Моя Винница




НазваниеМоя Винница
страница8/33
Дата публикации23.02.2013
Размер2.96 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Военное дело > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33
За институтом и небольшой площадью высилось, обращённое фронтоном к улице Дзержинского, здание областного театра. О нём – на этом сайте: http://theatre.vin.com.ua/.

Старое здание театра, уничтоженное гитлеровцами при отступлении в 1944 году, было спроектировано уже известным нам архитектором Григорием Артыновым. Не упрекайте меня в пристрастном изложении фактов, но следующий сайт (http://theatre.vin.com.ua/ru/main/bulo  ) называет недвусмысленно звучащие фамилии строителей и «обустроителей» здания театра: Л. Зискинд, М. Неер, Г. Зайденверг, И. Ройзенбурт. Строительство и обустройство было завершено в 1910 г.

А в новое здание театр въехал в 1948 г.
Театр сразу покорил винничан: такой красоты в городе больше не было! Вход аж с ВОСЕМЬЮ (спереди) колоннами (как в Большом театре в Москве!), паркетные полы, в ложах – ярко-красный бархат, богатые «позолоченные  хрустальные» люстры, уютные буфеты.
Винничане любили свой театр. Знали его режиссёров, художников, актёров. Главного режиссёра Верещагина, главного художника Витавского, актёров Сикало, Глыба, Тарапату, Педошенко, Молдована, Норец, многих других. На мой взгляд, самым сильным актёром был И. Сикало. Он незаслуженно долго дожидался звания народного артиста Украины: причиной сего, поговаривали, было его пребывание в оккупированной немцами Виннице.

И. Тарапата даже чуть не стал лауреатом Сталинской премии! В 1952 г. театр поставил спектакль «Из искры», в котором  будущий народный артист Тарапата играл молодого будущего вождя. Приезжала комиссия из Москвы, положительно (в смысле присуждения премии) оценила просмотренный ею спектакль. Да, вот, неожиданно отдал душу Б-гу бывший слушатель духовной семинарии… И присуждение премии не состоялось.

При возвращении глубокой ночью из какого-то районного центра (села), где театр выступал, шофёр задремал. Эта авария унесла жизнь молодой красавицы-актрисы Журавлёвой. Её муж – артист А. Молдаван долго после этого не выходил на сцену. Его первый выход – после перерыва, вызванного гибелью жены – я видел. Публика встала, приветствуя аплодисментами любимого актёра. А через неделю-другую Молдаван исчез. Где его только не искали! И нашли только через несколько дней мёртвым на чердаке театрального здания. Он отравился психотропными лекарствами, которые накапливал, планируя расстаться с жизнью.

В театре появился зажигательный актёр и великолепный танцор М. Грищенко. Балетная группа театра с таким солистом прямо-таки расцвела. Праздник продолжался недолго: на охоте Грищенко получил случайную пулю в ногу – и с той поры  захромал. Остался в театре балетмейстером.
Это – некоторые печальные факты из театральных событий тех лет.

Жили артисты бедновато. Квартирами их не баловали: годами-десятилетиями – в коммуналках. Конечно, ведущим предоставляли жильё, например, в новом доме на углу улиц Ленина и Козицкого (напротив гостиницы «Украина»).

Какое-то время работал, вроде бы, в театре Николай Зарудный. Театр поставил одну его пьесу, другую. Удачно. Ещё лучше. Зарудный (уже член Союза писателей Украины) перебрался в Киев. Но и оттуда отдавал некоторые свои пьесы для первой постановки в Винницу. Приезжал на премьеры. Встречали его как героя.

Теперь, в связи с театром, позволю себе немного личного.
В СССР –  конечно, по идеологическим соображениям, а не с коммерческими целями –  практиковался обмен гастролями между театрами разных городов. Посему Винницкий театр выезжал летом на несколько недель в какой-нибудь областной центр Украины и, приблизительно на такое же время, в Россию. В Россию – чаще всего, насколько я помню, в Тулу. А театры этих городов гастролировали в это же время в Виннице.

Как правило, иногородние театры, даже не знаменитые (о них речь пойдёт дальше), имели успех. Зрители с интересом посещали новые спектакли, знакомились с другой режиссёрской трактовкой пьес, которые они уже знали, с неизвестными им до того актёрами. Винничане выступали, можно сказать, везде и всегда перед хорошо заполненными театральными залами. Актёры, правда, от этого не богатели. Но, дома с гордостью об успехах в чужих краях рассказывали.

Наша семья многие годы дружила с различными работниками театра. В частности, с заведующей костюмерным цехом театра (в течении десятилетий!) Марией Николаевной Працюк. Она, кстати, снабжала меня некоторыми атрибутами для вечеров-маскарадов в школе. И я помогал ей чем мог. Во время поездок по Прикарпатью нашёл я на чердаке одного из домов, где я ночевал, старинный учебник для начальной школы. И не какой-либо, а – КАТЕХИЗИС. Проштудировав его несколько раз (моё, так сказать, внешкольное религиозное самообразование), я подарил эту книжицу  матери Марии Николаевны. Анна Фёдоровна, которой было уже за восемьдесят, была несказанно рада такому подарку. И наказала дочери положить ей КАТЕХИЗИС в гроб. Так, по рассказам, это и было сделано ( я к тому времени уже покинул Винницу).
Да, чуть не забыл, Мария Николаевна всегда привозила мне из Тулы один из символов этого города – тульские пряники, которые я очень любил.

И ещё об одном. Наша семья не была верующей. А Анна Фёдоровна регулярно ходила в церковь. Ту, что поначалу действовала на улице Ленина, а потом – на Пятничанах. Мария Николаевна проводила в театре по 10-14 часов в сутки. И лишь с выходом на пенсию стала активной прихожанкой. Жили они небогато. Мама их разными способами поддерживала.
Известно, что в рождественский сочельник на Украине необходимой едой для верующих должна быть кутья. Различные компоненты для приготовления кутьи были и дороги, и дефицитны. Приобрести их можно было только на рынке за немалые для семьи Працюк деньги. Поэтому мама как бы заказывала им кутью для нашей семьи («Вы приготовите кутью вкуснее, чем я это сделаю, Марья Николаевна»), но мёд, изюм, мак, орехи и прочее давала в таком количестве, что Марья Николаевна могла угощать и своих бедных знакомых-прихожанок.


^ ПРОБЕЖИМ  БЫСТРО  МИМО

Напротив здания театра было построено ещё в довоенное время (судя по архитектуре) здание, принадлежавшее двум, как бы сейчас сказали, силовым ведомствам. Когда точно было построено и как назывались тогда эти ведомства (ОГПУ – ГПУ – НКГБ и НКВД?) – не важно. В описываемое мной время они именовались МВД и МГБ (КГБ), то есть, Министерство внутренних дел и Министерство (Комитет) государственной безопасности. Здание, проходя мимо которого тысячи людей чувствовали себя – опять же, используя современную лексику – дискомфортно. Не только в страшные довоенные годы, но и в послевоенные – тоже. И не потому, что были в чём-то грешны. Нет, потому что знали: безгрешность в стенах этого здания не является гарантией безнаказанности. В оккупацию 1941-1944 г.г. хорошо приспособленные для нехороших дел помещения использовались карательными органами. А о том, что гитлеровцы около этого здания выявили, будет рассказ ниже. Когда мы дойдём до разговора о винницких кладбищах, о Парке культуры и отдыха им. М. Горького.

^ ИЗ  ВАРЯГ  В  «ГРЕКИ»

Чтобы был ясен заголовок, замечу: «варяги» – древнерусское название норманнов. А «норманны» – северогерманские племена, совершавшие в 8-11 вв. грабительские, захватнические походы в странах Европы.
Что касается слова «греки» (в кавычках!), то оно будет понятно из ниже следующего текста.

Пока же, в наших блужданиях по городу моего детства и юности, вернёмся  на угол улиц Ленина и Козицкого. Ещё стоял разрушенный и обгоревший дом напротив гостиницы «Украина» («Савой»). Ещё на сохранившейся одной из его стен висела огромная реклама «ПОКУПАЙТЕ  КРАБЫ». Да, те самые, в маленьких консервных баночках крабы, которые потом стали дефицитнее зернистой икры. Ещё продавали рядом,  в одноэтажном здании доставленную из Одессы свеженькую и жирненькую селёдочку, исчезнувшую потом навсегда. Ещё кишели там рыбой небольшие бассейны и покупатели указывали пальцем, какого карпа им выловить садком. Ещё обожали винничане «сильтисон» (зельц) – твёрдый свиной холодец, продаваемый в виде толстой круглой колбасы в оболочке из кишки.
Ещё пахли луговыми травами выставленные в витрине молочного магазина, что был напротив, сыры: «Ярославский», «Костромской», «Угличский», «Голландский»… И они вскоре, хотя и потеряли качество,  стали дефицитом.

А хлеб пока выдавали ещё по карточкам, чай пили вприглядку (то есть, без сахара; на него, в основном, смотрели), свиная тушёнка, бобы и соевый шоколад из американских посылок считались деликатесами.

Я повторяю, чтобы вы, наконец, поверили.
В те же годы, когда ещё не хватало хлеба, в главном продуктовом магазине города – магазине №2 (номер один, наверное, получил закрытый магазин в обкомовском дворе, о котором – выше), во «втором магазине» (как его все называли), что занимал первый этаж соседнего с горсоветом дома, за стеклянной витриной находились огромные эмалированные судки с чёрной и красной икрой, толстой сельдью, сочными чёрными маслинами, а рядом с ними – красные и охряные, круглые и цилиндрические головки остро пахнущих голландского, швейцарского (думаю, что – по технологии изготовления, а не по стране выработки), прочих сыров с жёлтыми влажно-маслянистыми срезами. О ценах ничего сказать не могу: не знал, не помню. На хлеб людям, вероятно, хватало, на босоножки из клеёнки с пластиковой подмёткой или из парусины с деревянной подошвой – тоже. А икра и сыры высыхали, покрывались плесенью.

Но наступили – правда, не быстро – лучшие времена. И маленькая баночка исчезнувшей из продажи икры стала лучшей взяткой (наряду с коньяком, коробкой приличных конфет, духов), а за сыром начали ездить в Москву.
Спрос и предложение при социализме никогда вместе не ночевали…

Но, я – не об этом. Я – о проезде между двумя дореволюционных времён домами. В том доме, что ближе к строгому зданию Государственного банка, располагался «Книготорг» и книжный магазин. И – квартиры, как и в другом, на первом этаже которого находился магазин "Лекарственные травы". А проезд упирался в высокую стену обувной фабрики, через которую всё же умудрялись кое-что перебрасывать «на волю». О хищениях уже шла речь. А я – о совсем-совсем ином.

В полуподвальных помещениях  означенного проезда жили  одним кагалом ассирийцы, которых в Виннице почему-то называли «греками». Внешне, кто был в Греции – знает, настоящие греки смотрятся всё-таки иначе. «Греческий» островок в самом центре города, на улице Ленина!

Знали «греков» все. И не только в лицо, но и по непривычным для нас именам: Беняма (очень красивый, лет тридцати брюнет), Скопыля (хулиган, которого все боялись), Ляка (из подрастающей шпаны), пр. Чистили и латали они обувь, продавали обувные шнурки, самодельные обувные кремы, такие же низкокачественные, как в магазинах, но – любой окраски. И если подходящей окраски у них не было, то они тут же сапожным ножичком, словно художник кистью, смешивали в жестяной круглой коробочке различных цветов кремы, бросая беглые взгляды на цвет обуви заказчика. Наконец, получался нужный колер – и довольный покупатель уносил покупку домой. Первая же попытка почистить обувь этой смесью приносила разочарование: по обуви шли полосы всех использованных для получения нужной окраски цветов. Совсем, как при спектральном расщеплении белого цвета на семь цветов радуги.

«Главная» будочка ассирийцев располагалась непосредственно у входа в проезд, где они жили. Восседал в ней толстый усатый чистильщик обуви, алхимик-изготовитель сапожной ваксы и немного сапожник, имя которого у меня вылетело из головы. Другие аналогичные будочки стояли около вокзала, на базаре, ещё где-то. Ни у кого, не принадлежавшего к клану «греков», подобного промысла не было.
Ассирийцы жили почти что обособленно. Выходили замуж и женились только на своих. Наверное, где-то существовала специальная «служба», в распоряжении которой были всесоюзные данные о готовых к созданию семьи ассирийцев. Как бы там не было, но подходящих женихов и невест – даже живущих за тысячи километров друг от друга – находили. И закатывали та-акие свадьбы!

Знаю, правда, одно исключение. С детства был я знаком с Яшей Приказчиком, он был года на два старше меня. Пару лет жили мы с ним в одном дворе. Яша рано лишился матери, а потом – юношей – и отца. Прошёл огонь, воду и медные трубы. И не только потому, что Яша работал сантехником: при работе и пламенем пользовался, и с водой, разумеется, дело имел,  возможно, даже медные (нержавеющие!) трубы использовал. Нет, но и потому, что жил Яша, скажем так, бурно. И тюрьмы, знаю, не избежал: потому что сидел я во время суда над ним в зале заседаний. И в перерыве с ним поговорил (родни-то у него не было).
Так, вот, этот Яша, в конце концов, женился на ассирийке. То есть, получил «греческое гражданство», был обучен сапожному мелкому мастерству и – как абсолютное доказательство толерантности ассирийского сообщества к еврею – свою будочку. Стояла она на левой (нечётной) стороне улицы Ленина, между улицами Дзержинского и Хлебной. И так же, как в Междуречье (между Тигром и Евфратом) более двух с половиной тысяч лет до того, появился в излучине Южного Буга ассирийский еврей. Увы, в единственном числе: дети в этой семье не родились.
Ассирийцы к тому времени уже постепенно расселились по лучшим квартирам. И Яша с Асей (?) жили уже не в полуподвале «греческого проезда», а в приличной квартире большого дома во дворе за магазином «Оптика».

И – ещё: в первые послевоенные годы ассирийцы были почти монополистами в изготовлении и продаже чуней. Чунями, вообще-то, чаще называют либо лапти из пеньковой верёвки, либо резиновую или кожаную обувь в виде галош, надеваемую на разутую ногу при работе в шахтах, рудниках, и т. п. Винницкие же чуни представляли собой низкокачественные серого цвета валенки, нижняя часть которых была обклеена резиной от старых автомобильных камер. То есть, это были как бы валенки с несъёмными калошами. И носили их с ранней осени до поздней весны. Словом, «дёшево и сердито», как говорили о чём-то вполне доступном и вместе с тем отвечающем своему назначению.

Некоторые ассирийцы работали на обувной фабрике, забор которой, как было только что сказано, был в глубине двора их жилищ, часть – на кирпичном заводе, что располагался у глиняного карьера на  улице Первомайской (напротив парка). В футбольной команде кирпичного завода было так много ассирийцев (низкорослых, кривоногих, сухощавых и, главное,  смоляно-волосатых), что эту команду остряки называли «Щётка».

^ ПО  ПРАВОЙ СТОРОНЕ  УЛИЦЫ  ЛЕНИНА

Ни само здание, ни ещё что-то, касающееся Государственного банка, я комментировать не буду, дабы впредь Финансовая инспекция относилась ко мне так же благожелательно, как и сейчас. И верила, что пишу я не ради гонораров, которые потом постараюсь от неё скрыть.

Нет, передумал (это пишется в мае 2011 г.) – расскажу всё же хоть что-нибудь о Государственном банке. Но, прежде сообщу: ничего не знаю о том, что располагалось на месте здания Государственного банка, построенного, если не ошибаюсь, в 1929-м году. Не могу себе представить, чтобы на этом месте - между чудесной архитектуры доходным домом и дореволюционной гостиницей "Франсуа" - находилось что-либо невзрачное. Тем более, незастроенное пространство.

В банк никто из «посторонних» не заходил. Для «посторонних» единственным учреждением, оперирующим с их деньгами, могла быть только сберегательная касса. Конечно, в банк приходили руководители учреждений, начальники финансовых отделов крупных предприятий, и так далее. Какие они там дела решали – понятия я не имел.

Но, главным посетителями банка были «непосторонние» – бухгалтера и кассиры. Каждое учреждение-предприятие имело свой день, вернее, свои дни зарплаты: заработную плату выдавали дважды в месяц: первую половину – без вычетов, вторую – с таковыми (налог, алименты, иное). Если суммы были совсем малые, то их выдавали один раз в месяц (например, стипендии студентам).

Этих дней ждали с нетерпением, так как жили-существовали «от зарплаты до зарплаты». Разумеется, иногда у некоторых «простых смертных» что-то от зарплаты оставалось – и они несли это что-то в сберегательную кассу. Немало было и таких, кто никак не мог решиться «живые деньги» обменять на запись в сберегательной книжке – и они, пренебрегая небольшим процентом ежегодного прироста суммы, гарантированным сберегательной кассой, складывали деньги, как говорили, «в чулок».  Был это не всегда именно старый чулок; «ёмкостью для хранения ассигнаций» могла служить и старая сумка, и банка с плотной крышкой из-под чего-то, прочее. Постоянно ходили по городу слухи, что у кого-то (какой-то бабки, какого-то старика) после их смерти обнаружили под матрацем (в кладовке, в погребе, на чердаке...) той или иной формы «копилку» с большой суммой денег. А если арестовывали кого-нибудь из работников торговли, то – по тем же самым «достоверным» слухам – даже называлась конкретная сумма (разумеется, огромная) изъятых при обыске денег.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33

Похожие:

Моя Винница iconВинница Издательство «Радиоинформ»
М929 Похождения земного духа. Мистический детектив. – Винница: Радиоинформ; 2012. – 208 с

Моя Винница iconВинница Реклама на подголовниках Винница Описание маршрутов г.
Микрорайон Вишенка(ул. Стахурского-ул. Квятека)- ул. 600летия,тц мегамолл-Хмельницкое шоссе -ул. Первомайская перекресток с ул. Театральная-...

Моя Винница iconПрограмма тура: День 1 28. 09. 2013 Выезд из г. Винница (отель Южный...
Выезд из г. Винница (отель Южный Буг) в 04: 00 ч. Остановки каждые 2-3 часа на азс

Моя Винница iconСценарий родительского собрания "Моя семья моя радость"
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconСценарий праздника "Моя семья моя радость",«Гимназия» (учитель Полевая Т. В.)
Развитие семейного творчества и сотрудничества семьи и школы, воспитание у учащихся чувства любви и уважения к родителям, гордости...

Моя Винница iconМоя майбутня професія черкаси 2012
Запрошуємо вас взяти участь у І студентському творчому конкурсі «Моя майбутня професія» (конкурс есе), що відбудеться

Моя Винница iconТема: Донеччино моя, моя ти Батьківщино!
Мета: виховувати у школярів любов до рідної землі; сприяти формуванню свідомої громадянської позиції старшокласників, привернути...

Моя Винница iconКонкурс «моя сказочная страна»
Итак, 5 июня в Детском оздоровительном лагере «Аист» состоялся конкурс рисунка на асфальте «моя сказочная страна». Урааа!!! Мы сделали...

Моя Винница iconГ. Винница, пр-т. Коцюбинского, 35

Моя Винница iconКак открыть Региональное представительство «моя профессия: консультационная сеть»
Региональным представительством «моя профессия: консультационная сеть» может стать любая организация (или профконсультант – физическое...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<