Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год




Скачать 391.48 Kb.
НазваниеИдой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год
страница4/4
Дата публикации20.04.2013
Размер391.48 Kb.
ТипИнтервью
uchebilka.ru > Военное дело > Интервью
1   2   3   4
[96] И директору, и бухгалтеру?

Главному бухгалтеру дали 15 лет, мужу дали 10 лет и брату тоже 10 лет. А директору базы дали 1 год исправительных работ. Будто бы он ничего не знал.

[97] Руденко, это кто?

Руденко был генеральный прокурор Украины.

[98] И Вы ходили к нему?

И я ходила к нему. Правда, он истребовал дело, чтобы пересмотреть дело, что касалось моего мужа. Я ему рассказала, все как было. Он меня очень внимательно меня выслушал и позвал этого к себе и сказал ему: "Я хочу, чтобы это дело истребовали на пересмотрение". Я потом зашла к этому в кабинет, и он сказал: "Хорошо, хорошо, но сейчас много дел". Я говорю: "Это у вас много дел, а у меня одно больное дело — за что?! За что?!" Короче говоря, каждый раз прихожу, а он говорит: "Придите завтра. Придите послезавтра. Придите через неделю. Мы уже затребовали". И так они и не затребовали, наверное. Потому что шли месяцы, шли годы. И так прошло два с половиной года.

Он приехал, конечно, надломленным. Вот так верили. "Надо писать Сталину, надо писать Сталину!" И писали Сталину, и писали (как это называлось?) в советскую контрольную комиссию? И куда только не писали. И наш адвокат, пожилой человек, полковник Фришман, говорил: "Это ничего не даст. Все его горе, что он еврей". Потому что те три гоим — их же не трогали — их отпустили восвояси. Хотя они и доказывали, что этот ни в чем не повинный человек. Действительно, ни в чем не повинный. Вот так. Исключили его из партии. Забрали все награды.

[99] Он вернулся по амнистии или дело было пересмотрено?

По амнистии.

[100] По той амнистии, которая после смерти Сталина была?

Да. Ну, а потом я вкусила хороший кусок. Сама. И тоже потому, что моя фамилия Гельфер.

[101] Что это было?

Тоже создали дело. Создали такое липовое дело! После этого, если я еще пою, то мне надо не одну Золотую звезду.

[102] Где Вы работали тогда?

Я работала в общественном питании. Помните, было такое громкое дело "Вареничная"? Так через пять лет вспомнили обо мне и дали 10 лет. Тоже было ни за что.

[103] Это же было недавно.

Да, это было недавно. И только когда мои все писали, даже начальник колонии писал.

И все, кто знал это дело — все ужасались. Когда приехала моя племянница в 1979-м году в ноябре месяце в Москву специально по моему делу, то они быстренько пересмотрели дело, когда я уже отсидела 7 лет.

[104] Вы отсидели 7 лет?!

7 лет. Тогда они (неразборчиво): "Это нас не касается, это украинская прокуратура". Короче говоря, истребовали дело и меня помиловали, что сняли мне срок наказания с 10-ти до семи лет, которые я уже отсидела. Что они могли? Они уже не могли ничего изменить. Они сделали великое одолжение. Они меня помиловали. Сняли с меня срок.

[105] Кем Вы были тогда?

Кассиром. Между прочим, у меня об этом никто не знал. Только знает Фира Борисовна. И вот, ходить с такой раной в душе! И все это пережить, и все это перестрадать! Разрушилась семья.

Но надо петь песни, надо! Если бы не этот хор, то меня уже, наверное, не было бы в живых. Сколько я переболела и сколько я перестрадала. Я несколько раз просто накладывала на себя руки. Потому что эта боль, эта обида! Потому что когда знаешь, что ты виноват, то надо нести этот крест. Но когда знаешь, что ты не виноват и так жестоко наказан, со всех сторон...

[106] Где Вы были в заключении?

В Одессе.

[107] Что Вы там делали?

Что я там делала? Все, что было нужно. Я была в инвалидском... (хорошо, что я помню свое имя) (Смеется).

[108] В Киеве было два общепитовских дела: "вареничная" и "столичный"?

Так "Столичный" — это было совсем другое дело! Разве в "Столичном" не знали, за что они сидят? В "Столичном" они знали, за что они сидят.

[109] А в «вареничной», в принципе не было дела или просто Вы уже попали там...?

Создали дело.

[110] А в принципе в «вареничной» не было нарушений, которые могли повлечь...?

Нет, нарушений не было. Не было никаких нарушений. В том то и дело.

[111] А почему же тогда?

Потому что шеф-повар что-то не согласовал с ОБХСниками.

Он же их кормил. Кормил и поил, и в пазуху давал. Конечно, снимались деньги. Но как раз на моей кассе не снимали, потому что я боялась этого дела. И нужно было и для нужд... Для всех нужд, и для ОБХСников тоже. А я работала... Вы в вареничной когда-нибудь были? Там есть вверху зал и внизу. Я работала внизу. Я боялась, у меня никогда не было расхождений даже на копейку. Потому что знаете как — "битой собаке"...

У меня была нужда и я пошла туда работать, потому что когда муж был там, Вы можете себе представить, что когда он пришел, то не мог устроиться на работу. Его не хотели прописывать несколько лет, до 1956-го года. Он пришел в 1954-м, и мы жили у брата в 8-ми метровой комнатке, двое детей и кормить их как-то надо было. И я пошла туда работать из-за того, чтобы куском хлеба накормить детей. А потом муж уже устроился работать в Укрконцерте в филармонию, разъезжал с бригадами. А дети же! Надо было и за детьми смотреть и кормить их, и поить. И он тоже на этих гастролях только болячки себе нарабатывал. А я уже работала только на то, чтобы их прокормить. Ну, моей личной наживы было — 3405 рублей. И получила за это 10 лет.

[112] Вы много там проработали, да?

Я начала работать где-то с 1954-го года. Нет, раньше. Но там я не работала. Там я только два года работала. А раньше я работала в "Спорте" тоже контроллером.

[113] В вареничной Вы всего два года проработали?

А с этим шефом полтора года. А до него работал шеф, так тот делал таки какие-то комбинации, но не пострадал. И после него работали.

[114] Вы из вареничной ушли, и все было уже после того, как Вы ушли из вареничной?

Это было в 1968-году. Их всех арестовали: контролеров, кассиров, шефа. потому что как-то нагрянул ОБХСС. (Запись остановлена по просьбе Иды Моисеевны).

[115] Вы как-то начали говорить о... Вот когда Вы говорили о сестре, которая уехала в Мексику, что муж ее тогда охарактеризовал государство и Вы говорили, что погромы были? Еще тогда, в 20-е годы.

А, в 20-е годы. Когда начался НЭП? Да, тогда тоже хватали, хватали в тюрьмы. Брали за мелочь. Кого брали за золото — сажали людей.

[116] Это уже когда НЭП разрушали?

Да, когда разрушали НЭП. Короче говоря, искали всякие причины для того, чтобы сажать людей. Потому что началось строительство Советского Союза, строительство страны. Добровольно на тяжелых работах...

[117] Но национальность при этом не имела...?

Вы знаете, национализм после войны хуже стал, чем до войны. Последние годы до войны мы так резко не ощущали этот антисемитизм. Потому что тогда наказывали за антисемитизм. Тогда нельзя было сказать — жид.

[118] Как наказывали?

Брали в милицию и наказывали как за хулиганство. А после войны это было в порядке вещей. Разгул антисемитизма. Особенно когда возвращались евреи с фронта, те, кто остались живы, и приходили в свой дом, то им это стоило жизни.

А у меня как-то случилось на работе. Пришла официантка. Она забыла заказать кому-то заказ, и потом она пришла и требовала, чтобы я ей дала то, что она заказала. Я говорю: "Ты же не заказала". А те начали на нее жалобу писать. Так она начала психовать: "Из-за тебя". Я говорю: "Что из-за меня? Ты же сама виновата. Пеняй сама на себя". Она кричит: "Жидовка, уезжай в свой Израиль". Я вышла за перегородку и дала ей такие две оплеухи по двум щекам, что у нее пальцы так до сих пор стоят. Я говорю: "На тебе за жидовку, на тебе за Израиль и за всех жидов, которые пострадали из-за таких сволочей, из-за таких бандитов как ты". Я говорю: "Ты на костях этих жидов, которых вы уничтожили, построила себе двухэтажный дом. Ты мне говоришь — жидовка?! Ты что? Ты готова меня взять и зарезать!" Она сразу осеклась и побежала жаловаться к директору, что я ее побила. Что заказ она не получила и что я ее побила. И что я ее назвала Настя. Директор вызвал меня и говорит: "Что такое Ида? Что случилось?" Та говорит: "Она меня Настя называла!" Я говорю: "Настя? Я тебя Настя назвала? Слишком большая честь. Я тебе сказала, что ты "полицайка", что ты хулиганка, тварь, антисемитка, сволочь!" Всякими словами, какие только на ум приходили. Я говорю: "Настя для тебя слишком высокое звание. Ты — подонок, ты — ничтожество! Ты меня не оскорбила, что ты мне сказала — жидовка. Я горжусь, что я жидовка! Да, я — еврейка и я горжусь этим! А тем, что ты сволочь гордиться нельзя. И то, что твои руки в крови, и руки твоих родителей, наверное, тоже в крови, как и у тебя, если ты посмела меня ни за что ни про что обругать. За что? Если бы ты не боялась, то, наверное, тут же бы меня за это и убила". Я тогда была довольна, что все на нее напали. И директор сказал: "Сними передник и уходи, за тебя администратор рассчитается". Она потом приходила просить прощения: "Прости, прости, прости". Я говорю: "Уйди, чтобы я твою морду не видела". Все на нее напали: Как это так, что это за слова такие? Хорошо ты ей дала, правильно ты ей дала" (Смеется).

Ой, тот контингент! Там уже нечему было удивляться, если услыхал слово — жид, жиды.

[119] Это в лагере?

Да. Вот, я вспомнила — отряд.(Смех). Пятый отряд — это был отряд инвалидов. (Запись прервана по просьбе Иды Моисеевны)
[120] А у Вас соблюдалась такая пища к этим праздникам?

Конечно.

[121] И дети это знали?

Конечно.

[122] Или это исходило от родителей?

Конечно исходило от родителей. Всегда, конечно, мы уже, эти праздники традиционно не справляли, потому что если с родителями... Мы считались уже переродившимися. Мы знали, к какому празднику что надо. Вот сейчас идет Пурим, значит нужны умынташ, нужно посылать шелах мунес(?)... Нет, это на Хануку. На Пурим тоже посылают (шелах мунес) — это гостинцы. Пироги с маком.

[123] На Пурим — карнавал, да?

Да. И пурим штилах, карнавалы и интересные игры, и песни веселые. Это веселый праздник.

[124] А Вы знали легенды связанные с праздниками?

Помнила. Папа всегда рассказывал и библейские легенды, и, вообще, исторические легенды. Хотя он был сам необразованный человек, а просто по своей жизни. То что пережито ими, то что он слыхал и то, что он знал от своих родителей.

[125] Вы говорили, кто были его родители?

Папины родители? Я уже не помню, но мне кажется, что у него были, как говорят... он давал рабочих лошадей, ломовых лошадей для работы, для обработки, для перевозок.

[126] Вы говорили, что у какой-то сестры муж был резник?

Это у Фиры Борисовны отец был резник. Тоже она уже традиции так не помнит. Кое-что, конечно, осталось.

[127] Я вот что хочу сказать, что как-то мы себя убеждаем и считается, как-то есть такое мнение, что быт, характерный для еврейства ушел, потому что он... ассимилировался, что это было насильственно. Но, может быть, это было не насильственно, но просто не востребовано жизнью? Как Вы считаете?

С одной стороны это было не востребовано, а с другой стороны как-то так все обставлялось, чтобы люди постепенно от этого отвыкли.

[128] Может быть на это не обращалось внимание?

Не обращалось внимание. Это было уже не самое важное. Самое важное было то, что нужно было для государства. Люди работали честно и добросовестно. Надо Вам сказать, что там где работали евреи, ведь было очень много евреев в торговле. Когда были евреи в торговле, то торговля была на высоком уровне, потому что евреи умеют торговать. Умели, а сейчас они не умеют. Сейчас их там нет. Вообще нет, а когда-то это самые большие торговцы, даже помещики всегда имели дело именно с евреями, потому что у них всегда голова была на месте и они не были пьяницами. А сейчас и это им тоже присуще.

Что я хотела еще сказать. Когда начался перелом с религией, когда начали уничтожать эти церкви, эти синагоги. И какие были карнавалы — и не только молодежь, но и пожилые люди! По моим понятиям, пожилые люди — сорока, пятидесяти лет. Они же еще были из той жизни, когда религия была на самом первом плане. С этими факелами, с с этими лозунгами, с этим уничтожением! Но все-таки надо Вам сказать, что где-то глубоко в душе это было какое-то несогласие, потому что это было так красиво, когда синагоги были — красиво было. Это мы уже потом осознавали, что это было красиво. Не так нужно, как это было красиво, как это было приятно. И как все это соблюдалось, в какой строгости. Какая это была дисциплина. Соблюдалась какая-то культура в этом отношении. А потом все это сразу так резко рухнуло. И пошли несчастья за несчастьями. И после этого, действительно, начались голодные годы. Ну, вот когда был этот голод, "голодомор", так этот "голодомор" — он не был задуман, потому что в России тоже был голод и всем надо было помогать, накормить и армию, и накормить голодных и холодных, поэтому они и начали строить колхозы. Ну а кулаки не сдавались так просто и сами сжигали деревни, и сами сжигали свой хлеб — только чтобы не отдавать. И тогда начались репрессии.

[129] Вы это помните?

Я это очень хорошо помню. Я помню эти пожары, я помню этот "голодомор" и помню как бедняки, которые работали батраками, бежали из деревни. У них и раньше ничего не было и потом у них ничего не было.

Кулак — это был хозяин, у него было хозяйство. Это был крестьянин, который хорошо делал свое дело. Правильно. Но одновременно он был и эксплуататором. Но были бедняки тоже. Как жили тогда в селе. У кулака были хоромы. А как жили остальные? Вы не видели эти хибары.

Вы знаете, я несколько лет назад прочитала повесть (к сожалению у меня память плохая, я не помню, что это за повесть). Это повесть о человеке, рабочем, которого взяли в колхоз, на подъем сельского хозяйства. Тогда посылали из города рабочих, посылали коммунистов на подъем сельского хозяйства.

И там очень хорошо написано о средних крестьянах, о кулаках, что это были очень крепкие хозяева, очень грамотные и очень работящие. И что бедняки — это вот эти бездельники и лодыри.

[130] Кто хотел работать, тот и жил хорошо.

Тот работал, тот и жил хорошо. Ну и их называли кулаками, но, в общем, это были крепкие люди со своими убеждениями, которые работали, которые делали на земле свое дело. Бедняки — это голытьба была, которая не работала, как правило. Во всяком случае, вот в этой повести эта мысль проведена.

У тех, у кого была земля и они ее обрабатывали — у них другого выхода не было. Но у них был кусочек того, что им давал кулак. Это было его, а все остальное он должен был работать на него.

Конечно, кулаками становились, кулаками не всегда рождались. То есть крестьянин, который хотел работать и мог обработать больше земли...

Да — если у него была. Нет — если он хотел бы. Ничего подобного, у него должна была быть земля. У него была земля, а у простого крестьянина, у бедняка, земли не было. Убивали друг друга за клочок земли. "Моя межа! Ты переступил мою межу!" Убивали за кусок земли. Сейчас земля ничего не стоит. Сейчас она ничего не стоит — во что ее превратили! А раньше — нет! Кулачье было очень жестокое. Конечно, были хорошие люди — нельзя сказать, конечно... приобщать всех. Но то, что они бедному не отдавали, а лучше сжигали! Тогда, когда был "голодомор", они сжигали хлеб. Не коммунисты сжигали хлеб, нет. Потому что коммунисты сами голодали. Был голод для всех. А то, что сейчас преподносят, то, что я видела своими глазами, потому что со второго класса, когда уже начали организовываться колхозы, мы ездили в села (на подводах приезжали из села — брали детей). Мы колоски собирали, мы перевесла вязали, мы снопы вязали и в клунях настилали сено. Мы там в клунях спали.

А я работала тогда на заводе. Это было в 1936-м году. Так, по комсомольской путевке меня на уборочную послали в колхоз и я видела как жили крестьяне. Уже без кулаков. Те клочки земли, которые у них были возле хат, они себе обрабатывали. А то они в колхоз все, в колхоз. Другое дело, что им не платили за трудодни, что кто-то другой наживался. То же государство.

А сейчас посмотрите в села. Одно кулачье живет! Вы бы раньше видели такие дома как сейчас стоят в деревне?! Такие гаражи с машинами! И они все время кричат, что им плохо.

[131] Они тяжело живут.

Они тяжело живут. Правильно, но они жили еще хуже. Они жили до войны еще хуже! Намного хуже! Мы жили все в плохом государстве.

Я Вам должна сказать, что наш народ, который привык к тяжелой жизни, нельзя было сразу — "Нате вам и делайте, что хотите!" Вот и сделали. Нашему народу нужна дисциплина и строгая дисциплина! И начиная с рождения ребенка, с пеленок. Если нет дисциплины в доме, в семье — нет дисциплины в государстве. А государство начинается с семьи, с маленькой семьи, с большой семьи.

Ну, это дисциплина или это культура. Дисциплина — это культура, а культура — это дисциплина.
1   2   3   4

Похожие:

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconII. Основна література до окремих тем курсу Загальної частини До теми 5 Гельфер
Глистин В. К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений: (Объект и квалификация преступлений). Л.: Лгу, 1979

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconЛариса ившина: — у нас сложилось впечатление, что столица юмора из...
Закалка сюрреализмом": Сценаристы и артисты кабаре "Веселый песец" пошутили о "Дне" серьезно // День(укр), 2011.№220/221 12). С....

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconСписок литературы Зеньковский В. Пять месяцев у власти (15 мая 19...
Зеньковский В. Пять месяцев у власти (15 мая – 19 октября 1918 г.). Воспоминания. – М., 1995

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год icon"Анализ рентабельности"
В заключении содержаться вывод основных причин влияющих на рентабельность предприятия и возможные действия по их количественному...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconРеспублика Польша, (Rzeczpospolita Polska). Форма правления
Основные города: Лодзь 829 тыс жит.(1995), Краков 746 тыс жит.(1995), Вроцлав 643 тыс жит.(1995), Познань 582 тыс жит.(1995), Гданьск...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconСлавная триада Глава из книги Б. Н. Малиновского «История вычислительной...
Из книги Б. Н. Малиновского «История вычислительной техники в лицах», «кит», птоо "А. С. К." Киев, 1995

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВинница Издательство «Радиоинформ»
М929 Похождения земного духа. Мистический детектив. – Винница: Радиоинформ; 2012. – 208 с

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВенгрия (1918-1939)
Ноябрь 1918 – роздана ВКП во главе с Бела Куном (на фото), готовится к захвату власти, получает поддержку из Советской России (формирования,...

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconПредложения по акции Шиканемо
Киев, Винница, Днепропетровск, Житомир, Ивано-Франковск, Каменец-Подольский, Кривой Рог

Идой Моисеевной Гельфер Гельфер Ида Моисеевна, 1918 г р., г. Винница, Киев, 1995 год iconВинницкая областная научная медицинская библиотека
Винница. В отчете  библиотеки за 1936 год, подписанном  заведующим Зецкером М. И. и воспоминаниях врача Кениса В. Я., что несколько...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<