Моя Винница




НазваниеМоя Винница
страница5/33
Дата публикации23.02.2013
Размер2.96 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
В другом проживала супружеская чета, изготавливающая самодельные сладости. Это были конфеты-трубочки с различной начинкой, леденцы-петушки красного цвета на палочке, мятные подушечки, что-то ещё. И тут же у дома эти сладости с небольшого переносного прилавка продавались. Наверное, к году 1950-му этому «бизнесу» (финансовыми органами? санитарной инспекцией?) был положен конец. Или с появившимися в магазинах сладостями частники не смогли конкурировать? Последнее, всё-таки, маловероятно.

А в следующем доме располагался единственный тогда в городе ювелирный магазин. Золота там было много. И золотые плоские кругляшки в один грамм чистого золота (для зубов?),  и – мне они особенно нравились – комбинированные золотосеребряные цепочки для наручных часов, и сами массивные мужские часы и изящные дамские часики, и прочие всяческие ювелирные украшения для женщин (кольца, серьги, прочее).  Стояли изделия из знаменитого майсенского фарфора немецкой Саксонии. Всё было, если сравнить с теперешними ценами, очень дёшево. Но больших денег у людей не было. И в магазине редко было более двух-трёх потенциальных покупателей.

Может быть, были значительные накопления денег, однако, лишь у некоторых и, притом, только до 1947 г. Молниеносная (в течение одной недели!) денежная реформа 13 декабря того года не позволяла обменивать не находящиеся в сберегательной кассе деньги по «льготным» курсам 1:1, 1,5-1, 2:1. Деталей не помню, но слышал от взрослых, что многие сберкассовские начальники сели в тюрьму за принятие денег от родственников, знакомых (или за взятку) на счета задним числом, за разукрупнение вкладов (более выгодный курс обмена при не

больших вкладах, по сравнению с крупными). Денежная реформа была подготовлена в строгой секретности. Об её условиях узнали лишь в ночь перед днём начала обмена денег. Хотя тревожные слухи о предстоящей реформе, я это хорошо помню, ходили.

Одновременно отменили карточную систему и снизили цены на продукты питания:
«В конце декабря 1947 года при зарплатах большинства городского населения в 500 — 1000 рублей килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, пшеничного — 4,4 рубля, килограмм гречки — 12 рублей, сахара — 15, сливочного масла — 64, подсолнечного масла — 30, мороженого судака — 12; кофе — 75; литр молока — 3 — 4 рубля; десяток яиц — 12 — 16 рублей (в зависимости от категории, которых было три); бутылка пива «Жигулевское» — 7 рублей; полулитровая бутылка «Московской» водки — 60 рублей». (http://za.zubr.in.ua/2007/12/11/1488/)

Винницкий «охранитель» денежных сбережений трудящихся Зильберт на хитрости не пошёл – и оставался руководителем ещё немало лет. Исчезли навсегда деньги с изображением военных самолётов, танков, всего связанного с прошедшей войной. Новые купюры были «мирные».

Следующая денежная реформа, кто не помнит, состоялась в 1961 г. (10:1). Но, и все оклады,  цены в государственных магазинах, соответственно, изменились. Что было не совсем так при реформе 1947 г., служившей для уменьшения излишка денег в обращении, повышения покупательной способности рубля. Очень важно подчеркнуть, что после денежной реформы 1961 г. на колхозных рынках снижения цен в размере 10:1  НЕ  произошло. Сыграл значение психологический фактор. Помню, как мы смеялись, покупая билет в трамвае ВСЕГО за 3 копейки (вместо 30). Но, продать пучок укропа за те же 3 копейки (вместо бывших 30 копеек) бабуся на рынке была не в состоянии, ибо в её представлении  ТРИ  КОПЕЙКИ  имели ничтожную цену (об одной копейке, вообще, помолчим). И она, скрепя сердце, соглашалась продать пучок укропа за 10 копеек (как-никак – не медные деньги). Таким образом, укроп на базаре подорожал  БОЛЕЕ,  ЧЕМ  В  ТРИ  РАЗА. И, если бы, только укроп…

Придётся отвлечься и дополнить приведенные выше данные о зарплатах того времени. Ребёнку было известно немного на эту тему. Но о минимальной заплате в 300-350 рублей помню. Её получали уборщицы. Вахтёры – несколько больше, ночные сторожа (ответственность!) – ещё немного более. А  заведующие кафедрой - профессора имели месячные оклады в 5000 рублей, достигшие пенсионного возраста – ещё 40% этой суммы. Итого – 7000 рублей. Представляете себе различия в благосостоянии советских семей. Я об этом знаю, потому что по всему городу ходила в те времена легенда следующего содержания. Банк задержал стипендии студентам. Тогда ректор института (профессор Иван Яковлевич Дейнека) вместе с женой (профессором Е. Д. Двужильной) отказались временно от зарплаты, отдав деньги для выплаты стипендии особо нуждающимся студентам. И около сотни из них смогли купить себе еду. Не только студенты, но и большинство народа жило «от зарплаты до зарплаты».

Полковничья зарплата была на уровне профессорской. Полковничья пенсия – те же 5000 рублей. При Хрущёве сократили её до 2000 рублей (что было всё же в три раза большей суммой, чем зарплата молодого учителя или врача).
О государственных займах, уменьшавших зарплаты приблизительно на восемь процентов, расскажу далее. А пока – назад на улицу Ленина.

Потом в  помещении ювелирного магазина располагалась «Оптика». Опять же, все нуждающиеся в очках приходили сюда. До этого «Оптика» находилась в первом этаже дома, что стоял на углу улиц Ленина и Козицкого. Напротив аптеки №1 (ломбарда). На других этажах размещалась редакция областной газеты «Вiнницька правда».

А теперь возвратимся к бывшему зданию филармонии. Справа от него, там, где потом построили «Дом быта», располагались одноэтажные строения (вплоть до выступающего вперёд из ряда домов красивого, небольшого здания «Энергосбыта»). Три четвёртых этого пространства занимал большой (по меркам тех времён) магазин «Военторга». Только там военнослужащие могли приобрести обмундирование (высшее военное начальство обслуживалось специальной мастерской – о ней ещё пойдёт речь), погоны, маленькие и большие звёздочки, нашивки за ранения, орденские планки, отличия различных видов войск. Мы, дети, ходили туда, как в музей. И подолгу почти носом ерзали по стеклянным прилавкам с воинскими регалиями.
Взрослые же посещали этот магазин с иными целями: в нём, и только в нём можно было приобрести дефицитные и качественные товары. Понятно, что сначала возможность приобретения таких товаров предоставлялась высшему офицерству, а что оставалось – всем прочим. Оставалось, как я понимаю, немало. И особой давки в магазине не наблюдалось. Лишь изредка. Объяснение, на мой взгляд – то же самое, что касалось малого товарооборота в ювелирном магазине.

В «Военторге» можно было приобрести, например, радиоприёмник «ВЭФ» [Valsts Elektrotehnisk Fabrika — государственный электротехнический завод (Латвия)]. «Латвия», «Мир», «Балтика» – лучших, чем эти и другие рижские радиоприёмники, в СССР тогда не было. (Знаменитая – тоже рижская – «Спидола» появилась позднее.) Хорошо было тем, кто владел трофейным «Телефункеном». Другие же вынуждены были удовлетворяться радио: черным рупором, или тарелкой, как тогда говорили, репродуктора. Пионеры мастерили детекторные радиоприёмники, от которых тоже было мало толка. А указанные выше аппараты позволяли слушать не только различные советские радиостанции, но и –  «голоса». «Голос Америки», «Би-би-си», «Свободную Европу». Если удавалось пробиться через глушилки.

И ещё в «Военторге» можно было купить великолепно изданные книги. Отдельные тома и собрания сочинений. Напечатаны они почти все были в Лейпциге, немецкой столице книгопечатания. В городе, где до Второй мировой войны находились всемирно известные издательства. Например, Брокгауза. Вспомним, хотя бы,  «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона».
Продавали там и мебель, и гражданскую одежду и обувь. И, вероятно, ещё немало чего. Но, это меня, ребёнка, тогда не интересовало. Знаки воинских отличий и радиоприёмники – более ничего.

Во втором узком, длинном магазине, занимавшем не более четверти одноэтажного строения, находился магазин спортивных изделий. Там, не сразу, но, постепенно, на подаренные по случаю дней рождения, успешного окончания очередного класса школы деньги, я приобрёл и футбольный мяч, и футбольные бутсы, и гетры, и щитки. Какое это было богатство!

Спортивный магазин отличала одна особенность: почти все его директора, в конце концов, угодили в тюрьму. Какие махинации и с чем они творили там – до сих пор не пойму. Но директорствовать долго никому из них не пришлось. Хорошо запомнился лишь один директор – Жора Петровский. У него было весьма интеллигентное лицо, красивые очки, несколько сутуловатая спортивная фигура, спокойные движения и речь. «Взрывался» он только на волейбольной площадке, когда, высоко подпрыгнув у сетки, посылал на сторону  противника трудно принимаемый «смэш». Я, наблюдая за его игрой на площадке Парка культуры или пляжа «Динамо»,  всегда волновался за его очки.  Он их во время игры не снимал – и они почему не слетали. Жора – ему в ту пору было лет 35 – «добивал» противника не только своей игрой, но и едкими остротами. Произносил он их тихо, словно для себя, но их хорошо было слышно и всей шестёрке игроков противника. А зрители, услышав Жорины «размышления вслух», тут же гоготали во всё горло.
Увы, и Жору не минула участь его предшественников по магазину. Сидел он в тюрьме недолго: может быть, год с небольшим. Но в магазин уже не вернулся. А потом и магазин перевели в другое место. И до того времени, пока всё строение не снесли, туда вселился магазин книг.

Покидая самую центральную часть города, так называемую, стометровку, не следует забывать, что только в этой части города постоянно присутствовала милиция. Вообще-то, милиционеров было не так уж много. Все знали их в лицо. И рядовых сержантов, и тех, что постарше.

Из сержантов блистал своим присутствием в центре города невысокий толстый, полностью осознающий свою важнейшую миссию милиционер, фамилию которого я знал, но сейчас вспомнить не в состоянии. Иногда он стоял на развилке Ленина и 9-го Января, имитируя регулирование движения транспорта. Чаще же – прохаживался между трамвайными рельсами от 9-го Января до Пушкинской, пытаясь свистком предотвратить переход главной улицы «в неположенном месте».
Даже коренные винничане считали, что слово «переход» обозначает то место, где именно они решили перейти с одной стороны улицы на другую. Причём, «переход» мог быть как перпендикулярным направлению тротуара, так и отходить от него под любым углом. Да, и сам «переход» – не всегда обязательно шёл по прямой: если вы на середине пути передумали идти в «Садик прессы», а вспомнили, что надо бы купить в аптеке «зелёнку» (универсальное средство тех лет при любых кожных болячках) или что обещали купить в «Галантерее» бабушке красные нитки, то можно было тут же взять левее или, вообще, повернуть обратно.

У стража порядка были, естественно, иные представления о топографии и геометрии путей перехода улицы Ленина. Сначала он предупреждал переходящего (-щую) «в  неположенном месте» трелью своего свистка. Если реакция нарушителя была соответствующей желанию милиционера (то есть, нарушитель расставался со своей светлой мечтой – достичь противоположного тротуара кратчайшим путём – и поворачивал назад, даже если до цели оставалось два метра, а до отправной точки в десять раз больше), тот удовлетворённо кивал головой нарушителю (мол, знай наших). И дело было «исперчено».
Но – горе тому, кто делал вид, что не понимает, или действительно не понимал, что это ему свистит милиционер. Свист нарастал в частоте и интенсивности, а милиционер семенил в сторону нарушителя. Обнаружив погоню, нарушитель (-ница) пытался (-ась) скрыться. На стороне филармонии было куда: имелось несколько проходов во дворы. На стороне «Сахаротреста» –  глухо. А милиционер был уже рядом. Уже не свистел – не хватало духу. Только пыхтел, хватаясь за болтающуюся на бедре «полевую сумку». Там лежала квитанционная книжка. И – нарушитель беднел на один рубль.

Сложнее было с нарушителями из сельской местности. Они долго не понимали, за что они должны были отдать милиционеру ОДИН  РУБЛЬ. И почти никогда не отдавали. Не тащить же милиционеру их вместе с  корзинами в отделение!

Набравшись опыта, милиционер настойчиво посвистывал и начинал погоню только тогда, когда был уверен, что: а) догонит, б) испугает, в) у нарушителя имеется желанный рубль. В остальных случаях трели его свистка означали только одно: «Я – тута».

^ КИНО  МОЕЙ  МОЛОДОСТИ

После дома «Энергосбыта», о котором я уже упоминал и больше ничего сказать не могу (явно – дореволюционное строение, но –  с какой целью?), и небольшого прохода во двор (там долгие годы были кассы для внесения квартирной платы, платы за электричество, пр.) – здание кинотеатра им. Коцюбинского. В первые послевоенные годы кинотеатр был центром культурной жизни города.
И не только потому, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино» (Ленин). А и потому, что другого такого большого зала в разрушенном городе пока ещё не было. Зал был один (это потом достроили ещё несколько залов), но рядом с ним – большое фойе. В году, что ли, 1948-м в Винницу приезжала с концертом Любовь Орлова – самая славная киноактриса тех лет. И выступала она в кинотеатре им. Коцюбинского.

А ещё в году 1947-м снимали в Виннице кинофильм «Подвиг разведчика». В главной роли – киногерой тех лет Павел Кадочников. Фильм – о гитлеровской ставке под Винницей. Потому и некоторые кадры снимались в Виннице. А, именно –  у входа в кинотеатр им. Коцюбинского. Когда фильм вышел на экраны и докатился до Винницы, все зрители ожидали увидеть эти кадры. И, вот, наконец, всем знакомый – полукругом – вход в кинотеатр. По залу проходит волна восторженного удовлетворения: Винницу увидит вся страна! Всё остальное в фильме было для винничан делом третьестепенным…

[В начале марта 2010 г. читатель Сергей Ярмоленко, особо внимательно, с необходимой в таких случаях долей скепсиса (что я весьма приветствую) прорабатывающий мои воспоминания (С. Ярмоленко глубоко интересуется историей Винницы и в примечаниям к «Моей Виннице» был уже дважды упомянут), обратил моё внимание на следующую страницу из его «Живого журнала»: http://vinezh.livejournal.com/237298.html . Там высказываются сомнения в том, что фильм «Подвиг разведчика» снимался в Виннице, у кинотеатра им. Коцюбинского. Приводятся разные версии: снимали у кинотеатра «Жовтень» (полностью исключаю!), у фасада Щорсовского павильона Киевской киностудии, о чём написано, мол, в книге Л. Госейко "Історія українського кінематографа" (не имея доступа к этой книге, ничего здесь заметить не могу).
Сам  С. Ярмоленко  комментирует приведенный им в «ЖЖ» кинокадр словами «Но ведь даже близко не похоже!» (на кинотеатр им. Коцюбинского»). И далее: «Главное, что меня натолкнуло на мысли о том, что это не кинотеатр Коцюбинского, так это то что возле входа в него герой фильма вместе с предателем спускаются по ступенькам вниз, а таких ступенек поблизости нет и в помине!».

Чем я могу на эти замечания ответить? Только следующими соображениями:
1. Снимки фильма у кинотеатра им. Коцюбинского я видел своими глазами.
2. Шум в зале при появлении на экране кадров (с кинотеатром «АРС») слышал своими ушами.
3. «Подвиг разведчика» я видел один-единственный раз более шестидесяти лет тому назад, так что деталей киноизображения, конечно, не припомню.

И, всё же.
Кинотеатр с той поры пере(до)страивался. Появились новые кинозалы. Не исключено, что изменился и фасад (я нынешний фасад не знаю). Кроме того,  для съёмок фасад кинотеатра был значительно «подправлен». Поэтому – «…даже близко не похоже».
И, наконец, ещё одно. Весьма вероятно, что кадры, снятые в Виннице, чем-то съёмочной группе не понравились. Это сейчас, при цифровой записи можно тут же отснятый материал посмотреть и оценить. Тогда же везли заснятую плёнку в Киев. На студии обрабатывали, после чего просматривали и обсуждали. Вот, и решили переснять на студии.
Это всё спекуляции, как сейчас говорят. Но, кто знает истину? Французский киновед украинского происхождения Любомир Госейко? Тогда, будьте добры, пришлите соответствующую цитату из его книги.

В конце 2010 г. на сайте Виктора Витошко я обнаружил, наконец, фотографию, на которой можно увидеть, как выглядел кинотеатр до реконструкции:
http://vitvikvas.mylivepage.ru/image/3100/22432
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

Моя Винница iconВинница Издательство «Радиоинформ»
М929 Похождения земного духа. Мистический детектив. – Винница: Радиоинформ; 2012. – 208 с

Моя Винница iconВинница Реклама на подголовниках Винница Описание маршрутов г.
Микрорайон Вишенка(ул. Стахурского-ул. Квятека)- ул. 600летия,тц мегамолл-Хмельницкое шоссе -ул. Первомайская перекресток с ул. Театральная-...

Моя Винница iconПрограмма тура: День 1 28. 09. 2013 Выезд из г. Винница (отель Южный...
Выезд из г. Винница (отель Южный Буг) в 04: 00 ч. Остановки каждые 2-3 часа на азс

Моя Винница iconСценарий родительского собрания "Моя семья моя радость"
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconСценарий праздника "Моя семья моя радость",«Гимназия» (учитель Полевая Т. В.)
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconМоя майбутня професія черкаси 2012
Запрошуємо вас взяти участь у І студентському творчому конкурсі «Моя майбутня професія» (конкурс есе), що відбудеться

Моя Винница iconТема: Донеччино моя, моя ти Батьківщино!
Мета: виховувати у школярів любов до рідної землі; сприяти формуванню свідомої громадянської позиції старшокласників, привернути...

Моя Винница iconКонкурс «моя сказочная страна»
Итак, 5 июня в Детском оздоровительном лагере «Аист» состоялся конкурс рисунка на асфальте «моя сказочная страна». Урааа!!! Мы сделали...

Моя Винница iconГ. Винница, пр-т. Коцюбинского, 35

Моя Винница iconКак открыть Региональное представительство «моя профессия: консультационная сеть»
Региональным представительством «моя профессия: консультационная сеть» может стать любая организация (или профконсультант – физическое...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<