветский Союз. Мирная созидательная деятельность советского народа былапрервана. По призыву партии и правительства вся страна поднялась на борьбус фашисткой агрессией, сплотилась в единый боевой лагерь. В развитии нашейлитературы, как и в жизни всего советского народа, Отечественная войнасоставила новый исторический период. Отвечая требованиям времени,литература перестроилась на военный лад.» Примелькавшиеся, стертые отбесчисленных повторений формулировки часто воспринимаются как бесспорные.Вроде бы так оно и было. А на самом деле так, да не так, все было кудасложнее. Уже хотя бы потому, что внезапность, которая выдвигалась Сталинымкак главная причина наших тяжких поражений первого года войны, была весьмаотносительной. Внезапной была не война сама по себе, а наша вопреки всемшироковещательным утверждениям руководителей партии и правительстванеготовность к ним.Во вторую половину тридцатых годов неотвратимо надвигавшаяся война сталаосознаваемой многими исторической реальностью, едва ли не главной темойтогдашней пропаганды, породила большой массив так называемой «оборонной»литературы. Стоит перечитать стихи молодых поэтов той поры: «Слышишь какпорохом пахнуть стали Передовые статьи и стихи!» (К. Симонов); «Нам лечь,где лечь, И там не встать, где лечь» (П. Коган); «Военный год стучится вдвери Моей страны. Он входит в дверь»(М. Кульчицкий); «А если скажет намвойна: “Пора” – Отложим недописанные книги...»(Б. Смоленский), - чтобыубедиться, что молодые поэты тогда остро и отчетливо слышали «далекийгрохот, подпочвенный, неясный гул» приближающейся войны, «последнегорешительного» - так это тогда воспринималось, - видели в военномпротивоборстве с фашизмом историческую миссию своего поколения. Надоотметить, что в рамках этой «оборонной»темы сразу же наметились двапротивоположных подхода (трансформируясь и видоизменяясь, они давали себязнать и во время войны, и долгие годы после Победы, создавая поле высокогоидеологического и эстетического напряжения). «На чужой территории», «малойкровью», «могучим молниеносным ударом», «и в воде мы не утоним, и в огнемы не сгорим» - это стало проворным лейтмотивом выходивших романов иповестей, это показывали в кино, декламировали и пели по радио, записывалина грампластинках (напомню выпущенные неслыханными для того временитиражами печально известные) повесть Н. Шпанова «Первый удар» и роман П.Павленко «На востоке», кинофильм «Послезавтра война», где в считанные дни,если не часы, наш потенциальный противник терпел сокрушительное поражение,государство и армия агрессора разваливались как карточный домик).Справедливости ради надо сказать, что шапкозакидательство возникло не поинициативе художников - пусть и тех, что все готовы на все, - оно былопорождено сталинской военно-политической доктриной, которая привела кпозорным поражениям, поставила страну на край гибели, за нее пришлосьрасплачиваться миллионами загубленных человеческих жизней.Выступая с докладом перед московскими писателями двадцать второго июнятысяча девятьсот сорок второго года, через двенадцать месяцев после началавойны, А. Сурков с неслыханной тогда прямотой и резкостью говорил о томвреде, который принесла фанфарная поэзия и барабанная литература (разумеется, разговор об их военно-политических и пропагандистскихисточниках был невозможен... До войны мы часто дезориентировали читателянасчет подлинного характера будущих испытаний. Мы слишком «облегченно»изображали войну. Война в нашей поэзии выглядела как парад на Краснойплощади. По чисто подметенной брусчатке рубит шаг пехота, идут танки иартиллерия всех калибров. Идут люди веселые, сытые. Звучит непрекращающееся«ура»... До войны мы читателю подавали будущую войну в пестрой конфетнойобертке, а когда эта конфетная обертка двадцать второго июня развернулась,из нее вылез скорпион, который больно укусил нас за сердце, - скорпионреальности, трудной большой войны. «Никем непобедимым пришлось долго иунизительно пятиться. Воюющему соотечественнику пришлось справляться нетолько с танками, которые на него лезли, с самолетами, которые валили наего голову тысячи тонн рваного железа, но и вытравлять из души конфетную«идеологию», которой мы его обкормили. Война в Испании, наши «малые» войны- Халкин-Голский конфликт, финская компания, в которых выявилось, что мывовсе не так могучи и умелы, как об этом громко трубили с самых высокихтрибун, что победы даже над явно более слабым противником даются нам отнюдьне 'малой кровью', настроили некоторых писателей, главным образом тех, комудовелось побывать под огнем, понюхать пороха современной войны, насерьезный лад, вызвали у них отталкивание от шапкозакидательства, отпобедных литавр, от угодливой лакировки. Эта тенденция отчетливо проявиласьв «Испанском дневнике» М. Кольцова, в написанных К. Симоновым после Халкин-Гола книге стихов «соседям по юрте» пьесе «Парень из нашего города»,ставшей самым популярным сценическим произведением первого годаОтечественной войны, в стихах А. Суркова и А. Твардовского, навеянныхвпечатлением финской кампании. Другое дело, что даже эти писатели, неотвернувшийся от суровой правды войны, никто из них, - не могли себепредставить, каким тяжелым и жестоким испытанием будет надвигающееся на насиспытание, в самом страшном сне не могло им привидеться, что война будетпродолжаться долгих, казавшихся бесконечными четыре года, что враг дойдетдо Москвы и Ленинграда, до Сталинграда и Кавказа. Хлебнув в первые днивойны во время отступления на Западном фронте горячего до слез, Симоновнапишет полные тоски и боли строки, которые будут опубликованы только черезчетверть века: «Да, война не такая, какой мы писали ее, - Это горькаяшутка...» Говорят, что первой жертвой на войне становится правда. Когда кодному из недавних юбилеев победы над фашистской Германией надумаливыпустить книжкой сводки Совинформбюро, то, перечитав их, от этой идеиотказались - очень уж многое требовало серьезных уточнений исправлений,опровержений. Власти предержащие правды боялись, неприглядную правдустарались припудрить, даже скрыть (о сдаче врагу некоторых крупных городовСовинформбюро не сообщало), но правды жаждал воюющий народ, она была емунеобходима, чтобы самоотверженно сражаться, надо осознать масштаб нависшейнад страной опасности. Так страшно началась для нас война, на таком краю, вдвух шагах от пропасти, мы оказались, что выбраться можно было только прямоглядя жестокой правде в глаза, до конца осознав ту всю меру своейответственности за исход войны. В ноябре сорок первого года И. Эренбургписал: '...Многие у нас привыкли (наверное, Эренбург имел в виду: насприучили) к тому, что за них кто-то думает. Теперь не то время. Теперькаждый должен взять на свои плечи всю тяжесть ответственности. Во вражескомокружении, в разведке, в строю каждый обязан думать, решать, действовать'.Лирическая поэзия, самый чуткий сейсмограф душевного состояния общества,сразу же обнаружил эту жгучую потребность в правде, без которой невозможно,немыслимо чувство ответственности. Вдумаемся в смысл не стертых даже отмногократного цитирования строк «Василия Теркина» - они направлены противуспокаивающей лжи, тогда эта внутренняя полемика воспринималась особенноостро, выглядела вызывающей:А всего много пущеНе прожить наверняка -Без чего? Без правды сущей,Правды, прямо в душу бьющей,Да была б она погуще,Как бы ни была горька…Донести до народа правду – это была одна из главных задач писателей –фронтовиков. Одним из таких правдивых произведений о войне стала поэма А.Т.Твардовского «Василий Тёркин».Но со времен фронта я отметил "Василия Теркина" как удивительную удачу.Твардовский сумел написать вещь своевременную, мужественную инеогрязненную. А. Солженицын.Говорят, что собирались поставить или уже поставили памятник бойцу ВасилиюТеркину. Памятник литературному герою вещь вообще редкая, а в нашей странев особенности. Но мне кажется, что герой Твардовского заслужил эту честь поправу. Ведь вместе с ним памятник получают и миллионы тех, кто так илииначе походил на Василия, кто любил свою страну и не жалел своей крови, ктонаходил выход из трудного положения и умел шуткой скрасить фронтовыетрудности, кто любил поиграть или послушать музыку на привале. Многие изних не обрели даже своей могилы (как -то показывали по телевизору) . Пустьже памятник Василию Теркину будет и им надгробием.В библиотеке, куда я пришел, чтобы взять поэму, мне досталось оченьинтересное издание: вместе с текстом были помещены письма читателей"Василия Теркина" с 1942 по 1970 годы и ответ читателям "Как был написан"Василий Теркин". Перелистывая эти разнообразные письма читателей, яубедился, что поэма Твардовского была действительно народной, вернее,солдатской поэмой. По воспоминаниям Солженицына, солдаты его батареи измногих книг предпочли больше всего ее да "Война и мир" Толстого. В своемнебольшом сочинении мне бы хотелось остановиться прежде всего на том, чтоже мне лично больше всего нравится в поэме и ее герое. Больше всего мненравится в произведении Александра Трифоновича язык, легкий, образный,народный. Стихи его так и запоминаются сами. По душе необычность книги, то,что она как бы без начала и конца. Словно ты вновь встретился со старымдругом, которого тебе представлять не надо. А потом расстался с ним. Чтоже, это жизнь... И то, что автор предлагает:Словом, книгу с серединыИ начнем. А там пойдет.Это, думается, делает героя и ближе, и понятнее. Очень правильно и то, чтопоэт приписал Теркину не так уж много геройских подвигов. Одного сбитогосамолета да взятого языка вполне достаточно. А ведь, по признанию самогоТвардовского, он чуть было не увлекся "сюжетностью". Хотел "заставить"Теркина перейти линию фронта и действовать в тылу у противника наСмоленщине ( кстати, родине самого автора). Но чувство меры не дало этогосделать. Недаром же Александр Исаевич Солженицын в своих литературныхвоспоминаниях "Бодался теленок с дубом" восхищался этим чувством меры уТвардовского. Он, в частности, писал, что, не имея свободы сказать полнуюправду о войне, Твардовский останавливался перед каждой ложью чуть не напоследнем миллиметре, но нигде этого барьера не переступил. Оттого и вышлочудо! Если бы меня спросили, почему Василий Теркин стал одним из моихлюбимых литературных героев, я бы сказал: "Он очень по душе мнежизнелюбием. Смотрите, он на фронте, где каждый день смерть, где никто "незаколдован от осколка -дурака, от любой дурацкой пули". Порой мерзнет иголодает, не имеет вестей от родных, его ранят. А он не унывает. Живет ирадуется жизни. Мне кажется, сегодня этого качества так не хватает многимлюдям. А может быть, и мне самому... Теркин не может не радовать своимжизнелюбием. Ведь онВ кухне - с места, с места - в бой.Курит, ест и пьет со смакомНа позиции любой.Он может переплыть ледяную реку, тащить, надрываясь, языка. Но вотвынужденная стоянка, "а мороз - ни стать, ни сесть..." И Теркин заиграл начужой гармони.И от той гармошки старой,Что осталась сиротой,Как-то вдруг теплее сталоНа дороге фронтовой.Теркин - душа солдатской компании. Недаром товарищи так любят слушать егото шутливые, то очень серьезные рассказы. Вот они лежат в болотах, где"перемокшая" пехота мечтает уже даже о том, "хоть бы смерть, да на сухом"."Третьи сутки кукиш кажет в животе кишка кишке". Сыплет дождик, злой кашельтерзает грудь. И даже прикурить нельзя: размокли спички. Солдаты всеклянут, и кажется им, что "хуже нет уже беды". А Теркин усмехается иначинает длинное рассуждение. Говорит он о том, что, пока солдат чувствуетлокоть товарища, он силен. За ним батальон, полк, дивизия. А то и фронт. Дачто там. Вся Россия! Вот в прошлом году, когда немец рвался к Москве и пел:"Москва моя", тогда и можно было кручиниться. А нынче немец уже не тот,"этой песни прошлогодней нынче немец не певец". А мы про себя думаем, чтоведь и прошлый год, когда совсем тошно было, находил ведь Василий слова,что помогали товарищам. Такой уж в нем был талант. Такой талант, что лежа вмокроте, засмеялись товарищи, легче им стало.Но больше всего мне нравится глава "Смерть и воин", в которой наш геройраненый лежит и замерзает. И чудится ему, что пришла к нему Смерть. И сталоспорить трудно ему с ней, потому что истекал он кровью и хотел покоя... Ичего уж, казалось, держаться за эту жизнь, где вся радость, то мерзнуть, торыть окопы, то бояться, что убьют тебя? Но не такой Василий, чтобы легкосдаться "Косой".Буду плакать, выть от боли,Гибнуть в поле без следа,Но тебе по доброй волеЯ не сдамся никогда,шепчет он. И воин побеждает Смерть.Нынче прошло время лубочных героев книг и фильмов, о любителях которых сиздевкой писал Твардовский, что эти писатели всегда рады "заключить", "что,мол, горе не беда"Что с удачей постоянноТеркин подвиг совершил:Русской ложкой деревяннойВосемь фрицев уложил!Писатель постоянно подчеркивает, что "страшный бой идет, кровавый, смертныйбой..."Сегодня мы начинаем узнавать правду о неисчислимых потерях, которые понеснаш народ в войне, часто совершенно напрасных. Сегодня мы начинаем узнаватьправду о причинах, целях и ходе войны, победой в которой, по мнению А.Солженицына, нам не стоит так уж гордиться. Но среди этой горькой правдысвое место займет и простой русский солдат Василий Теркин.Ещё одним очень правдивым произведением является «Молодая гвардия»А.Фадеева…Великая Отечественная война началась в 1941 году .В июне немцы безобъявления войны вторглись на территорию Советского Союза. После стольких покорившихся стран фашисты были полностью уверены вскорейшей победе. Однако они сильно ошибались. Война пришла в Донбасс, Таганрог, Ростов-на-Дону осенью и, из всейУкраины, лишь Ворошиловградская область оставалась свободной. Но, несмотряна войну и разрушения, молодость брала своё. До того, как немцы не пришли вКраснодон, молодёжь вела свою беспечную жизнь. Они веселились, мечтали,планировали будущую жизнь. Но вот войска ворвались в их жизнь. Всё чаще стал слышен рёв моторов,выстрелы и взрывы. Ребята уже безошибочно отличали советские и фашистскиесамолёты, дежурили на шахтах, на крышах школ и больниц, и всё же любовь кРодине, чувство долга и ответственности за её судьбу призывали юношей идевушек делать нечто большее для защиты родной земли. Самые смелые, отважные, сообразительные и мужественные ребята и девушкиобъединились в антифашистскую организацию – “Молодая гвардия”. Они даваликлятву верности и обещали мстить за кровь и смерть советских людей. Вначале “Молодая гвардия” состояла человек из тридцати. Командиром её быллейтенант красной армии Иван Туркенич, а из молодых самым главным был ОлегКошевой – юноша с великолепными организаторскими способностями, серьёзный,сильный духом, ответственный. “Молодая Гвардия” расклеивала листовки, развешивала по всему городузаминированные красные флаги, поддерживая тем самым дух русских. Представители “Молодой гвардии” крали и продавали немецкие новогодниеподарки. Они соорудили радиопередатчик, тайно прослушивали то, чтодействительно происходило на фронте, рассказывали об услышанном людям. Ульяна Громова по поручению “Молодой гвардии” ведала работой противвербовки и угона молодёжи. Она писала и выпускала листовки, устраивала наработу тех, кому грозил угон, иногда Уля даже прятала по хуторам сбежавших. Она, как и многие молодогвардейцы, скрывала от родных своюпринадлежность к “Молодой гвардии”, родители потеряли своё сильное влияниена девушку, а отец как-то даже стеснялся Ули и в её присутствии большемолчал. У Ули были очень красивые большие чёрные глаза, окаймлённые длиннымиресницами, чёрные, волнистые, тяжёлые косы сбегали до талии. Эта красиваястройная девушка обладала сильным характером, спокойствием. Она былачестной, мужественной, никогда не пряталась от опасности. Но фашистам необходимо было раскрыть и уничтожить “Молодую гвардию”,которая так сильно им мешала. Они ничего не знали о ней, и поэтомузапускали так называемый “частый бредень”, то есть отлавливали десяткилюдей из города и района, пытали и допрашивали их, пытаясь хоть что-нибудьузнать об этой организации, но немцы и предположить не могли, что такиесложные операции, такие героические поступки совершают юноши и девушки,едва достигшие двадцати лет. Но после того, как молодогвардейцы украли новогодние подарки, немцыспециально следили за тем, кто продаст эти подарки и выследили мальчика,которого действительно отправила на рынок “Молодая гвардия”. Мальчик невыдержал долгих мучений и выдал трёх членов организации, одним из которыхбыл Стахович. Этот молодой человек был стоек, самолюбив, умён, но привстрече с опасностью становился трусом. Он - то и выдавал членов “Молодойгвардии”. Все остальные держались стойко, переносили жуткие муки молча,скрипя зубами, они достойно отвечали на вопросы немцев, и никто из них несдался, не выдал товарищей, не нарушил клятву. В свои неполные двадцать лет они перенесли, узнали, и сделали столько,сколько множество людей не сделало за всю жизнь. Всех молодогвардейцев, за исключением Олега Кошевого и Любы Шевцовой,которых расстреляли, всех зарыли заживо в шурфе шахты №5. Перед своеймогилой, перед лицом смерти юноши и девушки пели Интернационал. Этих людей-героев помнят, уважают и любят до сих пор. Они подают примеротваги и смелости, призывают любить и защищать свою Родину до последнеговздоха. На мой взгляд, говоря о военных произведениях, нельзя забыть и повестьВ. Кондратьева «Сашка». То, что Кондратьев начал писать о войне, было не только литературнойзадачей, а смыслом и оправданием его нынешней жизни, выполнением долгаперед погибшими на Ржевской земле однополчан. Повесть “Сашка” сразу обратила на себя внимание и критика, и читателей ипоставила автора в первый ряд военных писателей. Сашка добывает валенки для ротного; раненный Сашка возвращается в ротупроститься с ребятами и отдать автомат; Сашка ведет санитаров к раненному;Сашка берет в плен немца и отказывается его расстреливать; встреча с Зиной;Сашка выручает Лейтенанта Володю. Эти эпизоды раскрывают личность Сашки сразных сторон, он как бы проходит испытания на выносливость, начеловечность, на верность в дружбе, в любви, испытания властью над другимилюдьми. К.Симонов писал в предисловии к “Сашке” В.Кондратьева: “Это историячеловека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте и насамой трудной должности – солдат”. Писательский взгляд движется не от события к событию, а скорее,сосредоточен на том, что заполняет обычные дни между событиями. Время повести – ранняя весна 1942 года, место – под Ржевом, где идутожесточенные бои. Герой повести, которого даже по фамилии не зовут, всеСашка да Сашка, так он молод, уже два месяца находится на ”передке”. Сашка захватит “языка”, будет ранен, откажется расстреливать пленного,утешит тяжело раненного солдата и приведет к нему санитаров, спасет оттрибунала горячего лейтенанта Володьку. Эта нехитрая фабула повести,однако, дала возможность автору показать удивительный характер советскогосолдата и создать произведение глубоко идейно- художественного содержания.Автору удалось создать обаятельный образ человека, воплотившего лучшиечеловеческие качества. Ум, смекалка, нравственная определенность герояпроявляются так непосредственно, открыто, что сразу вызывают к немудоверие, сочувствие и понимание читателя. Сашка умен, сообразителен, ловок.Об этом свидетельствует эпизод пленения немца. Он постоянно в действии, вдвижении, многое видит вокруг себя, думает, размышляет. Один из главных эпизодов повести – отказ Сашки расстреливать пленногонемца. Когда у Сашки спрашивают, как же он решился не выполнить приказ – нестал расстреливать пленного, разве он не понимал, чем это ему грозило, онотвечает просто: “Люди же мы, а не фашисты…” В этом он непоколебим. Простыеего слова исполнены глубочайшего смысла: они говорят о неодолимостичеловечности. Сашка вызывает уважение к себе своей добротой, гуманностью. Война неискалечила его душу, не обезличила его. Удивительно огромное чувствоответственности за все, даже за то, за что он не мог отвечать. Стыдно емубыло перед немцем за никудышную оборону, за ребят, которых не похоронили:он старался вести пленного так, чтоб не видел тот наших убитых и незахороненных бойцов, а когда натыкались на них, стыдно было Сашке, словноон в чем-то виновен. Сашка жалеет немца, не представляет, как сможетнарушить данное ему слово. “Цена человеческой жизни не умалилась в егосознании”. И не выполнить приказ комбата тоже невозможно. Сашка ведетпленного немца на расстрел, изо всех сил тянет время, и автор растягиваетих путь, заставляя читателя переживать: чем же это кончится? Приближаетсякомбат, и Сашка не опускает перед ним взгляд, чувствуя свою правоту. “Иотвернул глаза капитан”, отменил свое приказание. Сашка же испытываетнеобыкновенное облегчение, видит, будто впервые и “церкву разрушенную”, и“синеющий бор за полем, и нешибко голубое небо” и думает: “коли живойостанется, то из всего, им на передке пережитого, будет для него случайэтот самым памятным, самым незабывным…” Характер Сашки – открытие Кондратьева. Пытливый ум и простодушие,жизнестойкость и деятельная доброта, скромность и чувство собственногодостоинства – все это соединилось в цельном характере героя. Кондратьевоткрыл характер человека из народной гущи, сформированный своим временем ивоплотивший лучшие черты этого времени. «История Сашки - это историячеловека, показавшегося в самое трудное время в самом трудном месте насамой трудной должности – солдатской». «…Не прочитай я «Сашку», мне чего-тоне хватало бы не в литературе, а просто -напросто в жизни. Вместе с ним уменя появился еще один друг, полюбившийся мне человек», - писал К.Симонов. И вот что удивительно. Обстановка окопа, фронта, постоянной опасностирождается у героев Кондратьева чувство жизни, а значит, фронтовой дружбы,братства, человечности, доброты. В Сашке Кондратьева воплотились самые лучшие черты народногомировосприятия: мужество, ум, бодрость духа в самых критических положениях,выносливость, трудолюбие, гуманизм и глубочайшая вера в победу. Очень хорошо передал атмосферу войны знаменитый белорусский писательВасиль Быков. В.Быков начал войну семнадцатилетним юношей. После окончания Саратовскогопехотного училища он воевал командиром взвода. Приходилось и наступать, иотступать, и обороняться, окружать и выходить из окружения. В 1944г. Семьяполучила извещение, что командир взвода В. Быков погиб смертью храбрых вбою. Но взводный выжил и воевал дальше в Румынии, Венгрии, Австрии, былнагражден. 19 июня 1945 года ему исполнился 21 год. Спустя годы В. Быков снова вернулся на войну, чтобы увидеть её, как прежде– в упор: вокруг себя и в своем герое. Чтобы услышать тяжелое дыханиечеловека, бегущего рядом вверх по склону высоты в атаку, склониться надмолодым лейтенантом, умирающим в одиночестве посреди голого поля, увидетьзвезды в небе со дна окопа… . Он предпочел остаться на войне во имя тех,кого уже давно нет, но кто продолжает жить в памяти солдата, в памятинарода. Среди произведений о войне книги Быкова занимают особое место. Свою точкузрения на этот вопрос он высказал в статье «Живая память поколений». В нейон писал: «Сороковые годы дали нашей литературе ряд замечательных образовгероев: мы привыкли за много лет к мужественному неунывающему рядовому В.Теркину, к несгибаемому в своем священном стремлении стать в строй бойцовМересьеву, к мужественным разведчикам Э. Казакевича.» Однако « правда овойне, о подвиге народа была высказана далеко не вся.» Эту неполноту можнобыло как-то понять, оправдать(писатели «шли по горячим следам событий», неимели ни времени, ни возможностей для осмысления всех проявлений войны), носогласиться, примириться с нею – значило бы для Быкова изменить своемуопыту, памяти, совести. Все изменилось, когда вернулись с войны и получилиобразования ее рядовые участники. Среди них был и Василий Быков, будущийписатель. В произведениях Быкова мало батальных сцен, эффектных историческихсобытий, но зато ему удалось с потрясающей глубиной передать ощущениярядового солдата на большой войне. Этот герой не содержал ни чего, чтоотделяло бы его от других, обозначало бы его превосходство. Он сознавалсебя частицей защищающегося народа. Война представала тягчайшим бременем,общей бедой и несчастьем, страшным ударом по всему нормальному ичеловеческому, и этот удар нужно было отразить. Но сделать это оченьтрудно, и потому в повестях Быкова так велика тяжесть войны. И тем дорожевыдвинутый этой прозой герой – человек, не убирающий плеча из-под общейноши, не отворачивающий лица от правды, человек, выстаивающий до конца. В повести «Журавлиный крик» шестеро солдат у железнодорожного переездадолжны держать оборону в течение суток, обеспечивая отход батальона. Онивступили в неравный бой, не ища для себя спасенья. Первым заметил немецкихмотоциклистов Фишер, он почувствовал: «пришло время, когда определяетсявесь смысл его жизни». Ему хотелось, чтобы старшина изменил о нем мнение.Очевидно, в эту ночь «не мудреная мерка солдатских достоинств,принадлежащих старшине, в какой-то мере стало жизненным эталоном дляФишера». Его выстрелы предупредили старшину Карпенко и остальных, и онвправе был позаботиться о себе. Но Фишер не знал, что убежать или затаитьсяв его положении – вполне пристойно и честно. Ему представилось строгоескуластое лицо старшины, он почти наяву услышал презрительный окрик: « Эхты, растяпа! » И тогда весь мир для него ограничился укоризненным взглядомсурового старшины и этой цепочкой мотоциклов. И он дождался переднего,выстрелил, попал, и тотчас очередь из автомата размозжила ему голову. Мотив действительно безыскусен: интеллигент, близорукий книжник, боитсяупреков в нерасторопности и трусости больше, чем смертельной опасности, онхочет соответствовать меркам старшины, то есть общей мерки долга, тягот,риска. Он хочет быть вровень с другими, иначе ему – стыдно. После Фишера, в самый разгар боя на переезде гибнут Карпенко и Свист. Осебе Карпенко не очень тревожился: он сделает все, что от него потребуется.Это надежный служака, не избалованный жизнью. Его действия в боюпредрешены. А смерть Свиста наступила вследствие неравного единоборства снемецким танком: он бросил одну за другой гранаты под гусеницы, но отбежатьне успел. Повесть заканчивается, когда Василий Глечик, самый юный из шестерых, ещежив, но, судя по всему, обречен. Мысль о том чтобы оставить позицию,спастись, была для него неприемлемой. Нельзя нарушить приказ комбата, егонужно выполнить любой ценой, и, конечно, присяга и долг перед родиной. Писатель дал почувствовать, как горько, когда обрывается такая чистая имолодая, верующая в добро жизнь. До Глечика донеслись странные печальныезвуки. Он увидел, как за исчезающей стаей летел отставший, видно, подбитыйжуравль; отчаянный крик птицы безудержной тоской захлестнул сердце юноши.Этот журавлиный крик – полная печали и мужества песня прощания с павшими ипризывный клич, возвещающий о смертельной опасности, и этот мальчикпотрясенно открыл для себя: ему скоро предстоит умереть и ничего изменитьнельзя. Он схватил единственную гранату и занял свою последнюю позицию. Безприказа. Хорошо зная, что это конец. Не желая умирать и, не умея выживатьлюбой ценой. Это была героическая позиция. Герои повести «Журавлиный крик» при всем разнообразии своих характеровсхожи в главном. Все они сражаются до конца, своей кровью, своей жизньюобеспечивая организованный отход батальона. Через их трагическую судьбуочень убедительно показывается трагедия первых военных лет и реалистическираскрывается неброское во внешних своих проявлениях мужество солдат,которые в конечном итоге обеспечили нашу победу. Очень тяжёлое для сердца, но и очень реалистичное произведение Ю.Бондарева «Горячий снег», не может оставить равнодушным никого… Юрий Васильевич Бондарев родился 15 марта 1924 года в городе Орске. Вгоды Великой Отечественной войны писатель в качестве артиллериста прошёлдлинный путь от Сталинграда до Чехословакии. После войны с 1946 по 1951 годон учился в Литературном институте имени М. Горького. Начал печататься с1949 года. А первый сборник рассказов "На большой реке" вышел в 1953 году. С середины 60-х годов писатель работает надсозданием фильмов по своим произведениям; в частности, он был одним изсоздателей сценария киноэпопеи "Освобождение". Юрий Бондарев также является лауреатом Ленинской и Государственныхпремий СССР и РСФСР. Его произведения переведены на многие иностранныеязыки. Среди книг Юрия Бондарева о войне "Горячий снег" занимает особоеместо, открывая новые подходы к решению нравственных и психологическихзадач, поставленных ещё в его первых повестях "Батальоны просят огня" и"Последние залпы". Эти три книги о войне целостный и развивающийся мир,достигший в "Горячем снеге" наибольшей полноты и образной силы. Первыеповести, самостоятельные во всех отношениях, были вместе с тем как быподготовкой к роману, быть может ещё не задуманному, но живущему в глубинепамяти писателя. События романа "Горячий снег" разворачиваются под Сталинградом, южнееблокированной советскими войсками 6-й армии генерала Паулюса, в холодномдекабре 1942 года, когда одна из наших армий выдерживала в приволжскойстепи удар танковых дивизий фельдмаршала Манштейна, который стремилсяпробить коридор к армии Паулюса и вывести ее из окружения. От успеха илинеуспеха этой операции в значительной степени зависел исход битвы на Волгеи может даже сроки окончания самой войны. Время действия романа ограниченовсего несколькими днями в течение которых герои Юрия Бондаревасамоотверженно обороняют крошечный пятачок земли от немецких танков. В "Горячем снеге" время стиснуто даже плотнее, чем в повести"Батальоны просят огня". "Горячий снег" это недолгий марш выгрузившейся изэшелонов армии генерала Бессонова и бой, так много решивший в судьбестраны; это стылые морозные зори, два дня и две нескончаемые декабрьскиеночи. Не знающий передышек и лирических отступлений, будто у автора отпостоянного напряжения перехвачено дыхание, роман "Горячий снег" отличаетсяпрямотой, непосредственной связью сюжета с подлинными событиями ВеликойОтечественной войны, с одним из её решающих моментов. Жизнь и смерть героевромана, сами их судьбы освещаются тревожным светом подлинной истории, врезультате чего всё обретает особую весомость, значительность. В романе батарея Дроздовского поглощает едва ли не всё читательскоевнимание, действие сосредоточено по преимуществу вокруг небольшого числаперсонажей. Кузнецов, Уханов, Рубин и их товарищи частица великой армии,они народ, народ в той мере в какой типизированная личность героя выражаетдуховные, нравственные черты народа. В "Горячем снеге" образ вставшего на войну народа возникает переднами в ещё небывалой до того у Юрия Бондарева полноте выражения, вбогатстве и разнообразии характеров, а вместе с тем и в целостности. Этотобраз не исчерпывается ни фигурами молодых лейтенантов командировартиллерийских взводов, ни колоритными фигурами тех, кого традиционнопринято считать лицами из народа, вроде немного трусливого Чибисова,спокойного и опытного наводчика Евстигнеева или прямолинейного и грубогоездового Рубина; ни старшими офицерами, такими, как командир дивизииполковник Деев или командующий армией генерал Бессонов. Только совокупнопонятые и принятые эмоционально как нечто единое, при всей разнице чинов изваний, они составляют образ сражающегося народа. Сила и новизна романазаключается в том, что единство это достигнуто как бы само собой,запечатлено без особых усилий автора живой, движущейся жизнью. Образнарода, как итог всей книги, быть может более всего питает эпическое,романное начало повествования. Для Юрия Бондарева характерна устремлённость к трагедии, природакоторой близка событиям самой войны. Казалось бы, ничто так не отвечаетэтой устремленности художника, как тягчайшее для страны время начала войны,лета 1941 года. Но книги писателя о другом времени, когда уже почтинесомненен разгром фашистов и победа русской армии. Гибель героев накануне победы, преступная неизбежность смертизаключает в себе высокую трагедийность и вызывает протест против жестокостивойны и развязавших её сил. Умирают герои "Горячего снега" санинструкторбатареи Зоя Елагина, застенчивый ездовой Сергуненков, член Военного советаВеснин, гибнет Касымов и многие другие... И во всех этих смертях виноватавойна. Пусть в гибели Сергуненкова повинно и бездушие лейтенантаДроздовского, пусть и вина за смерть Зои ложится отчасти на него, но как нивелика вина Дроздовского, они прежде всего жертвы войны. В романе выражено понимание смерти как нарушение высшейсправедливости и гармонии. Вспомним, как смотрит Кузнецов на убитогоКасымова: "сейчас под головой Касымова лежал снарядный ящик, и юношеское,безусое лицо его, недавно живое, смуглое, ставшее мертвеннобелым,истончённым жуткой красотой смерти, удивлённо смотрело влажно-вишнёвымиполуоткрытыми глазами на свою грудь, на разорванную в клочья, иссечённуютелогрейку, точно и после смерти не постиг, как же это убило его и почемуон так и не смог встать к прицелу. В этом невидящем прищуре Касымова былотихое любопытство к не прожитой своей жизни на этой земле и одновременноспокойная тайна смерти, в которую его опрокинула раскалённая боль осколков,когда он пытался подняться к прицелу". Ещё острее ощущает Кузнецов необратимость потери ездовогоСергуненкова. Ведь здесь раскрыт сам механизм его гибели. Кузнецов оказалсябессильным свидетелем того, как Дроздовский послал на верную смертьСергуненкова, и он, Кузнецов, уже знает, что навсегда проклянет себя за то,что видел, присутствовал, а изменить ничего не сумел. В "Горячем снеге", при всей напряжённости событий, всё человеческое влюдях, их характеры открываются не отдельно от войны, а взаимосвязано снею, под её огнём, когда, кажется, и головы не поднять. Обычно хроникасражений может быть пересказана отдельно от индивидуальности егоучастников,бой в "Горячем снеге" нельзя пересказать иначе, чем через судьбуи характеры людей. Существенно и весомо прошлое персонажей романа. У иных оно почтибезоблачно, у других так сложно и драматично, что былая драма не остаётсяпозади, отодвинутая войной, а сопровождает человека и в сражении юго-западнее Сталинграда. События прошлого определили военную судьбу Уханова:одарённый, полный энергии офицер, которому бы и командовать батареей, но онтолько сержант. Крутой, мятежный характер Уханова определяет и его движениевнутри романа. Прошлые беды Чибисова, едва не сломившие его (он провёлнесколько месяцев в немецком плену), отозвались в нём страхом и многоеопределяют в его поведении. Так или иначе в романе проскальзывает прошлое иЗои Елагиной, и Касымова, и Сергуненкова, и нелюдимого Рубина, чью отвагу иверность солдатскому долгу мы сумеем оценить только к концу романа. Особенно важно в романе прошлое генерала Бессонова. Мысль о сыне,попавшем в немецкий плен, затрудняет его позицию и в Ставке, и на фронте. Акогда фашистская листовка, сообщающая о том, что сын Бессонова попал вплен, попадает в контрразведку фронта в руки подполковника Осина, кажется,что возникла угроза и службе Бессонова. Весь этот ретроспективный материал входит в роман так естественно,что читатель не ощущает его отдельности. Прошлое не требует для себяотдельного пространства, отдельных глав оно слилось с настоящим, открылоего глубины и живую взаимосвязанность одного и другого. Прошлое неотяжеляет рассказ о настоящем, а сообщает ему большую драматическуюостроту, психологизм и историзм. Точно так же поступает Юрий Бондарев и с портретами персонажей:внешний облик и характеры его героев показаны в развитии и только к концуромана или со смертью героя автор создаёт полный его портрет. Какнеожиданен в этом свете портрет всегда подтянутого и собранногоДроздовского на самой последней странице -- с расслабленной, разбито-вялойпоходкой и непривычно согнутыми плечами. Такое изображение требует от автора особой зоркостии непосредственности в восприятии персонажей, ощущенияих реальными, живыми людьми, в которых всегда остаётсявозможность тайны или внезапного озарения. Перед намивесь человек, понятный, близкий, а между тем нас неоставляет ощущение, что прикоснулись мы только ккраешку его духовного мира, и с его гибельючувствуешь, что ты не успел ещё до конца понять еговнутренний мир. Комиссар Веснин, глядя на грузовик,сброшенный с моста на речной лёд, говорит: "Какое всётаки война чудовищноеразрушение. Ничто не имеет цены". Чудовищность войны более всего выражается и роман открывает это с жестокой прямотой в убийстве человека. Но романпоказывает также и высокую цену отданной за Родину жизни. Наверное, самое загадочное из мира человеческих отношений в романеэто возникающая между Кузнецовым и Зоей любовь. Война, её жестокость икровь, её сроки, опрокидывающие привычные представления о времени, именноона способствовала столь стремительному развитию этой любви. Ведь эточувство складывалось в те короткие сроки марша и сражения, когда нетвремени для размышлений и анализа своих чувств. И начинается всё это стихой, непонятной ревности Кузнецова к отношениям между Зоей и Дроздовским.А вскоре так мало времени проходит Кузнецов уже горько оплакивает погибшуюЗою, и именно из этих строчек взято название романа, когда Кузнецов вытиралмокрое от слёз лицо, "снег на рукаве ватника был горячим от его слёз". Обманувшись поначалу в лейтенанте Дроздовском,лучшем тогда курсанте, Зоя на протяжении всего романа,открывается нам как личность нравственная, цельная,готовая на самопожертвование, способная объять своимсердцем боль и страдания многих. .Личность Зои познаётсяв напряжённом, словно наэлектризованном пространстве,которое почти неизбежно возникает в окопе с появлениемженщины. Она как бы проходит через множество испытаний,от назойливого интереса до грубого отвержения. Но еёдоброты, её терпения и участливости достаёт на всех, онавоистину сестра солдатам. Образ Зои как-то незаметно наполнил атмосферу книги, её главныесобытия, её суровую, жестокую реальность женским началом, лаской инежностью. Один из важнейших конфликтов в романе -- конфликт между Кузнецовым иДроздовским. Этому конфликту отдано немало места, он обнажается оченьрезко, и легко прослеживается от начала до конца. Поначалу напряжённость,уходящая ещё в предысторию романа; несогласуемость характеров, манер,темпераментов, даже стиля речи: мягкому, раздумчивому Кузнецову, кажется,трудно выносить отрывистую, командную, непререкаемую речь Дроздовского.Долгие часы сражения, бессмысленная гибель Сергуненкова, смертельноеранение Зои, в котором отчасти повинен Дроздовский,-- всё это образуетпропасть между двумя молодыми офицерами, нравственную несовместимость ихсуществований. В финале пропасть эта обозначается ещё резче: четверо уцелевшихартиллеристов освящают в солдатском котелке только что полученные ордена, иглоток, который каждый из них сделает, это прежде всего глоток поминальный-- в нём горечь и горе утрат. Орден получил и Дроздовский, ведь дляБессонова, который наградил его он уцелевший, раненный командир выстоявшейбатареи, генерал не знает о тяжких винах Дроздовского и скорее всегоникогда не узнает. В этом тоже реальность войны. Но недаром писательоставляет Дроздовского в стороне от собравшихся у солдатского честногокотелка. Крайне важно, что все связи Кузнецова с людьми, и прежде всего сподчинёнными ему людьми, истинны, содержательны и обладают замечательнойспособностью развития. Они на редкость не служебны в отличие отподчёркнуто служебных отношений, которые так строго и упрямо ставит междусобой и людьми Дроздовский. Во время боя Кузнецов сражается рядом ссолдатами, здесь он проявляет своё хладнокровие, отвагу, живой ум. Но онещё и духовно взрослеет в этом бою, становится справедливее, ближе, добреек тем людям, с которыми свела его война. Отдельного повествования заслуживают отношения Кузнецова и старшегосержанта Уханова командира орудия. Как и Кузнецов, он уже обстрелян втрудных боях 1941 года, а по военной смекалке и решительному характеру могбы, вероятно, быть превосходным командиром. Но жизнь распорядилась иначе, ипоначалу мы застаём Уханова и Кузнецова в конфликте: это столкновениенатуры размашистой, резкой и самовластной с другой сдержанной, изначальноскромной. С первого взгляда может показаться, что Кузнецову предстоитбороться и с бездушием Дроздовского, и с анархической натурой Уханова. Нона деле оказывается, что не уступив друг другу ни в одной принципиальнойпозиции, оставаясь самими собой, Кузнецов и Уханов становятся близкимилюдьми. Не просто людьми вместе воюющими, а познавшими друг друга и теперьуже навсегда близкими. А отсутствие авторских комментариев, сохранениегрубого контекста жизни делает реальным, весомым их братство. Наибольшей высоты этическая, философская мысль романа, а также егоэмоциональная напряжённость достигает в финале, когда происходитнеожиданное сближение Бессонова и Кузнецова. Это сближение безнепосредственной близости: Бессонов наградил своего офицера наравне сдругими и двинулся дальше. Для него Кузнецов всего лишь один из тех, ктонасмерть стоял на рубеже реки Мышкова. Их близость оказывается болеевозвышенной: это близость мысли, духа, взгляда на жизнь. Например,потрясённый гибелью Веснина, Бессонов винит себя в том, что из-за своейнеобщительности и подозрительности он помешал сложиться между нимидружеским отношениям ("такими, как хотел Веснин, и какими они должныбыть"). Или Кузнецов, который ничем не мог помочь гибнущему на его глазахрасчёту Чубарикова, терзающийся пронзительной мыслью о том, что всё это,"казалось, должно было произойти потому, что он не успел сблизиться с ними,понять каждого, полюбить...". Разделённые несоразмерностью обязанностей, лейтенант Кузнецов икомандующий армией генерал Бессонов движутся к одной цели не тольковоенной, но и духовной. Ничего не подозревая о мыслях друг друга, онидумают об одном и в одном направлении ищут истину. Оба они требовательноспрашивают себя о цели жизни и о соответствии ей своих поступков иустремлений. Их разделяет возраст и роднит, как отца с сыном, а то и какбрата с братом, любовь к Родине и принадлежность к народу и к человечествув высшем смысле этих слов… Шесть десятилетий минуло со дня окончания Великой Отечественной войны. Носколько бы ни прошло лет, не потускнеет, не сотрется в памяти благодарногочеловечества совершенный нашим народом подвиг. Нелегкой была схватка с фашизмом. Но даже в самые тяжелые дни войны, всамые критические её минуты не покидало советского человека уверенность впобеде. И сегодняшний день, и наше будущее во многом обусловлены маем 1945 года.Салют Великой Победы вселил в миллионы людей веру в возможность мира наземле. Не пережив того же, что переживали бойцы, переживал сражающийся народ, -нельзя было правдиво и горячо рассказать об этом … Тема Великой Отечественной воины не уходила с годами из русской советскойлитературы. Новое осмысление военной темы приходится на период «оттепели».Связано это с литературным поколением, чья юность пришлась на военные годы.И с каждой сотней мальчиков, родившихся в 23-24 –х годах в живых осталосьтолько трое. Но те, кому посчастливилось вернуться с войны, имеликолоссальный душевный опыт, они словно жили за целое поколение, говорили отимени поколения. Через 20 лет после войны Юрий Бондарев писал: «За долгиечетыре года войны, каждый час чувствуя возле своего плеча железное дыханиесмерти молча проходя мимо свежих бугорков с надписями химическим карандашомна дощечках, мы не утратили в себе прежний мир юности, но мы повзрослели на20 лет и , мнилось прожили их так подробно, так насыщенно, что этих летхватило бы на жизнь двум поколениям». Этот душевный опыт, творческаяэнергия фронтового поколения очень существенно повлиял на послевоеннуюотечественную культуру. Писатели-фронтовики снова и снова возвращались ктеме войны, главному событию своей жизни и жизни страны, по-новому, свысоты прожитых лет и своего жизненного опыта освещали события военных лет. Проблема войны актуальна и сегодня. Нельзя с уверенностью сказать, чтовойна 1941-1945 годов была последней. Такое может повториться где угодно,когда угодно и с кем угодно. Я надеюсь, что все те великие произведения,написанные о войне, предостерегут людей от таких ошибок, и больше неповториться такой масштабной и беспощадной войны. Рецензия Объём 30 листов. Экзаменационная работа «Великая отечественная война в литературеписателей ХХ века» выполнена грамотно и соответствует всем требованиям:имеется план работы, выделена каждая часть, указана литература и автор,достаточно обширно отражена тема реферата. Особо хочется отметить. Что работа написана в год шестидесятилетияПобеды и выпускник с должным вниманием отнёсся как к выбору эпиграфа, таки к теме, раскрывающей любовь к Родине и патриотизм народа. Важно то, чтоподобраны произведения, написанные участниками войны. Выбранные произведения учат извлекать нравственные и патриотическиеуроки из прочитанного. Работа отличается искренностью, взволнованностью илиричностью повествования. Свое работой выпускник утверждает, что «счастьевсего человечества не может быть построено на крови, насилии». Автора реферата отличает литературная эрудиция. Считаю, что даннаяработа выдержана в регламенте, охватывает все стороны указанной темы,выполнена грамотно и может быть представлена в качестве экзаменационнойработы. Учитель: Оценка за содержание реферата: Председатель аттестационной комиссии: Члены аттестационной комиссии: Список литературы 1.Быков В., Журавлиный крик, Собрание сочинений, т.1, М., Молодая гвардия, 1985 2. В. Кондратьев. «Сашка». М.: 1990 3. Журавлев С.И. «Память пылающих лет» 1985 г. 4. Коган А. «Уроки памяти» 1988 г. 5. Устинов Д. Ф. История Второй Мировой Войны 1939–45. М.: 1979 6. В.А. Чалмаев. Литература 11 класс М. 1997 7. А. Фадеев. «Молодая гвардия» 1991 8. А. Твардовский. «Василий Тёркин». М:. 1983 Молодая гвардия 9. Ю. Бондарев. «Горячий снег». 1979 М. 10. Трухлина М. «Я познаю мир литературы» М. 1999

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат На тему: великая отечественная война

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат по истории на тему: «Великая Отечественная война»

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Великая Отечественная война: начало, характер, цели, основные периоды и события

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Потому-то Великая Отечественная война еще долго будет восприниматься не просто как часть исторической хронологии или строчка энциклопедии....

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Великая Отечественная война против фашистской Германии вошла в историю как героический подвиг всего советского народа

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат по истории на тему: «Отечественная война 1812 года»

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат по предмету: «мировое искусство» на тему: «отечественная трагедия»

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconВсеукраинский Центр изучения Холокоста «Ткума» («Возрождение»)
Круглый стол: «1941 – 1945 гг.: Великая Отечественная или советско-германская война?»

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека iconРеферат по предмету: Литература. На тему: Философская литература...

Реферат По предмету: Литература На тему: Великая Отечественная война в литературе ххвека icon«22 июня, или к огда началась Великая Отечественная война» Марк Солонин
В книге Марка Солонина рассматривается начальный период войны между гитлеровской Германией и Советским Союзом

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<