Моя Винница




НазваниеМоя Винница
страница14/33
Дата публикации23.02.2013
Размер2.96 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Военное дело > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33

Преподавателем физкультуры в младших классах был Иван Гаврилович Бабин (см. фото там же). Во всяком случае, во втором – четвёртом классах (он работал в школе с 1948 года). Пришёл он довольно сильно хромающим вследствие военного ранения, но постепенно хромота его уменьшалась. И, в конце концов, он смог даже возвратиться к своему довоенному увлечению – акробатике. Уроки физкультуры с Иваном Гавриловичем были скорее весёлыми играми, а не уроками. Бабин постоянно шутил, показывал нам незамысловатые фокусы. Теперь, задним числом, он мне напоминает всемирно известного клоуна Олега Попова. И манерой общения с детьми (зрителями), и даже голосом.
(О голосе наших учителей, о манере говорить я упомяну ещё не раз. Верю я в большое значение тембра, модуляций, пр. голоса для убеждения слушателя, сторонника, противника, врага…Часто во время своих выступлений сожалел я, что мой голос желанными качествами не обладает.)

Иван Гаврилович принимал участие во многих городских мероприятиях по выходным дням. Его хорошо знали и любили дети не только нашей школы. А вместе с ними – и взрослые. Хочу привести вот такой пример. Однажды я попал на городские соревнования по акробатике. Проводились они в костёле бывшего иезуитского монастыря, что располагался в Мурах. Там был городской спортивный зал, мало пригодный для многих видов спорта, но для гимнастики и акробатики – сходило. Акробатика тех лет не имела ничего общего с нынешней. Разбег, пружинящий трамплин – сальто вперёд, назад, прогнувшись – более или менее удачное приземление. Иван Гаврилович был, честно говоря, не самым молодым и не самым лучшим. Но, аплодировали ему громче всех. Оценки, правда, несмотря на восторги зрителей, были не для первого и рядом с ним расположенных мест. Особо зрителей возмущало то, что невысокие оценки Бабин получал и от своей жены, бывшей среди судей этого соревнования. «Ну, если, уж, своя жена засуживает, так что говорить о других судьях…». Болельщики Ивана Гавриловича были едины в своём понимании причины того, почему чемпионом Иван Гаврилович не стал.

[Читатель Дмитрий Якиревич также вспоминает о Бабине: «…звали его Иван Гаврилович, или просто дядя Ваня (о том, что у классика имеется пьеса с таким названием, мы ещё не успели прочитать). Его знала вся послевоенная Винница. А детвора так просто души не чаяла в нём. Невысокого роста, умеренной спортивной комплекции, с роскошной светловолосой шевелюрой. Обладатель чистой русской речи, сильно отличавшейся от нашего языка, не то чтобы суржика, но далёкого от стандартов Малого или МХАТА, языка, нашпигованного массой “винницизмов”, со смещением ударений и специфическим образованием множественного числа некоторых существительных, дядя Ваня вызывал всеобщую симпатию. А дело в том, что он работал массовиком-затейником Дворца пионеров. И ни одно детское торжество, да и просто рутинное мероприятие в “саду Козицкого”, в парке, в доме офицеров, в театре не обходилось без него.
Когда порой сталкиваешься с высокомерным отношением в представителям этой специальности, хочется вспомнить дядю Ваню, который подарил нам много радостных минут и часов в той далёкой голодной, холодной и неустроенной послевоенной жизни.
Он умел вывести на сцену самого застенчивого ребёнка и вдохновить его на исполнение песни или стиха. И. Г. буквально зажигал детей своей нескончаемой энергией. До сих пор в ушах звучат его игры-загадки:
– Воробьи летают?
– Летают.
– Ласточки летают?
– Летают.
– Синицы летают?
– Летают.
– Сестрицы летают?
– Ле...
И в этом месте зазевавшийся должен был подняться на сцену к дяде Ване для исполнения сольного номера.»]

С пятого по седьмой классы руководительницей нашего класса была Неонила Антоновна Грицюк. Было ей, вероятно, около 30 лет. Худощавая с красивым лицом, на котором временами проступал румянец. Свидетельство, скорее, нездоровья, чем обратного. Она постоянно покашливала в чистый батистовый платочек, который почти никогда не выпускала из рук. Наверное, она переболела туберкулёзом, но был он у неё уже не в так называемой «открытой форме» (выражение тех лет). Иначе бы её не допустили к работе с детьми.

Одевалась она в любые дни одинаково: черный костюм (жакет, юбка), белая блузка с рюшками. Блузки, конечно, меняла. Но, костюм был один и тот же. По-моему, только в седьмом классе она появилась во время какого-то праздника в новом костюме серого (!) цвета, изрядно удивив и порадовав своих учеников. Неонила Антоновна была очень добродушным человеком и мы, верите или нет, сожалели и об её болезненности, и о стеснённых материальных возможностях.

Украинский язык был её родным языком (по-русски она говорила довольно хорошо, лишь выговор её «выдавал») – и она много сделала для того, чтобы и мы полюбили язык Тараса Шевченко, Леси Украинки, Ивана Франко… В моей нынешней личной библиотеке – в основном, конечно, книги на русском языке. Но, среди книг на других языках, и «Кобзар», и двухтомник Франко…А с каким удовольствием ( и ощущением своей значимости) переводил я коллегам статьи из украинских научных журналов! От украинского, кстати, я перешёл к польскому; знание украинских слов пригодилось мне, например, во время отдыха в Словении…

А русский язык преподавала учительница, фамилию которой я никак не припомню. Звали её  Бася Марковна. Пожилая, тучноватая, с несколько «утиной» походкой. Поражал её подчёркнуто русский выговор. Не знаю, где она выросла, где училась в институте, словом, где она этот непривычно звучащий в Виннице выговор приобрела.
Бася Марковна заложила во всех нас твёрдые основы грамотности. Каждое правило она объясняла с нескольких сторон. Заметив, во время контрольных работ, что мы какие-то правила недостаточно твёрдо усвоили, возвращалась к ним снова и снова. Некоторые простые приёмы проверки правильности написания того или иного слова, которыми научила нас Бася Марковна, помню и автоматически использую я до сих пор.

Теперь, опять же, задним умом я мог бы возразить ей только в одном. В её постоянном подчёркивании превосходства русского языка над другими языками. Она часто повторяла: вот, смотрите, мы по-русски говорим …, а по-французски (или на другом языке) ТАК сказать не удаётся (приводила пример –  более длинный и переводила его дословно на русский язык, опять же, неуклюжей длинной фразой). Теперь, когда два западноевропейских и несколько славянских языков мне доступны в такой степени, что я публиковал переводы с них на русский язык и даже написал на одном из них ряд статей, уверен: говорить о преимуществах того или иного языка (в целом!) – дело довольно скользкое. И русский – великий, могучий – в чём-то уступает другим языкам. И в украинском языке для некоторых понятий существует 5– 6 синонимов, в русском же языке это понятие выражается лишь одним-двумя словами.
Мне всё-таки представляется, что Бася Марковна сама не была уверена в правильности своих утверждений о превосходстве русского языка над другими европейскими, на которых была создана литература мирового значения. Просто время было такое: многие выдающиеся открытия незаслуженно – из-за ложного понимания патриотизма – приписывались гражданам России, хотя те и не были, так сказать, первопроходцами. Такова была идеологическая установка. И каждый из учителей претворял её в жизнь по своему. Не мне их теперь судить. Но, я рассказываю о школе ТОГО времени – и это одна из примет обучения истории (о которой ещё пойдёт речь) и истории любой другой науки, в частности.
А знать как можно больше языков – сейчас это особенно важно! Но, и об иностранных языках поговорим далее подробнее.

Математику преподавал нам Александр Моисеевич Бернштейн (см. фото там же). Темпераментный, нередко чрезмерно, был он чудесным математиком. Но, требовал к себе особого внимания и, как я понимаю сейчас, постоянно страдал от того, что не был ПЕРВЫМ математиком школы. Первенство принадлежало Шмуленсону (И.О. не вспомню). О последнем немного расскажу далее. А пока вернёмся к Македонскому. Я не оговорился. Так звали Александра Моисеевича (Македонского) все. Более того, он сам себя так называл!

Прозвища имели многие преподаватели. Очень обидные – никто из них. Но, ежели о тебе ученики «запанибратски» говорят «Павлуха», то повторять это самому, разумеется, не захочется. А «Македонский» звучало, что ни говори, гордо! Из уроков истории мы знали о его великом полководческом таланте, и в гоголевском «Ревизоре» он упоминался. Поэтому и Александру Моисеевичу сие прозвище нравилось. Бывало заметит он, что кто-то из лучших учеников не очень-то и слушает его объяснение новой теоремы – и тут же комментирует это: « Сидит, вот, … и не слушает меня. Мечтает о чём-то, рассуждая, мол, чтО там Македонский старается? Приду домой, возьму учебник – и сам разберусь в этой теореме». Кстати, если бы А.М. знал об Александре Македонском ВСЮ правду, то, вряд ли, так бы своим прозвищем гордился. В детали я тут не вдаюсь. Кто заинтересуется – может найти нужные факты в интернете.

Другим преподавателем математики в средних классах был Николай Васильевич Бялковский. Он, как-то, не соответствовал образу учителя. Крупный, мускулистый, но с животиком, со стриженой головой боксёра – он напоминал скорее какого-то спортивного руководителя, чем учителя математики. Пятёрки он никому не ставил. Из-за принципа, что ли. В течение нескольких месяцев. Родители отличников заволновались. И, представьте себе, первую пятёрку у него неожиданно для всех  (и меня самого, в первую очередь) получил у него я. За нестандартно решённое уравнение. Все радовались: и за меня, и за то, что плотина, наконец, прорвана. Когда я шёл от доски к своей парте, ко мне тянули руки, чтобы дружески меня похлопать. Один из учеников случайно задел рукавом своей грубой курточки мою роговицу. Боль-то, боль! Но, главное, когда я сел за парту, из глаза невольно потекли слёзы. Организм «зализывал» ранку, а все думали, что я плачу от счастья. Какой стыд! И вся моя радость от первой пятёрки у Николая Васильевича тут же вытекла вместе со слезами. И - испарилась.

Потом пятёрки стали получать те, кто был успешнее меня в математике. Либо Н.В. решил, что уже ставить пятёрки можно, или с ним поговорили завуч или директор школы. Подписывался Н.В. тоже не как другие учителя. Просто ставил две слившиеся буквы Н и Б. Вот, так, как в этом значке, который я нашёл в символах «Word»а –   «Њ».
Вскоре Николай Васильевич перешёл в другую школу, но ещё несколько лет на заборах ученики нашей школы и той школы, где он работал после, изображали мелом его подпись. «Граффити» тех лет, так сказать.

Что касается Шмуленсона, то тот казался «сверхучителем». Высокий, очень худой, сутулый с неизменной папироской (даже в коридорах школы!) в руке (только затянувшись табачным дымом, он мог откашляться), малоговорящий. Он не был у нас в классе ни разу. Знаю я его манеру преподавания только потому, что мама устроила мне у него репетиторство. Продолжалось оно несколько месяцев в десятом классе. Тут я и понял, чем отличалась методика преподавания Шмуленсона. Он учил искать неординарные решения, учил запоминать готовые блоки решений, доводя решения задач до автоматизма. Очень сжато обозначал путь решения тонко заточенным карандашом на листке из блокнота. Эти листки я долго хранил. Даже тогда, когда уже не мог восстановить суть той или иной задачи.

(Ещё об одном «сверхучителе» говорила вся Винница. Об Исааке Ароновиче Магарасе, преподававшем во 2-й школе. Отзывы его учеников были тогда и остались до сего времени полны восторга. Его умение овладевать вниманием класса оценивалось наивысшим баллом. И всё это – при несколько странноватом выражении лица из-за очень плохо видящих глаз, скрытых за толстенными, со сложной оптикой стёклами. И при явном еврейско-местечковом выговоре. Жена у него, как мне говорили, была украинкой; эту довольно симпатичную блондинку я встречал в городе рядом с ним несколько раз.
И. А. Магарас был и одним из сильнейших шахматистов города и области.)

Не всем школьникам будет нужна математика в дальнейшей жизни. Но, математика учит нас особой логике мышления. И Шмуленсон мне её довольно быстро привил. Впоследствии я занимался только прикладной математикой (математической статистикой, расчетами вероятности процессов, которые изучал). Однако, полагаю, что уроки Шмуленсона мне пригодились. А ученики параллельного класса, в котором он преподавал, знали математику получше наших отличников и не раз побеждали на математических олимпиадах.

[Дмитрий Якиревич,  учившийся в 17-й школе, так вспоминает о наших учителях математики: « О педагогах-математиках ходили легенды. Прежде всего, о Льве Моисеевиче Шмуленсоне. Его тройка, говорили ученики, стоила пятёрки в другой школе и на приёмных экзаменах в вуз. Ребята рассказывали всевозможные байки о том, как например, во время контрольной работы он брал в руки газету с заранее проделанной в ней дырочкой чтобы сквозь неё наблюдать за происходящим в классе. Нестандартным выглядел Александр Моисеевич Беренштейн (по прозвищу Македонский).»]

Пётр Андреевич Бурдейный (см. фото там же) – учитель, которого я вспоминал в жизни чаще всего. Особенно в последние двадцать лет. Причину объясню несколько ниже.
Пётр Андреевич был учителем, не уважать которого было просто нельзя. Только – потеряв остатки совести.
Жил он, как мне помнится, на Славянке. Недалеко от расположенной там в те годы метеостанции. Немалое расстояние до школы и обратно проходил пешком – с общественным транспортом в те годы было, мягко говоря, туго. Шёл всегда чётким шагом. Небогато, но всегда опрятно, одевался. Чистая рубашка, правильно завязанный галстук. Чувствовался в нём офицер. Не только много видевший в военные годы за рубежом, но и много увидевший. Шокированный увиденным. И вынужденный хранить свои впечатления в себе.
Выдавали его невольные изменения в голосе, иная интонация. Вам не поверится, но я это ТОГДА ощущал. Понять только не мог: «Что же его там поразило? О чём он хотел бы, но не может рассказать?».

Здесь следует сделать небольшое отступление.
В те годы за рубеж не ездил НИКТО. Понимается это так: никто из нашего окружения. Все наши представления о других странах были поверхностны и искажены. Какое-то подозрение о неадекватности действительности  в преподносимой нам информации (радио, газеты, киножурналы) было. Конкретно же, возразить было нечем.

В конце 80-х, когда понятие «невыездной» почти исчезло (к ним относились, например, не только военнослужащие, но и работники предприятий, работавших на оборону, даже если они всего-навсего шили военную форму и никаких военных секретов знать не могли, а также все учёные, чья работа МОГЛА ИМЕТЬ (?) значение для оборонной промышленности, и т. д.), я впервые смог выбраться за рубеж. С того времени я посетил десятки стран на четырёх континентах. Причём, чаще всего – в одиночку, не с какой-то организованной группой.  В этих странах ехал туда, куда хотел. Смотрел там то, что хотел. Ну, например, известные дурной славой испанские кварталы Майами (действительно, наркоманы и дилеры на каждом шагу; школы, ограждённые наподобие тюрем, с охраной). Или –  арабскую часть Иерусалима, резко контрастирующую с Восточной частью города.
Поразили не только города. Поразили обычные деревеньки Западной Европы, где ещё до Второй мировой войны были мощённые улицы, чистые тротуары, водопровод, канализация. Практически везде! Думаю, что за почти полстолетия до этого потрясение советских воинов было не меньшим.

Чтобы как-то полнее представить нам зарубежные страны, Пётр Андреевич приносил на уроки самодельные плакаты, иллюстрации. Почему-то особенно отпечатались в памяти сверхзагадочные для нас в те времена Канарские острова. Эти канарейки, которых некоторые из нас видели в клетках и пение которых слышали, оказывается – оттуда! И вот я на Тенерифе – одном из Канарских островов. С дерева на дерева перелетают… попугаи, а не канарейки. «Вот, бы показать это Петру Андреевичу», мелькает мысль. И так далее, и тому подобное. И в США, где я бывал по многу недель, а однажды проехал на автомашине от тихоокеанского до атлантического побережья по извилистой линии – где-то около 8500 км. И в Африке, и в Индокитае, и в Карибском регионе. Про Европу уже умалчиваю – редко в какой из столиц я там не бывал.

Кстати, вспоминал и наших учителей истории (о них – ниже). Те часто и охотно рассказывали о загадочных регионах. Люксембург – крошечная страна, а выплавляет столько стали! Рурский район в Германии – какая сконцентрированная промышленная мощь! Эльзас и Лотарингия – спорные немецко-французские земли. Везде я там побывал.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33

Похожие:

Моя Винница iconВинница Издательство «Радиоинформ»
М929 Похождения земного духа. Мистический детектив. – Винница: Радиоинформ; 2012. – 208 с

Моя Винница iconВинница Реклама на подголовниках Винница Описание маршрутов г.
Микрорайон Вишенка(ул. Стахурского-ул. Квятека)- ул. 600летия,тц мегамолл-Хмельницкое шоссе -ул. Первомайская перекресток с ул. Театральная-...

Моя Винница iconПрограмма тура: День 1 28. 09. 2013 Выезд из г. Винница (отель Южный...
Выезд из г. Винница (отель Южный Буг) в 04: 00 ч. Остановки каждые 2-3 часа на азс

Моя Винница iconСценарий родительского собрания "Моя семья моя радость"
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconСценарий праздника "Моя семья моя радость",«Гимназия» (учитель Полевая Т. В.)
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconМоя майбутня професія черкаси 2012
Запрошуємо вас взяти участь у І студентському творчому конкурсі «Моя майбутня професія» (конкурс есе), що відбудеться

Моя Винница iconТема: Донеччино моя, моя ти Батьківщино!
Мета: виховувати у школярів любов до рідної землі; сприяти формуванню свідомої громадянської позиції старшокласників, привернути...

Моя Винница iconКонкурс «моя сказочная страна»
Итак, 5 июня в Детском оздоровительном лагере «Аист» состоялся конкурс рисунка на асфальте «моя сказочная страна». Урааа!!! Мы сделали...

Моя Винница iconГ. Винница, пр-т. Коцюбинского, 35

Моя Винница iconКак открыть Региональное представительство «моя профессия: консультационная сеть»
Региональным представительством «моя профессия: консультационная сеть» может стать любая организация (или профконсультант – физическое...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<