Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год




Скачать 391.48 Kb.
НазваниеИдой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год
страница2/4
Дата публикации20.04.2013
Размер391.48 Kb.
ТипИнтервью
uchebilka.ru > Военное дело > Интервью
1   2   3   4
Тогда мы отмечали обязательно Шевченковские дни. Как Шоломалейхемовские дни, так и Шевченковские дни всегда отмечали в школе. Так она со мной выучила эти песни. И я эти песни спела на украинском языке. Украинский язык я знала не хуже еврейского, потому что на нашей улице, как евреи прекрасно все разговаривали по-украински, так и украинцы знали еврейский язык. Потому что это была интернациональная улица.

[29] Но не на русском, на украинском говорили?

На украинском, на русском, потому что там всякие жили. Но, в основном, на украинском. А с родителями дома мы разговаривали на еврейском.

Короче говоря, меня приняли бы, но, потому что у меня не было общежития — не было где жить, так я вернулась обратно в Винницу. Когда я вернулась обратно в Винницу, то пошла на завод работать. Я узнала о том, что есть еврейский самодеятельный хор. А в Киеве был ЕВОКАНС — еврейский вокальный ансамбль. Это был не ансамбль, это был симфонический оркестр! Многие, конечно, помнят те годы: в 1936-м году еще его расформировали, потому что многие из этой капеллы приехали в Винницу работать в нашу капеллу. Но эта капелла, в которой я работала с 1936-го года, была еще любительской. Потом наш хор стал полупрофессиональный. А потом, в 1937-м году, приехал Михоэлс на гастроли в Винницу. И он послушал наш хор. И он дал свое добро, что ему очень понравилось. Ему очень понравилось, во-первых, что есть еврейский хор в Виннице. Потому что была украинская капелла имени Леонтовича, а наша капелла была имени Шолом-Алейхема. И наш хор переквалифицировали в профессиональный.

И я работала, пока в 1939-м году, когда уже официально вышла замуж, я не уехала в Кировоград.

[30] Почему в Кировоград?

Мужа отправили работать в Кировоград, потому что расформировался (называет аббревиатуру), расформировался еврейский ТЮЗ.

[31] Вы тогда понимали, почему это все происходит?

Мы понимали, но настолько не чувствовали. Мы верили, что, может быть это так. Хотя, много было такого, что душой не могли воспринять. Если такого человека, как нашего директора школы Кокшенина. Его весь мир признавал. А потом, когда это коснулось уже лично, то тогда мы уже почувствовали.

[32] Что-то муж об этом рассказывал, когда театр разгоняли?

Там создали такую обстановку, что постепенно расформировали театр. Потом расформировали ГОСЕТ московский. И одновременно я, в нашем клубе, где мы занимались — клуб Сталина, это теперешняя филармония в Виннице, — так там был еврейский драматический коллектив. Я там тоже принимала участие и не последнее. Это было все до войны.

Ну, а когда уже случилась война — я перестала петь, а начала только плакать. Потому что было столько горя пережито!

Во-первых, при эвакуации. Нас застала война в Луцке. Вот как мы лежали в постели, вот так утром в первые же часы войны. Мы эвакуировались, бежали в Киев, из Киева на Донбасс, с Донбасса на Урал, а потом уже судьба меня забросила в Удмуртию.

[33] Это же Вы уже родили?

Да.

[34] Это Вы с ребенком были?! Без мужа?!

Да. Он пошел в армию, причем пошел добровольцем. Когда началась война, он накануне заболел двусторонним крупозным воспалением легких. И в таком состоянии мы бежали из Луцка. Ну, как мы бежали — это, вообще, рассказать невозможно. Мне просто тяжело все это еще раз пережить.

Когда мы приехали уже на Донбасс, моему сыну было 10 месяцев. А в Амбросиевке на Донбассе жил старший брат. А жена у него русская. Она работала врачом, потом ее, как коммуниста, назначили начальником госпиталя. Уже стали туда раненые прибывать. Она взяла мужа работать к себе в госпиталь. А его мама осталась в Киеве. Впоследствии мы узнали, что она выбросилась с 5-го этажа на Красноармейской из кинотеатра Киев.

Так он хотел поехать. Это было еще до того, как вошли немцы в Киев, но уже знали, что к Киеву подходят. Он хотел поехать, добраться до Киева чтобы забрать маму. А мама была в таком состоянии, что она не хотела никуда ехать. Она хотела дождаться, она думала, что война скоро кончится. И остался племянник — студент политехнического института. Он пошел в ополчение, в партизанский отряд... Да, так что я говорила? В госпитале на Донбаcсе брат работал. Да. И когда уже стали подходить немцы, то он сказал, что как же так! Он ведь комсомольцем был. Ну, меня он уже пристроил, я уже нахожусь у брата. И он пошел добровольцем. Пошел в военкомат, потому что, так или иначе пришла бы повестка. Попал прямо в саперную часть. И год у нас не было связи с ним. Мы потерялись. Потому что, когда мы бежали из Амбросиевки вместе с госпиталем, то немцы уже были в ней.

У нас год не было связи. Он был под Сталинградом и через брата, который сам был в окружении, он работал в управлении дороги, он был заместителем начальника политотдела.

[35] Ваш брат или его?

Мой брат. Впоследствии он работал заместителем финансового отдела Юго-Западной железной дороги. Он попал в окружение. И когда он вышел из окружения, то он нашел семью. А муж писал; он же оставил меня в Амбросиевке и не знал, живы мы или нет, но он знал из последнего письма, что мои родители добрались до Златоуста. Нет, что они выехали. Куда они добрались, он не знал. Он искал через Богуруслан, насколько было возможно в этой суматохе. (...) моей золовки.

Она сама русская, но я ее считала своей сестрой. Двое детей и мой! Я работала при госпитале. Когда нужно было там раненых разгружать, снимать с поезда ночью. Так она меня: "Пойди, помоги". В госпитале как санитарка или как няня. Я и тут была, и там была. И тут же за детьми надо было... Хотя они были в садике, в школе. А потом я уже осталась одна. Она с госпиталем уехала ближе к фронту, а я осталась в Удмуртии. Ну, то, что я была голая, босая, голодная и холодная, на чужбине — никого и ничего, так я начала думать, как добраться к своим.

Встретились мы уже в 1945-м году. Муж вернулся. Первый раз это было 11 ноября 1945-го года. А потом мы поехали в Румынию. Он тогда еще не демобилизовался, а его дивизия была в Румынии. Два года я прожила в Румынии. Тоже там встретилась с еврейской семьей. Впоследствии они уехали в Израиль. Так вот с ними, тоже втихомолочку, мы справляли еврейские праздники.

[36] Вы в своей семье продолжали еврейские традиции или уже было не до того?

После войны? Продолжали, но уже не так как было. Папа по-прежнему молился, делал все еврейские процедуры. И маца должна была обязательно быть на Пасху. Я в Киев сюда им привозила все пасхальное и кошерное. А вообще, у нас дома было все только кошерное. А потом уже, во время голода, если папа мой мог съесть кусочек сала с хлебом! И, Слава Богу, что это было! Так мама ни в коем случае... Что было делать, когда он так тяжело работал. Так он говорил: "Сам Бог велел, что когда нужда, то человек не должен отказываться, как от духовной пищи, так и вообще от любой пищи". Только чтобы выжить. Бог ему простил. Он прожил до 86-ти лет. Старость у него была очень тяжелая, не заслужил он такой. После войны, когда родители вернулись в наш дом с младшей сестрой, и начали возвращаться люди домой, а там ни кола, ни двора. Даже чужие люди — наши бывшие соседи, наши бывшие друзья, так папа с вокзала всех привозил к нам домой. У нас был не дом, а ночлежка (смеется), где кто занимал место. И папа всегда с умилением достанет кусок хлеба, или что — он приносил, чтобы все ели, чтобы все были сыты, довольны. Он говорил: "Молитесь Богу, что остались живы". Всех успокаивал и всем делал добро. Причем он не только делал добро, он умел делать так, чтобы люди восприняли это не как милостыню, а как Божий дар.

Ну, а традиции — потом уже как Бог дал. Он по-прежнему, даже уже, будучи в таком состоянии, (уже немножко и склероз, а потом он начал терять зрение) он обязательно должен был молиться. Он обязательно молился, молился за детей. И когда мама начала роптать, то он говорит: "Ой! Глупая женщина, что ты ропщешь? Конечно, очень больно и очень досадно, что мы потеряли такого сына, но, слава Богу, остальные остались в живых, хотя и были контуженные. И что зятья остались живыми. Мы должны и ложиться и вставать — и молиться Богу, что мы еще счастливы по сравнению с другими". Из нашей родни 36 человек были уничтожены немцами и полицаями. Страшно уничтожены.

[37] Во время оккупации?

Некоторые в Калиновке, мамина родня: и сестры, и братья.

И у всех большие семьи: и дети, и внуки, и правнуки. Все погибли в Виннице. Только из самых близких, родных.

[38] А почему не эвакуировались?

Почему? А разве у всех была возможность эвакуироваться? Не у всех была возможность. Вы знаете как было со мной, с нами? Когда мы прибыли в Киев? Уже 24-го числа мы добрались до Киева. Голые, босые и голодные. И брат жил на Пушкинской, он работал в управлении дороги. В 14-м номере, там, где билетные кассы. И когда мы пришли, то муж побежал туда. Еще в Житомире нам начальник житомирского вокзала (муж сказал, что мы родственники Фила, так он дал ему что-то на дорогу и денег дал немножко. И дал нам билет, чтобы мы проехали. Мы же не думали, что это война, что это надолго. Мы думали, что это чья-то злая шутка.

Когда мы добрались, потом брат отправил маму с его семьей 24 июля. Он их отправил раньше, он их отправил на Урал эшелоном. А муж еще был с нами и у меня грудной ребенок, 10-ти месяцев. И мы решали, что делать, куда нам деться. Надо бежать! И свекровь говорит: "Уезжайте, уезжайте на Донбасс, там у Аврама..., там Анастасия Ивановна. Она вас примет, она очень хорошая женщина". Мы пришли на вокзал, на речной вокзал. Народу было — миллионы! Эвакуированные со всей Украины. И мы, со своим "великим" багажом: там какую-то подушечку, что-то там для ребенка собрали; сидели и ждали какой-то катер. И вот подошла баржа. И начали люди бросаться на эту баржу, потому что бомбили уже в Киеве. И наш этот клумачок мы уже бросили на эту баржу, но нам выбросили этот клумачок обратно, потому что на барже уже было полно народу. И баржа отплыла где-то метров 200, может быть даже меньше. И начали бомбить, бомба попала возле баржи и баржа опрокинулась. Я сейчас вспоминаю этот ужас, этот крик! Начали плыть люди, чтобы спасти людей. Это невозможно.

[39] Как сестра попала в Мексику?

В 1927-м году начался период коллективизации. Тогда тоже громили евреев и всех кто был неугоден. Ну, а мой шурин тогда еще был молодой человек, сестре было 22 года, а ему было 25 лет. Он решил, что надо уехать.

[40] Повторите, что он сказал.

Он говорит: "(говорит на идиш). Надо отсюда убежать".

[41] У него была лавочка?

У него был, вроде как лоток. Потому что была сильная безработица в те годы. Была даже биржа труда, где люди простаивали месяцами, чтобы где-нибудь устроиться работать. И началась коллективизация, начался голод, начались вообще всякие несчастья. И они решили уехать. Тогда очень многие эмигрировали: кто в Америку, а они уехали в Мексику через Кубу. Когда они приехали туда им было очень тяжело, потому что они не знали языка, без кола и без двора — не такие они уже были богатые. И они там тоже как могли устаивались. Сразу занялись картошкой, что ли, не помню чем они там торговали, чтобы как-нибудь прожить. А потом, через короткое время, они постепенно-постепенно немножко начали подниматься на ноги. А уже где-то в 1934-м году у них уже была маленькая трикотажная фабрика. Они уже и язык изучали. А шурин мой тоже был такой набожный, и сестра тоже по традициям родителей. Сестра и сейчас, чтоб она была здорова и счастлива, ей уже будет скоро 88 лет, 16-го апреля.

[42] Там была еврейская община? Или есть и сейчас, в Мексике, там где они жили?

Да! Там такие синагоги и я ходила в синагоги. И была там на бармицве. Президент синагоги, некий Фельдман, так у внука его был бармицве — так в синагоге. Свадьба в синагоге была моего внучатого племянника. Была я на этих бармицве и еще у одного внучатого племянника — был второй бармицве, так я была на втором бармицве. Это было очень интересно, все эти процедуры... Я уже точно не помню, но сам процесс этот... А каждую субботу с моими родными сестрой и шурином я ходила в синагогу. И у меня даже молитвенник есть. Там в молитвеннике есть еврейский шрифт, который я могу читать, так мне было легче читать, потому что там есть очень много ивритских слов, которые я не понимаю, так мне сестра объясняла. Хотя она иврит тоже очень плохо знает.

[43] А у Вас были проблемы в связи с тем, что сестра уехала? Вам приходилось это скрывать?

Приходилось, а как же. Приходилось скрывать. Мои братья, например, скрывали то, что у нас сестра уехала. Старший брат (на долгие годы сестре), так он был такой коммунист. И второй брат. А мы просто не афишировали, что у нас сестра уехала, но многие об этом знали. А во время голода, если бы не сестра, так, наверное, нас и в живых бы не было.

[44] Она вам оттуда помогала?

Конечно помогала. Она посылала на ТОРГСИН по 10 долларов в месяц. Мы могли прокормиться сами и вся родня возле нас кормилась.

[45] А как соседи к этому относились?

Без зависти. Я Вам должна сказать, вот как мы жили: один немножко лучше, другой — хуже, но чувства зависти не было. Потому что все жили одинаково.

[46] Ну, тем, что Вам сестра помогала из Мексики, Вы этим отличались от всех других?

Ну, как Вам сказать. У нас все уже тогда работали и это было не настолько для нас... потому что это разделялось на всех. Там какую-то крупу возьмут или какую-нибудь селедку. Чтобы мы могли одеться, чтобы мы могли что-нибудь... Как-то мама купила нам на ситцевые платьичка, нас все-таки четверо девчат. А старшая сестричка (она уже покойная сейчас) была уже невестой. Так купили ей свитерок. И я уже тоже почти невеста. Так когда мне надо было идти на свидания, на концерт или куда-нибудь, так сестричка мне всегда давала. С одного на другого.

[47] Ну, в анкетах, когда Вы уже стали постарше, и надо было писать, есть ли родственники за границей, что Вы писали?

Мы просто не писали. Когда мне еще не было 14 лет, и меня не хотели принимать в комсомол, то я страдала ужасно.

[48] Из-за этого?

Нет, не из-за этого, просто мой возраст еще не подошел. Вот так мы были, вот так мы верили. И я Вам должна сказать, что для нас это было свято и это было очень важно, это нас дисциплинировало. Разве можно осмыслить этот разгул, который сейчас? (начало фразы оборвано) не могут ей распорядиться.

[49] Не могут, конечно. Воспитания нет, культуры. Оно же все взаимосвязано.

Да. И главное, что культура, и все традиции: и бытовые, и религиозные. Я считаю, что все это сейчас — только кривляние! Потому что все это — не искренне! Вот эти проповедники. Что они проповедуют!? Они ходят с крестом, но креста в душе-то у них нет!

[50] У кого-то есть, у кого-то нет — Бог с ними. Вот скажите, в Мексике Вы пели?

Да. Пела. Потому что были праздники Хануки. Я была на празднике Хануки. Там есть специальные общественные центры. И моя сестра еще и сейчас президент благотворительного общества Пионеров. Она уже много лет она является президентом этого общества. И я много раз с ней бывала. Они по вторникам собирались. И сейчас они делают какие-то базары и собирают деньги, чтобы посылать нуждающимся евреям в Израиль.

[51] Когда Вы возобновили отношения с сестрой? Как это произошло?

Мы их почти и не теряли с ней.

[52] ^ И до войны, и после войны она держала с Вами связь? Вы переписывались или как?

С родителями, да.

[53] То есть родители не скрывали, что у них дочь за границей?

Нет. Вообще, все соседи знали. А там, где можно было не афишировать, так просто не афишировали.

[54] Она сюда приезжала?

Она приезжала два раза. В 1959-м году со старшей дочерью, а в 1965-м году она приезжала с младшей дочерью. Первый раз она приезжала, когда еще родители были живы, второй раз — уже папы не было, была только мама. Она нам как вторая мама. В субботу мы пешком ходили в синагогу.

1   2   3   4

Похожие:

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconII. Основна література до окремих тем курсу Загальної частини До теми 5 Гельфер
Глистин В. К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений: (Объект и квалификация преступлений). Л.: Лгу, 1979

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconЛариса ившина: — у нас сложилось впечатление, что столица юмора из...
Закалка сюрреализмом": Сценаристы и артисты кабаре "Веселый песец" пошутили о "Дне" серьезно // День(укр), 2011.№220/221 12). С....

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconСписок литературы Зеньковский В. Пять месяцев у власти (15 мая 19...
Зеньковский В. Пять месяцев у власти (15 мая – 19 октября 1918 г.). Воспоминания. – М., 1995

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год icon"Анализ рентабельности"
В заключении содержаться вывод основных причин влияющих на рентабельность предприятия и возможные действия по их количественному...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconРеспублика Польша, (Rzeczpospolita Polska). Форма правления
Основные города: Лодзь 829 тыс жит.(1995), Краков 746 тыс жит.(1995), Вроцлав 643 тыс жит.(1995), Познань 582 тыс жит.(1995), Гданьск...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconСлавная триада Глава из книги Б. Н. Малиновского «История вычислительной...
Из книги Б. Н. Малиновского «История вычислительной техники в лицах», «кит», птоо "А. С. К." Киев, 1995

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВинница Издательство «Радиоинформ»
М929 Похождения земного духа. Мистический детектив. – Винница: Радиоинформ; 2012. – 208 с

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВенгрия (1918-1939)
Ноябрь 1918 – роздана ВКП во главе с Бела Куном (на фото), готовится к захвату власти, получает поддержку из Советской России (формирования,...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconПредложения по акции Шиканемо
Киев, Винница, Днепропетровск, Житомир, Ивано-Франковск, Каменец-Подольский, Кривой Рог

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВинницкая областная научная медицинская библиотека
Винница. В отчете  библиотеки за 1936 год, подписанном  заведующим Зецкером М. И. и воспоминаниях врача Кениса В. Я., что несколько...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<