П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия




Скачать 285.79 Kb.
НазваниеП. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия
страница1/3
Дата публикации14.04.2013
Размер285.79 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3
С. Смолянников


Два капитана…
(П.П. Шмидт и В.М. Саблин – революционеры или бунтари)

Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия которой затмили ее военное значение, ибо поражение Российской империи стало началом развала всего государственного строя. Русско-японская война, как политическое явление, сыграла крупную роль в истории революционного движения в России. Под ударами японского империализма с финансовыми союзниками сила российского самодержавия предстала в ужасающем виде – царизм полностью обнаружил свое политико-економическое разложение. Русско-японская война послужила катализатором предпосылок революции 1905-1907 годов, которые коренились во внутренних противоречиях самодержавного строя, уже созревших в обществе к началу войны. Подтверждением этому соответствуют только скупые исторические факты:

  • за падением (а фактически позорной сдачей) Порт-Артура последовало «кровавое воскресенье» 9 января 1905 года в Петербурге.

  • за гибелью 15 мая 1905 года эскадры Рожественского в Цусимском проливе последовало восстание матросов на броненосце «Князь Потемкин – Таврический» и миноносце № 267 на Черноморском флоте 14 июня 1905 года.

  • за заключением Портсмутского договора и Манифестом Николая ІІ от 17 октября 1905 года последовали восстания в Севастополе, Киеве, Кронштадте в октябре и декабре «На красной Пресне» в Москве.

Все эти события связаны между собой, одной цепью: имя которой – русско-японская война.

О событиях на полях Ляодуна, сопках Маньчжурии и в водах Тихого океана сказано многое, но не все. К 100-летию русско-японской войны откроются историками новые факты и обстоятельства, но не о них речь.

В своей работе я хотел бы провести параллель между двумя событиями, сыгравшими значительную роль в судьбе двух флотов – Российской империи и Советского Союза.

Первое событие – это восстание моряков крейсера Черноморского флота «Очаков» 18 октября 1905 года в Севастополе под руководством капитана 2 ранга Петра Петровича Шмидта.

Второе – события на большом противолодочном корабле дважды Краснознаменного Балтийского флота «Сторожевой» 8 ноября 1975 года в Риге под руководством капитана 3 ранга Валерия Михайловича Саблина (спустя ровно 70 лет после «Очакова»).

Почему эти события увязываются вместе? В октябре 1991 года, после известных событий августа, целая волна историков от демократии объединила две фамилии флотских офицеров – Шмидта П.П. и Саблина В.М. в одно пафосное словосочетание - Герои Независимой России и возвели последнего в исторический ранг последователя лейтенанта Шмидта П.П.

Я думаю, настало время более подробно проанализировать роль и место «двух капитанов» в событиях 1905 и 1975 годов.

Итак, как говорят историки, все по порядку.

5 февраля 1867 года (все даты касательно биографии П.П. Шмидта даются по старому стилю) в Одессе в семье помощника военного коменданта порта капитан – лейтенанта Шмидта Петра Петровича родился долгожданный сын - Петр Петрович младший или Шмидт П.П. – 3-й. Это был шестой ребенок потомственного дворянина и военного моряка, и княгини Екатерины Яковлевны Шмидт, представительницы древнего княжеского рода Сквирских. Предыдущие пятеро детей были девочки, да и то к моменту рождения Петра, трое сестер скончались в младенческом возрасте. Учитывая тот факт, что отец был флотским офицером, воспитанием будущего революционера занимались мать и сестры. В своем письме Зинаиде Ивановне Ризберг Петр Петрович писал: «В милом детстве моем я видел много любви и женской ласки. Я рос среди сестер и мамы, так как отец всегда находился в плавании».

Говоря о корнях Шмидта П.П. следует отметить, что вся родня его – это сочетание подвига и патриотизма на благо отечества. Судите сами:

Отец – контр-адмирал Шмидт Петр Петрович – 2-й. Родился в 1828 году в семье потомственных дворян и морских офицеров. Отец его капитан 1 ранга Петр Петрович Шмидт – 1-й основал морскую династию Шмидтов. После окончания Морского корпуса Петр Петрович Шмидт – 2-й проходил службу на линейных кораблях и флегатах Балтийского и Черноморского флотов. С 13 сентября 1854 года по 21 мая 1855 годов участник обороны Севастополя на Малаховом Кургане. На бастионах подружился с подпоручиком Львом Николаевичем Толстым. Был дважды ранен и контужен. За мужество и отвагу при защите Севастополя награжден орденами. 19 марта 1876 года высочайшим Указом императора назначен губернатором города и начальником порта Бердянск. За усердие по трудам 27 мая 1885 года произведен в контр-адмиралы. Скончался 19 декабря 1888 года и похоронен в Одессе.

Мать – Екатерина Яковлевна Шмидт (в девичестве Сквирская) родилась 1835 году в семье представителей древнего польско-литовского княжеского рода. В девятнадцать лет, вопреки воле знатных родителей, под впечатлением душевного порыва Марии Григорьевой, Екатерины Бакуниной (внучки М.И. Кутузова) и Екатерины Грибоедовой, приехала в осажденный Севастополь, чтобы стать сестрой милосердия. Хрупкая девушка из знатного княжеского рода, только-только начинающая понимать жизнь, Екатерина Сквирская постигала уроки патриотизма у хирурга Николая Ивановича Пирогова, мужества – у защитников Малахового кургана, самоотверженности – у Даши Севастопольской и своих боевых подруг. На Малаховом кургане девушка нашла и потеряла свою первую любовь – соратника Нахимова П.С., капитана 2 ранга Скоробогатова, который погиб на кургане при отражении третьего штурма. В том же бою на кургане был тяжело ранен ученик Скоробогатова лейтенант Шмидт П.П. Сестра милосердия Сквирская Екатерина Яковлевна спасла его от гибели после тяжелого ранения в бедро. Позднее, в 1859 году, уступив чувствам Петра Петровича, она стала ему верной женой и заботливой матерью.

Умерла 29 декабря 1877 года и похоронена на городском кладбище Бердянска. Как защитнице Севастополя ей при погребении был отдан прощальный салют.

Дядя – старший брат отца – адмирал Шмидт Владимир Петрович, родился в 1827 году. Как и брат, службу проходил на кораблях Балтийского и Черноморского флотов. Активный участник обороны Севастополя. За проявленное личное мужество и отвагу награжден, кроме орденов, Георгиевским крестом и именным оружием – золотым палашом «За храбрость». С 1890 по 1909 год – первый по старшинству среди военно-морских чинов российского флота, старший флагман Балтийского флота. По завещанию после смерти похоронен в Севастополе в усыпальнице адмиралов – Владимирском соборе – рядом с В.А. Корниловым, П.С. Нахимовым, В.И. Истоминым, И.А. Шестаковым, М.П. Лазаревым.

Вот в такой семье, с такими флотскими традициями родился, рос и воспитывался Петр Петрович Шмидт – 3-й. Но в судьбе каждого человека происходят важные события не только положительного свойства. Иногда жизнь преподносит удары судьбы, порой трагические. В жизни Петра Шмидта их было несколько.

Первый удар случился 29 декабря 1874 года, когда в возрасте 42 лет умерла мать. Средняя сестра Анна Петровна Избаш вспоминает: «Я помню как Петя рыдал все три дня до ее похорон, рыдал безутешно, не успокаиваюсь ни на одну минуту. После смерти матери любовь и ласку ее старалась заменить нам сестра Мария. Эта 16-летняя девочка создала особенную, исполненную грусти и доброты обстановку нашего сиротства. Эта обстановка не могла не отразиться на впечатлительном мальчике».

Второй удар со Шмидтом П.П. случился в январе 1880 года, когда отец отдал его в приготовительный класс Морского училища при Морском корпусе, где юный кадет впервые столкнулся с суровой действительностью флотской службы, так сильно отличавшейся от тихого семейного уюта и женской ласки. Офицерами – воспитателями в училище нередко назначались офицеры, изгнанные с плавсостава за непригодностью. Именно таким был первый ротный командир юного Шмидта. Хотя, в новом, мужском коллективе Шмидт чувствовал себя «неважно», в учебе он был прилежен и морское дело любил. Да и отношение было к нему более ласковое – ведь племянник самого Владимира Петровича Шмидта – флагмана Балтийского флота.

Третий удар – это женитьба отца 1882 году. Сестра А.Л. Избаш вспоминает: «Отец был женат второй раз и около него создавалась новая, враждебная брату семья. Я не могла не замечать в брате сложной душевной работы, которая в нем происходит». В 1883 году в новой семье родились два близнеца – Леонид и Владимир Шмидты, сводные братья по отцу.

Тем не менее, на своем этапе развития и возмужания, молодой гардемарин Шмидт П.П. пережил эти удары и 7 октября 1886 года успешно закончил полный курс Морского корпуса с получением погон мичмана и флотского кортика. Наставником от старшего курса на всем периоде обучения в классе Шмидта П.П. был мичман Алексей Николаевич Крылов. В строю молодых мичманов во главе которых стоял Алексей Крылов, были неразлучные друзья - вчерашние кадеты и гардемарины, с разной судьбой, но одной целью – служить Отечеству на флоте, как завещал Петр Великий…

  • Игорь Гиляровский – старший офицер броненосца «Потемкин». Убит 14 июня 1905 года восставшими матросами.

  • Михаил Ставраки – лучший друг детства и юности. Руководил расстрельной командой на казни Шмидта П.П. сотоварищи.

  • Юрий Карказ – генерал-майор армии Деникина, затем Врангеля. 15 ноября 1905 года возглавлял сводный офицерский отряд по аресту «бунтовщиков» с «Очакова». В 1921 году расстрелян в Крыму.

  • Дмитрий Толстой – погиб в Цусимском сражении 15 мая 1905 года.

  • Владимир Лесли – с 1917 года главный артиллерийский воен. спец Рабоче-крестьянского Красного флота.

  • Алексей Николаевич Крылов – Герой Социалистического Труда, выдающийся российский кораблестроитель.

Все это случилось потом, а пока Крылов, Шмидт, Ставраки, Гиляровский, Лесли, Карказ, Толстой подошли к первому в своей флотской жизни экзамену. По приезду в Бердянск к отцу он не смог найти себя в новой семье, ушел из дома к рабочим, а весь отпуск провел на заводе Дэвида Гриевза в г.Бердянске в обществе литейщиков. Многих это обстоятельство удивило бы, но только не историков. Середина 80-х годов 19-го столетия стала эпохой разночинцев и народников. Во многих университетах и даже в военных училищах создавались кружки различных революционных направлений в основе которых находилось изучение трудов К.Маркса и Ф.Энгельса. Понятно, что руководство ВУЗов (особенно военных) работу этих кружков, мягко выражаясь, не поощряло. Но тем не менее, они были. Одна из таких групп – кружок социал-демократа Благоева «впитала» в себя группу гардемаринов Морского корпуса, куда входил (конечно же) П.П. Шмидт.

На одной из сходок была принята программа – обращение к народу. Для одних гардемаринов участие в кружке было игрой в демократию, для других – приобретение новаторских идей социального изменения общества, пришедших из прогрессивной Европы, а для Шмидта, участие в кружке стало верой в смысле жизни. С отцом отношения разорваны, с дядей – не сложились, сестры повыростали, вышли замуж и юный флотоводец Шмидт остался один. Из письма П.Шмидта Евгении Александровне Тилло: «…Я кляну своих товарищей, порою просто ненавижу их. Я кляну судьбу, что она бросила меня в среду, где я не могу устроить свою жизнь, как хочу, и грубею. Наконец, я боюсь за самого себя. Мне кажется, что такое общество слишком быстро ведет меня по пути разочарования. На других, может быть это не действовало бы так сильно, но я до болезни впечатлителен…»

Только в одном обществе чувствовал себя уверенно молодой идеалист Шмидт – в женском. Но и здесь его ожидало разочарование – со всеми своими знакомыми девушками он не смог найти общего языка взаимопонимания, ибо искал ту женщину, которая поймет его Дон-Кихотовские устремления. Не понимали его сверстницы, ибо искали они мужа, а не борца за справедливость всех женщин – тружениц. Стержнем мировоззрения молодого мичмана Шмидта была борьба за счастье всего народа, в том числе и женщин-тружениц. И вот этот стержень оказался надломлен, ибо его окружение не нуждалось в борьбе за свои права. Шмидту осталась единственная возможность – попытаться принести счастье хотя бы одному человеку. Создать для себя мир трепетной заботы о спасении заблудшей души. И Шмидт таки попал в мир…падших женщин. Человеком в жизни Петра Шмидта из того мира стала Доминика Гавриловна Павлова, проститутка с Выборгской стороны. Такой выбор его стал результатом импульсивного чувства.

Из дневника П.П. Шмидта: «Она была моих лет. Жаль мне ее стало невыносимо. И я решил спасти. Пошел в банк, у меня там было 12 тысяч, взял эти деньги – и все отдал ей. На другой день, увидев, как много душевной грубости в ней, я понял, что отдать тут нужно не только деньги, а всего себя. Чтобы вытащить ее из трясины, решил жениться. Думал, что создав ей обстановку в которой она вместо людской грубости найдет одно внимание и уважение, и вытащу из ямы…»

Этим своим неординарным (на то время) поступком Шмидт бросил вызов и обществу корпусу морских офицеров, и своей родословной. Понятно, что о дальнейшей службе не могло быть и речи. Друзья-офицеры «вычеркнули» его из своей жизни, отец и дядя – прокляли, а сестры просто ничего не смогли уже предпринять. И снова Шмидт остался один на один с собой и своими идеями. В таком состоянии он находился до 1889 года, но 24 июня был уволен в отставку по болезни. Болезнью был нервный срыв. 18 февраля 1889 года у Шмидта родился сын Евгений (несмотря на некоторые художественные издержки Ильфа и Петрова в романе «Золотой теленок» у Шмидта был только один сын, который после февральской революции 1917 года уехал в Париж и не оставив потомков в 1951 году там же и умер. В Советскую Россию не вернулся, ибо идеалистические взгляды отца не разделял).

В 1892 году после двухлетнего проживания с семьей в Таганроге (поближе к родной могиле в Бердянске) Шмидт перебирается домой в Петербург и восстанавливается на военной службе на кораблях Балтийского флота. В 1894 году Шмидт (один без семьи) переезжает во Владивосток, где возглавляет отделение гидрографических работ Восточного океана. Морские и навигационные качества Шмидта были всегда на высоте, с объемом работы справлялся блестяще. И как результат – в 1898 году ему присваивают звание лейтенанта. Но кроме своих деловых качеств, Шмидт имел репутацию вольнодумца и разночинца. Все это сказалось во взаимоотношениях с командующим Тихоокеанской эскадрой контр-адмиралом Чухниным Г.П. (с которым Шмидту доведется встретиться в 1905 году в Севастополе). В результате конфликта лейтенант Шмидт (второй раз) вынужден уйти в запас. Одна из причин конфликта была в том, что жена Шмидта с сыном отказалась ехать во Владивосток, а это в офицерской среде рассматривалось как неуважение к службе. Были и другие причины, порожденные особенностями характера самого Шмидта.

С сентября 1898 по январь 1904 года – Петр Петрович плавает на судах Добровольного флота по маршрутам: Петербург – Владивосток и Одесса – Порт-Артур. За время работы Петр Петрович Шмидт прошел все ступени – от ревизора (помощника капитана) судна до капитана. Однако и здесь происходили неудачи – 16 ноября 1903 года пароход «Диана», где капитаном был П.П. Шмидт наскочил на камни в Датском проливе. Вся вина была возложена на старшего помощника, но Петра Шмидта тем не менее от капитанства отстранили и порекомендовали на должность начальника Рижского мореходного училища. Но 27 января 1904 года началась русско-японская война.

Как офицер флота Шмидт был мобилизован и в звании лейтенанта откомандирован в Кронштадт. И вот на этом этапе жизни Шмидта начинается самое интересное. А именно – вопросы без ответов.


  1. Историки советского периода утверждали, что П.П. Шмидт был учеником С.О. Макарова. В таком случае, почему Степан Осипович не взял в свой походный штаб Шмидта, как специалиста гидрографа и капитана – знатока Дальневосточного бассейна, а взял к себе его сводных братьев? (Леонид Петрович Шмидт погиб вместе с Макаровым С.О. на броненосце «Петропавловск», а Владимир Петрович остался жив и участвовал в обороне Порт-Артура).




  1. Несмотря на особенности своего идеалистического характера П.П. Шмидт никогда не cостоял в членстве в военно-революционных кружках. Действительно, с 1885 по 1887 год в Морском училище был такой военно-революционный кружок Шелгунова. Раскрыт он был в августе 1887 года главной военно-морской прокуратурой. В состав кружка, кроме мичмана Шелгунова, входили гардемарины, а впоследствие, мичманы Черневский, Хлодовский, Бобровский и Доливо-Добровольский. Да, действительно, все они учились вместе со Шмидтом П.П., но сам то Петр Петрович ни членом кружка, ни революционером не был. Это подтверждается секретным рапортом главной военно-морской прокуратуры.


СЕКРЕТНО

^ Главный военно-морской

прокурор

С.Петербург

августа 4 дня 1887 г.

418

Управляющему

Морским министерством

адмиралу ШЕСТАКОВУ


ОТНОШЕНИЕ

Управляющий Министерством юстиции препроводил к Вашему превосходительству произведенное в гражданском ведомстве дознание о «военно-революционных кружках» и всеподданнейшие прошение мичмана А.Доливо-Добровольского.

Первоначально к сему делу были привлечены мичманы Николай Хлодовский, Александр Доливо-Добровольский, Лев Бобровский, Николай Черневский и воспитанники Морского училища гардемарины Николай Стронский и Евгений Дейновский.

Затем, по привлечении к этому делу находившегося в кругосветном плавании мичмана Николая Шелгунова, Государю Императору благоугодно было положить следующую резолюцию: «Передать все это дело не в Министерство юстиции, а в военное и морское министерства, кроме лиц гражданских».

Первые зачатки этого сообщества появились в конце 1884 года или в начале 1885 года в виде периодических собраний некоторых юнкеров военных училищ на частных квартирах для чтения общеобразовательных и по преимуществу социально-экономических сочинений. В конце 1885 года в кружки эти вошли бывшие воспитанники Морского училища, а ныне мичманы Шелгунов, Черневский, Хлодовский, Бобровский, а впоследствии и Доливо-Добровольский, составлявшие до этого времени, по-видимому, отдельный кружок, по своему направлению и цели сходный с военными кружками.

Одновременно с этим, под влиянием, между прочим, Шелгунова, возникла мысль об организации кружка исключительно революционного направления для революционной пропаганды в войсках и о составлении программы для этой преступной деятельности.

Составлению этой программы предшествовало несколько сходок, состоявшихся в марте, апреле и мае 1886 года, на которых обсуждались способы сношения с преступным сообществом, известным под названием группы «социал-демократов», от которых и получались издания преступного содержания.

^ Обращаясь от этого общего изложения к сущности дела я нахожу:

  1. Мичман Черневский изобличается в принадлежности к «военно-революционному кружку» гардемаринов, во главе коего стоял мичман Шелгунов.

  2. Мичман Шелгунов при допросах, отобранных у него по возвращении из заграничного плавания, признал себя виновным лишь в принадлежности к революционному кружку. Между тем дознанием установлена не только принадлежность его к военному кружку, но и руководящее значение в этом кружке.

^ По соображениям вышеизложенного я полагал бы обвиняемых мичманов Черневского и Шелгунова предать суду военно-морским судом.

Главный военно-морской прокурор

статс-секретарь Янвич-Яневский

Так где же революционер Шмидт П.П.? А революционер Шмидт П.П. в это время занимался «революционным» преобразованием Доминики Гавриловны Павловой.

3. Опять же, в советской историографической литературе, утверждалось, что за свои революционные мысли Шмидта П.П. адмирал Рожественский З.П. не пустил на эскадру. Увы, данный факт является заблуждением.

В действительности же, Шмидт был в Петербурге на приеме у Рожественского с прошением о назначении командиром миноносца в составе эскадры или о направлении в Порт-Артур в составе отряда капитана 2 ранга Беклемишева М.Н. на подводные миноноски. В первом прошении Шмидту П.П. было отказано в связи с отсутствием вакансий командиров миноносцев, а во втором – в связи с отсутствием опыта плавания на подводных лодках.

Но вместе с тем, лейтенант Шмидт был отправлен в Либаву, где формировалась 2-я Тихоокеанская эскадра и назначен на должность старшего офицера вспомогательного крейсера (а не транспорта) «Иртыш».

(Кое-что об этом корабле.)
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconТак начиналась российско-японская война: герои Чемульпо в городе Харькове (1904 г). [1]

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Катализатором, ускорившим развитие революции, стало ухудшение материального положения трудя­щихся из-за кризиса 1900-1903 г г и русско-японской...

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconАсимметричный ответ высокоточному оружию
Но система работает, если война идет по "правилам" и дает сбои, если сталкивается с партизанской войной. Партизанская война в отличии...

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconРеферат Тема: «Целина: экономические, политические, демографические и экологические последствия»
Целина: экономические, политические, демографические и экологические последствия

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Сравнительная характеристика двух войн: Отечественная война 1812 года и Крымская война 1853-1856 годов

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Катализатором, ускорившим развитие революции, стало ухудшение материального положения трудящихся из-за кризиса 1900-1903 гг и русско-японской...

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconПиранья: жизнь длиннее смерти александр бушков
Конец семидесятых годов, СССР находится в апогее могущества Во всех горячих точках наши военные профессионалы дают решительный отпор...

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconОбозревая политическую историю современного мира, трудно обойти вниманием...
Во всех развитых или развивающихся странах выбор целей и задач общественного прогресса, интеграция их в практическую политику лежит...

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Целина: экономические, политические, демографические и экологические последствия

П. П. Шмидт и В. М. Саблин революционеры или бунтари Русско-японская война 1904-1905 годов стала войной зародившегося империализма, политические последствия iconПлан реферата Часть Внешняя политика России в XVIII в. 1 Хронологическая...
Петра I. Главные события этого периода – Русско-турецкая война 1735-1739 гг и Семилетняя война. Третий этап внешней политики начинается...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<